15 Октября, 15:15

Гонка при следователях: что не устроило Генпрокуратуру в экспорте медуслуг от НМИЦ Блохина и турагента «Русский доктор»

Тимофей Добровольский, Елена Лодыгина
30 Сентября 2019, 10:17
4031
Фото: www.rbc.ru
В начале сентября ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава РФ зарегистрировало домен russiamedtravel.ru: портал, находящийся пока в разработке, должен стать официальным каналом продвижения российских клиник за рубежом и способствовать выполнению президентского наказа – нарастить к 2024 году объем экспорта медуслуг до $1 млрд в год. Вот только будет ли толк от этого промо, если почти за год реализации нацпроекта регуляторы так и не удосужились пояснить, какие маневры на ниве медтуризма позволительны, а какие недопустимы и почему. Vademecum встретился с первыми жертвами нормативного вакуума из НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина и компании «Русский доктор», чье вполне удачно складывающееся партнерство в сфере экспорта медуслуг не выдержало внимания Генпрокуратуры и ГСУ СК РФ.

Онкоцентр Блохина, не дожидаясь формализации президентского поручения в нацпроект, начал примеряться к экспорту своих услуг еще весной 2018 года. А в качестве партнера, готового организовать поток и сопровождение иностранных пациентов, выбрал ООО «Русский доктор» Юлии Моркунайте, поднаторевшей в медтурбизнесе за годы работы в израильской компании DRA‑Medical. Поверить в компетенции российских медиков и развернуться в своей деятельности на 180° Юлию заставил случай: в 2017 году один из ее клиентов, собиравшийся лечиться в Израиле, из‑за своего служебного положения оказался невыездным, и Моркунайте направила его в Европейский медицинский центр – с условием, что все сделанные здесь пациенту назначения она будет сверять с израильскими коллегами. И когда ее подопечный получил в ЕМС адекватную терапию, Юлия загорелась идеей развернуть поток медтуристов в Россию: «Я поняла, что дело не в квалификации врачей и не в уровне оснащенности, а в банальном отсутствии сервиса. Так и родилась мысль создать компанию, которая восполнит этот пробел».

Там же, в EMC, Моркунайте познакомилась с онкохирургом Иваном Стилиди, который в ноябре 2017 года, весьма кстати, возглавил НМИЦ онкологии. «С Центром Блохина мы договаривались, уже достигнув успеха в работе с московскими частными клиниками. Только в ЕМС к тому моменту мы пролечили сотни пациентов более чем на 1 млн евро», – свидетельствует Моркунайте. Стороны заключили партнерское соглашение. «Русский доктор» взялся обеспечивать НМИЦ потоком пациентов, обязуясь оказывать им сервисные услуги – способствовать в получении визы, готовить планы обследования и лечения, назначать даты первичного приема, исследований, занимать место в очереди на операцию. За онкоцентром оставалась собственно медпомощь. Взаимодействовали «Русский доктор» и НМИЦ таким образом: направляя каждого медтуриста, компания Моркунайте предоставляла гарантийное письмо об оплате не менее 60 тысяч рублей за амбулаторное лечение и не менее 200 тысяч – за услуги стационара. За все время «Русский доктор» направил в НМИЦ 458 пациентов из 18 стран ближнего и дальнего зарубежья, и за оказанные им медицинские услуги онкоцентр получил около 30 млн рублей. «Русскому доктору» за сервисное сопровождение полагалось вознаграждение в размере около 30% от оплаченного пациентом медицинского счета.

Действующее, вполне в духе нацпроекта, партнерство наверняка продолжалось бы и сегодня, если бы не нагрянувшая в НМИЦ в июне 2019 года внеплановая проверка Генпрокуратуры, организованная, как сообщил источник Vademecum, в связи с обращением одной из сотрудниц медучреждения. В направленном директору НМИЦ Ивану Стилиди по результатам проверки представлении, подписанном первым заместителем генпрокурора РФ Александром Буксманом, отмечены «многочисленные нарушения законодательства о здравоохранении, закупках при использовании федерального имущества». В надзорном ведомстве подлинность данных, содержащихся в представлении, Vademecum подтвердили.

Среди прочего администрации онкоцентра вменялся в вину некорректный расчет прейскуранта на оказание 2,3 тысячи медуслуг, оказанных при посредничестве ООО «Русский доктор». Представители Генпрокуратуры посчитали, что партнеры, вопреки требованиям ст. 4, 6, 19 федерального закона №323‑ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», необоснованно завышали стоимость платных услуг относительно тарифов ОМС. «Перебор», по оценкам проверяющих, составил большую часть полученной НМИЦ от клиентов «Русского доктора» суммы, а именно – 17,2 млн рублей. И вообще, 356 пациентам услуги посредника были навязаны.

Кроме того, в прокурорском представлении упомянуто предоставление «Русскому доктору» помещений в здании НМИЦ площадью 109 кв. м на бездоговорной основе, причинившее бюджету ущерб в размере «не менее 1 млн рублей».

Резюмируя претензии к партнерам, Генпрокуратура РФ потребовала от Ивана Стилиди расторгнуть договор с «Русским доктором» и привлечь к дисциплинарной ответственности замдиректора онкоцентра по общим вопросам Виктора Молостова. Комментируя Vademecum результаты надзорных мероприятий, представители прокуратуры сообщили, что представление было также внесено министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой, а материалы проверки направлены в СК РФ. Как стало известно Vademecum, в середине августа Следственным управлением по ЮАО ГСУ СК РФ по городу Москве стартовала доследственная проверка обстоятельств партнерства НМИЦ и «Русского доктора», сотрудников обеих организаций уже допросили в качестве свидетелей. В указанном подразделении СК ответить на запрос Vademecum об актуальном статусе дела не смогли.

Отношения между контрагентами, по словам Юлии Моркунайте, прекратились в том же августе, а расторжению договора предшествовало специальное заседание в Минздраве под председательством замминистра Дмитрия Костенникова.

В НМИЦ драматическое расставание с «Русским доктором» описывают несколько иначе: развод произошел «по обоюдному согласию сторон, а не в результате нарушений условий договора или законодательства РФ». Мотивом же разрыва здесь называют «стремление НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина предоставить равные условия для неограниченного круга агентств въездного медицинского туризма».

В Минздраве РФ «экспортный кейс» онкоцентра не комментируют. Хотя, по словам вхожих в министерство собеседников Vademecum, инцидент подробно разбирался профильной рабочей группой ведомства. А значит, есть надежда, что регулятор рано или поздно предложит операторам подробный, безопасный и не требующий прокурорского сопровождения медтуристический маршрут.

Свой экспортный опыт и амбиции есть у многих представителей индустрии. В питерском НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, например, только в 2019 году оказали медпомощь в амбулаторных и стационарных условиях 1,5 тысячи граждан стран СНГ и дальнего зарубежья: «В основном иностранные пациенты обращаются за помощью сами, также заключены договоры с организациями, которые занимаются медицинским туризмом и направляют к нам на обследование и лечение своих пациентов». А в НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского, видимо, во избежание недоразумений, намерены создать свой профильный «туристический» отдел. Впрочем, «Русский доктор», по словам Юлии Моркунайте, уходить с рынка не собирается – компания уже заключила соглашения о сотрудничестве с двумя федеральными медцентрами.

Чем же ценен трудный опыт «Русского доктора» и НМИЦ им. Н.Н. Блохина для истории зарождения, а главное – для неизбежного расцвета въездного медтуризма в России? Юрисконсульт по медицинскому праву Полина Габай, представляющая интересы компании Моркунайте, настаивает, что договор о «комплексном решении организационных вопросов», который заключался между пациентом и ООО «Русский доктор», никак не влиял на объем получения им медицинской помощи, более того – действующее законодательство не содержит определения понятия «навязывание услуг», а, следовательно, претензии Генпрокуратуры к оператору несостоятельны. Модель взаимодействия медучреждения, посредника и пациента, по мнению юриста Алины Чимбиревой, должна выглядеть следующим образом: пациент заключает с агентом договор на оказание посреднических (например, консультационных) услуг, оплачивает их, а затем заключает договор с клиникой об оказании платных медуслуг.

Большинство опрошенных Vademecum экспертов полагают, что стандартная для других развивающих медтуризм стран схема в России сегодня работать не будет. «Законодательно утвержденных возможностей взаимодействовать с государственными медцентрами у агентств по медтуризму нет, – говорит руководитель компании Health Concept Марина Мельгунова. – Если не внедрить механизм комиссионных вознаграждений, то у агентств не появится мотивации искать и направлять пациентов, а самостоятельно государственным больницам наладить этот поток будет непросто. Для этого нужен как минимум целый международный отдел. Поэтому мало кто активно в этом направлении вообще что‑то делает, разве что в МНТК им. С.Ф. Федорова исторически работают с пациентами не только из стран СНГ, но и из дальнего зарубежья. Частные клиники уже давно работают с агентствами и отдельными агентами, форма договора есть, изобретать ничего не придется. Надо просто разрешить».

Ассистанс‑операторы, основной бизнес которых – поддержка экстренного лечения наших туристов за рубежом или иностранных в России, тоже давно присматриваются к плановому медтуризму, но погружаться в нишу не спешат. Как замечает руководитель практики международного медстрахования компании «Независимые страховые консультанты» Павел Зайцев, понятие «комиссия» в ассистансе вообще отсутствует – по крайней мере официально: «Такие компании получают от заказчика гонорар за каждый конкретный случай лечения, который зависит от сложности случая, и фиксированную плату за прикрепленный контингент. Заказчик в данном случае – страховая компания или корпоративный клиент. Подразумевается, что этого должно хватать и агентских отношений с клиниками ассистанс‑операторы иметь не должны, но действительность выглядит иначе».

Еще одна высвеченная событиями на Каширке нерешенная проблема – ценообразование. Замдиректора по научной работе НМИЦ им. Н.Н. Блохина Александр Петровский, комментируя 17 сентября на конференции «Биотехмед» претензии прокуратуры к онкоцентру и «Русскому доктору», рекомендовал коллегам закладывать дополнительные расходы, вроде трансфера и сервиса, в отдельный прейскурант для медтуристов.

Расценки на медуслуги для иностранцев, действительно, должны отличаться от тарифов ОМС и стоимости платных услуг для россиян, убежден руководитель Национального совета медицинского туризма Евгений Чернышев: «Причин несколько. Помимо дополнительных сервисных расходов, есть риск финансовой несостоятельности пациента, санкции за просрочку миграционного учета пациентов – на это медучреждению дается всего два дня, в противном случае придется выплатить штраф в 400–500 тысяч рублей. И, конечно, комиссионные, агентское вознаграждение, которое обычно составляет 10–15% от стоимости лечения». По его мнению, следует установить предельные цены на услуги для иностранных пациентов и обязательно сделать всю эту информацию открытой. Впрочем, оговорился эксперт, решение о внедрении альтернативных прайс‑листов требует оценки всех заинтересованных ведомств.

Однако не следует забывать и о том, что помимо въездного медтуризма существует внутренний. Собственно, так и случилось в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина – около 35% приведенных «Русским доктором» пациентов были россиянами. В этом случае Евгений Чернышев предлагает ориентироваться на стандартный прейскурант коммерческого отделения медучреждения. Именно так, заявили в онкоцентре в ответ на прокурорские претензии, и обслуживались граждане РФ, которых о возможности пройти лечение по программе госгарантий своевременно и полно предупредили.



		        
Источник Vademecum №8, 2019
Поделиться в соц.сетях
Штат поликлиник пополнили 8 тысяч прошедших первичную аккредитацию врачей
Сегодня, 14:44
Главврач тюменского «Медгорода» Андрей Кудряков лишился должности
Сегодня, 13:55
Сервис протонного центра ФМБА в Димитровграде оценили в 1 млн рублей в день
Сегодня, 13:49
Доля в УКЛРЦ им. В.В. Тетюхина достанется правительству Свердловской области
Сегодня, 12:33
Яндекс.Метрика