ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

20 Августа, 5:11
20 Августа, 5:11
59,36 руб
69,72 руб

Как поставщики онкопрепаратов бьются за лидерство на рынке госзакупок

Анна Родионова, Анастасия Напалкова
15 Марта 2017, 13:00
8597
Фото: www.roche.com
Тема лекарственного обеспечения онкопациентов с конца 2016 года превратилась в мейнстрим. Виной тому не перебои с поставками, а небывалый административный конфликт вице-мэра Москвы Леонида Печатникова и главврача 62-й онкобольницы Анатолия Махсона. Вышедший далеко за рамки профсообщества хозяйственный спор начальника и подчиненного о статусе стационара заставил многих по-новому взглянуть на систему закупок онкопрепаратов в Москве, а некоторых – разглядеть за фигурами Печатникова и Махсона тени еще более одиозных интересантов – главных магнатов отечественной фарминдустрии Виктора Харитонина и Алексея Репика. Взяв на вооружение статистику госзакупок от Headway Company, Vademecum попытался разобраться, насколько справедливы тезисы о том, что московский и российский рынки онкопрепаратов стали полем битвы двух авторитетных бизнес-группировок.

В главных троллях

Vademecum был первым изданием, вынесшим на публику историю о конфликте руководителя МГОБ №62 Анатолия Махсона и вице-мэра Москвы по социальным вопросам Леонида Печатникова. Мы стараемся не пропускать ни единого важного витка эпохального противостояния. Читатель, причем самый разный, нам благодарен. Новости о Махсоне и Печатникове на cайте vademec.ru собирали до 40 тысяч уникальных посетителей. Для делового специализированного ресурса – невиданные значения. Это значит, что проблема кажется важной не только представителям профессионального сообщества.

К изучению и обсуждению истории вокруг онкобольницы подключились самые разные люди, начиная с кулинарного блогера Сталика Ханкишиева, ставшего для Анатолия Махсона кем-то вроде секунданта и адвоката, и заканчивая советником Президента РФ по развитию интернета Германом Клименко, который тоже употребил какие-то туманные слова по теме.

Профсообщество и СМИ, разумеется, не отставали от дискуссии, искали собственные версии подоплеки неостывающего и эволюционирующего конфликта. Спор о необходимости сохранения автономного статуса больницы незаметно перескочил на тему финансовой эффективности госзакупок онкопрепаратов МГОБ №62 и Департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ).

К концу февраля, когда оба оппонента по очереди отметились в эфире радиостанции «Эхо Москвы», к работе с общественным мнением в соцсетях подключились интернет-тролли. К этому моменту перевес был явно не в пользу Печатникова. Личный рейтинг в целом симпатичного вице-мэра пострадал после публикации в «Ведомостях» материала о госзакупках лекарств и медизделий в Москве. Журналисты установили связь между малоизвестным поставщиком медикаментов для нужд ДЗМ «ФК Продвижение» и структурами, близкими к Европейскому медицинскому центру, главврачом которого прежде долгое время был Печатников. Вряд ли добавила чиновнику очков и обнаруженная Vademecum история о научном звании вице-мэра: он, как оказалось, совершенно необоснованно именуется в официальных документах доктором медицинских наук, в то время как для России он лишь кандидат.

Но «тролли» занялись не реабилитацией Печатникова, а дискредитацией Махсона. Неизвестные пользователи (у большинства свежие страницы в Facebook, скудные записи в личных профайлах, скрыты сведения о друзьях в Сети), а также вовсе безымянный автор материала о результатах ведомственной проверки МГОБ №62 в «Независимой газете» предложили взглянуть на хозяйственный спор Печатникова и Махсона шире. В материалах и репликах (многие комментарии и ветки дискуссий в Facebook были по ситуации на 7 марта удалены) говорилось, по сути, об одном – о наличии взаимосвязи между публичной фрондой Махсона и политикой закупок онкопрепаратов в МГОБ №62, о существовании особых теплых отношений руководства больницы, включая главврача и завотделением химиотерапии Даниила Строяковского, со структурами группы «Р-Фарм», принадлежащей президенту общественной организации «Деловая Россия» Алексею Репику.

Анфас по профилю

Вот, к примеру, что пишет в паблике «Мнения о здравоохранении» на Facebook некий Илья Мишин (зарегистрирован в Сети с февраля 2017-го; орфография и пунктуация сохранены; текст актуален по ситуации на 22 февраля): «Это такие откаты, можно представить, у ведущего химиотерапевта от фармы, что можно и блогеров подкупать. Ходят слухи, что он [по всей видимости, подразумевается Даниил Строяковский. – Vademecum] получал от РФарм до миллиона рублей в мес за лобби их интересов. И не удивительно, что он член Деловой России, глава которой Алексей Репик, владелец РФарм».

Комментарий Мишина появился под тематическим постом некой Виктории Киселевой (зарегистрирована в Сети с февраля 2017-го; орфография и пунктуация сохранены; текст актуален по ситуации на 22 февраля): «Кстати, я тут задумалась… Ведь у Строяковского в друзьях на фейсбуке все самые яростные защитники 62-й <…> Очень интересный круг друзей. И Репик, конечно, основной поставщик рфарм))».

Анализ оценочных суждений пользователей Facebook – занятие специфичное. Впрочем, и в этих кратких выпадах есть фактура для исследования: данные о том, что «Р-Фарм» – основной поставщик лекарственных средств для МГОБ №62, и сведения о членстве Строяковского в «Деловой России».

Ввод Даниила Строяковского, нового персонажа, в конфликт вокруг 62-й больницы само по себе явление примечательное. История о химиотерапевте – члене «Деловой России», лоббирующем в роли лидера мнений интересы компании президента «Деловой России» Репика, не нова, гуляет по рынку с осени прошлого года. Конкретно Строяковскому приписывают удачное выступление перед Владимиром Путиным на юбилейном заседании той самой «Деловой России» 18 октября. Якобы врач рассказал президенту об общемосковской проблеме с доступностью отдельных инновационных препаратов, а тот в свою очередь попросил мэра Собянина проблему решить. Выступление Строяковского, по мысли рассказчиков, было определенно на руку Репику, которого в 2016 году на рынке госзакупок столицы серьезно «подвинул» вечный конкурент – Виктор Харитонин, точнее аффилированные с ним компании «Фармстандарт» и «Биокад» (на 20% принадлежит «Фармстандарту», еще 30% были до конца 2015 года записаны на компанию Millhouse Capital Романа Абрамовича, ранее – акционера «Фармстандарта». Покупателем доли Millhouse мог стать лично Виктор Харитонин, писали «Ведомости»). Кстати, по этой версии, от даты юбилейного съезда «Деловой России» нужно вести и отсчет конфликта Махсона и Печатникова.

Версия красочная, но недостоверная. Vademecum внимательно изучил стенограмму высокого собрания и список его участников: Даниил Строяковский перед Путиным не выступал, среди приглашенных его фамилии тоже нет. Уточнили информацию у него самого. «Я никогда в жизни не участвовал ни в каких встречах и заседаниях «Деловой России», я никогда не был членом этой организации», – заявил Vademecum Строяковский.

Группа с комбинацией

Теперь проверим тезис о том, что «Р-Фарм» – главный поставщик онкопрепаратов для МГОБ №62. И это действительно так: в 2016 году компания Алексея Репика лидирует в составленном нами рейтинге (подробнее – в таблице). В общей сложности компания продала онкобольнице препаратов на общую сумму 34,7 млн рублей. На втором месте идет «Биокад» с суммой в два раза меньшей – 17,9 млн рублей.

Крупнейшие поставщики онкопрепаратов для МГОБ №62


Крупнейшие поставщики онкопрепаратов для ДЗМ

Большую часть выручки (22 млн рублей) в случае с 62-й больницей «Р-Фарм» сделал на препарате Бейодайм (комбинация МНН трастузумаб и пертузумаб; цена за упаковку – свыше 300 тысяч рублей) от швейцарской Roche (в России регистрационное удостоверение оформлено на «Р-Фарм»). Бейодайм в отрасли принято называть скандальным продуктом: его регистрация в 2014-м дала возможность Roche, утратившей патент на оригинальный Герцептин, удержаться на рынке трастузумаба. Регистрацию Бейодайма с начала 2016 года пытался оспорить «Биокад», поскольку видел в появлении этого «набора» ограничение конкуренции и помеху для реализации собственного трастузумаба (ТН Гертикад), так как пертузумаб не включен в список ЖНВЛП и не закупается отдельно. Но успеха истец не достиг.

Условиями отпуска Бейодайма, если верить уже упомянутой публикации «Независимой газеты», цитирующей нигде не обнародованные результаты проверки МГОБ №62, заинтересовались в разгар конфликта Печатникова и Махсона ревизоры из ДЗМ. По данным издания, из двух МНН комбинации в онкобольнице применяли только трастузумаб, «пертузумаб зачастую не использовался и бесследно исчезал». «В нескольких десятках медицинских карт указано частичное применение Бейодайма, а точнее трастузумаба, а информация о введении пертузумаба отсутствует», – сообщала «Независимая газета».

Что на тему Бейодайма свидетельствует Махсон? «Препарат пертузумаб без трастузумаба не используется. В России невозможно отдельно приобрести пертузумаб, поэтому все онкологические отделения страны вынуждены покупать именно составной препарат. Комбинация двух моноклональных антител обеспечивает увеличение средней продолжительности жизни пациенток с метастатическим HER2+ раком молочной железы с 40 месяцев (в среднем) до 56 месяцев», – говорит бывший главврач, уточняя, что препарат закупался преимущественно для молодых беременных пациенток. Сведения о случаях «бесследного исчезновения» пертузумаба Махсон называет ложью.

Вообще, опального онколога удручает, что в конфликте ему пытаются навязать роль агента «Р-Фарма». «Мне абсолютно все равно, какая компания [продает препарат. – Vademecum] – «Р-Фарм» или «Биокад», идет разговор об одном – кто продает качественные препараты дешевле, тот и прав. Мне нужно за мои деньги купить наибольшее количество препарата, у кого цена лучше – у того и покупаем», – отвергает конспирологическую версию Анатолий Махсон.

ТОП50 онкопрепаратов по объему госзакупок

 С ним повстречался в Москве

Примечательно, что закупочная политика 62-й больницы и ДЗМ, расходясь в мелочах, в целом схожа. Тот же Бейодайм ДЗМ приобретает не менее охотно: в 2016-м город закупил комбинированный препарат на сумму 250 млн рублей. Кроме того, «Р-Фарм», хоть и может считаться главным поставщиком 62-й больницы, снизил объем поставок на 40% по сравнению с 2015 годом, тогда как у «Биокада» продажи выросли вдвое. А вот в ДЗМ «Р-Фарм» в 2016 году отгрузил онкопрепаратов почти на ту же сумму, что и годом раньше (1,5 млрд против 1,44 млрд), но уступил первенство главному конкуренту – «Фармстандарту». Упущение очень серьезное и заметно меняющее ландшафт рынка. Получается, в поставках онкопрепаратов (всего на сумму около 10 млрд рублей) для ДЗМ лидерство с продажами на 1,9 млрд завоевал «Фармстандарт»; «Р-Фарм» в этом рейтинге теперь второй; на третью позицию неожиданно проскочил нишевый госпитальный дистрибьютор «Фармстор» (1,3 млрд рублей); на четвертую еще более внезапно забрался заслуженный оптовик «Медипал-Онко» (1 млрд рублей).

«Р-Фарм» на фоне взлетов конкурентов терял госконтракты ДЗМ в бою. Аукцион на поставку трастузумаба на сумму 571 млн рублей компания Репика проиграла «Биокаду»: тот опустил в процессе торгов цену на 7 млн рублей и поставил Москве свой Гертикад. Еще один досадный проигрыш – новичку рынка госзакупок «ФК Продвижение», о котором мы говорили выше. Компания, которую «Ведомости» связали с бывшими коллегами Леонида Печатникова по ЕМЦ, отобрала у «Р-Фарма» два контракта на сумму 300 млн и 110 млн рублей соответственно. К поставке «ФК Продвижение», чей дебют в закупках онкопрепаратов был весьма успешен (общая выручка почти 700 млн рублей), предложила трастузумаб и бевацизумаб производства все того же «Биокада».

То есть, если выражаться образно, не только в командных соревнованиях, но и в некоем личном зачете Виктор Харитонин серьезно обошел Алексея Репика. Превосходство Харитонина на московском рынке прослеживается и в частностях. Посмотрим хотя бы на топ закупаемых ДЗМ онкопрепаратов. В 2015 году лидировали Герцептин и Авастин от Roche (упаковываются на заводе «Ортат», принадлежащем «Р-Фарму»), а в 2016-м – Гертикад от «Биокада», Эрбитукс от Merck (планируется локализация на уфимском заводе «Фармстандарта») и Тасигна от Novartis (уже упаковывается на том же заводе в Уфе). Впрочем, выигрывая битву за Москву, близкие к Харитонину компании не забывают побеждать по всей стране.

Roche над пропастью

Противостояние оригинатора Roche и агрессивного дженерикового «Биокада», начавшееся более пяти лет назад, спровоцировало тектонические сдвиги. Особенно заметные перемещения пришлись как раз на 2016-й: продажи препаратов «Биокада» на российском рынке госзаказа выросли на 60% – до 11,5 млрд рублей. У Roche была зеркальная ситуация: продажи упали более чем в два раза – до 6,3 млрд рублей. Перемены были бы невозможны без регистрации Гертикада, который в первый год на рынке принес «Биокаду» 3,5 млрд рублей выручки. На этом фоне продажи оригинального Герцептина упали на 50% – до 2,7 млрд рублей.

«Гертикад обрушил рынок. Мы впервые получили его в конце прошлого года, и если раньше мы лечили от рака молочной железы 50 женщин в год, то теперь можем обеспечить препаратом сотню», – говорит Дмитрий Кедров, главврач саратовского ГУЗ «Областной онкологический диспансер №2». «Раньше врачам приходилось делать выбор, кого лечить, в основном давали шанс более молодым женщинам. Теперь они могут обеспечить как минимум в два раза больше пациенток», – подсчитывает представитель одного из дистрибьюторов.

_DSC6064.jpg

Фото: Оксана Добровольская

Roche и ее главный партнер «Р-Фарм» без боя не сдаются – стараются не давать конкуренту выигрывать лоты по стартовой (максимальной) цене, иногда даже обходят соперника. В итоге, подсчитал Vademecum, в процессе торгов стоимость трастузумаба в среднем по стране снизилась за год на 30%. Если в среднем упаковка трастузумаба (400 мг) стоила в 2015 году 77,3 тысячи рублей, то в 2016 году – уже 55,2 тысячи рублей (около 50 тысяч рублей за Гертикад и 70 тысяч рублей за Герцептин). В 2015 году минимальная цена на Герцептин составляла 60 тысяч рублей, к концу 2016 года она снизилась до 26 тысяч рублей, а минимальная цена упаковки Гертикада – до 19 тысяч рублей.

ТОП30 ТН онкопрепаратов по объему госзакупок*

Помимо возможности вести ценовую войну, у Roche есть еще козыри в виде все того же Бейодайма и, например, Кадсилы (трастузумаб эмтанзин; назначается в случае, когда трастузумаб не дал результата или если рецидив наступил раньше, чем через шесть месяцев после основного лечения). Конечно, это уже не те заработки, что до патентного обвала по-российски, но все же стабильный доход: в 2015 году госзаказчики купили Кадсилу и Бейодайм на 435 млн рублей, а в 2016-м – на 900 млн рублей. Но «Биокад» и тут наседает: не сумев отменить регистрацию в суде, ищет управу не на продавцов Бейодайма, а на закупщиков. Правда, не на всех. Например, Крымское УФАС отменило итоги конкурса на поставку Бейодайма для нужд Севастопольского онкологического диспансера. А вот на ДЗМ, крупнейшего покупателя Бейодайма, компания пока не жаловалась. «Перед подачей жалобы на тот или иной аукцион в том или ином субъекте РФ мы всегда анализируем сложившуюся в таком субъекте РФ судебную практику, а также практику УФАС по соответствующему предмету. В Москве практика разнородная, и нам не хотелось рисковать и получить отрицательное решение с непоследовательной по содержанию мотивировочной частью», – сообщили Vademecum в «Биокаде».

Нажмите, чтобы увеличить

Попросили подвинуться.jpg

По поведению и успеваемость

Стоит признать, что в Roche сами породили нынешнюю ситуацию, когда в конце «нулевых» разделили портфель своих онкоблокбастеров между двумя российскими партнерами – компаниями Репика и Харитонина. «Р-Фарм» получил на упаковку и дистрибуцию суперхиты Герцептин и Авастин (бевацизумаб), а заодно Кселоду (капецитабин) и Тарцеву (эрлотиниб). У «Фармстандарта» добыча была скромнее – тогдашний лидер программы «Семь нозологий» Мабтера (ритуксимаб) и с 2015 года еще Газива (обинутузумаб), препарат пока неходовой (в 2015-2016 годах его почти никто не покупал, кроме ДЗМ), но тоже дорогостоящий. Впрочем, Харитонин ликвидировал отставание, купив долю в «Биокаде», копирующем портфель Roche.

Переделу рынка и атаке на онкопортфель «Р-Фарма» предшествовало «устранение» в 2015-м Мабтеры: «Фармстандарт» просто не подал заявку на аукцион программы «Семь нозологий». В итоге поставку ритуксимаба выиграли уполномоченные партнеры «Биокада» – «Биотэк» Бориса Шпигеля и «Ирвин 2» Владимира Бабия. Доля в поставке оригинальной Мабтеры у обоих дистрибьюторов составила 30%, дженерика Ацеллбия – 70%. В 2016-м Мабтера не поставлялась по «Семи нозологиям» совсем. Впрочем, регионы и сами закупили заслуженный блокбастер на 1 млрд рублей. Значит ли это, что отношения Roche и «Фармстандарта» потеплели? Однозначного ответа партнеры не дают. От планов глубокой локализации Мабтеры на уфимском заводе «Фармстандарта» оригинатор отказался. «Препарат не будет локально производиться в России, так как объемы рынка не позволяют нам это сделать», – сказал Vademecum глава представительства швейцарской компании Ненад Павлетич. Тем не менее в компании думают об углублении в 2018-2019 годах локализации на заводе «Фармстандарта» Газивы – препарата с невнятной судьбой и перспективой на российском рынке госзаказа.

Крупнейшие производители онкопрепаратов на российском рынке госзаказа*


Приспосабливаться к изменениям климата готов и «Р-Фарм». «Препараты теряют патентную защиту и уходят с рынка или теряют долю. Это естественный процесс, во всем мире он одинаковый. Будут появляться новые оригинальные препараты. Из сегмента мы не уходим, у нас интересная линейка – и своя, и партнерская», – говорит гендиректор «Р-Фарма» Василий Игнатьев.

С оглядкой на противостояние грандов пытаются крутиться и другие игроки рынка госзакупок. В этом отношении примечателен опыт дистрибьютора «Фармстор» Валерия Наумочкина. Компания, давно специализирующаяся на поставках онкопрепаратов, начинала с сотрудничества с отечественным производителем «Верофарм», но качественный рывок сделала только в 2016-м, увеличив поставки на рынке профильного госзаказа вдвое за один закупочный сезон – до 8 млрд рублей. «Мы исторически начинали с продаж дженериков, и поэтому отношения с производителями брендовых препаратов у нас не складывались. А теперь уже нет компаний, с которыми мы не сотрудничаем. Ты должен быть конкурентен по всему перечню, иначе сначала тебя обойдут по одним МНН, а потом и от других отключат», – говорит коммерческий директор «Фармстора» Павел Шибаев. Около 20% тематических продаж дистрибьютора – препараты «Биокада», но самый крупный (8%) кейс ее онкопортфеля – не имеющая отечественных аналогов Алимта (пеметрексед) от Eli Lilly.

Начавшийся 2017-й обещает рынку если не революцию, то крутые перемены. «70% препаратов уже не назовешь локальными [упакованные в России лекарства перестали считаться препаратами отечественного производства, и к ним применяется правило «Третий лишний». – Vademecum]. Западные игроки – Teva, Actavis, Fresenius – подпали под это правило, и некоторые сегменты уже переформатировались, – говорит Шибаев. – «Третий лишний» теперь и для нас стал как «Отче наш».

ТОП100 поставщиков онкопрепаратов* рынка госзаказа**


онкопациенты, лекарственные средства, лекарства, махсон, печатников, департамент здравоохранения москвы, репик, харитонин, закупки, поставка лс, р-фарм, фармстандарт, фармстор, мгоб №62, строяковский, биокад, жнвлп
Источник Vademecum №4, 2017
Поделиться в соц.сетях
Умер советник министра здравоохранения Игорь Ланской
19 Августа 2017, 22:15
«Фармстандарту» достанутся контракты на леналидомид на сумму 5,5 млрд рублей
18 Августа 2017, 23:04
Mylan заплатит Минюсту США $465 млн за манипуляции с ценами
18 Августа 2017, 21:05
Инвестфонды Bain Capital и Cinven договорились о покупке 63% акций Stada
18 Августа 2017, 21:00
Госзакупки
Vademecum продолжает расследование таможни
Кто вывел за рубеж 2,6 млн евро, выделенных из бюджета на медпомощь онкобольным детям
1249
Мировой спрос на вакцину против полиомиелита привел к ее дефициту в России
Минздрав объявил о дефиците инактивированной моновакцины против полиомиелита. В страну было ввезено 169 тысяч доз вакцины, это в 13,6 раза меньше, чем в прошлом году.
16 Августа 2017, 19:43
UniCredit продал 19% акций компании «Отисифарм»
UniCredit Bank Austria продал 19,5% принадлежавших ему акций фармпроизводителя «Отисифарм». Мажоритарным акционером компании является основатель и совладелец «Фармстандарта» Виктор Харитонин. В июне 2017 года ФАС разрешила подконтрольной Харитонину Augment Investments довести свою долю в «Отисифарме» до 100%.
15 Августа 2017, 22:24
Минздрав закупит препараты от гепатита С, не ориентируясь на их стоимость
15 Августа 2017, 17:12
Верховный суд ограничил полномочия ФАС по определению взаимозаменяемости лекарств

Верховный суд (ВС) РФ удовлетворил иск фармацевтической компании Teva, ограничив полномочия Федеральной антимонопольной службы (ФАС) в сфере определения взаимозаменяемости лекарственных препаратов для госзакупок. 

15 Августа 2017, 12:44
Госзакупки
Как американские клиники впали в зависимость от коллективных закупок
1127
Росздравнадзор обнаружил фальсифицированный Герцептин

Росздравнадзор изымает из обращения фальсифицированную серию лекарственного препарата Герцептин (трастузумаб), применяемого при лечении рака молочной железы. Соответствующее письмо опубликовано на сайте ведомства. 

11 Августа 2017, 17:29
Суд обязал правительство Орловской области обеспечить пациентку лекарствами

Орловская прокуратура обратилась в суд с иском к региональному Департаменту здравоохранения, в котором потребовала обеспечить бесплатными лекарствами женщину с инвалидностью, которая пожаловалась на нехватку препаратов Президенту РФ Владимиру Путину во время прямой линии. Суд требования прокуратуры удовлетворил.

10 Августа 2017, 18:52
Минздрав подал в суд на «Р-Фарм» за нарушение сроков поставок
9 Августа 2017, 12:41
Правительство хочет определять нормы закупки льготных лекарств
8 Августа 2017, 19:40
Убыток Teva во II квартале 2017 года составил $6 млрд
4 Августа 2017, 17:44
ФАС подозревает «Компанию Фармстор» в картельном сговоре
Федеральная антимонопольная служба (ФАС) заподозрила «Компанию Фармстор» в картельном сговоре при закупках дорогостоящих лекарств по госпрограмме «Семь нозологий». В 2016 году дистрибьютор заключил с Минздравом контракт по этой программе на 2,9 млрд рублей.
1 Августа 2017, 14:32
Экс-директор томской «Медтехники» осужден за мошенничество

Бывший генеральный директор компании «Медтехника», на 100% принадлежащей Департаменту по управлению госсобственностью Томской области, Олег Уманский получил условный срок – 3 года лишения свободы – за мошенничество с поставкой медоборудования и систематическое хищение бюджетных средств. Ущерб в 2 млн рублей Уманский уже возместил, сообщают томские СМИ.

31 Июля 2017, 9:03
Суд поддержал решение ФАС об отмене аукциона Минздрава на 408 млн рублей
В понедельник, 24 июля 2017 года, Арбитражный суд Москвы вынес решение в пользу Федеральной антимонопольной службы (ФАС) в разбирательстве между ведомством и «дочкой» «Фармасинтеза» – компанией «Профарм». Ранее «Профарм» выиграл аукцион на поставку противотуберкулезного препарата Теризодон, но ФАС отменила результаты торгов из-за того, что Минздрав отклонил все заявки участников, кроме заявки «Профарма». В проведенном заново тендере победила компания «Русмедком», аффилированная с «Р-Фармом».
27 Июля 2017, 16:16
Яндекс.Метрика