20 Января, 7:23

Лебедь, щука, Ирак

Александр Братерский
7 Ноября 2013, 15:04
3675
Как Саддам Хусейн создал и погубил фармотрасль своей страны
Иракскому диктатору Саддаму Хусейну удалось при помощи СССР создать фармацевтическую промышленность и неплохую медицинскую систему, о которой многие граждане страны вспоминают теперь с ностальгией. Однако безответственная политика, которая привела к трем десятилетиям войн и экономической блокаде, практически разрушила все, что было создано.

Зима 1977 года. На подъезде к правительственному аэропорту Внуково иракскую делегацию во главе с одетым в демисезонное пальто и щегольскую шляпу усатым мужчиной встречают советский премьер Алексей Косыгин и секретарь ЦК КПСС Борис Пономарев. Строгий голос за кадром документального фильма говорит, что в Москве ≪всегда рады гостям, из какой бы далекой страны они ни прибыли≫. Гость ≪из далекой страны≫ – Саддам Хусейн, пока лишь заместитель генерального секретаря регионального руководства Партии арабского социалистического возрождения (≪Баас≫), пришедшей к власти в Ираке. Его встречают на самом высоком уровне.

В документальном фильме ≪Товарищ Саддам Хусейн в Москве≫, посвященном этому событию, перечисляются ключевые советские проекты в Ираке: нефтепродуктопровод ≪Багдад – Басра≫ и фармацевтическое предприятие в городе Самарре, в 100 километрах от Багдада.

Правда, справедливости ради необходимо отметить, что строительство фармфабрики началось еще во времена первого президента Ирака Абделя Кассема, в неудачном покушении на которого Саддам Хусейн лично участвовал в 1959 году и который четыре года спустя был все‑таки убит баасистами.

Однако руководство СССР такие нюансы внутренней политики Ирака не беспокоили – строительство фармацевтической фабрики было не только возможностью экономического присутствия на Ближнем Востоке, но и выгодным сотрудничеством: богатый нефтью Ирак, в отличие от многих других стран, которые СССР по политическим мотивам поддерживал безвозмездно, имел возможность хорошо платить.

Интересно, что первые известные историкам аптеки были открыты в 754 году нашей эры именно в Багдаде, тогда столице Аббасидского халифата. Однако, несмотря на столь древнюю историю, до прихода к власти партии ≪Баас≫ фармацевтическая отрасль Ирака была не очень развита и занималась в основном перепродажей продукции западных фармкомпаний. Построенная при техническом участии СССР и силами советских инженеров фабрика в Самарре стала первым крупным фармацевтическим заводом страны.

Строительство предприятия было задумано в 1959 году, а завершилось только в 1970 году ≪из‑за некоторых обстоятельств≫, – писал международный журнал Economic Review of the Arab World в 1979 году. Что это были за обстоятельства, журнал умалчивает, однако в стране после свержения Кассема продолжалась борьба за власть, и баасистам, видимо, было не до лекарств. Завод строился так долго, что к концу строительства проект устарел, в СССР появились новые технологии и материалы, вспоминает в интервью VM один из строителей, инженер Сергей Егоров.

Качество поставляемых на стройку материалов тоже не всегда было высоким: ≪Прислали 15 тонн оцинковки для изоляции труб вперемешку со ржавым железом≫, – сокрушается он. Тогда Егоров добился у своего начальства разрешения покупать часть отделочных материалов прямо на базаре в Багдаде – там товар оказался качественнее. ≪Потом встретил в Москве одного араба, спросил про оцинковку, а он отвечает: до сих пор блестит, аж глазам больно!≫ – c гордостью говорит инженер.

После окончания строительства предприятие в Самарре вошло в состав Государственной фармацевтической компании (State company for drugs industries), которая, в свою очередь, была подчинена Министерству промышленности страны. Фабрика производила более 350 видов лекарств, среди них антибиотики, болеутоляющие, сиропы против простуды, а также различные виды медицинского оборудования. Часть лекарственных препаратов Ирак получал и из СССР по межправительственному соглашению 1958 года: фармацевтические товары входили в число тех, что не облагались ввозными пошлинами. Предприятие в Самарре быстро увеличивало свой оборот: с $3,8 млн в 1970 году до $14,8 млн в 1975 году.

≪До Ирано‑иракской войны считалось общепризнанным, что Ирак сумел создать достаточно эффективную и хорошо управляемую систему здравоохранения. Лекарства и медицинские услуги по большей части субсидировались государством, благодаря чему население получало адекватную медпомощь≫, – говорится в докладе американского правительственного агентства USAID ≪Фармацевтика и медицинские изделия в Ираке≫.

≪О, то были чудесные времена. Моя аптека ломилась от всевозможных лекарств. Если вдруг чего‑то не оказывалось, это был стыд и позор для меня, и уже на следующий день я это обязательно доставал≫, – так вспоминал о былом величии иракской фармацевтики Талеб Эль‑Шейбани, владелец небольшой аптеки в Багдаде. Его слова в своей книге ≪Шок и трепет≫, посвященной войне в Ираке, приводит российский журналист Сергей Лойко.

Иракское руководство не скрывало, что мечтало добиться увеличения производства лекарств, особенно когда в 1980 году началась кровопролитная ирано‑иракская война и в госпитали начали поступать сотни раненых. Собственных фармпрепаратов не хватало, к 1982 году страна, по данным Государственной фармацевтической компании Ирака, производила лишь 30–40% необходимых лекарственных средств.

Нефть, цена на которую была высока, позволяла иракскому режиму обращаться за помощью не только к СССР. Когда в 1981 году правительство Ирака объявило тендер на постройку за $300 млн еще одной фармацевтической фабрики в Багдаде, в него активно включились западные фирмы. Для подготовки тендера были задействованы немецкие специалисты из инженерной компании V‑Consult. По словам управляющего директора компании Манфреда Остервальда, предприятие должно было стать ≪самым современным в мире≫. Немецким инженерам было также поручено разработать план модернизации и увеличения мощности фабрики в Самарре. В итоге конкурс выиграла расположенная в столице Иордании Аммане фирма Arab Pharmaceutical Manufacturing Company. Она предложила за $150 млн построить предприятие по производству антибиотиков производительностью 350 тонн лекарств в год. К участию в непосредственном производстве арабские участники привлекли испанскую компанию Antibioticos – одного из ведущих производителей фармацевтической продукции в мире.

Ирано‑иракская война закончилась в 1988 году, но уже через два года Саддам Хусейн принимает роковое решение напасть на Кувейт. Мировое сообщество возмущено и отвечает операцией ≪Буря в пустыне≫, после окончания которой в 1991 году против Ирака вводятся экономические санкции, которые, по идее ООН, должны были вынудить Ирак разоружиться, прежде всего, отказавшись от химического оружия массового поражения.

Эффект экономических санкций был ≪катастрофическим≫ – сообщается в докладе USAID. Они привели к распаду инфраструктуры, в том числе системы здравоохранения, в результате чего от плохого питания, дефицита лекарств и недостатка медпомощи в Ираке умерли около 1 млн человек, в том числе 500 тысяч детей. Блокада продолжалась семь лет, и лишь в 1998 году была частично снята после введения программы ООН ≪Нефть в обмен на продовольствие≫. Между тем инспектора ООН и разведка США подозревали, что Саддам Хусейн не отказался от производства химического оружия и использует для его производства фармацевтические фабрики. Инспектора ООН несколько раз посещали фабрику в Самарре – они подозревали, что фабрика получала из СССР химикаты ≪двойного назначения≫ для производства горчичного газа. Правда, инспекторы так ничего и не нашли.

Американская пресса писала и о том, что иракские власти вели опыты по созданию бактериологического оружия, используя мощности, построенные в стране французскими фармацевтами. В 1999 году американское издание New Yorker опубликовало материал, где утверждалось, что иракцы могли использовать для этих целей лабораторию Аль‑Манал, построенную подразделением французской фармацевтической компании Rhone‑Poulenc в 1990 году для производства вакцин. Так ли это, мы уже не узнаем – лаборатория была уничтожена во время ≪Бури в пустыне≫.

Впрочем, американским военным для энергичных действий доказательств и не требовалось – они верили донесениям своей разведки.

В 1997 году позднее убитый исламскими боевиками американский журналист Дэниэл Перл писал в одной из своих статей в Wall Street Journal, что суданский миллионер Салах Идрис хотел заключить соглашение между принадлежащей ему фабрикой Al‑Shifa и иракской фармкомпанией в Самарре. Салах Идрис получил контракт по линии ООН на поставку в Ирак партии лекарств и медоборудования. Выполнить контракт так и не удалось: в 1998 году фабрика Al‑Shifa и подготовленный к отправке товар были уничтожены крылатой ракетой, выпущенной с корабля ВМФ США. Американские власти полагали, что на фабрике делается химическое оружие для ≪Аль‑Каиды≫, хотя весомых доказательств этого так общественности и не предъявили.

После терактов в США 11 сентября 2001 года США снова обвинили Ирак в производстве химического оружия и поддержке террористов ≪Аль‑Каиды≫. В 2003 году коалиция стран во главе с США начала новую войну против Ирака, которая закончилась свержением и казнью Саддама Хусейна.

На фармацевтический рынок страны начали постепенно возвращаться западные компании. Например, в 2011 году британская GlaxoSmithKline, многолетний поставщик вакцин для Министерства здравоохранения Ирака, заключила соглашение с багдадской компанией Modern Drug Industries о совместном производстве лекарств.

По данным издания CIS/Eurasia Pharma Intelligence, иракский фармацевтический рынок растет и к 2014 году достигнет объема в $915 млн. Тут есть что делить, тем более что ударов американских ракет по фармзаводам можно больше не опасаться. 

история, ирак
Поделиться в соц.сетях
Минздрав расширил номенклатуру медицинских специальностей
17 Января 2020, 20:01
Стадченко: ряд регионов в 2019 году некорректно спланировали межтерриториальные расчеты
17 Января 2020, 18:50
Строительство поликлиники на севере Москвы обойдется городу в 900 млн рублей
17 Января 2020, 18:38
Минздрав намерен ввести обязательное тестирование на ВИЧ-инфекцию для граждан в возрасте от 15 до 55 лет
17 Января 2020, 17:38
Родители живущей в ПМЦ девочки заберут ее домой в случае получения выписного эпикриза за пять лет
Адвокат матери девочки, живущей с момента рождения в перинатальном медицинском центре (ПМЦ) «Мать и дитя» на Севастопольском проспекте в Москве, Ольга Лукманова заявила, что родители готовы забрать ребенка домой, но хотят получить полный выписной эпикриз за все пять лет ее пребывания в ПМЦ. Заседание Пресненского районного суда Москвы по иску органов соцзащиты об ограничении родительских прав Татьяны Максимовой и Юрия Зинкина назначено на 28 января 2020 года.
15 Января 2020, 20:01
Экс-директор Центра по развитию ядерной медицины ФМБА стал фигурантом уголовного дела
14 Января 2020, 19:48
В СК РФ впервые прокомментировали дело экс-главы роддома №27 Марины Сармосян
10 Января 2020, 20:07
Бывшую главу роддома №27 Марину Сармосян отправили под домашний арест
19 Декабря 2019, 13:49
Леонид Рошаль об аресте Марины Сармосян: «Это вопиющий случай»
16 Декабря 2019, 17:51
Девочка, живущая в клинике «Мать и дитя». Главное за неделю
14 Декабря 2019, 20:37
Марк Курцер: «История с 27-м родильным домом вызывает большую тревогу»
9 Декабря 2019, 21:47
Бывшая заведующая отделением роддома №27 прокомментировала свое увольнение
9 Декабря 2019, 7:32
В Москве арестовали экс-заведующую филиалом роддома №27. Главное
8 Декабря 2019, 13:53
Дмитрий Медведев: «В сарае невозможно лечить людей»
5 Декабря 2019, 14:09
О чем говорили на Первом Национальном конгрессе по экспорту медуслуг
Деловой журнал об индустрии здравоохранения Vademecum и Национальный совет медицинского туризма при поддержке Минздрава РФ и Координирующего центра ФП «Развитие экспорта медицинских услуг» проводят Первый Национальный конгресс, посвященный привлечению иностранных пациентов в российские медучреждения. Ключевые темы, обсуждающиеся на форуме, – реализация федерального проекта «Развитие экспорта медицинских услуг», перспективные направления и инструменты для привлечения иностранцев в российские государственные и частные клиники, а также вопросы страхования ответственности врачей и правовой защиты пациентов.
3 Декабря 2019, 11:20
Самарский облсуд рассмотрит апелляцию фигурантов дела «СМТ» 17 декабря
Самарский областной суд 17 декабря рассмотрит апелляционную жалобу фигурантов дела об ограничении конкуренции и покушении на создание картеля при розыгрыше аукциона на техобслуживание медтехники в 22 больницах региона на общую сумму 728 млн рублей. В июле 2019 года Самарский районный суд приговорил совладельца дистрибьютора «Современные медицинские технологии» («СМТ») Сергея Шатило к 3,5 года колонии общего режима, а бывшего замминистра здравоохранения Самарской области Альберта Навасардяна – к 3-м годам заключения.
26 Ноября 2019, 12:58
Мединдустрия
Образец для подражания: ключевые параметры франшизы от лидера рынка медуслуг
3203
Мединдустрия
«Мы не можем знать, сколько проживут наши дети»
Что такое перинатальная паллиативная помощь
3778
Закупки для сельского здравоохранения могут централизовать
14 Ноября 2019, 8:35
Мединдустрия
Пульт нитевидный: Теледоктор Мясников построит сеть франчайзинговых поликлиник
6320
Яндекс.Метрика