ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

16 Февраля, 20:17
16 Февраля, 20:17
66,70 руб
75,25 руб

«Как правильно выстроить онкослужбу? Идти от Адама»

Анна Родионова
1 Августа 2018, 18:51
4410
Фото: ru-prokhanov.livejournal.com
И. о. директора НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина – о новых приоритетах и ценностях крупнейшего онкологического медучреждения страны

И. о. директора НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина хирург Иван Стилиди 1 августа проводил сложную операцию 65-летеней пациентке – удалял массивную, исходящую из стенок желудка и проникающую в поджелудочную железу и селезенку, злокачественную опухоль. За ходом вмешательства следили приглашенные Минздравом журналисты, которым после этой успешно завершившейся операции представили еще одного уникального пациента, уже готовящегося к выписке: хирурги онкоцентра смогли справиться с пятым рецидивом заболевания, полностью удалив мужчине липосаркому в брюшной полости. Vademecum не преминул возможностью задать Ивану Стилиди вопросы, копившиеся со дня передачи ему в ноябре 2017 года директорских полномочий.

– За прошедшие с момента вашего назначения полгода вы успели проанализировать и оценить общее функциональное состояние онкоцентра?

– Мы ежедневно ведем такую работу. Но я не хочу сказать, что институт достался мне в плохом состоянии. Это выдающаяся школа, которую и Николай Николаевич Блохин, и Николай Николаевич Трапезников, а последние 18 лет мой учитель Михаил Иванович Давыдов лелеяли. Уровень и планка так подняты, что нам их, не дай Бог, не опустить бы. Но мы будем делать все возможное, чтобы пойти вперед в соответствии с велением времени. На сегодняшнем этапе некоторые моменты – организационные, даже клинические – уже устаревают. Но базовые принципы в онкохирургии остаются актуальными и будут таковыми столь долго, сколько будет существовать область медицинского искусства – хирургия: безопасность, онкологическая адекватность, функциональность.

– Что нуждается в коррекции в первую очередь?

– Организация лечебного процесса. Это технические моменты: увеличение продолжительности рабочего дня медиков, ликвидация очередей, электронная запись, полномасштабное использование всех мощностей операционного блока. Этот комплекс мер приведет к более интенсивному использованию больничных коек.

– А новые отделения вы планируете открывать?

– Они будут. Я очень серьезно настроен на то, чтобы открыть отделение паллиативной помощи. Раздел специфический, но чрезвычайно важный и нужный. Мы имеем положительную динамику в обнаружении опухолей на I и II стадиях: если в 2009 году этот показатель составлял 46%, то сегодня – 55%. Пятилетняя выживаемость сейчас на круг составляет 53%. Но, к сожалению, еще немало пациентов в III и IV стадиях, есть пациенты, которых мы не сможем вылечить или значительно продлить им жизнь. Но это не означает, что их не надо лечить или перестать оказывать им помощь. Этим как раз и будет заниматься паллиативное отделение – с использованием эффективных медикаментов, хирургических разделов в паллиативном варианте. Все это надо будет активно разворачивать. Сейчас наш центр охватывает почти все локализации опухолей, есть койки, на которые может поступить пациент с любым онкологическим заболеванием. Все самые современные знания мы используем в практической деятельности.

– Насколько мне известно, у онкоцентра есть мощная лаборатория ядерной медицины, но потенциал этого подразделения не реализуется полностью.

– Вы не совсем правы. У нас есть ПЭТ/КТ, циклотрон, радиоизотопная диагностика и терапия, установки позволяют из молекулы делать радиофармпрепарат. И препарат будет производиться. Что касается перспективы – да, есть Институт детской онкологии на 103 тысячи квадратных метров. И там сосредоточены все самые современные подразделения – лаборатория радионуклидной терапии, где стоят два циклотрона, которые будут производить радиофармпрепараты. Корпус, который мы получили выполненным на 80%, еще не сдан, мы выходим на завершающий этап строительства. Но мы уже сейчас анализируем, как правильно построить работу этого центра.

– НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, по традиции и статусу, принимает пациентов с наиболее сложными случаями заболевания…

– Совершенно верно. Пациенты в большинстве случаев стекаются к нам не потому, что коллеги их хотят выпихнуть, а потому что понимают, что сами не справляются. И это положительный момент. Хуже, когда врачи, даже понимая, что не справятся, не отправляют пациентов к нам, а отказывают им в лечении. Иногда больные попадают к нам самотеком. Большинству нам удается помочь, в разном объеме, кому-то даже радикально, кому-то – паллиативно, с улучшением качества жизни.

– Большая часть пациентов поступает к вам по госзаданию на ВМП или по ОМС, в том числе из Москвы?

– Пациенты разные, но московских меньше. Сейчас, я уверен, в ходе формирования противораковой службы и создания нацпрограммы все будет изменяться. Но пока у нас нет выстроенного потока, логистической системы, которая бы правильно приводила пациентов. Некий хаос в маршрутизации по прошлым годам отмечался.

Кроме того, как я уже говорил, онкоцентр – это школа: и мы, и наши учителя обучали огромное число специалистов из России и СНГ. И мы получаем больных, еще пользуясь этими связями.

– Вы планируете как-то укреплять такие межрегиональные и межгосударственные связи, например, развивая въездной медтуризм?

– Конечно. Мы уже сотрудничаем с компаниями, которые занимаются медицинским туризмом. Есть планы по реновации наших клинических подразделений и палат. Это сложный процесс, юридически все нужно приводить в соответствие с законом. Наша площадка подготовлена на хорошем уровне, но вот так взять и открыть туризм – непросто, наш юридический отдел работает над тем, что мы хотим развивать.

– Не так давно появилась информация о сотрудничестве НМИЦ им. Н.Н. Блохина с давним конкурентом – МНИОИ им. П.А. Герцена. Вы действительно начали взаимодействовать?

– Институты не конкурировали, а просто не пересекались в профессиональном пространстве. В настоящее время у нас ведется несколько совместных тем по радиологии, сейчас мы будем предлагать тему по раку желудка для сотрудничества. Мы встречаемся с коллегами, обсуждаем вопросы. У меня хорошие, приятельские отношения с директором НМИЦ радиологии Андреем Дмитриевичем Каприным [МНИОИ им. Герцена входит в состав НМИЦ радиологии. – Vademecum]. И с Алексеем Михайловичем Беляевым тоже [директор питерского НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова. – Vademecum]. Я вижу перспективу тесного сотрудничества и взаимодействия, иначе мы не оправдаем надежд и доверия Вероники Игоревны [министра здравоохранения Скворцовой. – Vademecum] и не построим никакую службу, если будем, «кто в лес, кто по дрова».

– И как правильно было бы, с вашей точки зрения, выстраивать национальную онкослужбу?

– Этот вопрос потребует 24-часового непрерывного ответа. Это сложно. Вот противораковая программа выстраивается сейчас, принимаются проекты. Не хочу сказать, что онкологией в прежние годы не занимались. Занимались: мы получили огромный парк тяжелого оборудования – радиологического, эндоскопического. Были оснащены 38 молекулярно-генетических лабораторий. Просто онкология, может быть, была не в таком приоритете, как сегодня, не развивалась так системно и комплексно, как сейчас занялся нашим профилем Минздрав. Вероника Игоревна лично координирует этот процесс, мы работаем засучив рукава. И полагаю, с таким настроем будем поступательно двигаться дальше. 

Как надо выстроить? Правильно! А правильно – идти от Адама. Профилактика – отдельный проект. Диагностика ранняя – огромный проект, включая скрининги, исследования пациентов без жалоб, профосмотры, диспансеризацию. Правильная маршрутизация тех, кто обратился с какой-либо жалобой. Настороженность врачей. Информированность пациентов. Потом пошли к лечению – персонализированная терапия, радионуклидная терапия, иммунотерапия, клеточные технологии, вакцины. Это огромный пласт современного лечения. 

Потом реабилитация и паллиативная медицина. И, конечно же, если мы проведем какую-то черту и не будем развиваться и вкладывать средства в научные исследования, в том числе фундаментальные, то через пять лет окажется: настроили хорошо, но дальше шага сделать не можем. В нашем арсенале будут уже устаревшие возможности. Онкология один из самых сложных разделов в медицине. Как сказал Николай Николаевич Блохин, клиническая онкология – на половину наука, на половину  искусство. И пока мы не обучим специалистов, начиная с института, мы не будем лидерами. Но и это не главное. В медицине, и особенно онкологии, главное – базовое воспитание. Я серьезно.

– Вы говорите об умении врача общаться с пациентом?

– О духовных ценностях. И не только врачей. И медсестер, и санитарок. Все, кто соприкасается с больным, должны этим обладать. Иначе картина неполная. Мы прошли через переломное время, тектонические сдвиги в обществе, период 90-х годов, конечно, наложил свой отпечаток на судьбы и мировоззрение людей, в том числе медиков. Но это нужно менять, отношение к больному должно измениться. Не пациент пришел к врачу, который здесь реализовывает свои амбиции, а он, врач, пришел сюда для пациента, и нужды пациента превыше всего. Так мы сейчас выстраиваем работу.

– Все сотрудники онкоцентра – а у клиники колоссальный штат – эту ценностную установку разделяют?

– Не все, наверное, но многие – да. Будем перестраиваться, будем менять ситуацию, если мы чего-то стоим.

онкология, стилиди, нмиц онкологии блохина, скворцова, беляев, каприн, онкобольные
Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях
Важнейшие новости прошедшей недели
Сегодня, 17:43
Gedeon Richter вслед за Servier отзывает в России свой аналог Эреспала
15 Февраля 2019, 19:17
В Москве директора индийской фармкомпании «Джодас Экспоим» избили битами
15 Февраля 2019, 18:26
Минтруда напишет закон о ментальной инвалидности
15 Февраля 2019, 18:12
Мединдустрия
Крестцовый поход: ради кого и против чего в Израиле принят закон о медтуризме
337
Мэрия Москвы профинансирует лечение детей от онкозаболеваний в EMC и МИБС
15 Февраля 2019, 8:44
Медведев назвал регионы, наиболее нуждающиеся в ФАПах
14 Февраля 2019, 15:10
Скворцова: в 2018 году на паллиативную помощь направили 21 млрд рублей
11 Февраля 2019, 18:41
Заместителем главврача 62-й онкобольницы стал Эдуард Ким
Эдуард Ким, ранее занимавший должность заместителя директора РНЦХ им. академика Б.В. Петровского, перешел на работу в Московскую городскую онкологическую больницу №62. Он назначен заместителем главного врача по хирургии.
11 Февраля 2019, 13:08
Регионы вложат 265 млрд рублей в реализацию нацпроекта «Здравоохранение»
11 Февраля 2019, 12:00
Важнейшие новости прошедшей недели
10 Февраля 2019, 19:23
FDA обновило данные о связи редкой формы рака и грудных имплантатов
Управление по продуктам и лекарствам США (FDA) еще раз предупредило производителей медицинских изделий, врачей и пациентов о связи грудных имплантатов и редкой формы онкологического заболевания – анапластической крупноклеточной лимфомы (АККЛ).
8 Февраля 2019, 20:52
Минздрав готовит изменения в Порядок оказания первой помощи
7 Февраля 2019, 15:46
Скворцова назвала алкоголизм основной причиной высокой смертности среди мужчин
7 Февраля 2019, 12:05
Мединдустрия
Главным риском нацпроекта «Здравоохранение» признана коррупция
4026
В Башкирии на амбулаторные онкоцентры направят 5 млрд рублей
До 2021 года в Уфе появится четыре центра онкологической амбулаторной помощи, еще девять – в других городах Республики Башкортостан. Их оборудование обойдется в 5 млрд рублей, сообщил главный внештатный онколог регионального Минздрава Руслан Султанов.
5 Февраля 2019, 15:00
Правительство РФ утвердило правила оплаты ВМП в частных клиниках
5 Февраля 2019, 7:37
Мединдустрия
Ярды на ядра: как Виктор Харитонин разгоняет частицы «ПЭТ-Технолоджи»
2610
Голикова поручила Минздраву и Минтруду подготовить реформу психоневрологической службы
1 Февраля 2019, 16:28
Минздрав РФ создал Центр развития ГЧП в здравоохранении
1 Февраля 2019, 15:23
Яндекс.Метрика