22 Ноября, 23:29

Сон в рупор: как молодому офтальмологу привиделась роль глашатая-главаря Всероссийского медицинского профсоюза

Сергей Галаянц, Дарья Шубина, Тимофей Добровольский
22 Августа 2019, 8:49
4308
Лидер профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева на пикете в поддержку врача-реаниматолога Элины Сушкевич в Калининграде 6 июля 2019 года Фото: ТАСС
Калининград, площадь Победы, 6 июля 2019 года, 2 часа пополудни. Облаченные в белые одежды, 12 человек, выстроившись в шеренгу у Триумфальной колонны, демонстрируют немногочисленной публике и наряду полиции составленный из рукописных листков хэштег #ЯЭЛИНАСУШКЕВИЧ. Над пикетом в поддержку анестезиолога-реаниматолога местного роддома, арестованной по подозрению в убийстве младенца, реет флаг с лейблом профсоюза «Альянс врачей» – сложенные крестом алые ладони на белом фоне. Древко в руках эффектной блондинки – это ее пикет, ее знамя, ее профсоюз. Уплаченные после 30 тысяч рублей штрафа за нелегитимность акции – мелочь по сравнению с прогнозируемым резонансом. Умение резонировать – особый талант, который вчерашний врач‑офтальмолог Анастасия Васильева вот уже год, как являет отрасли и миру. Сегодня она говорит, что устала от баррикад: «Воевать энергетически очень тяжело». И обещает принудить себя к миру – заняться ликвидацией правовой безграмотности медиков. Естественно, на всероссийском уровне, пусть пока в «Альянсе» всего «около тысячи» врачей. Vademecum изучил анатомию отраслевого протеста, а уже на его фоне попытался написать портрет прекрасной акционистки.

«Я уверена, я совершенно четко знаю, что мы все равно победим всех этих ужасных людей. Потому что они неправы, они заставляют делать людей то, чего те не хотят. Они заставляют страдать пациентов, врачей. И как бы там тяжело ни было, я все равно дойду до конца», – грозит невидимым из окна редакции Vademecum оппонентам Анастасия Васильева.

У протестного движения, как правило, конца не бывает, поэтому наши вопросы к лидеру «Альянса врачей» скорее касались начала ее пути в профессию и внезапного поворота на тропу войны против всего плохого, что видится ей в индустрии здравоохранения.

Карьера выпускницы Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова 2006 года вполне складывалась – сначала Анастасия служила научным секретарем и преподавателем кафедры глазных болезней альма-матер, потом практиковала в Научно‑исследовательском институте глазных болезней (НИИГБ) и частной клинике «Чайка», собиралась участвовать в громком проекте Ильинской больницы. Примерить на себя роль предводителя сопротивления Васильеву вынудили личные обстоятельства.

Весной 2018‑го в НИИГБ неожиданно начались сокращения. Но сначала отставку получил директор института Вардан Мамиконян – у рулившего тогда большой наукой ФАНО нашлось «огромное количество замечаний по поводу финансово‑хозяйственной деятельности» института. Контраргументы Мамиконяна начальство не услышало, коллективные письма в Администрацию Президента РФ (АП) и руководству РАН тоже не помогли: 2 апреля 2018 года директора рассчитали одним днем (правда, и само ФАНО через пару месяцев было упразднено).

«Меня это как‑то не задело. Я подумала: ну уволили, бывает», – вспоминает прошлогоднюю весну Васильева, которая к тому времени уже оставила службу в институте, решив «позаниматься детьми». Философскую благость с потенциальной домохозяйки как рукой сняло, когда ее мать Надежда Макашова, много лет проработавшая в НИИГБ врачом и старшим научным сотрудником отдела глаукомы, попала в число 25 сотрудников, получивших от нового руководства института предложение выбрать вакантные должности уборщика, лаборанта, бухгалтера или уволиться.

«У меня такой встал комок за маму. Решила: я буду не я, если сейчас не разнесу все. Мне тогда было море по колено», – описывает свой эмоциональный статус Васильева.

И вновь «наверх» – в Администрацию президента, Общественную палату, прокуратуру – полетели петиции, теперь уже с подачи разгневанной дочери, но с тем же нулевым результатом. В лаконичном ответе из Управления делами Президента РФ, например, недовольным сотрудникам НИИГБ предложили обратиться в Федеральную службу по труду и занятости.

«Я поняла, что нам нужна гласность. У меня вообще тогда было ощущение: как, ну как? Справедливость должна какая‑то быть? – обозначает она традиционный мотив протеста. – У меня мама всю жизнь проработала в институте! Или профессор Андрей Валентинович Большунов – пожилой уже человек – стоял у истоков лазерной хирургии в офтальмологии, а его вышвыривают».

Васильева развернула поток писем в сторону телевидения и прессы, но история попавших под оптимизацию ученых‑медиков никого особо не заинтересовала. Тогда Анастасия, задействовав личный админресурс – у каждого врача «очень много пациентов разного уровня влиятельности», – созвала пресс‑конференцию в «Росбалте».

«Конечно, я подключила всех своих друзей, обращалась к разным людям. Многие хотели чего-то взамен», – описывает Васильева первый трудный опыт вынесения корпоративного конфликта в публичное поле. И пусть отставленный Мамиконян и врио НИИГБ Воронин на брифинг не явились, поддержать свежеиспеченную активистку пришли опытные отраслевые общественники – сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал и лидеры Лиги защиты врачей Семен Гальперин и Ольга Демичева. Поговорили и разошлись – по своим участкам фронта.

НЕ В БРОВЬ, А В ГЛАС

«В списке сокращенных из НИИГБ был не кто иной, как председатель профсоюза. Не нашего – «карманного». Он, представьте, сам себе подписал это уведомление!» – поясняет Васильева свой следующий шаг к созданию боеспособной профорганизации.

Пособить вроде бы взялся матерый Андрей Коновал. «Он не ходил в институт и не разговаривал с начальством, но в любом случае не остался в стороне и попытался помочь, за что ему спасибо». Коновал нашел юриста, вот только для оставшихся без жалованья врачей объявленные адвокатом 120 тысяч рублей за услуги «оказались слишком дорогими».

И тут, как нельзя кстати, Васильева вспомнила давнишнего пациента – Алексея Навального: «Я стала звонить по всяким знакомым, люди разделились на тех, кто хочет помогать, и тех, кто боится». Навальный, понятно, оказался не из пугливых и тут же рекомендовал юриста Александра Помазуева, который взялся за дело офтальмологов «совершенно бесплатно». И действительно помог – 9 октября 2018 года Таганский районный суд Москвы посчитал решение об увольнении Надежды Макашовой незаконным и восстановил врача в должности.

Также через суд на службе был восстановлен еще один сотрудник НИИГБ – Евгений Пивин.

Насладиться победой не получилось – институт добился в апелляции отмены решения Таганского суда. «Естественно, весь профсоюз уволили. Вообще, это уголовное дело. Но люди не захотели судебных тяжб, нервов и отказались от борьбы», – сокрушается Васильева, именно тогда решившая, что «должна пробивать стенки головой».

Под стенобитным орудием она подразумевала независимый профсоюз, объединяющий всех ущемленных в правах медиков. «Я стала читать, смотреть. Поняла, насколько развалена наша медицина вообще. Раньше я и не думала, что у нас такое творится, просто занималась своей работой. Мне вообще было некогда об этом думать, – вспоминает Васильева. – Сейчас я не могу работать врачом. И мне не жалко, на самом деле. Потому что я понимаю, что в качестве деятеля общественной организации, профсоюза, я могу сделать для врачей и даже для пациентов намного больше».

С этим набором нехитрых идей и убеждений Анастасия Васильева вновь пришла к Навальному. На этот раз записной оппозиционер предложил начинающей общественнице помощь в обмен на будущую лояльность – вечно взрывоопасная тема здравоохранения его Фонду борьбы с коррупцией (ФБК) была несомненно интересна.

«Мне, на самом деле, многие говорят, мол, вы работаете с Навальным. Да, мне нечего скрывать! Человек взял и помог. Мы будем использовать все ресурсы, потому что мы без них не можем. Но мы будем всегда действовать в интересах медицинских работников. Как только у нас интересы малейшим образом начнут противостоять друг другу – не мои личные, а медицинских работников, – у нас не будет лояльности», – возвращается к языку клятв активистка.

Жаль, в ФБК на запрос Vademecum по поводу сотрудничества с Анастасией Васильевой так и не ответили.

Межрегиональный профессиональный союз работников здравоохранения «Альянс врачей», по данным СПАРК‑Интерфакс, был зарегистрирован 14 августа 2018 года в Москве. В соучредители Васильева взяла «верных друзей‑коллег» Инну Лебедеву, Веру Макашову и Жанну Понежеву.

Сайт «Альянса», призналась основательница, она собирала своими руками – на платформе готовых решений MODX, сама же заводила аккаунты в соцсетях, регистрировала канал на YouTube.

Мысль о чем‑то большем, чем SMM, настигла активистку в диалоге со старшим товарищем по оружию: «Мы встретились с Андреем Коновалом. Я сказала, что у меня есть к нему предложение, а он в ответ: «Анастасия, а не сделать ли нам с тобой митинг?» На том и порешили, а заодно, видимо, в силу национальной традиции, подключили к осуществлению дерзкого замысла третьего участника – Лигу защиты врачей.

После долгих переговоров с мэрией Москвы активистам удалось согласовать пикет в сквере у здания Минздрава РФ на Неглинной. «Мы сняли несколько роликов. Я распечатала листовки и приглашения на митинг, попросила своих студентов, чтобы они их раздавали по поликлиникам. Когда нам не согласовали митинг на Суворовской площади и предложили перенести его аж в Люблино, я стала действовать по‑другому, – делится опытом Васильева. – Они не смогут нам отказать, если не будет должных мотиваций, если мы сделаем полчаса и заявим маленькое количество человек. И мы заявили с 12.00 до 12.30 14 октября [2018 года. – Vademecum] пикет из 10 человек. Пришло гораздо больше. Но не будут же они сажать в автозаки медиков. У нас получилось хорошее мероприятие».

Ах да, о главном: из‑за чего, собственно, митинговали? Опять же, по традиции, сразу из‑за всего. По итогам пикета, собравшего более 300 человек, организаторы составили объемную резолюцию, требующую разом решить все проблемы отрасли – от исправления перекосов оптимизации до увеличения расходов на здравоохранение сразу до 6% ВВП. И далее по списку из 26 пунктов. В Минздраве на обращение не отреагировали.

«Надо было сделать три пункта, и тогда они были бы выполнены. Сейчас митинги бесполезны – это форма публичных мероприятий без конечного результата, – рассуждает лидер «Альянса». – Я считаю, что публичные мероприятия должны носить характер ультимативный – это забастовки, штурмы департаментов. Митинги хороши – это информационный вброс в массы. Но усилия по созданию митинга с пользой от него не сравнить, несопоставимо».

СОКРАЩЕНИЕ СТРОПТИВЫХ

Первым же самостоятельным делом «Альянса» как полноценного профсоюза медработников можно считать инцидент в НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского. В июле 2018 года старший научный сотрудник 2‑го абдоминального отделения центра Ольга Андрейцева пожаловалась президенту Путину на нехватку медикаментов, оборудования, дискриминацию пенсионеров, низкие зарплаты и сокращения. Жалоба Андрейцевой была перенаправлена из АП в Минздрав, где заявительнице ответили: «По информации, полученной от ФГБУ «Институт хирургии им. А.В. Вишневского» Минздрава РФ, факты, указанные в Вашем обращении, не подтвердились».

В августе администрация НМИЦ издала приказ о «реорганизации» абдоминального отделения в онкологическое, а заодно сократила должность Андрейцевой, что и стало формальной причиной последующего ее увольнения. Чуть позже в судебное производство попали два иска: от НМИЦ – о защите деловой репутации, от Андрейцевой – о восстановлении в должности.

На уволенного врача вышли журналисты. «Позвонила мне и Анастасия Васильева, – рассказывает Андрейцева. – Та моральная поддержка, которую она мне оказала на первых порах, была какая‑то неоценимая, не имеющая аналогов». На базе НМИЦ хирургии была создана профсоюзная ячейка «Альянса врачей», куда помимо Андрейцевой вступили еще трое сотрудников, которые, к слову, до сих пор работают в центре.

Помогла Васильева и с адвокатом – за оба дела взялся все тот же Александр Помазуев. В итоге Никулинский районный суд Москвы иск НМИЦ удовлетворил лишь частично – некоторые опубликованные в открытом письме сведения были признаны не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию центра. При этом требование НМИЦ об удалении письма с ряда интернет‑порталов осталось без удовлетворения. А вот в должности суд врача так и не восстановил. Оба решения сторона Андрейцевой оспорила в Мосгорсуде и одну из апелляций уже выиграла, по другой рассмотрение в очередной раз отложено.

Впрочем, возвращаться в НМИЦ Андрейцева и не планирует: «Я много сделала для людей. Подошел пенсионный возраст. У меня растет внук, дай бог, появятся еще. На данном этапе я свою миссию больше вижу в семье. Я готова активно оказывать помощь независимому медицинскому профсоюзу «Альянс врачей» для его роста и развития, защиты прав медиков. Многое видела, многое знаю, есть что передать».

«Кейс» Андрейцевой стал темой первой программы «Дефибриллятор», которую «Альянс врачей» начал еженедельно транслировать в YouTube. В качестве соведущего в стартовых выпусках мелькал Коновал, затем в этой же роли выступали Андрейцева и активисты региональных организаций «Альянса врачей».

Отдельный ролик, по рекомендации Навального, YouTube‑канал «Альянса» посвятил пенсионной реформе – в сюжете прямо указывалось на несоответствие деклараций власти о «гарантиях» для пожилых работников и недопустимости «дискриминации по возрасту» со случившимися в НИИГБ сокращениями и заявлениями нового руководства об «омоложении» персонала. Ролик собрал более 185 тысяч просмотров. Сама Васильева позже инициативу забраковала: «Про эту реформу только ленивые не сняли».

Зато «Альянсу врачей» подвернулся еще один резонансный «кейс»: замглавврача Видновской РКБ Лариса Волощук опубликовала в соцсети «Врачи.РФ» открытое письмо Путину с жалобами на избыточную коммерциализацию деятельности больницы, закрытие детского и взрослого инфекционных отделений, обвиняя во всем главного врача Виктора Барсука. Отмечалось в петиции и давление на медперсонал – только с мая по декабрь 2017 года работу в больнице оставили более ста человек, сообщала автор президенту.

«Когда Лариса Волощук сказала, что ее поливают грязью, пытаются уволить и так далее, я сказала, что помогу. Его [Виктора Барсука. – Vademecum] действия абсолютно незаконны, его поведение говорит о том, насколько он юридически неграмотен. <…> Я придумала, что нужно снимать какие‑то ролики, написала Алексею [Навальному. – Vademecum], попросила оператора. Ребята там поснимали, скинули мне этот материал, я смонтировала ролик, мы выложили его. И на следующий день перед поликлиникой собралось огромное количество народа», – вспоминает успех видео Васильева.

Виктор Барсук, несмотря на попытки отбиться от обвинений, должности все‑таки лишился. А на Васильеву, как она утверждает, вышел Дмитрий Матвеев, тогда только назначенный главой Минздрава Московской области: «Мне Дмитрий Александрович, министр, сказал, что Виктор Романович [Барсук. – Vademecum] не умеет общаться с людьми. Чтобы занимать такую должность, нужно быть мудрым и образованным». Матвеев, к слову, в июне 2019 года министерский пост тоже оставил.

КАК РАСКУРИТЬ «АЛЬЯНС»

Сейчас в активе «Альянса», по словам Васильевой, набралось более десяти таких кейсов. Это и борьба с топорным объединением больниц в Ярославской области, и сопровождение «итальянской забастовки» сотрудников станции СМП в новгородской Окуловке, и шум вокруг низких зарплат медперсонала в Салаватском роддоме, и громкий сигнал о лекарственных махинациях в подмосковной Егорьевской больнице, и защита от закрытия роддома в столичном районе Зюзино. Заметим, часть этих проектов «Альянс» курировал в коллаборации с «Действием», но о силе взаимного притяжения двух профсоюзов – чуть ниже.

Чем сердце успокоилось? Васильева говорит, что почти везде удалось добиться удовлетворения требований подзащитных «Альянса». Пациенты Егорьевской больницы, например, получили должное лекобеспечение, а сама клиника – новое оборудование и неусыпное внимание регионального Минздрава. Жирный плюс в карму – установка нового рентгеновского аппарата (а это, на минуточку, около 20 млн рублей) в одну из больниц Томской области. Наконец, наводка сотрудникам СУ Следственного комитета Смоленской области на дурные условия содержания пациентов геронтологического центра «Вишенки».

«Проблема, в общем, одна, – суммирует Васильева открывшиеся ей за прошедший в борьбе год беды российской медицины, – финансирование. Мы должны сейчас сказать власти, чтобы дали нам больше денег, чтобы министерства не разворовывали на своих уровнях. Были бы деньги – были бы медикаменты, ремонт в отделениях, были бы зарплаты. Надо просто сделать так, чтобы этими деньгами управлял тот человек, который будет действительно этого хотеть, а не просто списки по зарплатам подписывать. И то же самое в системе ОМС: был бы человек, который понимает в этой системе, и убрал бы тех людей, которые ее искажают, тогда все было бы хорошо».

Этими замечаниями Анастасия невольно выдает себя как деятеля всероссийского замаха. Да и вслух Васильева не стесняется сказать, что акционизмом и региональными конфликтами заниматься больше не хочет – слишком много сил и времени они отнимают. Впрочем, несмотря на усталость, волну скандала вокруг калининградского анестезиолога‑реаниматолога Элины Сушкевич основательница «Альянса» не упустила – Васильева первой предложила устроить публичные акции напротив главка СК РФ.

Сейчас «Альянс врачей», по оценке учредителей, имеет 25 региональных организаций (против двух в декабре 2018-го), объединяющих около тысячи человек. Проверить фактуру трудно, косвенно на популярность движения может указывать охват аудитории в соцсетях – на странички «Альянса врачей» в Facebook, «ВКонтакте», Instagram совокупно подписаны 8,7 тысячи пользователей. Годовые инвестиции в движение, помимо собственных усилий и труда единомышленников, Васильева оценивает в скромную сумму – порядка 200 тысяч рублей.

«Я от этого ничего не получаю, – утверждает профсоюзный лидер. – Жить и существовать на зарплату мужа и делать это все я не могу. Желтая пресса написала, что я притворяюсь нищей. Я человек абсолютно честный. Получается, что я не могу работать врачом, потому что у меня тогда погибнет профсоюз, а получать зарплату нужно, потому что я просто жить не смогу. У нас есть взносы, они очень небольшие – это 1% от зарплаты. Самые высокие – из Москвы, конечно. Я не могу брать из этих взносов себе зарплату».

Но и надевать белый халат – не для митинговой бутафории, а как служебную униформу – Васильева тоже не собирается. «Мы сейчас будем создавать цикл образовательных информационных лекций и вебинаров. Я умею читать лекции, потому что я – преподаватель кафедры и у меня большой презентационный опыт. Я умею до людей доносить информацию. Сейчас важно сделать так, чтобы в каждом регионе люди начали понимать, что такое профсоюз и что он дает. Может быть, мы совместим лекции по медицинскому праву, профсоюзу, и может, мы даже какие‑то мультидисциплинарные программы включим», – размышляет Анастасия о насущных творческих замыслах.

Гибридная война с неустроенностью в индустрии здравоохранения продолжится и в виртуальном пространстве. Помимо издания роликов для своего YouTube‑канала, «Альянс» намерен эксплуатировать «систему стрит‑токов» – активисты профсоюза в регионах будут проводить уличные опросы об удовлетворенности граждан качеством медуслуг. В социальных сетях «Альянс» запустил флэшмоб: администраторы аккаунтов просят медиков присылать зарплатные квитки, а на выходе обещают продемонстрировать разницу в доходах топ‑менеджеров и медперсонала клиник, а заодно сравнить результаты со «средней зарплатой по региону».

КОНФЛИКТЫ ПО ИНТЕРЕСАМ

Профорганизации и общественные движения, позиционирующиеся как защитники прав медицинских работников

*включая 7 997 подписчиков страницы Профсоюза работников здравоохранения Москвы
**не зарегистрирована в Минюсте
Источники: сайты и соцсети организаций, «Яндекс.Подбор слов», данные на 4 июля 2019 года

Эту «фишку» Васильевой скоро подхватил Навальный. В январе 2019 года основатель ФБК собрал для бюджетников профсоюз имени себя, предложив аудитории анонимно присылать сведения о зарплате – на предмет сверки с «майскими» указами. Проект Навального к «Альянсу» отношения не имеет, говорит Васильева, но, тем не менее, признается: ответы на запросы о денежном довольствии медиков из официальных инстанций приходят на юридический адрес «Альянса», то есть ей на дом. И писем, по ее словам, уже набрался целый ящик.

ЯЧЕЕК‑АП

Стремление Васильевой отказаться от протестных акций выглядит как попытка отстроиться от других игроков отраслевого профсоюзного движения. Главным образом, от заклятого единомышленника – «Действия». С 2013 года бригада Коновала периодически запускает и поддерживает по всей стране «итальянские забастовки», приписывая себе внедрение этого формата в российскую практику борьбы за права угнетенных медиков. В частности, «Действие» довольно успешно поддерживает словом и делом сотрудников скоропомощных служб.

«Это не какой‑то сознательно избранный курс. Просто работники скорой помощи в последние годы активно вступают в наш профсоюз, и, соответственно, акцент смещается в эту сторону. Но это не значит, что мы не занимаемся другими вопросами, – рассказывает Андрей Коновал. – Сотрудники «скорой» более консолидированы в силу особенностей командного стиля работы, они находятся вместе и в бригадах, и между вызовами, имеют возможность общаться друг с другом, в отличие, скажем, от тех же врачей поликлиник, участковых. И потом, это люди, которые привыкли к стрессовым ситуациям в большей степени, чем многие другие категории медработников».

Как и «Альянс врачей», межрегиональный профсоюз «Действие» намерен стать общероссийским. Его «первички» сегодня, по словам Коновала, действуют в 40 регионах и насчитывают порядка 3 тысяч человек: «Мы уверены, что сможем уже в этом году резко нарастить численность, а в течение двух‑трех лет иметь не менее десяти, а то и двадцати тысяч членов по всей стране – это довольно много именно для независимого профсоюза».

Как подчеркивает лидер «Действия», «численность буквально утроилась» с февраля 2019 года (тогда профсоюз боролся с сокращениями персонала в Анжеро‑Судженской горбольнице), и активисты еле успевают обрабатывать заявки на вступление.

«Действие», как и «Альянс», существует на членские взносы – по 1% от зарплаты, однако не стесняется зачерпнуть из других источников. В 2017 году профсоюз с проектом в области правовой поддержки медработников и мониторинга проблем в сфере социально‑трудовых отношений выиграл конкурс Фонда президентских грантов, получив за победу более 3,5 млн рублей. В 2018 и 2019 годах «Действие» тоже выступало соискателем президентской поддержки в размере 2,9 млн и 2,7 млн рублей соответственно, заявив целью «юридическую помощь и правовое просвещение работников медорганизаций», но распорядителей фонда, видимо, это не убедило.

Васильева, к слову, тоже надеется найти спонсора, но где-нибудь в стороне от госказны.

Коновал же не без ревности замечает, что зона влияния у «Действия» ничуть не меньше, чем у «Альянса», но в целом деятельность коллег одобряет: «Фронт работ огромен, протесты среди медработников ширятся, и охватить все довольно сложно».

Еще один фигурант протестной поляны – Лига защиты врачей, заметно окрепшая благодаря курации уголовного дела против врача‑гематолога Елены Мисюриной, которую в январе 2018 года суд признал виновной в смерти пациента и приговорил к двум годам лишения свободы. Лига опубликовала на Change.org петицию в поддержку Мисюриной, собравшую более 89 тысяч подписей, волна общественного возмущения докатилась до высоких чиновников и отраслевых авторитетов, благодаря чему защита Мисюриной добилась освобождения своей клиентки из‑под стражи и отправки ее дела на доследование в прокуратуру.

«Мы – общественная межрегиональная организация, – объяснил Vademecum настоящий статус лиги ее соучредитель Семен Гальперин. – Находимся в процессе получения свидетельства Минюста. Отсутствие регистрации не дает нам права заниматься коммерческой деятельностью и вносить законодательные предложения. Общественной деятельностью мы имеем право заниматься уже сейчас. Насколько может затянуться процесс регистрации в Минюсте, зависит от отношения определенных людей – к нам были претензии по документам, поэтому мы подавали их заново. Надеемся до 2020 года получить от Минюста ответ».

О соратниках по борьбе Гальперин отзывается с деликатным одобрением, как и Васильева, предпочитающая говорить о товарищах по оружию с надеждой: «И «Действие», и Лига защиты врачей нужные организации. Пока они не очень сильны, но, чем больше таких структур будет и чем больше в них будет состоять людей, тем скорее права медиков по всей стране перестанут нарушать».

Заметно жестче, называя его карманным, она характеризует Профсоюз работников здравоохранения РФ, входящий в Федерацию независимых профсоюзов России и способный хоть бы и численностью (2,5 млн членов, по данным на 2012 год) задавить любую отраслевую профсоюзную поросль.

«Нередко эти профкомы занимают предательскую позицию. Они могут по просьбе работодателя без всякого сопротивления пересмотреть, в том числе в сторону ухудшения, условия оплаты труда и режима работы, – утверждает Андрей Коновал. – Они могут говорить правильные вещи, составлять правильные письма, что‑то озвучивать, но поскольку они, как правило, не решаются на организацию сопротивления, то и занимают позицию получиновников».

Но заклеймить большой профсоюз «совсем бессмысленным» и «безропотным» все же не получится. Его представители, пусть очень взвешенно, но высказывались против пенсионной реформы, выступали с осторожной критикой неисполнения «майских» указов. Видимо, из тех же соображений корректности комментировать Vademecum работу коллег из «Альянса», «Действия» и лиги в Профсоюзе работников здравоохранения РФ не стали.

Не чужды «официалам» и современные инструменты воздействия на отраслевую аудиторию – в марте 2019 года они завели свой YouTube‑канал, где запустили передачу «Профсоюзный тонометр», самим «превентивным» названием противопоставив себя соседнему «Дефибриллятору». Выпуски «Тонометра» практично‑содержательны: об уровне зарплат, особенностях оформления документов при совместительстве, «биологическом факторе» при оценке условий труда. На канал «главных» подписались 236 человек, не перепрыгнув даже скромное – 317 – число подписчиков «Действия», не говоря уже о более чем 7‑тысячной армии «Альянса».

альянс, альянс врачей, анастасия васильева, профсоюз, действие, андрей коновал, лига защиты врачей, гальперин, минздрав, путин, обращение, москва, калининград, нмиц, нмиц вишневского, андрейцева, офтальмология, навальный, алексей навальный, фбк, зарплата
Источник Vademecum №6, 2019
Поделиться в соц.сетях
Минпромторг разработал законопроект о регистрации лекарств по требованиям ЕАЭС
Сегодня, 22:12
Минздрав обновит программы допобразования по 27 специальностям
Сегодня, 20:09
Самарский Минздрав соберет предложения для модернизации работы поликлиник
Сегодня, 19:07
Татьяну Клименко назначили замгендиректора НМИЦ им. В.П. Сербского
Сегодня, 17:18
Минздрав обновит программы допобразования по 27 специальностям
Сегодня, 20:09
Самарский Минздрав соберет предложения для модернизации работы поликлиник
Сегодня, 19:07
Татьяну Клименко назначили замгендиректора НМИЦ им. В.П. Сербского
Бывший директор филиала НМИЦ психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Татьяна Клименко переведена на должность заместителя гендиректора этого центра. Ранее сообщалось, что Клименко дала положительную характеристику новым правилам проведения медосмотра водителей. После того как президент Владимир Путин назвал нововведение «чушью», Минздрав перенес вступление инициативы в силу.
Сегодня, 17:18
Минздрав намерен добавить две новые вакцины в НКПП к 2023 году
В 2021 году в расширенном Национальном календаре профилактических прививок (НКПП) станет обязательной для всех детей прививка против гемофильной инфекции (сейчас прививаются только пациенты группы риска), а с 2023-го в календарь войдут прививки от ветряной оспы и ротавирусной инфекции. Об этом рассказала министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в своей колонке в «Аргументах и фактах».
Сегодня, 16:43
Подробности уголовного дела Михаила Каабака
21 Ноября 2019, 23:45
Мединдустрия
Сажать не пересаживать: откуда выросло и чем разрешится дело трансплантолога Михаила Каабака
1784
Директор Центра наркологии им. В.П. Сербского уволилась на фоне скандала с водительскими медсправками
Директор Национального научного центра наркологии – филиала НМИЦ психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Татьяна Клименко 21 ноября 2019 года написала заявление об увольнении. Как сообщил Telegram-канал Baza, именно она дала положительную характеристику новым правилам для прохождения медосмотра водителями, которые президент Владимир Путин назвал сегодня «чушью». В Минздраве отставку Клименко не комментируют.
21 Ноября 2019, 19:47
Возбуждено уголовное дело в отношении ректора Тверского ГМУ Леси Чичановской
21 Ноября 2019, 19:35
Саратовский ТФОМС счел нецелевыми расходы поликлиник на обезболивющие для онкобольных
21 Ноября 2019, 18:58
«Чушь какая-то». Как Минздрав ввел и отменил новый порядок медосмотра водителей
21 Ноября 2019, 17:12
Минздрав не выдал разрешение на строительство медкластера в Екатеринбурге
21 Ноября 2019, 16:29
«Альянс врачей» готовит «всероссийский» митинг
Председатель профсоюза медработников «Альянс врачей» Анастасия Васильева заявила, что организация собирается провести «всероссийскую акцию протеста» напротив зданий региональных органов здравоохранения. По ее словам, в настоящее время в процессе согласования находятся заявки на проведение «массовых пикетов» в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Кургане и Перми.
21 Ноября 2019, 13:31
Минздрав Тверской области проверит, как лечили умершего от инфаркта врача
21 Ноября 2019, 12:27
Скворцова предложила Каабаку встретиться
21 Ноября 2019, 9:07
СПЧ просит Минздрав взять под контроль программу трансплантации почек в НМИЦ здоровья детей
Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) направил министру здравоохранения Веронике Скворцовой письмо, в котором попросил разобраться в ситуации, сложившейся в НМИЦ здоровья детей. В конце октября в НМИЦ были уволены трансплантологи Михаил Каабак и Надежда Бабенко, курировавшие программу по пересадке почки детям с весом до 10 кг.

20 Ноября 2019, 19:43
Московские поликлиники получат 59 млн рублей на раннее выявление онкозаболеваний
Руководитель Департамента здравоохранения Москвы Алексей Хрипун подписал ведомственный приказ, согласно которому 25 столичных медучреждений по итогам первой половины 2019 года были признаны победителями конкурса на получение грантов правительства Москвы «Ранняя диагностика. Рак победим». Суммарно поликлиникам выделено 58,8 млн рублей.
20 Ноября 2019, 18:48
Роспотребнадзор: заражение пациентов гепатитом С в Амурской ОДКБ продолжалось 18 лет
20 Ноября 2019, 14:10
МВД представило законопроект о получении медицинских данных водителей
20 Ноября 2019, 8:55
Москва выделила 40 млрд рублей на реновацию 135 поликлиник
Руководитель Департамента здравоохранения Москвы Алексей Хрипун сообщил, что с 2020 по 2023 год на капитальный ремонт 135 столичных поликлиник из городского бюджета будет выделено около 40 млрд рублей. Ремонт первых пятидесяти поликлиник запланирован на 2020 год, на эти цели направят от 12,5 млрд до 16 млрд рублей.
19 Ноября 2019, 18:44
Опрос: только 4% медорганизаций в РФ перешли на электронные медкарты
Компания «Медицинские информационные решения» (МИР) представила результаты исследования «Практическое применение медицинскими работниками цифровизации (информатизации) здравоохранения», которое проводилось с 23 по 29 октября 2019 года совместно с Ассоциацией развития медицинских информационных технологий (АРМИТ). Опрос, в котором приняли участие 4 398 (87%) врачей и 682 (13%) специалиста среднего медицинского персонала из 82 регионов России, был посвящен изменениям в работе медорганизаций после вступления в силу 1 января 2018 года федерального закона №242-ФЗ, регламентирующего оказание медпомощи с применением телемедицинских технологий.
19 Ноября 2019, 18:40
Яндекс.Метрика