08 Декабря 2022 Четверг

Анатомия про тесты: как и почему меняется ландшафт лабораторной отрасли
Михаил Мыльников Мединдустрия
14 ноября 2022, 15:20
Иллюстрация: Роман Коновалов
1575

Пандемийные годы, чего уж греха таить, стали для клинической лабораторной диагностики сезоном Ренессанса. Первый коронавирусный шок очень скоро, уже весной 2020-го, прошел и конвертировался в деятельное внимание к отрасли со стороны регуляторов, свежий приток госфинансирования, всплеск инвестиционной и деловой активности частных операторов. Подгоняемый спросом рынок лабораторных услуг заметно прибавил в объемах – с 280 млрд в 2019 году до 370 млрд рублей в 2021-м.

Спровоцированный пандемией лабораторный бум подтолкнул регуляторов к устранению целого ряда проблем, на решение которых прежде не хватало административной воли или денег. Минздрав упростил регистрацию и порядок ввоза импортных изделий, обновились правила и стандарты проведения клинико-диагностических исследований. В связи с усилившейся нагрузкой и за счет обязательных доплат медикам, работающим с анализами на COVID-19, в отрасли выросли зарплаты. Дважды – в 2020-м, а затем в 2021 году – правительство выделяло дополнительные средства на модернизацию государственных лабораторий, направив совокупно более 10 млрд рублей на обновление парка диагностического оборудования. Частные игроки, пусть не сразу, но все же получили от государства ангажемент на выполнение коронавирусных тестов на коммерческой основе, что естественным образом сказалось на их доходах: «Гемотест», например, за два года нарастил выручку почти в пять раз – с 5,8 млрд до 25,7 млрд рублей, «Инвитро» – с 20 млрд до 38–40 млрд рублей. И во многих случаях незапланированные прибыли были реинвестированы в развитие и технологический апгрейд, позволяющие поднимать отечественную лабораторную диагностику на новые высоты.

Правда, все эти тучные годы наиболее востребованной – что в госсекторе, что среди частников – модернизационной концепцией оставалась идея централизации. Хабы, в которые из медофисов свозились анализы на обработку, безусловно, оснащались высокотехнологичным и высокопроизводительным оборудованием – как правило, импортным, «закрытым», то есть критично зависящим от оригинальных комплектующих и реагентов.

Вот об эту зависимость весной 2022 года впавшая в централизацию лабораторная отрасль чуть было не споткнулась – стало очевидно, что импортные реагенты и оборудование могут стать в одночасье недоступны. Масштабной дефектуры пока удалось избежать, хотя отдельные редкие реагенты на российском рынке уже оказались временно недоступны. В то же время, по данным Института медицинских материалов Минпромторга, на лабораторный сегмент приходится наибольшее количество потенциально дефектурных медизделий: из 889 наименований, оставшихся без заявок отечественных производителей, половина – 435 – как раз относится к номенклатуре для in vitro диагностики.

Эпидемиологическая конъюнктура тоже поменялась: приход нового штамма «омикрон» и его подвидов с более низкой летальностью, облегчение карантина и снятие коронавирусных ограничений обрушило рынок ПЦР-исследований.

На динамику показателей частного сектора, помимо прочего, уже накладывается и падение платежеспособного спроса – по данным сервиса сквозной аналитики Calltouch, снижение обращений за платными медуслугами на 36%, по сравнению с 2021 годом, фиксировалось уже в марте 2022-го.

По оценкам игроков рынка, «ковидная» выручка по итогам 2022 года скорректируется на 10–20%, что наверняка потребует пересмотра стратегий развития. С тем, что локальный пик на рынке услуг лабораторной диагностики пройден, соглашаются и инвесторы – фонд UFG, с 2012 года владеющий сетью KDL, с февраля 2022 года вел переговоры о продаже актива. Осенью стало известно, что покупателем выступила сеть клиник «Медскан», стоимость лаборатории неофициально оценивалась в 15 млрд рублей с учетом долга.

Экономя на платных услугах, пациенты перетекают в госсектор, «починить» который за пандемийные годы полностью не удалось – отрасль по-прежнему испытывает приступы кадрового дефицита, особенно в среднем звене, недостаток финансирования по линии ОМС и обусловленный этим обстоятельством низкий уровень зарплат. Во многих регионах не решены вопросы информатизации и автоматизации, интеграции ЛИС и МИС, а централизация в регионах если и происходит, то ценой каких-то неимоверных усилий. Иными словами, новые (и не очень) вызовы требуют новых решений.

О том, с каким настроем вступают в завтрашний день отраслевые операторы, – в интервью Vademecum главного внештатного специалиста по клинико-лабораторной диагностике Минздрава России Татьяны Вавиловой (уже на сайте) и основателя лабораторной службы «Хеликс» Юрия Андрейчука (на сайте – в ближайшее время). Также оба интервью можно почитать в журнале Vademecum #4 (206).

лабораторная диагностика
Источник: Vademecum №4, 2022

Орфан-зона: как и почему госпрограмма «14 ВЗН» делится подопечными с госфондом «Круг добра»

«Для всех проблема перенасыщения станет наглядна месяца через три-четыре». Руководитель «Биннофарм Групп» – о назревающем кризисе коммерческого фармрынка

Дмитрий Фомин: «Наш план – вырастить компанию с капитализацией в $1 млрд»

Это нам не по зумаб: почему регионы не могут или не хотят тратить свои деньги на химиотерапию

«Переоснащение – постоянная форма существования лаборатории». Главный специалист Минздрава – о задачах национальной лабораторной службы

Анатомия про тесты: как и почему меняется ландшафт лабораторной отрасли