18 Сентября, 19:14

«Симуляторы пока не могут вытеснить трупы»

Анна Родионова
19 Декабря 2016, 10:16
4458
Фото: Из личного архива Павла Ильина
Как в российской индустрии здравоохранения формируется рынок искусственных учебных и демонстрационных материалов
Медицинский кибернетик Павел Ильин семь лет назад ушел от одного из крупнейших поставщиков симуляционного оборудования «Гэотар», чтобы начать развивать компанию «Медтехника СПб», выступавшую тогда в скромной роли субдилера. Сейчас «Медтехника СПб» – ведущий импортер профильных изделий из Китая, продающий все – от муляжей сердца до многофункциональных роботов с системой мониторинга основных жизненных показателей. В интервью Vademecum Павел Ильин рассказал о специфике нишевого рынка и о том, чем отличается хороший китайский манекен от плохого, какие фантомы заказывают военные, а какие – Елена Малышева и постановщики «Пиратов Карибского моря».

– «Медтехника СПб» значительную часть симуляционной номенклатуры закупает в Китае. Как себя проявляют китайские производители в такой специфической нише?

– В Китае тысячи производителей симуляторов, и номенклатурная специфика действительно накладывается на страновую. Дело в том, что оборудование, которое они поставляют в свои институты и больницы, не обязательно должно работать, главное – чтобы было. Очень часто оно лежит на складе, и его достают, когда приезжают важные лица. У них медицина по большей части традиционная, и основное лечебное средство у большинства врачей – горячая вода. Поэтому из этих тысяч производителей мы «вручную» отобрали тех, с кем можно иметь дело, качество продукции которых предсказуемо. В интернете есть масса публикаций на этот счет, типа: «Мы закупили китайскую продукцию, но она обладает своей спецификой – например, внутримышечные инъекции необязательно делать в верхний наружный квадрант ягодицы, лампочка правильного ответа загорается в любом случае». А на самом деле это значит, что симулятор на наш рынок поставила компания, которая не разбирается в китайской специфике и купила как раз то оборудование, которое и не должно правильно работать. Второй момент – работать нужно на склад: мы закупаем определенную выборку, и она либо уже лежит, либо уже в пути из Китая – это месяца полтора. И только тогда мы участвуем в аукционах. Но «классика» работы – компания сначала выигрывает аукцион, а потом закупает оборудование и, как правило, проваливает срок поставки. Несколько оптовиков, столкнувшихся с этой спецификой – браком и непредсказуемыми сроками производства и поставки, теперь вынуждены перекупать наши запасы.

– Рынок симуляционного оборудования в России только начинает складываться, но наверняка здесь как‑то отражаются общемировые тенденции?

– Среди производителей в мире лидирует норвежская Laerdal, а вот по количеству проданных манекенов с Китаем никто не сравнится. Что касается российского рынка, сложно сказать, как он поделен: у большинства компаний нет для этого отдела маркетинга, который бы мог собрать действительно актуальные данные. По ощущениям – на китайское оборудование приходится 5–8% рынка. Посчитать невозможно – у любого дистрибьютора есть несколько юрлиц, импорт и продажи делают разные компании, причем зачастую симуляционное оборудование комбинируется с другими типами оборудования. Но в то же время ясно, что в Китае слабо развито производство симуляторов, которые относятся к шестому‑седьмому уровням реалистичности по классификации Российского общества симуляционного обучения в медицине. Причем количество так называемых роботов составляет от силы с десяток моделей, а виртуальные разработки у них практически на нуле. Китайцы берут основные модели европейцев, японцев и американцев, например, манекен для сестринской помощи, и добавляют к нему множество функций – сердечно‑легочную реанимацию, аускультацию, снятие ЭКГ, интубацию, множество пункций, травмы и другие. Сделать большую партию напичканных электроникой сестринских манекенов будет дешевле, чем выпустить меньшую партию с ограниченным набором функций. Это достигается за счет использования одних и тех же пресс‑форм для производства самых разных частей симуляторов, например, одна и та же модель руки будет использоваться в сотнях различных моделей окончательной продукции.

– Насколько активно используют медицинские симуляторы в России по сравнению с другими странами?

– Мы пока на уровне стран третьего мира, в США они используются гораздо масштабнее, чем у нас. В том же Китае дорогое оборудование используется редко, в то же время дешевые вещи – для физикального осмотра, реанимации, хирургии, стоматологии, пункции – применяются в огромном количестве: громадные залы, где студенты до потери пульса учатся оказывать первую помощь, накладывать швы или пунктировать спинной мозг. Простейшие манипуляции руками у них в принципе очень развиты. Перкуссия, пальпация, аускультация – китайцы используют советскую школу. Умение послушать, пощупать, проткнуть и разрезать у них очень развито, плюс каноны традиционной медицины – «вижу», «чувствую», «спрашиваю», «трогаю». По таким направлениям они даже не столько заимствуют, сколько изобретают сами – столько звуков в симуляторах, сколько у китайцев, нет ни у кого. Пальпация печени и селезенки, перкуссия сердца и легких, разнообразные пункции – от печени до костного мозга, инъекции всех типов сосудов – такого обилия моделей нет ни у кого.

– Могут ли симуляторы каким‑то образом помочь в решении специфической проблемы – нехватки трупного материала для обучения студентов‑медиков?

– Симуляторы пока не могут вытеснить трупы. Есть симулятор – труп из белковых разлагающихся материалов, он хранится в воде, высохнет и разложится. Он «дышит», кровь идет по сосудам, но он имитирует только основные сосуды и мышцы, то есть упрощен. Да и условия, конечно, у наших медвузов, по сравнению с американскими, разные. У нас «анатомичка» – часть подвальчика, в котором студенты и труп едва помещаются, а в Америке – несколько огромных залов.

В США трупы кладут в КТ и МРТ и на виртуальном анатомическом столе создают виртуальный профиль – его можно вскрывать бесконечное количество раз. Правда, у виртуальных столов было много ошибок: лет пять назад кафедра РУДН купила подобный стол Anatomage – грубо говоря, там некоторые органы оказались размещены не с той стороны. Вот такие курьезные компьютерные ошибки. Виртуальный симулятор анатомии Anatomage еще до кризиса стоил около 6 млн рублей, сейчас – больше 10 млн. В то время три компании – мы, «Виртумед» и «Гэотар» – вели переговоры о его дистрибуции: мы и «Виртумед» готовы были купить по одному аппарату, «Гэотар» – пять. Он и победил. Но кроме программных недоработок в Anatomage есть еще проблема – фактически его некуда приложить, для клинических дисциплин, патанатомии и физиологии его функционал слишком маленький, а обосновать его цену кафедре анатомии будет тяжело. 

У Anatomage есть конкурент – шведский визуализационный стол Sectra, такой симулятор мы недавно поставили в Петрозаводский государственный университет. При примерно сходной стоимости там есть не только анатомический атлас – это оборудование можно использовать и для отделения лучевой диагностики, получать данные можно с цифровых рентгенов, УЗИ, КТ, МРТ. Стол позволяет в мельчайших деталях визуализировать и всячески обрабатывать практически любые медицинские цифровые данные диагностики, вплоть до проведения виртуального вскрытия реального пациента. То есть можно весь организм снять и обработать в системе, плюс туда загружается база клинических случаев и можно добавлять новые. Для учебных целей он тоже подходит и может использоваться всеми кафедрами. Но основной функционал этого аппарата – предоперационное консультирование и планирование: врачи могут распланировать операцию и показать пациенту, где что не так и как они будут проводить вмешательство. Сейчас активно развиваются университетские клиники, как раз там это оборудование можно использовать полноценно, да и обосновать закупку гораздо проще.

– В связи с начавшейся аккредитацией объем закупки оборудования вузами вырос?

– На самом деле пока денег выделяется немного, и закупки стали менее разнообразными. Раньше вузы приобретали симуляционное оборудование по своему усмотрению, а теперь появились рекомендации с перечнем наименований – и закупки сузились с сотни разных видов манекенов до нескольких десятков. И под аккредитацию пытаются закупать как можно более дешевые вещи. Реагируя на это, и новые дистрибьюторы, и уже давно действующие на рынке игроки стали искать контакты в Китае. Проявилась еще одна занятная тенденция – по тендеру университет закупает американское, европейское или японское оборудование по соответствующим ценам, а поставляют ему китайское – вуз просто не в курсе или не видит разницы. Если там есть специалисты, которые уже имели дело с такой номенклатурой, то они, может, и поймут, но в большинстве случаев никто об этом понятия не имеет. В этом году нам удалось договориться с нашими поставщиками – они начали конкретно под нас делать симуляторы, и некоторые изделия подешевели. У китайцев цена формируется исходя из их представлений о новых и старых моделях, а не из стоимости производства. Сейчас же цена как раз отталкивается от стоимости производства. Например, раньше роботы, отвечающие рекомендациям по аккредитации, стоили больше 2 млн рублей, сейчас – 1,3 млн рублей. Самый яркий пример – манекен‑симулятор для станции «Неотложная помощь при внезапной смерти», он обозначен в проектах для первичной аккредитации по всем направлениям. Американский симулятор будет стоить от 2 млн рублей, даже у нас его стоимость начиналась от 500 тысяч рублей, а сейчас мы продаем его чуть дороже 60 тысяч. Есть такой же манекен с контроллером, но это дополнительное устройство, которое тоже недешево, а наш новый – с Wi‑Fi-точкой внутри – стоит копейки. Достаточно было месяц посидеть с китайцами, чтобы их модель доработать и чтобы все было написано по‑русски.

– Помимо медицинских колледжей, вузов и больниц есть серьезные заказчики симуляционного оборудования?

– Симуляцией заинтересовались многие. У нас есть американский поставщик Dapper Cadaver, изготавливающий трупы для кино, – они, например, выполняли заказы для «Ходячих мертвецов» и «Пиратов Карибского моря». Сейчас они делают манекены для американских чрезвычайных служб, и когда в нашей Академии Следственного комитета об этом узнали, тоже проявили интерес. У них есть задача – обучать сотрудников распознавать висельников – повесился человек сам или его убили. В таких случаях различаются борозды. Мы делали слепки и фото, переправляли все это в Штаты. Следователям эти вещи интересны и нужны, они хотят покупать, но очень ограничены в средствах. Воинские части тоже приобретали такие фантомы – правда, через подставных лиц, не называя адреса: они проводили учения по взрывам пояса смертника. В принципе, по запросу мы можем сделать что угодно. Звонят киношники, которым всегда «нужно завтра», тогда как требуемые ими вещи недешевые, а держать на складе несколько сотен модификаций мы не можем, да и перепады температур фантомы не очень хорошо переносят – могут полопаться. Очень весело было, когда звонили из театров – искали трупы карликов, вероятно, у них какой‑то тренд был. Периодически муляжи для своей передачи закупает Елена Малышева – какое‑то время назад она как раз показывала белковый труп. Мы могли поставить муляж трупа, который бы устроил организаторов, но через полтора месяца. Срок их не устроил, и я отправил их в «Гэотар» – знал, что у них есть такой на складе. Они дали напрокат. К слову, за ним нужно ходить с пульверизатором – белковый труп немножко попахивает. На Первом канале ему сшили какую‑то кожу – так он и попал на конференцию морфологов, с этой самой телевизионной кожей: пришлось срезать.

симуляционное обучение, симуляционные центры, медтехника спб, ильин, кибернетика, манекен, медизделия, симуляторы, мрт, кт, китай, сша, образование врачей, виртумед, гэотар, пальпация, рудн, аккредитация, anatomage, laerdal
Источник Vademecum №22, 2016
Поделиться в соц.сетях
Заразившихся гепатитом С онкопациентов АОДКБ снабдили лекарствами на 16,4 млн рублей
Сегодня, 18:44
В НМИЦ Мешалкина начали проводить лучевую терапию детям
Сегодня, 17:15
«Ангиолайн» открыл промплощадку в биотехнопарке «Кольцово» за 500 млн рублей
Сегодня, 15:53
Представители крупнейших частных клиник обсудили перспективы «двойного лицензирования»
Сегодня, 15:46
«Ангиолайн» открыл промплощадку в биотехнопарке «Кольцово» за 500 млн рублей
Новосибирский производитель медизделий для интервенционной кардиохирургии «Ангиолайн» ввел в эксплуатацию производственный комплекс в региональном биотехнопарке «Кольцово». Общий объем инвестиций в проект составил 500 млн рублей, благодаря открытию площадки в компании рассчитывают к 2022 году увеличить выручку до 4,5 млрд рублей.
Сегодня, 15:53
PwC и МЭЦ помогут реализовать экспортный потенциал медицинских и фармкомпаний
Сегодня, 15:32
«Биокад» и Shanghai Pharmaceuticals Holding организуют СП с капиталом $400 млн
Сегодня, 13:32
Минздрав РФ намерен до 2021 года закупить 50 тысяч электрокардиографов
Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова предложила приобрести 50 тысяч цифровых электрокардиографов для оснащения фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) и центральных районных больниц. План по оснащению медучреждений первичного звена кардиографами был представлен президенту Путину 20 августа 2019 года. Общий объем поставок этих медизделий, по оценке Vademecum, может достичь 2,5 млрд рублей.
17 Сентября 2019, 14:57
Мантуров: отечественные производители к 2024 году займут 40% российского рынка медизделий
16 Сентября 2019, 18:48
ЦИТО намерен нарастить выпуск МИ для травматологии и ортопедии до 2,4 млрд рублей в 2024 году
ФГУП «ЦИТО» через расширение собственных промплощадок и создание импортозамещающего кластера по выпуску МИ – Центра инновационных технологий в ортопедии – намерено к 2024 году нарастить производство профильной продукции до 2,4 млрд рублей в год. Полный цикл будет запущен в 2020 году, всего планируется ежегодно выпускать более 181 тысячи медицинских изделий для травматологии и ортопедии и 5 тысяч единиц комплектующих для ортезов.
16 Сентября 2019, 16:32
«Ростех» локализует в Красногорске производство итальянских эндопротезов
Холдинг «Швабе» (входит в ГК «Ростех») заключил соглашение по локализации производства эндопротезов с итальянской компанией Limacorporate. Договор о намерениях подписали генеральный директор входящего в «Швабе» Красногорского завода им. С. А. Зверева (КМЗ) Вадим Калюгин и вице-президент Limacorporate Иво Волпи Лисьяк.
16 Сентября 2019, 16:04
Purdue Pharma готовится к банкротству
16 Сентября 2019, 8:35
МРТ- и КТ-диагностика будут финансироваться отдельно от подушевого норматива
13 Сентября 2019, 23:01
Gilead выделила $2 млн на поддержку трансгендеров
Американская Gilead Sciences, занимающаяся разработкой и производством противовирусных средств, учредила благотворительный фонд TRANScend, ориентированный на помощь трансгендерным людям. Фонд, уже получивший от Gilead $2 млн, продолжает принимать заявки на пожертвования, первый раунд финансирования должен завершиться в конце 2019 года.
13 Сентября 2019, 15:35
Джоан Роулинг пожертвовала 15,3 млн фунтов стерлингов на изучение рассеянного склероза
12 Сентября 2019, 19:13
Alcon локализовал производство интраокулярных линз в России
12 Сентября 2019, 14:40
Правительство РФ выделит 176 млн рублей на ремонт медучреждений в Северной Осетии
12 Сентября 2019, 12:34
Греф: в мире не осталось «отдельных медицинских вузов»
11 Сентября 2019, 16:16
Вадим Птушкин
Главный гематолог Москвы
«Внедрение онкогематологических препаратов в клиническую практику ускорилось многократно»
11 Сентября 2019, 12:10
Фармбизнес
Токсичные подходы: как Allergan блокирует конкурентов Ботокса
964
Novo Nordisk выпустит в США дешевую версию инсулина аспарт
10 Сентября 2019, 19:53
Университет Джона Хопкинса собрал $17 млн на изучение психоделиков
9 Сентября 2019, 13:29
Чувашский онкодиспансер пытается взыскать с компании «Юсар+» 144 млн рублей за невыполненный контракт
6 Сентября 2019, 17:09
Яндекс.Метрика