18 Ноября, 22:42

Пятьдесят оттенков серы

Александр Братерский
16 Сентября 2013, 17:41
3611
Собственные недра и советские формулы стали основой польской химико-фармацевтической промышленности
«Смерть бежит за мной по пятам, по пятам, выпей тазепам, тазепам, тазепам», – пела популярная группа «Ногу Свело!» в 1990 году. Польский транквилизатор Тазепам действительно был на слуху, лекарство держали в аптечке многие советские старушки, и не только они. Известные психотерапевты Дмитрий Исаев и Виктор Каган, авторы изданного в 1979 году бестселлера «Половое воспитание детей», рекомендовали Тазепам для «урежения мастурбации». В общем, польские фармпрепараты широко проникли в жизнь всех слоев общества в СССР. Как и все остальные лекарства в социалистической Польше, Тазепам выпускало государственное предприятие Polfa, которое за годы народной власти стало не только одним из крупнейших экспортеров фармацевтической продукции в СССР, но и активным партнером крупных западных производителей.

Фармацевтическая полька

По сравнению с другими странами Восточной Европы, у польской национальной фармацевтики был неплохой старт – ее история началась задолго до установления в стране социалистических порядков. В 1823 году в городе Тархомине, недалеко от Варшавы, была основана небольшая фармацевтическая фирма, владельцем которой стал фабрикант немецкого происхождения Людвик Списс. Предприятие поставляло патентованные препараты в Германию, Швецию и различные губернии Российской империи.

Через сто лет фирма «Людвик Списс и сыновья» стала ведущим предприятием Польши, а самого Списса считают отцом‑основателем польской фармотрасли.

Другое небольшое предприятие, позднее ставшее частью Polfa, было основано в 1889 году недалеко от города Лодзь немецким фабрикантом Робертом Швейкертом, начавшим свою деятельность с небольшой фирмы по сухой перегонке древесины и производству синтетических красителей для местных прядильных фабрик. Впоследствии компания Швейкерта в сотрудничестве со швейцарской Ciba переориентировалась на выпуск некоторых фармпрепаратов, однако Первая мировая война помешала партнерам развернуться по‑настоящему.

После Второй мировой войны в Польше установился социализм, а все небольшие фармацевтические фирмы, расположенные в Тархомине, Кракове, Познани и других польских городах, были объединены в государственную компанию Polfa, что означало «Польская фармация».

Карьера – дело серое

В середине 50‑х годов объединенная компания Polfa стала активно заниматься производством серы, что явилось настоящей золотой жилой для будущей польской фармацевтики.

Запасы серы в Польше – около 110 млн тонн, вторые в мире после Мексики. Первые геологические исследования по поиску серы были проведены в Польше в 1937 году, а затем на территории страны с помощью советских геологов был создан промышленный карьер по производству этого ценного минерала, который входил в состав многих сульфамидных антибиотиков. Переработка серы дала возможность превратить небольшую компанию Polfa в крупное химико‑фармацевтическое предприятие Польской Народной Республики (ПНР), состоявшее из многочисленных подразделений, включавшее в себя фармацевтику, производство косметики под брендом Pollena, бытовой химии, а также препаратов для ветеринарии. Объемы продаж серы в качестве сырья для агрохимии на мировых рынках заставили не на шутку переволноваться аналитиков ЦРУ, которые в 1971 году в докладе, посвященном химико‑фармацевтической промышленности соцстран, били тревогу: «Продажи польской серы вместе с увеличенным объемом поставок Свободного мира, вне сомнения, способствовали падению цен на серу», – констатировалось в докладе. Доклад напрямую касался Polfa – природные богатства страны дали польской фармацевтике шанс на быстрый рост, хотя немалую роль в нем сыграли также советские кредиты и дешевые энергоносители. По данным журнала «Польша», в конце 60‑х годов до 35% всего импортируемого страной сырья приходилось на СССР.

Впоследствии Polfa объединила под своим брендом 16 химико‑фармацевтических предприятий страны. Предприятие Polfa‑Tarchomin в городе Тархомине специализировалось на производстве антибиотиков, здесь же в 1953 году с помощью СССР было создано одно из первых в мире предприятий по производству инсулина.

В 1954 году польский фармацевт Анджей Ледоховский и группа его коллег из Гданьского университета синтезировали новый противоопухолевый агент C‑283, который позднее стал хорошо известен в СССР и на Западе под торговым названием нитракрин, он использовался для лечения рака прямой кишки.

Антибиотики были сильной стороной польской фармацевтики. Предприятие Polfa-Tarchomin производило такие известные в СССР и на мировом рынке препараты, как стрептомицин, эритромицин, тетрациклин.

На компанию в Тархомине, как и на другие подразделения Polfa, работали десятки ученых из польского Института антибиотиков, где в 70‑е годы было создано оригинальное польское лекарство Davercin – антибиотик на основе эритромицина.

От Нигерии до Австралии

Пользуясь монопольным положением в стране, наличием научных институтов и лабораторий, Polfa активно наращивала экспорт фармпродукции. Уже к 1973 году лекарственные препараты занимали 21% от всего польского экспорта химической продукции, они продавались в Великобритании, Швейцарии, Дании, Франции, Бельгии, Пакистане. Всего лекарства под брендом Polfa, по данным Polish Economic Survey от 1977 года, экспортировались в 60 стран.

Польские внешнеторговые организации налаживали связи через польскую диаспору по всему миру. «Polfa – это островок независимости в экономике», – писал о компании американский экономист Питер Вайлес в книге «Прогнозы результатов коммунистической экономики», опубликованной в 1970 году.

Впрочем, польские фармацевты успешно работали не только со странами социалистического лагеря. В 70‑е годы компания Polfa создала совместное предприятие в Нигерии, которое успешно функционировало до начала 90‑х. А в 1975 году поляки пошли еще дальше – Polfa создала совместное предприятие с американской компанией Johnson&Johnson в австралийском штате Тасмания, где выращивалось в то время до 40% мирового урожая легального опиумного мака.

Предприятие называлось Tasmanian Alkaloids и занималось производством морфина, объем начальных инвестиций составил $4,3 млн. Позднее его приобрел американский лидер по производству алкалоидов – компания Abbott.

Американцы не случайно выбрали в партнеры Польшу, которая теоретически находилась по другую сторону баррикад в «холодной войне». Польские эксперты имели хороший опыт в культивации мака и переработке маковой соломки, в то же время контроль за выпуском наркосодержащей продукции со стороны государства был достаточно жестким.

В 1977 году компанией Polfa было создано СП с другим американским фармацевтическим гигантом – компанией Pfizer, на предприятии производились препараты по американской лицензии. Для Pfizer кооперация с Польшей стала возможностью открыть для себя закрытый польский рынок, но и Польша немедленно воспользовалась этой возможностью для организации поставок лицензионных препаратов – таких, например, как антидепрессант Синекван (Доксепин) – в СССР и другие страны соцлагеря.

На протяжении многих лет Советский Союз был главным импортером польских лекарств. Даже обычному советскому потребителю были хорошо знакомы такие изделия польской фармацевтики, как противомикробный препарат Бисептол, транквилизаторы Элениум и Реланиум. Особенной популярностью, хотя они и были в дефиците, пользовались капли для носа Галазолин, а «стыдные» таблетки Трихопол, которые применялись при половых инфекциях, спрашивали в аптеках полушепотом.

На исходе советской власти Polfa выпускала 110 видов лекарств, включая ветеринарные препараты. В 1990 году экспорт польских лекарств за рубеж составил $30 млн, а в 1991 году достиг $36 млн, и существенная часть этого объема уходила по‑прежнему в страны уже бывшего советского блока.

Cтавший роковым для СССР 1991 год вынудил польскую сторону пересмотреть соглашения с давним партнером – последняя сделка с СССР по поставке польских лекарств была осуществлена по бартеру в обмен на газ.

Увеличение цен на энергоносители, потеря многих традиционных рынков, приход на рынок иностранных производителей тяжело ударили по польской фармацевтике, материальные затраты существенно превышали себестоимость продукции. К этому времени Polfa перестала быть единой: начатый в 1989 году процесс приватизации разделил бывшую монополию на несколько предприятий, которые раскупили частные компании – американская ICN Pharmaceuticals, израильская Teva, польская Adamed Pharma S.A. Столичный завод Polfa Warszawa тоже достался национальному игроку рынка Polpharma Group.

Компании Polfa больше нет, однако ее популярные бренды не исчезли. Пока россияне и жители Восточной Европы спрашивают в аптеках (правда, уже не стыдясь) Трихопол, капают в нос Галазолин и принимают «от нервов» Тазепам, песня группы «Ногу Свело!» по-прежнему актуальна. 

польша, фармацевтическое производство, история
Поделиться в соц.сетях
Экс-министру здравоохранения Челябинской области в шесть раз сократили назначенный за взятки штраф
Сегодня, 18:23
Центр здоровья детей опроверг закрытие программы трансплантации почки
Сегодня, 17:57
Roche за $1,4 млрд покупает разработчика средства от идиопатического легочного фиброза Promedior
Сегодня, 15:23
Медицинский налог для прибывающих в Британию мигрантов поднимут с £400 до £625
Сегодня, 14:52
Мединдустрия
Образец для подражания: ключевые параметры франшизы от лидера рынка медуслуг
126
Мединдустрия
«Мы не можем знать, сколько проживут наши дети»
Что такое перинатальная паллиативная помощь
2038
Закупки для сельского здравоохранения могут централизовать
14 Ноября 2019, 8:35
Мединдустрия
Пульт нитевидный: Теледоктор Мясников построит сеть франчайзинговых поликлиник
4741
Мединдустрия
Контракты жизненного цирка: кто научит организаторов здравоохранения заботиться о долгой и бесперебойной работе медтехники
5496
Мединдустрия
«Мы к детским глазам относимся так же бережно, как к деньгам, и наоборот»
Как видят свой бизнес владельцы старейшей в России сети детских офтальмологических клиник «Ясный взор»
1647
Эксперт: нужно ввести юридическую ответственность за качество курсов НМО
Официальный представитель Ассоциации по медицинскому образованию в Европе и член Координационного совета по непрерывному медобразованию Минздрава РФ Залим Балкизов отметил, что обучающие курсы для медработников в системе НМО сегодня предлагают более 600 организаций, при этом качество такого образования не контролируется. Он предложил ввести юридическую ответственность организаторов курсов и в целом ужесточить требования к ним.
7 Октября 2019, 16:19
Полиция пришла в офис АСНА из-за сообщения об убийстве Александра Шишкина
4 Октября 2019, 20:14
Надежда Соловьева
Психиатр
«Сократить койки легко – это сэкономит колоссальные деньги, но что делать с людьми, которые их занимали?»
26 Сентября 2019, 9:28
Медицина будущего: какой ее видят профессионалы
Ежегодная научно-технологическая конференция Futuremed 2019 пройдет 18 октября в Санкт-Петербурге в пространстве Nautilus. Уже в четвертый раз ведущие специалисты в сфере высокотехнологичной медицины соберутся, чтобы поделиться опытом, сломать междисциплинарные стены и дать экспертный прогноз развития индустрии.
Генеральным партнером Futuremed 2019 выступает компания «Инвитро», крупнейший российский частный холдинг, специализирующийся на лабораторной диагностике и медицинских услугах.
19 Сентября 2019, 12:48
Представители крупнейших частных клиник обсудили перспективы «двойного лицензирования»
18 Сентября 2019, 15:46
Мединдустрия
Всевышний пилотаж: чем израильская паллиативная служба обязана летчику-истребителю
1825
Яндекс.Метрика