ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

19 Августа, 0:40
19 Августа, 0:40
66,88 руб
76,18 руб

Биткойн набитый: как медицинские ICO успели стать открытием и разочарованием года

Алексей Каменский
15 Января 2018, 10:56
2705
Фото: theconversation.com
Ушедший 2017‑й не только был годом 20‑кратного роста биткойна, но и открыл новую грань криптовалют: с помощью так называемого Initial Coin Offering (ICO) можно быстро и дешево собирать средства на самые смелые проекты. В декабре стало известно, что этой возможностью намерен воспользоваться один из крупнейших игроков индустрии здравоохранения: IPT Group, близкая к главному акционеру «Фармстандарта» Виктору Харитонину, объявила об ICO для сбора средств на строительство радиологических центров. Но кажется, IPT опоздала: к концу года увлечение ICO сменилось разочарованием.

Всего IPT собирается открыть 20 центров. $5,7 млн в строительство первого из них, в Обнинске, она инвестировала сама, а следующие будут создаваться за счет прибыли от ICO и части доходов уже существующих центров. Остальные доходы будут распределяться среди криптоинвесторов, которым обещана просто фантастическая доходность: по плану группы, ICO принесет ей $30 млн, а выплаты в течение 10 лет составят $310 млн.

Предварительный сбор средств (pre-ICO) планировалось начать 9 января 2018 года, однако старт проекта был отложен на февраль-март  - в IPT решили дождаться, пока Минфин определится с законодательным регулированием рынка криптовалют.

ОТЗОВИТЕСЬ, ТОКИНИСТЫ

Успех проекта, который многие собеседники Vademecum оценивали как чересчур оптимистичный, во многом зависит от ситуации на рынке ICO. В первом квартале 2017‑го, по данным coindesk.com, ICO принесли стартапам в общей сложности $36 млн, во втором – почти $800 млн, в третьем – $1,2 млрд. Количество проектов стремительно росло: если за весь 2016 год на рынок вышло лишь несколько десятков ICO, то летом 2017‑го, на пике ажиотажа, стартовали сотни проектов в месяц. В сфере медицины в России тогда готовились к запуску около десятка ICO. Вдохновлялись они и общим интересом к теме, и, во многом, результатами российского стартапа – рекордсмена SONM, который сумел «поднять» за четыре дня $42 млн и, хоть сейчас имеет к здравоохранению весьма косвенное отношение, задумывался именно как медицинский проект.

В октябре, несмотря на стремительное дорожание криптовалют, все выглядело уже не так радужно. В медицинской сфере лишь Robomed создателя сети «Открытая клиника» Филиппа Мироновича выступил успешно, к концу месяца собрав на pre‑ICO $2,8 млн. На рынке продолжали говорить о низком пороге входа, возможности финансировать самые смелые идеи и фантазии, однако число проектов, реально готовящихся к реализации, сократилось. 19 декабря Robomed завершил свое ICO. Василий Кузнецов, отвечающий в компании за маркетинг, сообщил VM, что токены были проданы на общую сумму «примерно $15 млн», более точных данных компания к моменту сдачи номера в печать предоставить не смогла. Но больше никто из «медиков» ICO в этом году так и не начал. Хотя обещали.

«Третье мнение» – проект создания программы автоматического анализатора медицинских изображений, собиравшийся запустить ICO в декабре и собрать с инвесторов $100 млн, перенес размещение токенов на следующий год. Youthereum, который должен был в декабре уже собирать деньги на исследования в сфере борьбы со старением, отложил ICO до весны. «Рынок перегрет, сборы упали в разы, поэтому специалисты посоветовали нам подождать», – признается основатель Youthereum Юрий Дейгин.

Еще один проект из той же сферы – Gero – начал было готовить размещение, но по здравом размышлении отказался от этого плана. Компания Gero уже несколько лет разрабатывает препараты для лечения возрастозависимых заболеваний – раньше она называлась Quantum (подробнее – в материале «Старь дрожащая», Vademecum #11 (36) от 31 марта 2014 года), а 25‑процентной долей в компании владела «Валента Фарм», которой сегодня в составе акционеров уже нет. Совладелец Gero Сергей Филонов рассказал Vademecum, что его компания уже научилась уменьшать биологический возраст мыши и хочет попытаться распространить этот опыт на людей. Для проведения КИ весной 2017 года было решено готовиться к ICO, но сейчас Gero вернулась к идее собирать деньги более традиционным способом. «За прошедшие месяцы все достаточно сильно изменилось, – объясняет Филонов. – В этой области теперь все переоценено. Юристы чудовищно дороги, их услуги стоят более $100 тысяч. До $1 млн могут составить маркетинговые затраты».

Отказался от планов по части ICO и гендиректор Института стволовых клеток человека (ИСКЧ) Артур Исаев. Исаев зарекомендовал себя как человек, который хорошо видит новые финансовые возможности: на рынке он стал известен, когда в 2009 году первым в России провел IPO биотехнологической компании, в ходе которого сумел привлечь 140 млн рублей. Очередной новой возможностью – ICO – глава ИСКЧ заинтересовался по меркам этого рынка давно, еще в начале 2017‑го. Он рассказал Vademecum, что исследовал два варианта: выпустить совместно с американским партнером токены инновационной компании в сфере биотеха или же вывести на ICO компанию, занимающуюся генетическим анализом.

Изучению рынка сильно мешало стремительное изменение ситуации. Юристы, поначалу соглашавшиеся разобраться во всех вопросах за несколько тысяч долларов, увидели общий интерес к теме и взвинтили ставки. Сейчас, говорит Исаев, уладить все связанные с ICO формальности можно минимум за $40 тысяч. Средняя цена юридических услуг – около $100 тысяч, а одна компания запросила даже $500 тысяч. Примерно в $100 тысяч обойдутся связанные с размещением IT‑услуги. Так что сейчас самый скромный ICO‑бюджет – примерно $200 тысяч. Если же учесть маркетинговые расходы, без которых, по мнению большинства игроков, из серой массы стартаперов уже не выделиться, минимальная сумма вырастет до $500 тысяч.

НЕЗАЩИЩЕННЫЙ SEC

Дело не только в обилии предложения. Показательно, что американский партнер Артура Исаева, когда пошла речь о размещении на рынке США, сразу начал высказывать опасения. Не менее показательно, что в White Paper (официальном описании параметров эмиссии) амбициозного радиологического проекта, о котором говорилось выше, черным по белому сделано предупреждение: «Вы соглашаетесь и подтверждаете, что не имеете права <…> приобретать токены <…> если являетесь гражданином или резидентом США». Об ICO по‑прежнему говорят как о сфере, свободной от любого регулирования. Но кажется, уже по инерции. И первое предупреждение рынку поступило как раз из Америки.

Летом 2017 года Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) выпустила специальное заявление: токены являются аналогом ценных бумаг, так как их покупателям обещают возможность заработать на росте их курсовой стоимости. То факт, что токен обычно предполагает право на получение «чего‑то вещественного», некоего продукта или услуги, дела не меняет, полагают в SEC: «А кто утверждает обратное, ставит форму выше содержания». Вопрос, по мнению американских регуляторов, должен решаться индивидуально: «Если, например, токен представляет собой свидетельство вашего участия в клубе «Книга месяца» и дает скидку на покупку такой книги, разрешения SEC для его выпуска не требуется», – пояснила комиссия.

От предупреждений SEC скоро перешла к действиям. 29 сентября были заморожены активы Максима Заславского, который выпустил и продавал токены под лозунгом «Первая в мире криптовалюта, обеспеченная недвижимостью», однако, по данным SEC, никакой недвижимости не покупал, а в своих заявлениях сильно преувеличил размер собранной суммы. Позже под удар стали попадать уже стартапы, на первый взгляд ничего плохого не делавшие. Так, SEC остановила ICO компании Munchee, поскольку та «давала понять инвесторам, что цена токенов будет расти».

Российские финансовые власти пока ничего конкретного про токены не решили, хотя и обещают вскоре ввести «легкое» регулирование этого рынка. Но действия американского регулятора не могут не волновать и стартаперов, базирующихся в нашей стране. Всемирный характер ICO в данном случае представляет собой большой минус: если купивший токены американец сочтет, что компания‑продавец что‑то нарушила, в дело вступит SEC, даже если сам проект «прописан» за десятки тысяч километров.

Эту проблему организаторы ICO решают по‑разному. White Paper стартапа IPT, помимо антиамериканской оговорки, тщательно и довольно своеобразно подбирает термины: специально подчеркивается, что токен не является ценной бумагой, а приобретение его является «благодарностью за деятельность компании по спасению человеческих жизней». Прибыль же распределяется среди владельцев «в качестве поощрения». Юрий Дейгин собирается решить вопрос иначе: зарегистрировать ICO Youthereum по всем правилам, но в Канаде, поскольку там для публичного размещения криптопроектов действуют упрощенные регуляторные требования.

Один из игроков рынка признался Vademecum, что намерен предлагать инвесторам своего ICO выбрать страну, в качестве граждан которой они официально будут действовать. Понятно, что этой страной не должны стать Америка или, скажем, Австралия, где власти тоже очень уж внимательно следят за этой сферой. Впрочем, возможно, дело не только в объективных трудностях.

«В моем понимании на рынке вообще отсутствуют проблемы», – говорит Андрей Воронков, один из создателей SONM. По его мнению, «денег по‑прежнему больше, чем команд, просто те, кто хочет получить очень много, а при этом не могут написать нормальный White Paper, должны или улучшить качество, или снижать ожидания». 

SONM, рассказал Воронков, задумывался как система распределенных вычислений, которая cможет сдавать свои мощности в аренду для биомедицинских расчетов. Но постепенно биомедицинские расчеты из этих планов исчезли, остались только распределенные вычисления. Сейчас Воронков готовит новый проект, на этот раз уже точно из медицинской сферы. Постепенно ситуация «устаканится», считает Артур Исаев из ИСКЧ: «ICO станут доступнее, чем сейчас, а криптовалюты, увеличив свою капитализацию, превратятся в надежное универсальное платежное средство – вот только есть целый ряд структур, которые этому оптимистическому сценарию могут помешать».

биткойн, криптовалюты, ico, стартапы, харитонин, фармстандарт, ipt group
Источник Vademecum №22, 2017
Поделиться в соц.сетях
Важнейшие новости прошедшей недели
18 Августа 2018, 8:24
Производитель глюкометров «ЭЛТА» построит в ОЭЗ «Москва» завод за 660 млн рублей
17 Августа 2018, 19:38
Monsanto обжалует решение суда о компенсации $289 млн заболевшему раком американцу
17 Августа 2018, 19:18
СПЧ призвал достроить «замороженный» перинатальный центр в Новосибирске
17 Августа 2018, 17:41
Vademecum открывает платформу для резюме, вакансий и бизнес-кейсов в сфере медицины и фармацевтики
31 Июля 2018, 19:09
«Роснано» может войти в новый проект по развитию ядерной медицины
24 Июля 2018, 18:00
Виктор Харитонин вложит 20 млрд рублей в экспансию «ПЭТ-Технолоджи»
«МедИнвестГрупп» (МИГ), на 70% принадлежащая основному владельцу «Фармстандарта» Виктору Харитонину, вложит более 20 млрд рублей в расширение сети центров позитронно-эмиссионной томографии «ПЭТ-Технолоджи». На эти средства до 2025 года планируется открыть еще 40 центров ядерной медицины.
18 Июля 2018, 11:23
Виктор Харитонин консолидировал 100% «ПЭТ-Технолоджи»
18 Июля 2018, 8:05
Раковый конкурс: чем может пополниться инфраструктура для борьбы с онкозаболеваниями
16 Июля 2018, 12:01
«ПЭТ-Технолоджи» вложит 2 млрд рублей в центр ядерной медицины полного цикла
К 2020 году на базе ПЭТ-центра сети «ПЭТ-Технолоджи» в Екатеринбурге появится центр ядерной медицины полного цикла, где будет проводиться не только диагностика, но и радионуклидная терапия, а также начнут производиться радиофармпрепараты. Инвестиции в проект составят 2 млрд рублей.
10 Июля 2018, 11:06
Четыре фармкомпании поставят Минздраву АРВ-препараты на 4 млрд рублей

Четыре фармацевтических компании – «Р-Фарм», «Фармстандарт», «Профарм» (входит в группу «Фармасинтез» Викрама Пунии) и ЗАО «ГлаксоСмитКляйн Трейдинг» – поделили между собой контракты из серии объявленных Минздравом аукционов на поставку антиретровирусных (АРВ) препаратов на общую сумму 3,95 млрд рублей. На каждый аукцион заявлялась только одна фармкомпания, в результате производители поставят лекарства ведомству по максимальной цене. 

26 Июня 2018, 15:47
«Фармстандарт» поставит Эвиплеру на 778 млн рублей

«Фармстандарт» второй раз подряд за год оказался единственной фармкомпанией, подавшей заявку на участие в аукционе по поставке трехкомпонентного антиретровирусного препарата (АРВ) рилпивирин + тенофовир + эмтрицитабин, входящего в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). В результате компания получит контракт на поставку Эвиплеры от Gilead общей стоимостью 777,88 млн рублей.

22 Июня 2018, 12:39
Москва объявила о намерении закупить лекарства на 22,6 млрд рублей
Власти Москвы объявили конкурс на право поставки 31 МНН лекарственных препаратов на общую сумму 22,6 млрд рублей. Это второй офсетный контракт, предусматривающий встречные обязательства поставщика по инвестициям в строительство фармзавода. Минпромторг и участники рынка раскритиковали его условия, однако, по данным Vademecum, заключением сделки со столичным правительством уже заинтересовались «Фармстандарт», «Натива» и «Р-Фарм».
19 Июня 2018, 19:37
Миноритарий «Отисифарма» требует с его владельца 400 млн рублей
Несколько миноритариев «Отисифарма» подали иски к основному акционеру Augment Investments, не согласившись с размером выплат, предложенным в рамках принудительного выкупа акций. Всего с Augment требуют почти 1 млрд рублей. Параллельно с компанией судятся миноритарии «Фармстандарта».
19 Июня 2018, 15:16
Константин Лядов откроет авторскую клинику
18 Июня 2018, 21:47
«Фармстандарт» финансировал проекты «ПЭТ-Технолоджи»
15 Июня 2018, 21:30
«Натива» может получить принудительную лицензию на леналидомид
Арбитражный суд Москвы удовлетворил требование бывшего совладельца фармкомпании «Натива» Олега Михайлова о выдаче принудительной лицензии на использование патента американской фармкомпании Celgene на Ревлимид (леналидомид) для производства дженерика Леналидомид-Натив. Этот противоопухолевый препарат закупается государством по программе «Семь нозологий» на 7–9 млрд рублей в год. В Celgene уже заявили, что решение будет обжаловано.
4 Июня 2018, 19:21
Мединдустрия
Почему бывший акционер «Фармстандарта» инвестировал не в российского, а в британского робота‐хирурга
1973
Teva оспаривает патент «Отисифарма» на Пенталгин
ООО «Актавис» – подразделение израильской Teva – в Суде по интеллектуальным правам (СИП) пытается оспорить действие в России евразийского патента на Пенталгин. Этот обезболивающий препарат из портфеля российской компании «Отисифарм» продается на сумму свыше 5 млрд рублей в год. У Teva есть зарегистрированный в России аналогичный препарат Спазмалгон эффект с теми же действующими веществами, что и у Пенталгина.
7 Мая 2018, 17:16
Яндекс.Метрика