1 Апреля, 9:27

Все, видящие онко: Что принес онкослужбе первый год реализации профильного федерального проекта

Дарья Шубина, Сергей Галаянц, Дмитрий Камаев
30 Декабря 2019, 8:13
5039
Фото: rosminzdrav.ru
Зампредседателя Счетной палаты РФ Галина Изотова, выступая 16 декабря в РЭУ им. Г.В. Плеханова с оценкой первого года реализации нацпроектов, объяснила многочисленные стартовые заминки масштабных начинаний так: «Ситуация усугубляется необходимостью декомпозиции целей, задач, показателей и мероприятий нацпроектов на уровень субъектов РФ и отражения соответствующих элементов в региональных госпрограммах и региональных проектах». Рекомендация аудитора по поводу срочной «декомпозиции целей» наверняка поможет избавиться от пробуксовок (а таковые видны невооруженным глазом) высокобюджетной госпрограмме «Борьба с онкозаболеваниями», в первых достижениях и провалах которой решил разобраться Vademecum.

В уходящем 2019 году на мероприятия онкопрограммы ее кураторы должны были направить свыше 100 млрд рублей, то есть больше половины всей суммы годовых расходов по нацпроекту «Здравоохранение». На момент сдачи номера в печать финальных данных об исполнении бюджета госпрограммы еще не было, однако нет сомнений, что ее распорядителям удастся успешно отчитаться по показателю «план/факт». Впрочем, предварительная позитивная оценка уже прозвучала. 11 декабря на «круглом столе» в Госдуме начальник Управления модернизации системы ОМС ФФОМС Ольга Царева сообщила коллегам: «В этом году было много проблем – отсутствие закупки препаратов, недостаточная проработка маршрутизации пациентов. Считаю, что в течение года совместными усилиями мы нагнали существенный темп. Регионы уже понимают, чего от них хотят главные онкологи».

Надо заметить, еще в августе Царева, выступая на той же площадке, сетовала: запланированные на семь месяцев средства не освоены – на медпомощь в круглосуточном стационаре истратили 58,8 млрд рублей вместо 71,4 млрд, в дневном – 29,6 млрд рублей против 45,5 млрд. «Январь, февраль, март не занимали уверенные финансовые позиции из‑за непроведения торгов либо срыва закупок лекарств, что связано с провалом работы на местах, а не с отсутствием финансирования», – укоряла чиновница федерального ФОМС региональных организаторов здравоохранения.

Провал накачанной деньгами программы лекобеспечения онкопациентов иллюстрируют результаты опроса, проведенного ассоциацией «Здравствуй!»: из 700 респондентов 48% стационарных и 83% амбулаторных больных были вынуждены покупать препараты самостоятельно. Негативные отклики пациентской аудитории подтверждают данные мониторинга Headway Company, показавшего, что только за первое полугодие по стране не состоялись 2,9 тысячи профильных аукционов – в основном, из‑за некорректно или несвоевременно составленных заявок и несовершенного механизма формирования начальной максимальной цены контракта.

Раздосадованные неудачами закупочной кампании Минздрав и Росздравнадзор направили по регионам ревизоров, правда, результаты этого рейда не представили. Помог тому аудит или нет, по состоянию на 1 декабря 2019 года уполномоченными организациями, по данным Аналитического центра Vademecum, были закуплены препараты для химиотерапии на 154,2 млрд рублей. И за месяц эта сумма наверняка выросла до «плановых» 165 млрд рублей.

ТЕРРИТОРИЯ АМБУЛАТОРИЙ

Следующий пункт в паспорте федерального проекта предписывал исполнителям открыть в 58 регионах страны 138 центров амбулаторной онкопомощи (ЦАОП), повышающих доступность специализированных врачебных консультаций, базовой диагностики, химиотерапии и реабилитации. ЦАОПы планировалось инсталлировать в состав многопрофильных областных больниц или организовывать обособленно, но обязательно выстраивая четкую маршрутизацию из местного онкодиспансера. К началу октября, отчитывался Минздрав, удалось открыть лишь 70 амбулаторий.

«Почему ЦАОП, которые будут сданы в декабре, оказались в зоне риска? Потому что это конец года, а до того как объект сдадут, его необходимо проверить, посмотреть готовность включения в программу, то есть подтвердить, что он может работать», – подгоняла тогда нерасторопных директор Департамента организации медицинской помощи и санаторно‑курортного дела Минздрава РФ Екатерина Каракулина.

Однако и к ЦАОП, введенным в строй по графику, были претензии. «Приведу два конкретных примера, – указывала на огрехи при создании инфраструктуры онкослужбы начальник Управления контроля за реализацией государственных программ в сфере здравоохранения Росздравнадзора Алла Самойлова, – Калининградская и Оренбургская области. В первой ЦАОП открыт, но назвать его таковым нельзя, так как там не оказываются услуги по химиотерапии, отсутствует необходимый набор медоборудования. Во второй – не проработан вопрос маршрутизации пациентов, в результате областной онкодиспансер переполнен, а ЦАОП загружен не на полную мощность».

По данным Vademecum, к 11 декабря в регионах в общей сложности успели открыть 80 ЦАОП. Удастся ли рывок по организации в уходящем году еще 50 амбулаторных центров, в Минздраве сообщить затруднились. Но дело все же не в формальном следовании паспорту госпрограммы, а в том, как открытие ЦАОП отражается на качестве оказания онкологической помощи. В этом смысле весьма красноречивы результаты опроса, проведенного Российским обществом клинической онкологии (RUSSCO) в 19 регионах страны: в четырех областях появление дополнительной амбулаторной инфраструктуры на объеме получаемой пациентами лекарственной терапии никак не сказалось, в остальных 15‑ти – ЦАОП, как выяснилось, либо не открылись, либо остаются недозагруженными.

«Обследование возможно, но как заполнить объемами дневной стационар этих ЦАОП, мы не знаем, – рассказывала на заседании RUSSCO руководитель отделения химиотерапии Городского клинического онкодиспансера Санкт‑Петербурга Рашида Орлова. – А ведь у нас запланировано 18 ЦАОП, в каждом – 20 коек дневного пребывания. Это 360 коек, рассчитанных на проведение лекарственной терапии, тысяча человек в день. У нас столько больных в городе, слава богу, нет».

Тут стоит заметить, что региональные онкопрограммы, на верстку которых ушел не один месяц (сейчас эти документы уже утверждены и опубликованы), писались далеко не профанами. Как ответственно заявили Vademecum в двух из трех ключевых центров профильных компетенций – НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина и НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, их представители курировали программирование локальных сегментов федерального проекта, в том числе очно, и давали свои рекомендации. «Специалисты нашего центра участвовали в анализе и коррекции медико‑технического задания на капитальные ремонты, делали оценку модернизации и переоснащения онкологических учреждений 3‑го уровня. Для этого они выезжали на объекты в Краснодарский край, Мурманскую область, Республику Коми, Республику Карелию, Ленинградскую область, Калининградскую область», – сообщили Vademecum в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, добавив, что досконально проверили программы в 19 регионах.

«Наш центр проводил экспертизу региональных программ субъектов Уральского, Сибирского и Дальневосточного ФО. В этих программах были прописаны мероприятия по изменению, расширению инфраструктуры оказания онкологической помощи как с точки зрения создания ЦАОП, так и с точки зрения модернизации уже имеющихся онкологических учреждений, онкодиспансеров», – рассказал Vademecum замдиректора НМИЦ им. Н.Н. Блохина по развитию онкологической помощи в регионах Александр Петровский.

ВОКРУГ СМЕТЫ

Изначально кураторы госпрограммы планировали в 2019 году потратить на строительство, ремонт и реконструкцию объектов инфраструктуры онкослужбы в регионах порядка 33 млрд рублей. Большая часть этой суммы – 25 млрд – была «расписана» Минфином в октябре 2019‑го. Денег хватило на десять проектов, реализация которых запланирована на 2019‑2021 годы, включая два объекта федерального уровня – реконструкцию главного корпуса МНИОИ им. П.А. Герцена в Москве и строительство клинического корпуса с пищеблоком НМИЦ онкологии им Н.Н. Петрова в Питере. Однако уже в мае Вероника Скворцова сетовала на то, что региональные власти буквально завалили Минздрав своими девелоперскими заявками: «Общая стоимость, исходя из средней цены – от 3,1 до 3,9 млрд рублей, – это практически 80 млрд рублей, из которых у нас есть только 8 млрд». Губернаторов конечность бюджета госпрограммы, как водится, не смутила.

«Сегодня я встречался с главой Минздрава Вероникой Скворцовой, мы обсуждали конкретные сроки по вхождению в нацпроект с нашим онкодиспансером. По итогам встречи появилась надежда, что, если соответствующие финансовые решения по нацпроекту будут приняты, в 2021‑м мы начнем его полноценно строить. Проектно‑сметная стоимость онкодиспансера – 5,7 млрд рублей», – рассказывал в июне 2019‑го губернатор Рязанской области Николай Любимов. За федеральной поддержкой аналогичных инициатив главы регионов на протяжении всего года при случае обращались то к премьер‑министру Дмитрию Медведеву, то к президенту Владимиру Путину.

К концу 2019 года региональные власти объявили о реализации более 40 проектов совокупной стоимостью более 90 млрд рублей. И эта смета еще увеличится, так как по некоторым заявкам, особенно по тем, что связаны с реконструкцией, общий объем инвестиций пока не обозначен. Зато проектирование по большинству строек уже началось.

Паспортные дальние

Параметры оснащенности и планового развития региональных онкослужб

В обширный перечень пожеланий и достижений, как можно сразу заметить, не вошла Москва – во‑первых, по той причине, что здесь при модернизации онкослужбы пока обходятся средствами городского бюджета, во‑вторых, потому, что масштабных строек в 2019‑м столицей не объявлялось. За исключением создания медицинского комплекса в Коммунарке, где лечение онкозаболеваний станет одним из ключевых направлений, получившим 250 коек стационара.

По словам Дениса Проценко, главного врача ГКБ №40, к которой присоединили проект в Новой Москве, с началом работы медцентра в Коммунарке вся прочая онкологическая инфраструктура 40‑й больницы будет ориентирована на профильную амбулаторную помощь. «Онкохирургическая служба переедет, а вот химиотерапия будет придерживаться территориального принципа. Сейчас здесь удельный вес коек дневного стационара составляет 100 штук, и химиотерапия, даже в высокодозном варианте, будет проводиться на базе дневного стационар», – рассказывал Проценко в сентябрьском интервью Vademecum.

В декабре глава столичного Депздрава Алексей Хрипун анонсировал реорганизацию действующей онкологической инфраструктуры города. По плану ДЗМ, с 2020 года система будет работать так: при подозрении на онкозаболевание врач поликлиники должен направить пациента на необходимый минимум исследований, далее при выявлении признаков болезни пациент отправится к специалисту в онкодиспансер для постановки диагноза. В многопрофильном же центре будет проводиться онкоконсилиум, где определят тактику лечения. За контроль результатов терапии и дальнейшее наблюдение пациента будет отвечать онкодиспансер.

Статус многопрофильных онкоцентров получат Московская городская онкологическая больница №62, ГКБ им. Д.Д. Плетнева, ГКОБ №1, ГКБ им. С.П. Боткина, ГКБ №40 и Московский клинический научный центр им. А.С. Логинова. Эти медучреждения дооснастят и расширят, а что самое важное – на их базе организуют шесть патоморфологических лабораторий, для которых уже закупили 269 единиц техники из 338 запланированных – на 560 млн рублей. Эта сумма сопоставима с совокупным федеральным финансированием организации таких мощностей по всей стране – 640 млн рублей на 2019 год, столько же выделят в 2020‑м.

Пока, помимо Москвы, создание региональной патоморфологической лаборатории анонсировано в единственном регионе – Новосибирской области. Согласно техзаданию, на проектирование объекта при Новосибирском ОКОД – это будет «быстровозводимое здание» площадью 265 кв. м – компании ООО «АТИС» выделено 1,8 млн рублей, завершить работы по этому контракту подрядчик должен до 31 декабря 2019 года.

онкологическая, онкология, онкозаболевания, скворцова, каприн, стилиди, цаоп, патоморфология, ракова
Источник Vademecum №10-11, 2019
Поделиться в соц.сетях
Михаил Ратманов займется развитием первичного звена медпомощи в ФМБА
31 Марта 2020, 23:49
Коронавирус COVID-19. Мониторинг
31 Марта 2020, 22:08
Минздрав опишет порядок плановых госпитализаций по ОМС на время пандемии
31 Марта 2020, 22:02
Апелляционный суд утвердил ограничение родительских прав матери и отца живущей в ПМЦ «Мать и дитя» девочки
31 Марта 2020, 20:59
Яндекс.Метрика