06 Июля 2020
Главным внештатным специалистом Минздрава РФ по инфекционным заболеваниям стал Владимир Чуланов
Сегодня, 15:28
Главврач Уярской больницы ушел в отставку после смерти гинеколога от COVID-19
Сегодня, 14:13
Двое фигурантов уголовного дела о картеле при поставках в НМИЦ им. Е.Н. Мешалкина не признали вину
Сегодня, 12:30
«Люфт возможностей использования иммуноглобулинов стал заметно шире»
Сегодня, 11:55
6 Июля, 15:46

«В клубах каждый год происходит по шесть-семь сложных случаев травматизма»

Тимофей Добровольский
22 Января 2019, 8:04
2385
Фото: hr-tv.ru
Президент Ассоциации операторов фитнес-индустрии Ольга Киселева – об отраслевых антирекордах и надеждах
Последнее время фитнес-индустрия демонстрировала рост: по данным экспертно-аналитического центра Общественной палаты РФ, рынок в 2017-2018 годах прибавлял в деньгах по 11-12% . О том, как грядущие законодательные изменения могут отразиться на экономических показателях операторов сегмента, Vademecum рассказала президент Ассоциации операторов фитнес-индустрии, директор по развитию сети клубов World Gym Ольга Киселева.

– Как частные операторы отнеслись к инициативе по легализации фитнес‑индустрии?

– Индустрия была в этом заинтересована не меньше регуляторов, мы тоже принимали участие в разработке законопроекта. Крупные сети понимают, насколько важна прозрачность при найме людей, которые оказывают фитнес‑услуги. Сейчас у каждой сети есть свои собственные стандарты, у основных игроков эти требования примерно одинаковы. Я – руководитель международной сети World Gym на территории России. Мы ежегодно проводим аттестацию персонала. Инструкторы должны продемонстрировать не только знания теории, но и провести тренировки с экспертами, которые приезжают из российской головной компании. Похожая процедура есть и у World Class, и у X‑fit. Но сетевые клубы – это лишь 26% всех фитнес‑предприятий страны.

Одиночные клубы, многие из которых работают в полуподвальных помещениях, тоже оказывают услуги, и, конечно, уровень их стандартизации, подготовленности работников вызывает вопросы. Инциденты в основном происходят именно в тех клубах, где контроль квалификации персонала крайне низкий.

Помню, как в 90‑е я сама, будучи клиентом, ходила заниматься в маленький подвальный клуб – с тех пор у меня выбит плечевой сустав.

Из‑за подобных случаев вопрос о внедрении профессионального стандарта «инструктор по фитнесу» и вышел на законодательный уровень. Государство хочет защитить граждан. И в крупных сетях тоже понимают, что с помощью закона смогут вести бизнес более прозрачно и однозначно решать, стоит ли нанимать тех или иных сотрудников.

– Насколько часты случаи травматизма в практике фитнес‑клубов?

– Внутри каждой сети эта проблема существует. Сейчас такие инциденты, как правило, решаются на уровне клуба, без выхода в публичное пространство. Как это происходит? Простой пример. Инструктор‑бодибилдер тренирует девушку так, как он умеет, не учитывая ее индивидуальных физиологических особенностей, состояния здоровья. У него нет стандартизированных подходов для каждого типа клиентов, естественно, он ее в какой‑то степени калечит. В год в клубах в среднем происходит по шесть‑семь сложных инцидентов, связанных с травматизмом. Это значительная цифра.

С другой стороны, человек может травмироваться сам. Ему в кабинете функциональной диагностики, который есть во всех филиалах более‑менее крупных сетевых компаний, рекомендуют уровень нагрузок, говорят, чего именно делать не стоит. А он все равно идет в зал, делает и травмируется.

– Насколько участники Ассоциации были единодушны в стремлении легализоваться, одномоментно переместить индустрию в законодательное поле?

– Мы пришли к единому мнению, что это необходимо. От государственных органов в адрес отрасли поступило предложение – самостоятельно разработать структуру профессионального стандарта, иначе этим делом займутся чиновники. Тогда Ассоциация фитнес‑индустрии вместе с Федерацией аэробики собрала представителей сетей, и было принято решение опираться на стандарты, разработанные в Европе. В большинстве европейских стран стандарты существуют уже как минимум пять лет, операторы индустрии прошли долгий и сложный путь по внедрению этих регламентов.

Мы адаптировали западные нормативы под наши реалии, и с этим материалом начал работать Федеральный центр подготовки спортивного резерва, которым руководит Дмитрий Черноног. С этого началась разработка профстандартов. В подготовке новых регламентов принимал участие Экспертный совет профильного комитета Госдумы, было множество встреч с представителями индустрии.

Результатом данных консультаций стал профстандарт, который должен быть принят в марте 2019 года. В проекте этого документа осталось 4 категории специалистов по фитнесу. Каждая – подразумевает определенный уровень образования, стажа и того объема компетенций, которые человек должен реализовывать. Есть информация, что профстандарты станут обязательными для коммерческих предприятий в 2020–2021 годах, а пока будут действовать как рекомендательные. Обязательными для исполнения сразу после принятия закона профстандарты станут только для госучреждений.

– По каким критериям отрасль будет отбирать учреждения, оценивающие квалификацию тренеров?

– Отбирать учреждения будет Совет по профессиональным квалификациям (СПК) по физкультуре и спорту, созданный в октябре 2018 года. Нашу Ассоциацию, по неизвестным причинам, в этот совет не включили, несмотря на то, что мы представляем пул работодателей отрасли. Мы пытаемся понять, почему так произошло.

В настоящий момент нет критериев ни для образовательных организаций, ни для учебных программ, по которым будут в соответствии с профстандартами готовить специалистов. Непонятно, где и как будут открываться центры оценки квалификаций, кем будут аккредитовываться.

Пока все эти вопросы подвисли в воздухе, операторы отрасли замерли в тревожном ожидании – мы сами принимали активное участие в этой истории, но сейчас понимаем, что с большой степенью вероятности это дополнительная нагрузка на бизнес. Нужно оплатить обучение, оценку квалификации, и при этом непонятно, за чей счет будут проводиться данные мероприятия. За счет работодателя или за счет сотрудника?

На текущий момент нам необходимо, как минимум, понимание, сможем ли мы влиять на то, где будут появляться центры оценки квалификаций. Можете представить себе трафик соискателей сертификатов, если такой центр будет один? А такое вполне возможно.

– Каким еще западным трендам, помимо выхода в регулируемое пространство, следует российский фитнес‑рынок?

– Один из них – появление клубов‑дискаунтеров. Лет пять‑шесть назад на World Gym International Convention обсуждалось появление новой для фитнеса бизнес‑модели «лоукост». Это полностью урезанный сервис, никакого ресепшена, минимум персонала, дополнительные услуги – на платной основе. И цена абонемента падает.

В среднем абонемент в спортзал в США стоил порядка $30–35 в месяц. В клубах‑дискаунтерах средняя месячная плата упала до $8–12. Доходило до смешного: захотел помыться – плати дополнительно 30 центов за душевую. Но такое снижение цены неизбежно ведет к тому, что количество клиентов на квадратный метр увеличивается.

В Россию эта модель только приходит. По ней пробуют работать Alex Fitness, Raketa и Spirit. Вопрос в том, что для российской ментальности эта система не совсем подходит. Нашим людям, похоже, во всем нужна коммуникация – чтобы с тобой разговаривали, чтобы тебе улыбались. Так что, возможно, наш рынок к этому пока не готов.

Интересный феномен: в Санкт‑Петербурге даже в самых крупных клубах цена годового абонемента не превышает 15 тысяч рублей. Есть такой показатель – процент проникновения, то есть число людей, занимающихся фитнесом. В среднем по России этот показатель не превышает 3%. В Москве – порядка 10–11%, в Питере тоже максимум 10–11% жителей занимаются фитнесом. Соответственно, чем больше фитнес‑клубов, тем выше конкуренция. Чтобы привлечь клиентов, клубы начали демпинговать, но это уже немного другая тенденция.

– А вы в своей сети World Gym не планируете опробовать новые форматы, например, лоукост?

– Мы работаем по так называемой «олдскульной модели», подразумевающей наличие бассейна, тренажерного зала, групповых программ и основанной на системе годового клубного членства. Значительное внимание мы сейчас уделяем не расширению форматов, а региональному развитию. В планах в 2019 году открыть еще два клуба, а до 2022 года – еще четыре филиала. Это темпы, которые мы реально можем продемонстрировать, – наш максимум. Мы сейчас открываем клуб в Ереване, а также ведем переговоры об открытии клуба в Минске. Так мы сейчас движемся в страны СНГ, эти территории нам интересны.

– Новый майский указ ставит задачу – увеличить долю занимающихся спортом граждан до 55% к 2024 году. Как достижению этого показателя может способствовать фитнес‑индустрия, ваша аудитория растет?

– Да, сейчас рынок прирастает, и во многом за счет людей так называемого «серебряного возраста», 50–55 лет. Это, кстати, тоже тренд, который некоторое время назад возник в Европе. Сейчас доля таких клиентов в России, по некоторым оценкам, достигает 15%.

Кроме того, фитнес‑клубы все чаще посещают маломобильные граждане, в Америке уже давно вся планировка залов под них рассчитана. У нас же региональные инвесторы часто ставили вопрос так: «Слушай, давай мы только пандус сделаем на въезде, а остальное не будем – иначе 20% площадей займем за счет расширения проходов, специальных раздевалок, туалетов и так далее».

Но постепенно у нас, вслед за Западом, подход стал меняться – маломобильное население активизировалось, городская среда стала доступной. Одновременно в глобальной фитнес‑индустрии четко прослеживается курс на реабилитацию.

На крупнейшей выставке тренажерного оборудования в Кельне треть оборудования – тренажеры для реабилитации. Причем это реабилитация, смежная с медицинской, предназначенная в том числе для людей с большим весом, готовых активно заниматься. Коллаборация между фитнесом, медициной, реабилитацией и даже медицинским туризмом и санаторно‑курортным лечением – это еще один тренд, который наша Ассоциация хочет развивать и продвигать в России.

– Санаторно‑курортное лечение находится в ведении Минздрава. Ассоциация взаимодействовала с ведомством по этому вопросу?

– Мы решили действовать на уровне Правительства РФ. Ассоциация написала письмо на имя вице‑премьера Ольги Голодец, сейчас изложенные в обращении тезисы согласовываются ее аппаратом. Суть нашего предложения в том, чтобы наладить взаимодействие операторов фитнес‑индустрии с участниками сопредельных направлений, таких как медицина, туризм, санаторно‑курортное лечение и реабилитация. Мы могли бы собраться, обсудить возможности такой кооперации и посмотреть, насколько представители медицинского сообщества готовы с нами сотрудничать.


спорт, фитнес, травма, общественная палата
Источник Vademecum №20-21
Поделиться в соц.сетях
Главным внештатным специалистом Минздрава РФ по инфекционным заболеваниям стал Владимир Чуланов
Сегодня, 15:28
Главврач Уярской больницы ушел в отставку после смерти гинеколога от COVID-19
Сегодня, 14:13
Двое фигурантов уголовного дела о картеле при поставках в НМИЦ им. Е.Н. Мешалкина не признали вину
Сегодня, 12:30
«Люфт возможностей использования иммуноглобулинов стал заметно шире»
Сегодня, 11:55
Яндекс.Метрика