ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

23 Февраля, 18:38
23 Февраля, 18:38
65,51 руб
74,33 руб

«Толпа» тренеров должна будет получить образование, и не всегда бесплатно»

Тимофей Добровольский
16 Января 2019, 9:05
1718
Фото: YouTube
Соавтор программы реформирования фитнес-индустрии Елена Истягина-Елисеева – о том, по каким законам будет жить отрасль после утверждения профессионального стандарта

Поправки в федеральный закон «О физической культуре и спорте в РФ», вводящие в правовое поле понятие «фитнес», фактически дадут старт радикальной индустриальной реформе. По замыслу авторов документа, за первичной легализацией последуют разработка профстандартов для более чем 22 тысяч задействованных в отрасли сотрудников и организация системы контроля безопасности и качества предоставляемых ею услуг. В интервью Vademecum одна из инициаторов реформы, член Общественной палаты РФ Елена Истягина‑Елисеева рассказала о том, почему фитнес до сих пор не попадал в зону внимания регуляторов и какие требования предъявит инструкторам и тренерам готовящийся профессиональный стандарт.

– До 2017 года о правовых аспектах деятельности предприятий фитнес‑индустрии не вспоминали ни регуляторы, ни профсообщество. Почему в прошлом году ОП РФ вдруг взялась заполнять эти лакуны?

– Проблема легализации понятия «фитнес» поднималась в Общественной палате и раньше – ведь это как раз орган контроля, занимающийся темами, к которым по разным причинам не решаются подступиться органы исполнительной и законодательной власти. Мои коллеги из предыдущего состава Общественной палаты рассматривали в основном заведомо тупиковые ходы. Например, часто поднимался вопрос о необходимости аккредитации фитнес‑учреждений. Звучали разные мнения: присваивать фитнес‑центрам «звезды» по типу отелей или ввести систему сертификации.

Представители индустрии реагировали на эти предложения предсказуемо негативно, задавали встречные вопросы. Кто конкретно будет раздавать сертификаты? Как избежать коррупционных рисков? И так далее. Чиновников начали обвинять в попытках уничтожить уже выстроенный бизнес. Тогда договориться между собой не могли не только представители фитнес‑индустрии, но и все структуры, так или иначе касающиеся проблемной темы, включая нашего основного регулятора – исполнительную власть. Нужно было придумать иной подход.

В 2017 году сменился состав Общественной палаты, поменялась идеология, тактика и стратегия работы членов ОП РФ. Мы констатировали, что законодательная неустроенность фитнес‑индустрии очевидна для профессионального сообщества уже очень давно. Общественное внимание не раз приковывали громкие случаи травм и несчастий в фитнес‑центрах. Каждый раз, когда люди калечатся на занятиях, возникает, как сейчас говорят, «хайп», публикации в СМИ с громкими заголовками.

В 2017 году таких инфоповодов стало слишком много. Поэтому мы решили наконец разобраться с этой проблемой – собрали коллег на площадке Общественной палаты и предложили поговорить не о «звездах» и сертификатах, а о квалификации специалистов, занятых в фитнес‑индустрии. Ведь ни у кого не возникает вопрос, почему врач должен иметь специальное образование. Так почему же в отрасли, услугами которой люди тоже пользуются, чтобы улучшить свое здоровье, ситуация обратная?

– Вы проводили предметный мониторинг качества оказания услуг в фитнес‑клубах?

– В августе 2017 года мы провели в Ульяновске совещание, на котором присутствовали представители фитнес‑индустрии и регуляторы. После этой дискуссии вице‑премьер Виталий Мутко дал поручение Минздраву, Минспорту и Минобрнауки предоставить статистику несчастных случаев, произошедших в процессе занятий физической культурой и спортом. Выяснилось, что в 2017 году каждый 20‑й спортсмен получал травму, требующую обращения к врачу, и причина во многих случаях – недостаточная квалификация тренеров.

В практике встречаются действительно вопиющие случаи. Недавно я снова приехала в Ульяновскую область, а заместитель председателя правительства региона мне говорит: «Елена Александровна, вот у нас была секция, и там детям преподавал человек с судимостью. Журналисты раскопали, что он чуть ли не рецидивист. И что нам делать?» При этом человек действовал в рамках Трудового кодекса, открыл свое ООО, ничего не нарушил – нигде не написано, что он не имеет права заниматься такой деятельностью. Это лишь один пример того, насколько в индустрии тяжело с кадрами.

Оценить травматизм в фитнес‑клубах сложно, поскольку в ведомственной статистике не учитывается, в связи с чем человек получил травму. Но приведу вам один пример, с которым столкнулась сама. Мои студенты из ВШЭ часто жаловались мне на одну крупную сеть фитнес‑клубов, в частности на уровень подготовки работающих там тренеров.

Я решила туда зайти, взяла персональную тренировку, начала задавать вопросы – об образовании, квалификации. Оказалось, что тренер родом из Королева, довольно давно закончил учебное заведение, связанное с космической промышленностью. «А как вы пришли в фитнес?» – поинтересовалась я. Он спокойно отвечает: «Просто начал заниматься собой, накачался».

Разве это является основанием для того, чтобы транслировать личную практику другим? Думаю, что нет. Я не хочу работать в такой индустрии, не хочу ходить в такие клубы. Значит, необходимо что‑то в этой системе менять, это активная позиция гражданского общества, и мы же можем это сделать.

– Если одна из целей законопроекта, например, снижение травматизма, то как в отсутствие статистики вы определите нормативы, отследите эффективность их исполнения?

– На самом деле, смысл нашей инициативы в комплексном подходе. Изначально мы планировали разработать профессиональный стандарт «специалист по фитнесу», чтобы компании, работающие в этой сфере, нанимали исключительно сотрудников с соответствующей квалификацией, а специалисты могли бы в свою очередь выбирать работодателя, понимая, что они востребованы на рынке.

Это хорошо и для потребителей услуг – придя в клуб, вы будете точно знать, что с вами будут работать обученные профессионалы. Наконец, для государства это удобно тем, что в легальное поле вовлекается целая отрасль, целая индустрия – и это только первый шаг. Но когда мы вплотную подошли к вопросу правового регулирования, оказалось, что проблема значительно шире.

Сами руководители и владельцы фитнес‑сетей и спортклубов возражали нам: «Как мы введем профстандарт, если даже в ФЗ‑229 «О физической культуре и спорте» нет понятия «фитнес»? От представителей индустрии мы узнали и о том, что задействованные в этой сфере компании работают по ОКВД, не соответствующим их реальной деятельности. Стало понятно, что перед нами выстроился целый перечень проблем легитимизации фитнес‑индустрии, первым этапом разрешения которых стало введение в законодательство понятия «фитнес».

Что касается статистики, то, конечно, нам хотелось бы иметь такие данные, причем в динамике, но чего нет, того нет. Есть только в урезанном виде в 1‑ФК. Изменение подхода к статистическому описанию фитнес‑индустрии – наш следующий шаг. Это необходимо в том числе и для корректного исполнения указа Президента России от 7 мая 2018 года №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года», в соответствии с которым к 2024 году 55% населения должно быть вовлечено в занятия физической культурой и спортом.

Сейчас показатели фитнес‑индустрии в эту статистику, естественно, не включены. Но в Минспорте и Минздраве уже идут соответствующие обсуждения, и Общественная палата готова провести все необходимые мероприятия для того, чтобы ускорить этот процесс.

– На какой стадии находится разработка профстандарта «специалист по фитнесу»?

– Над стандартом около года работала межведомственная рабочая группа, в которую вошли топ‑менеджеры крупных фитнес‑сетей, руководители профильных ассоциаций, профессионалы и эксперты физкультурно‑спортивной отрасли. Группа регулярно собиралась в течение 2018 года, были очень жаркие споры, а многие противоречия между представителями разных групп интересов до сих пор не сгладились. Но, тем не менее, предприниматели понимают, что им нужно каким‑то образом защищать свой добросовестный бизнес. В итоге все стороны договорились и написали профстандарт, сейчас документ передан в Минтруд, и мы рассчитываем, что в декабре 2018 года он будет утвержден.

– Введение профстандарта подразумевает аттестацию более 22 тысяч фитнес‑тренеров. Кто и как будет проверять их квалификацию?

– Во всех отраслях есть такое объединение, как совет профессиональных квалификаций. Был создан и совет профессиональных квалификаций (СПК) по физической культуре и спорту, его возглавляет директор ФГБУ «Центр спортивной подготовки сборных команд России» Александр Кравцов. В СПК вошли многие представители отрасли, ими впоследствии и будут выбраны организации, которые займутся проведением аккредитационных мероприятий. Проверять квалификацию фитнес‑тренеров будут независимые центры квалификации.

– Какие уровни квалификации предусматривает профессиональный стандарт?

– Когда инструктор только приходит работать в фитнес‑клуб, ему присваивается квалификация базового уровня – он может дежурить по залу, смотреть за тренажерами, консультировать занимающихся по общим организационным вопросам. Далее он повышает квалификацию и работает как инструктор‑методист, то есть может оказывать предметные консультации, потом начинает вести групповые занятия разного порядка. Следующий уровень – получение компетенций в сфере диетического питания, знаний по анатомии и физиологии, умения отслеживать биомеханические и биохимические циклы.

В Европе и Америке действует абсолютно такая же система. Она также разбита по уровням – от базового до персонального. Сейчас, в эпоху глобализации, квалификация наших специалистов должна быть подтверждена в любой стране, и наш национальный фитнес‑стандарт должен учитывать зарубежный опыт.

– Кто займется обучением фитнес‑тренеров?

– В первую очередь спортивные вузы, которые получают определенное количество бюджетных мест и смогут распределять их по направлениям подготовки.

Я прогнозирую, что вузы физкультурно- спортивного профиля, если они имеют адекватного руководителя, уже сейчас, то есть до введения профессионального стандарта, начнут разрабатывать соответствующие образовательные программы.

Таким образом, через 3 года мы увидим принципиально новую систему оказания услуг в фитнес‑индустрии. И если сейчас в отрасли задействовано больше 22 тысяч тренеров, то лишь 10–15% из них могут говорить о своем профессиональном соответствии. Вся эта пока неорганизованная «толпа» должна получить образование, и не всегда бесплатно.

– Потребуется ли дополнительное финансирование государственным вузам в связи с увеличением нагрузки?

– Нет. А с какой стати? Программа подготовки специалиста по фитнесу должна состоять из медико‑биологического блока – это анатомия и физиология, биохимия, биомеханика, спортивная медицина. Этот блок уже десятки лет преподается в спортивных вузах.

Психолого‑педагогический аспект – ровно то же самое. И дисциплины специализации, по которым, конечно же, потребуется плотное взаимодействие с фитнес‑сообществом. Но это не гигантское расширение штата. Если для вуза будет очевиден огромный поток абитуриентов, то могут расширить штат и взять дополнительный профессорско‑преподавательский состав. Но в итоге, с учетом коммерческих перспектив направления, это будут совсем незначительные расходы по отношению к получаемому вузом доходу.

– Как в процессе подготовки законопроекта и других поддерживающих реформу документов вы взаимодействовали с Минздравом?

– У нас была забавная ситуация в комиссии Общественной палаты по здравоохранению. Мы пытались понять, где пролегает граница между ЗОЖ и физической культурой, дискутировали. Сошлись на том, что профилактика вредных привычек – это ЗОЖ и кураторство Минздрава, а двигательные практики – это все‑таки прерогатива Минспорта. Мы запрашиваем у профильных ведомств статистику, предоставляем свою, приглашаем экспертов, на каждом мероприятии у нас присутствуют члены комиссий по здравоохранению и врачи.


фитнес, зож, здравоохранение, минздрав, истягина, общественная палата, исинбаева
Источник Vademecum №20-21, 2018
Поделиться в соц.сетях
Самые важные новости прошедшей недели
Сегодня, 16:11
Администрация ГКБ №52 опровергла информацию о заведенном против сотрудников уголовном деле
Сегодня, 15:59
Ухаживающим за инвалидами родственникам государство предложит трудовой договор
22 Февраля 2019, 19:49
Голиковой поручено проработать вопрос о централизации закупок орфанных препаратов
22 Февраля 2019, 19:15
Минздрав определил регламенты разработки и утверждения клинических рекомендаций
21 Февраля 2019, 19:39
Минздрав продлит временный ввоз трех видов клеточных продуктов до октября 2019 года
Министерство здравоохранения РФ намерено продлить временное разрешение на ввоз трех видов биомедицинских клеточных продуктов (БМКП) для проведения доклинических, клинических исследований и регистрационных процедур, а также для лечения нуждающихся в БКМП пациентов до 31 октября 2019 года.
21 Февраля 2019, 15:04
Минздрав через суд требует с группы фармдистрибьюторов 165 млн рублей пеней
Минздрав РФ подал в Арбитражный суд Москвы 11 заявлений о взыскании с пяти крупных дистрибьюторов лекарств 165 млн рублей штрафа за срывы сроков поставки лекарств по заключенным в 2017 году контрактам.
20 Февраля 2019, 12:54
BusinesStat: в 2023 году аудитория российского санаторно-курортного комплекса вырастет до 7,8 млн человек
В 2018 году, по подсчетам агентства BusinesStat, услугами российских санаторно-курортных учреждений воспользовались 6,4 млн человек, что на 10,7% превысило аналогичный показатель предыдущего года.
20 Февраля 2019, 8:40
В комиссию по формированию перечня спиртосодержащих МИ войдут крупнейшие лоббисты
Министерство здравоохранения РФ представило новую версию Правил формирования перечня спиртосодержащих медицинских изделий (МИ), не подпадающих под надзор Росалкогольрегулирования (РАР). Нынешней редакцией документа, помимо прочего, предложен обновленный состав комиссии по утверждению перечня, включающий представителей «Опоры России», «Деловой России» и Российского союза промышленников и предпринимателей.
19 Февраля 2019, 17:15
Госдума настроилась на принятие закона об обязательном страховании профессиональной ответственности врачей
19 Февраля 2019, 14:41
Японский Минздрав намерен лимитировать стоимость фармакотерапии для одного пациента $45 тысячами в год
Правительство Японии, столкнувшееся с ростом расходов на уход за пожилым населением страны, начало исследование эффективности государственных затрат на лекарственное обеспечение граждан. По предварительным оценкам аналитиков, если не будут приняты определенные регуляторные меры, к 2040 году целевые расходы правительства превысят $600 млрд.
19 Февраля 2019, 14:12
НМП попросила Минздрав переписать законопроект о независимой медицинской экспертизе
Эксперты Национальной медицинской палаты (НМП) не согласились с представленной Минздравом РФ редакцией законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования экспертизы качества медицинской помощи». Ведомством, отметил президент НМП Леонид Рошаль, не были учтены ранее согласованные с отраслевым сообществом положения и юридические нюансы.
18 Февраля 2019, 19:31
Медведев назвал регионы, наиболее нуждающиеся в ФАПах
14 Февраля 2019, 15:10
Мединдустрия
Четче Гейгера: Минздрав выбирает, кому из частников стоит доверить дорогие госзаказы на лучевую и ядерную медпомощь
3066
В Минздраве задумались о продвижении российской медицины в других странах
14 Февраля 2019, 8:46
Минздрав предложил софинансировать обеспечение льготников медизделиями за счет резервов правительства
13 Февраля 2019, 19:13
Орешкин: накопленные в здравоохранении проблемы надо финансировать уже сейчас
13 Февраля 2019, 11:48
СП запустила сервис для отслеживания достижения целей нацпроектов
Счетная палата (СП) РФ запустила систему мониторинга достижения целей, предполагаемых национальными проектами, в том числе нацпроектом «Здравоохранение». Сервис позволяет посмотреть текущие и плановые индикаторы, сравнить их между собой и проследить связь между целями и влияющими на их достижение нацпроектами. 
12 Февраля 2019, 18:22
Скворцова: в 2018 году на паллиативную помощь направили 21 млрд рублей
11 Февраля 2019, 18:41
Тетюхин: в 2019 году УКЛРЦ сократили финансирование по ОМС
Минздрав Свердловской области выделил Уральскому клиническому лечебно‑реабилитационному центру в 2019 году на 22,4% меньше средств на оплату операций по ОМС, чем в 2018-м, заявил основатель центра Владислав Тетюхин. В региональном Минздраве его слова опровергают.
11 Февраля 2019, 15:49
Минздрав предлагает ввести персональную ответственность руководства медучреждений за некачественную медпомощь
11 Февраля 2019, 15:40
Яндекс.Метрика