15 Октября, 23:59

«Стоматология в США – это все-таки бизнес одного врача»

22 Февраля 2018, 8:32
13025
Консультант Илья Злотников, Сан-Франциско Фото: личный архив
На чем экономят и как зарабатывают американские дантисты
В 90-е годы переводчик из Якутска Илья Злотников эмигрировал в США, где вскоре начал работать со стоматологами, приезжающими из России на стажировки. Погрузившись в специфику «дентального» бизнеса, он занялся консалтингом и 15 лет помогает теперь уже российским клиникам наладить эффективное управление бизнесом. В интервью Vademecum консультант провел сравнительный анализ стоматологической индустрии двух стран.

– Считается, что российские стоматологи очень восприимчивы ко всевозможным новациям. Вы это замечали?

– Действительно, у российских и американских стоматологов есть ментальное различие. Большинство стоматологов в США – консерваторы. Например, если к американскому стоматологу придет представитель торговой компании и скажет: «Обратите внимание на наше оборудование. Если вы его купите, то будете №1 на рынке!», – это не сработает. Скорее всего, в ответ он услышит следующее: «Это все здорово, но покажите мне примеры коммерчески успешного использования этого оборудования, дайте телефоны коллег, которые уже с ним работали, и тогда я подумаю». В США есть негласный принцип «не сломалось – не чини». Поэтому в клинике может работать установка, которая была куплена 17 лет назад, просто владельцы периодически вызывают сервисменов, которые перетягивают кресло. Конечно, оборудование старое, но главное – работает. Российские стоматологи с большей готовностью вкладываются в новые технологии. Здесь я часто встречаю коллег, которые гордятся тем, что купили, например, новый лазер или томограф. На самом деле должна быть золотая середина между этими подходами – никакое оборудование не заменит квалификацию врача. Коллеги из России часто говорят, что стоматология здесь развивается семимильными шагами. В принципе, справедливое замечание. Нагнать международный уровень было проще, российские стоматологи за 20 лет это сделали, а вот совершить следующий рывок гораздо сложнее. Новые технологии в стоматологии развиваются с одинаковой скоростью во всем мире, я лично не знаю ни одной стоматологической клиники, в который бы стоял, например, томограф отечественного производства, так что сейчас российские клиники работают на уровне международных, но не обгоняют их. 

– Что представляет собой этот рынок в США сейчас? 

– Примерно 90% всех американских стоматологов – одиночки, работают в собственных клиниках. Обычно в таком кабинете есть один врач, два ассистента, один-два гигиениста и два-три администратора. Хотя в последние годы тенденция меняется – появляются сети, такие как InterDent, ClearChoice и другие, объединяющие десятки и даже сотни клиник. Как правило, это региональные сети, работающие в пределах одного штата и специализирующиеся на отдельной услуге, например, имплантации. Здесь работает экономика масштабов – такие сети за счет объемов с большими скидками закупают имплантаты, расходные материалы и оборудование, например, томографы. Но тем не менее, они занимают небольшую долю рынка, и стоматологический бизнес в США – это все таки бизнес одного врача. Мечта любого американского стоматолога – открыть собственную клинику. 

– Такая структура рынка обусловлена, наверное, тем, что лицензию на стоматологическую деятельность в США получает отдельный врач, а не клиника? 

– Да, так и есть. И механизм получения лицензий тесно связан с системой обучения стоматологов. Чтобы стать стоматологом, после получения степени бакалавра студент медик должен поступить на стоматологический факультет или в стоматологическую школу, где его будут обучать общей стоматологии в течение четырех лет. После окончания такой школы он становится стоматологом общей практики и, по идее, может проводить все виды процедур, но при условии, что он делает их с тем же качеством, что и специалисты, а это контролируется действующими профессиональными стандартами. Есть и второй путь – после окончания стоматологического факультета специалист может пройти дополнительное обучение по определенной специализации, например, челюстно- лицевой хирургии, эндодонтии или педиатрии, которое длится от полутора до четырех лет. И в этом случае он становится узким специалистом и не может оказывать другие виды услуг. Примерно 80% врачей становятся стоматологами общей практики и только 20% – узкими специалистами. Для получения лицензии на стоматологическую деятельность специалист должен пройти трехступенчатый экзамен, который позволяет проверить уровень образования, предоставляемого конкретным факультетом, на соответствие общенациональным стандартам, и если стоматолог его не сдает, то не получает лицензию. У механизма получения лицензий до последнего времени было еще одно ограничение – этот разрешительный документ работал исключительно внутри одного штата. Если стоматолог хотел переехать, ему нужно было как минимум переподтверждать свою лицензию. Поэтому в последние годы в США появились профильные межрегиональные организации, выдающие разрешительные документы на, условно, 20 штатов. После всех этапов обучения к началу практики стоматолог обычно приступает в возрасте 27–30 лет. Еще 25 лет назад на стомфакультетах учились почти одни мужчины, сейчас гендерный расклад – 50 на 50. Работать в стоматологии в США – это начинать собственный бизнес со всеми рисками, нервами и сумасшедшей нагрузкой, для девушек, которые хотят уделять внимание семье и детям, это сложнее. Но сейчас у них появилась альтернатива, есть сети, которые говорят: «Не беспокойтесь, все финансовые риски мы берем на себя, вы можете работать у нас как наемный сотрудник». При этом даже после получения лицензии и начала работы стоматологам приходится осваивать менеджмент, бухгалтерию и другие административные вопросы либо самостоятельно, либо с помощью консультантов. В университете их учат профессии, но не бизнесу, поэтому на стоматологическом рынке США хорошо развит консалтинг. 

– Российский стоматологический рынок, по мнению многих игроков, перенасыщен и стагнирует. В США такая же ситуация? 

– Сравнивать статистику двух стран вообще очень сложно. Хотя бы потому, что население США почти вдвое больше. Здесь мы, наоборот, наблюдаем рост стоматологического рынка. Около 70% стоматологических услуг для пациентов стоматологов в США оплачивают страховые компании, и это делает такие услуги более доступными для населения. Кроме того, в послевоенные 40–50-е годы в США случился бэби-бум, и сейчас люди, родившиеся в тот период, стали пенсионерами, причем довольно состоятельными. А это значит, что у них есть потребность и возможность потреблять косметологические и стоматологические услуги, соответственно эти сегменты растут. С другой стороны, в последние годы в ряде штатов США стоматологические факультеты попали под оптимизацию и число мест для обучения сократилось. Поэтому можно сказать, что для насыщения спроса нужно даже больше стоматологов, чем есть сейчас. 

– В России маржинальность стоматологического бизнеса оценивается в 15%. А как в Штатах? 

– По поводу среднего уровня в России, пожалуй, соглашусь, хотя показатели многих моих клиентов значительно выше. Что касается США, то в выручке стоматолога, по данным Американской стоматологической ассоциации, 60% уходит на накладные расходы, а 40% – это свободные денежные средства. Но здесь есть много оговорок из за сложной системы налогообложения. Известно, что в США работает принцип «больше заработал – больше заплатил», то есть значительная часть выручки клиники может уйти на налоги. С другой стороны, существует много способов минимизировать базу налогообложения. Например, если стоматолог пошел на ужин с коллегой, чтобы проконсультироваться о клиническом случае, на этом ужине показал ему снимки или слайды, то стоимость этого ужина можно списать. Поэтому точно оценить чистую прибыль стоматологов здесь очень сложно. 

– На какие ошибки в ведении бизнеса вы чаще всего указываете своим российским клиентам? 

– Клиники в России сейчас действительно почувствовали рост конкуренции, но вместо того, чтобы сосредоточиться на отстраивании бизнес процессов, предпринимают другие, не всегда продуманные шаги. Например, покупают дорогое оборудование. Но это не решение, потому что завтра соседняя клиника может купить такое же. Другие клиники расширяют спектр своих услуг, предлагая клиентам, помимо стоматологии, например, косметологию. И здесь возникает противоречие. Они говорят пациентам: «Мы лучшие эксперты в своей сфере, много лет потратили на обучение в России и за рубежом». А рядом с ними в косметологическом кабинете сидят девушки с совершенно иным уровнем образования. И диссонанс не скроешь. 

– В середине 2000-х на российском стоматологическом рынке появилось много непрофильных инвесторов, которые сейчас, чувствуя кризис, продают свои клиники. В США наблюдалась такая тенденция? 

– Нет, в США такое невозможно, поскольку по действующему законодательству человек, не являющийся стоматологом, не может быть владельцем профильной клиники – максимум директором, но не владельцем. Конечно, на рынке есть некоторые люди из других отраслей, которые инвестировали в этот бизнес, но их совсем немного. В России действительно несколько лет назад был большой интерес к этому рынку: бизнесмены видели высокую прибыльность и пытались выжать из стоматологии все что можно, не вникая в клинический процесс. 

– Еще одна черта российского рынка – постоянное «дробление», когда наемные врачи уходят из клиники, забирают базу пациентов и открывают собственный кабинет. Есть ли такая проблема в США? 

– В США она не так остро стоит, поскольку американская стоматология – это, как правило, бизнес одного врача. Но даже покидая какую-то клинику, врач может подписать обязательство не конкурировать, то есть, условно, в течение пяти лет не практиковать в том же регионе, хотя такой документ сложно защитить в суде. В частности, по этой причине такая практика становится все меньше распространена. Кроме того, есть профессиональная этика. Например, если в клинику придет устраиваться на работу врач из другой клиники с предложением поделиться клиентской базой или ноу-хау предыдущего работодателя, ему могут сказать, что не заинтересованы в такой информации по этическим причинам. 

– В России сейчас создается саморегулируемая организация, объединяющая предпринимателей и управленцев в стоматологии, и ее инициаторы ориентируются на американский опыт. Что дают бизнесу США ассоциации стоматологов? 

– Здесь работает так называемая трехступенчатая система. Существует общенациональная Американская стоматологическая ассоциация (American Dental Association, ADA), у нее есть подразделения на уровне штатов и на уровне населенных пунктов внутри штатов. Если вы вступаете в эту организацию на уровне населенного штата, то автоматически оказываетесь интегрированы во все три уровня. ADA объединяет примерно 70% стоматологов в стране. Кроме нее, есть еще специализированные организации, например, ассоциации пародонтологов, хирургов стоматологов, но они решают нишевые задачи, такие как выработка стандартов лечения. Одна из главных функций ADA – лоббирование интересов стоматологов в правительстве на разных уровнях. Штаб квартира ADA находится в Вашингтоне, столице США, а Калифорнийской стоматологической ассоциации, например, в Сакраменто, столице Калифорнии, они нанимают профессиональных лоббистов, которые доносят до законодателей мнение сообщества или предупреждают, что какая то законодательная норма может нанести вред отрасли. Кроме того, ассоциация предоставляет стоматологам льготы на страхование, разрабатывает маркетинговые материалы для клиник, всю раздаточную литературу, выпускает свой JADA, организует многие профессиональные выставки и слеты. Общаясь с коллегами из России, я часто слышу от них: «Мы не понимаем, что нам дают членские взносы в ассоциации». А здесь все понятно и прозрачно. Стоматологи, вступившие в ассоциацию, экономят на страховании профессиональной ответственности, постдипломном образовании, брошюрах, участии в выставках, и в результате не только окупают свой членский взнос, но и получают гораздо больше. Кроме того, при ADA работают коллегиальные советы, на которых обсуждают проблемные ситуации с пациентами, где все случаи разбирают специалисты в конкретной области. Это позволяет избежать дорогостоящих судебных процессов.

злотников, стоматология, сша
Источник Vademecum №2, 2018
Поделиться в соц.сетях
Акция «Здоровая Москва» вошла в проект бюджета столицы до 2022 года
Сегодня, 20:08
Рынок госзаказа сервиса медоборудования превысил 23 млрд рублей
Сегодня, 20:00
Пациент отсудил у врачей тюменской больницы 330 тысяч рублей за неправильно сращенный перелом
Сегодня, 18:00
Минздраву и МВД поручено доработать законопроект об обмене медицинскими данными
Сегодня, 17:48
СП: цели нацпроекта «Здравоохранение» не попали в госпрограмму
Счетная палата (СП) РФ представила заключение на проект федерального закона «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов». Среди прочего аудиторы отметили, что пять из девяти целей национального проекта «Здравоохранение» не отражены в государственной программе «Развитие здравоохранения», в том числе ликвидация кадрового дефицита.
14 Октября 2019, 16:00
«Врачи без границ» потребовали у J&J сократить стоимость препаратов против туберкулеза
Международная некоммерческая организация «Врачи без границ» (Médecins Sans Frontières, MSF) запустила международную акцию протеста против высоких цен на препарат Сиртуро (бедаквилин) против формы туберкулеза, устойчивой к лекарственной терапии. Активисты требуют снизить стоимость лечения Сиртуро до $1 в день. Акции протеста планируется провести у офисов компании – производителя этого препарата Johnson&Johnson в США, Южной Африке, Бразилии, Бельгии, Украине и Испании.
10 Октября 2019, 19:41
Разработчик генетических тестов заплатит $42,6 млн штрафа за взятки врачам
10 Октября 2019, 14:36
Мединдустрия
«Мы к детским глазам относимся так же бережно, как к деньгам, и наоборот»
Как видят свой бизнес владельцы старейшей в России сети детских офтальмологических клиник «Ясный взор»
851
Суд обязывает J&J выплатить $8 млрд пострадавшему от побочного действия препарата Risperdal пациенту
Суд присяжных в Филадельфии (штат Пенсильвания) обязал Janssen Pharmaceuticals, дочернюю компанию Johnson & Johnson (J&J), выплатить $8 млрд мужчине, у которого увеличились грудные железы после длительного приема антипсихотического препарата Risperdal (рисперидон, в РФ реализуется под ТН Рисполепт). В J&J намерены оспорить размер компенсации, «необоснованно возросшей» с первоначальных $680 млн.
9 Октября 2019, 15:36
В США цены на Хумиру и Rituxan за два года показали двукратный рост
Препарат для лечения аутоиммунных заболеваний Хумира (адалимумаб) от AbbVie и онкогематологический Rituxan (ритуксимаб, в России продается под ТН Мабтера) от Roche вошли в ТОП7 лекарственных средств по росту цен за 2017-2018 годы. Совокупные расходы на всю семерку в США увеличились на $5,1 млрд, а в среднем цены на каждое лекарство выросли в два раза, подсчитали в Институте клинико-экономической экспертизы (Institute for Clinical and Economic Review, ICER).
9 Октября 2019, 10:15
В Чечне открылась частная многопрофильная клиника со стационаром
7 Октября 2019, 23:33
Bayer рассчитывает перенести рассмотрение свыше 18 тысяч исков по глифосату на 2020 год
Компания Bayer ожидает переноса рассмотрения судебных исков, связанных с канцерогенностью гербицида RoundUp (глифосат), на февраль 2020 года. В разных судах США находится не менее 18,4 тысячи таких исков, в трех случаях истцам уже удалось получить свыше $2 млрд компенсации.
7 Октября 2019, 12:32
Boehringer Ingelheim ориентирует нинтеданиб на широкий спектр фиброзных заболеваний легких
7 Октября 2019, 7:59
Дональд Трамп обвинил компании Big Pharma в финансировании демократов
4 Октября 2019, 17:32
В США одобрен препарат для «доконтактной» профилактики ВИЧ
4 Октября 2019, 14:46
Samsung вложилась в разработчика методов лечения рака
3 Октября 2019, 18:57
Росздравнадзор пресек сбыт незарегистрированных МИ на выставке Dental Expo
Территориальный орган Росздравнадзора по Москве и Московской области совместно с Управлением экономической безопасности и противодействия коррупции регионального ГУ МВД зафиксировали на выставке Dental Expo факт продажи незарегистрированных медизделий для стоматологии. Возбуждено уголовное дело.
3 Октября 2019, 14:44
Walmart обеспечит сотрудников медицинским ассистансом
3 Октября 2019, 11:47
Производитель глюкометров и тест-полосок LifeScan отделился от концерна J&J
Johnson & Johnson (J&J) закрыла сделку на $2,1 млрд по продаже инвестиционной компании Platinum Equity своего подразделения LifeScan, занимающегося выпуском глюкометров и систем контроля уровня глюкозы. Производитель вышел на рынок в качестве самостоятельного игрока, сохранив свой ключевой бренд OneTouch.
2 Октября 2019, 16:56
STRABO 2019: I Международная конференция офтальмологов страбизмологов
26 Сентября 2019, 13:35
Исследование: американские хакеры получали данные о финансах пациентов в 35% случаев
24 Сентября 2019, 16:18
Roche локализует в России выпуск двух препаратов для лечения заболеваний перечня 12 ВЗН
Швейцарская Roche 23 сентября объявила о локализации производства в России двух своих инновационных препаратов: Окревус (окрелизумаб) будет выпускаться на мощностях «Р-Фарм», Гемлибра (эмицизумаб) – на площадке «Добролек» группы «Фармэко». Окревус в 2018 году предлагался для включения в программу 12 ВЗН, но вошел лишь в перечень ЖНВЛП, аналогичная заявка для Гемлибры будет подана в 2019 году.
23 Сентября 2019, 19:35
Юбилей Института микрохирургии: в Томске пройдет Международный микрохирургический саммит
23 Сентября 2019, 14:30
Яндекс.Метрика