Игорь Страмилов продает остатки сети «Флория»
17 Февраля 2020, 20:05
Коронавирус COVID-19. Мониторинг
17 Февраля 2020, 19:50
Вызванный вспышкой COVID-19 карантин в КНР привел к росту цен на индийские дженерики
17 Февраля 2020, 19:23
Компания «Вириом» разрабатывает собственный комбинированный АРВ-препарат
17 Февраля 2020, 19:12
18 Февраля, 0:04

«Только зарегистрированный и качественный продукт может служить гарантией эффективности и качества самой медицинской услуги»

На правах рекламы
17 Декабря 2019, 11:39
Директор бизнес-подразделения эстетической медицины Allergan в России Нина Наследухова – об оттенках «серого» рынка косметологических инъекций Фото: Allergan
Компания Allergan – один из лидеров* мирового рынка инъекционной косметологии. Репутация – ключевой фактор успешности компании: строгое следование нормам законодательства, этичное отношение к ведению бизнеса и другим игрокам рынка помогают выстраивать долгосрочные отношения как с врачами-косметологами, так и с пациентами. Нина Наследухова, директор бизнес-подразделения эстетической медицины Allergan в России, рассказала, как компания сохраняет собственное реноме и какие методы использует в борьбе с контрафактом на российском косметологическом рынке.

– Наиболее серьезная проблема российского рынка эстетической медицины, обострившаяся в последние два года, – трансформация «серого» сегмента, в частности активизировавшийся ввоз незарегистрированной и контрафактной продукции. Чувствуете ли вы на себе эти негативные явления?

– Я бы не сказала, что в последнюю пару лет мы наблюдали значимое увеличение потока «серых» филлеров. Скорее наоборот: на глобальном уровне прошла серьезная работа по выравниванию цен между странами, так что нечистоплотным производителям стало невыгодно завозить продукт. Кроме того, регуляторные и правоохранительные органы усилили контроль за рынком, проводятся различные мероприятия, обсуждается ряд законодательных проектов, ограничивающих «серые» схемы. Можно с уверенностью сказать, что на рынке филлеров «серого» продукта стало меньше. В сегменте ботулотоксинов пока все осталось по-прежнему, мы видим поставки из других стран, но я уверена: чем дальше, тем сложнее здесь будет реализовывать схему контрафактного ввоза. Со своей стороны мы стремимся всеми способами минимизировать риск проникновения «серого» импорта, прежде всего мы заботимся о пациенте: только зарегистрированный и качественный продукт может служить гарантией эффективности и качества самой медицинской услуги.

– В этом году в Москве был вынесен приговор поставщикам поддельного Ботокса®, получившим за свои незаконные действия до шести лет лишения свободы. Насколько проблема подделок актуальна для вас?

– Да, это был действительно резонансный случай. Сейчас серьезных подделок Ботокса® мы не наблюдаем – мы всегда тщательно отслеживаем качество товара, соблюдение всех необходимых условий его транспортировки. В редких случаях подделки, наверное, могут встречаться, но любой доктор, который имеет опыт работы с нашими препаратами, замечает их сразу.

– Как у вас налажен процесс обучения и повышения информированности специалистов здравоохранения?

– В июне этого года мы открыли – и гордимся этим – наш обновленный инновационный образовательный центр Allergan Medical Institute. Провели тотальное обновление как оборудования, так и программ для наших слушателей. Для нас очень важен качественный профессиональный уровень специалистов, использующих наш продукт, поэтому мы сформировали так называемые модульные программы, ориентированные на врачей, имеющих разный практический опыт. Например, молодой врач, только выходящий на рынок, попадает в одну программу, а профи, владеющий всеми ключевыми навыками, – в другую. Есть и специальная группа, в которую попадают только истинные корифеи российской косметологии с 15–20-летним опытом. Мы стремимся, чтобы таковых с каждым годом становилось больше – пока их порядка 20–25 человек во всей России.

– Сколько лет стажа нужно накопить, чтобы попасть в категорию продвинутых специалистов?

– Я бы сказала, что от 6 до 15 лет в сегменте косметологии – это категория «настоящих профи». Мы не работаем со средним медицинским персоналом, потому что наши продукты может использовать только врач-косметолог с высшим профильным образованием.

– Каков алгоритм работы с врачом, который обращается в компанию, говоря, что ему необходим ваш продукт? Если вы понимаете, что он по какому-либо основанию не соответствует вашим критериям, сразу ли вы ему отказываете?

– Если он является сертифицированным врачом-косметологом, но не прошел целевых тренингов по нашему продукту, тогда необходимо связаться с нашими представителями, чтобы записаться на тренинг по азам, в первую категорию. По итогам тренинга врачу выдается сертификат. Обратившись за нашим продуктом, доктор попадает в нашу базу, к нему обязательно придет медицинский представитель, чтобы удостовериться, что перед ним действительно доктор, и запишет его на мастер-класс. Всех проконтролировать непросто, но мы уверены, что совместно с нашими дистрибьюторами мы снижаем риски максимально.

– Как вы работаете с просвещением потребителей? Есть ли какая-то стратегия массовой коммуникации?

– Мы напрямую с потребителем не коммуницируем, поскольку любое продвижение и реклама лекарственных препаратов запрещены законодательством. И мы, как компания, выступающая за этичное ведение бизнеса, выступаем через просвещение врачей, объясняем им, как рассказывать о наших препаратах, каковы особенности их применения – это в первую очередь важно самому доктору, чтобы не запутаться в нюансах. Конечного потребителя необходимо убеждать не идти на поводу желания сэкономить на собственной внешности и здоровье. Есть определенные алгоритмы работы с нашими препаратами, которые мы непременно максимально детально проясняем каждому врачу. Это, помимо всего прочего, задает стандарты работы врача с поставщиком – в другой раз, взаимодействуя с другой компанией, он удивится, если ему не покажут все эти базовые атрибуты.

– Многие инъекционные процедуры сопровождаются анестезией, а в российском сегменте анестетиков только два зарегистрированных препарата. Отслеживаете ли вы применение зарегистрированных анестетиков во время процедур ботулинотерапии и контурной пластики?

– Почти вся линейка наших филлеров может использоваться без нанесения дополнительного анестетика, и тут значим вопрос только болевого порога каждого конкретного человека и представлений каждого конкретного врача о том, как проводить процедуру.

– Наверняка проблема «серого» рынка существует не только в России. Использует ли Allergan, как один из крупнейших международных игроков, опыт других стран в решении этой проблемы?

– Ситуация более-менее везде похожая, и компания решает ее примерно одинаково во всех странах. Сказать, что проблема подделок стоит где-то особенно остро, нельзя. На мировом уровне наша система – и компании Allergan, и эстетической медицины в целом – отлажена.


 *JUVÉDERM® – ведущий бренд филлеров на основе гиалуроновой кислоты (ГК), используемый в 110 странах мира. Allergan. Неопубликованные данные. INT/0008/2016(2). Juvéderm® is available in over 110 territories worldwide. Feb 2019. Ботокс® – самый популярный бренд инъекционных токсинов на рынках большинства стран мира согласно актуальным данным по применению медицинскими работниками. Международный отчет о результатах исследования с участием медицинских работников и потребителей для представления в рамках региональных презентаций. Kantar Healthcare.

Поделиться в соц.сетях

Самые читаемые новости за все время

Важнейшие новости прошедшей недели
3 Декабря 2016, 10:00
Умер известный эксперт-криминалист Виктор Колкутин
24 Сентября 2018, 17:23
Путин утвердил параметры нового национального проекта в здравоохранении
7 Мая 2018, 18:51
В Московской области судят эксперта по резонансному делу «пьяного мальчика»
9 Октября 2018, 15:48
ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

Яндекс.Метрика