3 Апреля, 8:43

Заказное с уведомлением

28 Февраля 2017, 13:29
1633
Фото: Оксана Добровольская

Художника, как говорится, обидеть может каждый, в том числе и журналиста – обвинения в «заказухе», наверное, родились вместе с профессией.

Услышав, что очередная заметка Vademecum «заказная», мы тут же из природного любопытства начинаем допытываться: кто заказал, когда  и, главное, почем?

Жаль, что по существу отвечают нам редко. Взять, например, некого пользователя Facebook под ником «Кирилл Мельников». Не успев озарить личную страницу хоть одной записью, он принялся вдруг строчить «это заказная статья и черный пиар» в комментариях под материалом «Как медицинский проект Виктора Вексельберга начал менять рынок стентов». На просьбу представиться и обосновать свое мнение он смолчал, за что и был забанен, как тролль.

Заместитель директора ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины» (ИЭМ) Михаил Дидур, напротив, решил обстоятельно, с использованием диковинных эпитетов рассказать нам о важной роли Vademecum в некой информационной кампании против института, клиника которого оказалась (без нашей помощи) в центре коррупционного скандала («Не проходите, мнимый», VM #2 (137) от 6 февраля 2017 года): «Качество материалов уже опубликованных в Vademecum в 2016 и 2017 годах (от непроверенной до абсолютно лживой информации, имитация расследования), выбор времени публикации, привязанный к веерной рассылке писем в госорганы, постоянное присутствие в информационной ленте, «необъяснимое» смещение акцентов и дефиниций свидетельствуют о крайней ангажированности позиции Издания по отношению к действующему руководству Института».

В письме Дидура в редакцию великолепно все, но нашему издателю особенно понравился пассаж про наше умение подгадывать выпуск материалов под какие-то веерные рассылки. Это очень лестная характеристика, мы за собой такого прежде не знали. Не узнали мы от Михаила Дидура и то, почем, на его взгляд, следует котировать наши расследовательские «имитации» и смещения «дефиниций».

Знание не совсем бесполезное. По крайней мере было бы понятно, что отвечать позвонившему две недели назад в редакцию неизвестному, просившему снять с сайта Vademecum новость о новом фармпроекте одной известной общественной деятельницы. «Назовите сумму!» – молил неизвестный. И что тут скажешь страждущему человеку, если у нас нет такой коммерческой опции? Формат у Vademecum очень жесткий, отклонений не подразумевает.

Наши постоянные рекламодатели знают, что с нами невозможно договориться о том, чтобы убрать из рекламной публикации пометку «на правах рекламы» (простите за тавтологию), что мы не принимаем к публикации рекламные тексты, в которых возносится хула на конкурентов, их продукцию или услуги, что мы не публикуем заказные материалы и не участвуем ни в каких кампаниях против кого бы то ни было.

То есть если редакция заинтересовалась вашими делами, то это нормально, это от чистого сердца. Странно тут скорее то, что в наше время всю эту нормальность надо как-то дополнительно объяснять.

Такая вот дефиниция.

институт экспериментальной медицины, иэм, дидур
Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях
Gedeon Richter приобрела у Myovant часть прав на препарат relugolix
2 Апреля 2020, 22:51
Центры общественного здоровья займутся психологической помощью населению
2 Апреля 2020, 21:52
Коронавирус COVID-19. Мониторинг
2 Апреля 2020, 21:27
Клиники в течение двух часов должны будут предоставлять в информационную систему данные о зараженных коронавирусом
2 Апреля 2020, 20:09
Яндекс.Метрика