21 Апреля, 11:07

Почему в Европе убыточны сетевые клиники пластической хирургии

Сергей Соболев
20 Июня 2017, 14:58
2261
Фото: medigo.com

Медицинский бизнес в развитых европейских странах настолько увлечен идеей консолидации, что сетевой формат проник даже в традиционно разобщенную эстетическую отрасль. Специализированные клиники открывают филиалы, продают франшизу, проводят сделки M&A и при этом как будто не замечают экономической несостоятельности подобной стратегии: как правило, сетевые эстетические проекты операционно убыточны. Vademecum обнаружил во всем Старом Свете лишь одну профильную сеть с рентабельностью выше 10%.

Регулярно проводимые Аналитическим центром Vademecum опросы российских пластических хирургов и оценка деятельности их коллег за рубежом подтверждают: основной инструмент привлечения клиентов в эстетической отрасли – сарафанное радио. Причем из уст в уста передаются рекомендации, касающиеся не столько определенной эстетической клиники, сколько опыта получения услуги у конкретного врача. Именно поэтому в России, по крайней мере начиная с 2013 года (когда Vademecum начал детальное изучение рынка), не появилось ни одной полноценной сети пластических клиник, а количество заметных сетевых проектов в косметологии вряд ли выросло больше пяти.

На европейском эстетическом рынке ситуация принципиально иная. Здесь, как и в других сегментах коммерческой медицины, например, в стоматологии или офтальмологии, сети не только давно присутствуют, но и продолжают расширяться. Проанализировать сетевое строительство в индустрии красоты Vademecum попытался на примере Германии и Великобритании. Такой выбор обусловлен двумя причинами. С одной стороны, сетевая модель здесь торжествует исторически (одна из крупнейших в Европе сетей многопрофильных клиник – немецкая Asklepios, а наиболее успешный стоматологический проект Старого Света – британская сеть Oasis), с другой – эти страны традиционно привлекают российских пациентов.

Последняя доступная статистика Международного общества эстетических и пластических хирургов (ISAPS) за 2015 год свидетельствует: россияне, желающие получить специализированные медуслуги непременно за границей, прежде всего отправляются в Германию или Италию. По данным ISAPS, опирающегося на результаты опроса около 3 тысяч хирургов из более чем 100 стран мира, Германия приняла в 2015 году свыше 51 тысячи медтуристов, или около 8,3% от общего числа пациентов эстетических клиник; Италия – почти 44 тысячи (10,5%). Точными сведениями об обслуживании в этих странах россиян ISAPS не располагает, но однозначно подтверждает популярность маршрутов.

Великобритания не входит в топ‑лист рынков, привлекающих медицинских туристов из России, однако русскоязычная диаспора в стране многочисленна и продолжает разрастаться.

Бюргер Кинг

Германия – один из крупнейших эстетических рынков Европы. Общее количество проведенных здесь в 2015 году операций ISAPS оценивает в 308,3 тысячи вмешательств (или 3% профильного мирового оборота), а число всех практикующих хирургов – в 1,1 тысячи. Разрозненные немецкие источники выдают лишь статистику отдельных профсообществ. Например, Объединение эстетических и пластических хирургов Германии (VDÄPC) сообщает, что аккредитованные в этой ассоциации 125 хирургов в 2015 году провели 43,3 тысячи операций, в 2016‑м – 47,7 тысячи. Число малоинвазивных косметологических процедур, выполненных членами VDÄPC, увеличилось за тот же период на 20% – с 42,8 до 51,5 тысячи. Достоверной оценки немецкого рынка в денежном выражении нет. Бывший руководитель Немецкого общества эстетической и пластической хирургии (DGÄPC) Ханс‑Дитлеф Аксманн, которого в августе 2016‑го цитировали аналитики First Berlin Equity Research, приводит очень широкую вилку – от 800 млн до 1,8 млрд евро.

Расценки на услуги немецких пластических хирургов First Berlin Equity Research приводит со ссылкой на данные сервиса Statista: в 2015‑м средняя стоимость операции по увеличению груди равнялась 5,58 тысячи евро (на 3% дешевле, чем в 2014‑м), по подтяжке груди – 5,18 тысячи евро (+2%), по подтяжке брюшной стенки – 5,42 тысячи евро (+10%). Ринопластика стоила 4,11 тысячи евро (‑5%), липосакция – 3,19 тысячи евро (‑4%), блефаропластика – 1,92 тысячи евро (‑10%). Традиционная тяга немецкой индустрии медуслуг к сетевому формату, безусловно, повлияла на структуру эстетического сегмента: созданные в Германии профильные холдинги развиваются как внутри, так и за пределами страны. Например, группа Medical One, объединяющая сегодня 20 центров в ФРГ и по два – в Австрии и Швейцарии, предлагает услуги 43 специалистов. Работающая по франшизе сеть Clinic in Centrum насчитывает 47 точек, из них четыре за пределами Германии – в Австрии, Швейцарии, Люксембурге и Испании. На официальном сайте Clinic in Centrum размещены профайлы 45 практикующих хирургов.

Предпочтения посетителей клиник пластической и эстетической хирургии в Германии

Еще одна специализированная сеть Deutsche Ärtze Service, по сведениям First Berlin Equity Research, также развивающаяся по франшизе, представлена в 27 городах Германии, правда, даже на официальном сайте компании уточнений о клиниках и хирургах не существует.

Финансовые достижения эстетических сетевых проектов, как выяснилось, довольно скромные. Данные немецкого госреестра свидетельствуют о том, что в 2014‑м чистая прибыль управляющей компании Deutsche ÄÄrtze Service не превысила 94 тысяч евро, а в 2015‑м снизилась до 52 тысяч евро (выручка не раскрывается). При этом еще в 2014‑м в отношении владельца этой УК – компании, зарегистрированной в Австрии, – была запущена процедура банкротства. Не лучше дела и у сети Clinic in Centrum: в 2014‑м при выручке 1,3 млн евро чистая прибыль ее управляющей компании составила лишь 29 тысяч евро, а в 2015‑м уже были зафиксированы 467 тысяч евро чистого убытка. Хуже всех финансовое положение у Medical One. Со ссылкой на все тот же госреестр аналитики First Berlin Equity Research сообщают о 3,6 млн евро чистого убытка в 2014 году при выручке 18,4 млн евро. Более свежих данных нет.

ТОП5 видов пластических операций в Германии в 2016 году

Женщины

Мужчины

Сетевые эстетические проекты Великобритании пребывают в похожей экономической беспросветности. Об этом можно судить по двум последним сделкам M&A. В 2015‑м немецкая инвесткомпания Aurelius объявила о приобретении 100% британской сети Transform Medical Group, также специализирующейся на пластической и эстетической хирургии. Сеть создана на базе основанной еще в 1976 году Полом Брэддоном клиники в Манчестере и сейчас управляет 23 амбулаторными центрами и двумя больницами.

Начиная с 2011 года этот бизнес остается нерентабельным, свидетельствует отчетность Transform Medical Group. Потому и новому владельцу сеть обошлась всего в 2 млн фунтов стерлингов. По итогам 2015‑го ситуация принципиально не изменилась: при обороте более 16 млн фунтов стерлингов (из них 13 млн фунтов стерлингов обеспечили хирургические процедуры) операционный убыток компании, получившей после слияния все активы Transform Medical Group, достиг почти 2 млн фунтов стерлингов, чистый убыток – 2,3 млн фунтов стерлингов, а кредиторская задолженность – 7,5 млн фунтов стерлингов. К январю 2016 года в сети работали 262 человека, из них 123 – медицинские специалисты и персонал, 86 – администраторы, 53 – продавцы. Расходы на оплату труда сотрудников достигли 7 млн фунтов стерлингов, или 43% от оборота.

ТОП10 видов пластических операций в Великобритании в 2016 году

Женщины

Мужчины

В 2016‑м Aurelius совершила новую покупку в Британии, став владельцем The Hospital Group (сумма сделки неизвестна). Эта сеть объединяет сейчас 15 клиник, чей бизнес также был убыточен. По итогам финансового периода, закончившегося в марте 2016 года, операционный убыток равнялся 1,7 млн фунтов стерлингов при обороте 18,9 млн фунтов стерлингов, чистый убыток – 2,3 млн фунтов стерлингов, кредиторская задолженность – 11,7 млн фунтов стерлингов. В штате The Hospital Group накануне сделки числились 127 человек, из которых 58 – сотрудники клиник. Расходы на персонал составили почти 29% от годового оборота.

При этом на позитивные перемены рассчитывать не приходится. В отличие от немецкого, британский рынок эстетики положительную динамику не показывает. В 2016 году число совершенных процедур упало на 40% – до 30,8 тысячи, подсчитала Британская ассоциация эстетических и пластических хирургов (BAAPS). Ее данные свидетельствуют о том, что спрос снизился на все типы вмешательств, а на уровне предыдущего года осталось лишь число операций по увеличению мужской груди, но это всего 37 процедур. Такое падение в BAAPS напрямую связывают с «Брекситом» и сопутствующей ему атмосферой общей потребительской тревожности – выход из ЕС заставляет британскую публику задуматься о более насущных проблемах, чем корректировка тела.

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВИЛЫ

В этой точке можно было бы констатировать полную несостоятельность сетевого формата в эстетической медицине, если бы не один пример. Осенью 2015 года на Франкфуртской фондовой бирже состоялось IPO немецкой сети M‑1Med Beauty. По итогам 2015 года ее выручка приблизилась к 35 млн евро, операционная прибыль – к 7 млн евро, чистая – к 4,6 млн евро. По итогам 2016‑го эти показатели были зафиксированы, соответственно, на уровне 36 млн евро, 4,4 млн евро и 5 млн евро. Капитализация компании, по состоянию на 8 июня 2017 года, равнялась 139,2 млн евро. Как такое возможно?

В качестве продавца эстетических медуслуг M‑1Med Beauty заявила о себе в 2013 году, открыв в центре Берлина амбулаторный центр. Как раз тогда основным владельцем M‑1Med Beauty стала MPH MittelstКndische Pharma AG, специализирующаяся на инвестициях в индустрию здравоохранения. Из ее отчетности следует, что на момент совершения сделки справедливая стоимость активов M‑1Med Beauty равнялась всего 116 тысячам евро. А уже по итогам 2014 года сеть стала прибыльной.

Хирургические операции сначала делались в близлежащих специализированных госпиталях, что сильно увеличивало расходы, поэтому менеджмент принял решение организовать собственную клинику пластической хирургии, что и произошло в июне 2015‑го. К этому времени один за другим стали открываться амбулаторные центры сети в других городах Германии. Сейчас под брендом M‑1Med Beauty действует клиника с 35 койками и шестью операционными, а также 13 амбулаторных центров. В 2016‑м в стационаре было выполнено 2,2 тысячи эстетических процедур, в амбулаториях – еще 50 тысяч вмешательств, говорится в отчетности головной компании. Там же, среди прочего, приводится и такой занятный показатель: за прошлый год предприятия сети израсходовали 1,4 тонны силикона.

Аналитики, следящие за котировками M‑1Med Beauty, объясняют ее успех несколькими факторами. Во‑первых, удачной локацией открывшейся в 2015 году клиники – она расположена на юго‑восточной окраине Берлина, где не очень высокие по сравнению с другими районами арендные ставки. Во‑вторых, грамотная маркетинговая политика. Сама M‑1Med Beauty, в частности, рапортует о 110 тысячах «лайков» на своей странице в Facebook и 24 тысячах фолловерах в Instagram. К слову: Aurelius, ставшая владельцем двух убыточных британских сетей, в своем последнем отчете указывает, что в продвижении Transform Medical Group и The Hospital Group тоже сделает ставку на соцсети.

Еще одна составляющая успеха M‑1Med Beauty – низкие закупочные цены на оборудование и расходные материалы и, как следствие, привлекательный прейскурант. Стоимость операции по увеличению груди, указано на сайте сети, начинается от 2,4 тысячи евро, что минимум вдвое ниже среднерыночных расценок. Впрочем, дискаунтером на немецком рынке выступает и Deutsche Аrtze Service: на ее сайте та же услуга продвигается по цене от 3 тысяч евро. Но по финансовым показателям эта сеть безнадежно проигрывает M‑1.

В марте 2017‑го председатель совета директоров M‑1Med Beauty Патрик Бренске в беседе с аналитиком GBS объяснял низкие закупочные цены прямыми контрактами с производителями имплантатов, предлагающими сети, как ключевому клиенту, наиболее выгодные условия. К слову, в структуре M‑1 есть отдельная компания, которая сосредоточена исключительно на закупках. И она, как следует из эмиссионного проспекта к IPO, работает не только на клинику и амбулаторные центры. Крупнейшим покупателем у этой структуры, на которого приходится почти половина всех продаж, назван производитель дженериков Haemato Pharm – еще одна «дочка» Mittelständische Pharma и, таким образом, «сестра» M‑1Med Beauty. Расходы Haemato на покупку сырья в 2016 году превысили 256 млн евро, сколько из этого объема поставок обеспечила закупочная структура M‑1 – не сообщается.

Строго говоря, собственно хирургические операции и другие эстетические манипуляции сама сеть не проводит. На сайте M‑1Med Beauty размещены профайлы 12 хирургов, 19 специалистов по эстетической медицине и четырех анестезиологов, но в штате компаний, образующих группу M‑1Med Beauty, эти врачи не числятся. На момент IPO сотрудниками сети были лишь четыре менеджера, три финансиста и 14 маркетологов и продавцов. Как объясняла M‑1Med Beauty в проспекте, услуги врачей группа получает от сторонней компании, владелица которой – Марион Браун – входит в наблюдательные советы и Haemato Pharm, и Mittelständische Pharma. Чистый убыток аутсорсингового проекта доктора Браун в 2015‑м составил, по данным госреестра, 118,7 тысячи евро.

Получается, M‑1Med Beauty правильнее было бы называть не производителем эстетических услуг, а провайдером, причем весьма разборчивым. В том же проспекте говорится, что компания не заинтересована в таких затратных (хотя бы по времени) процедурах, как пересадка волос, или не пользующихся массовым спросом операциях по корректировке носа или ушей.

По итогам 2016‑го в связи с открытием новых амбулаторных центров штат M‑1Med Beauty вырос почти в три раза, до 74 человек, и это сразу сказалось на размере фонда оплаты труда, выросшего в 2,4 раза – до 3,8 млн евро. Соответственно, рентабельность по операционной прибыли снизилась с 20% в 2015‑м до 12% в 2016‑м. После публикации в минувшем апреле годового отчета эстетического агрегатора аналитики First Berlin Equity Research по‑прежнему рекомендуют своим клиентам покупать акции M‑1Med Beauty. В 2017 году эксперты ожидают рост выручки на 25% до 45 млн евро при 13‑процентной рентабельности по операционной прибыли. Схожую оценку озвучили и аналитики GBS.

Ключевые показатели M‑1Med Beauty

слияние, слияния и поглощения, сделка, платные медуслуги, пластическая хирургия
Источник Vademecum №10, 2017
Поделиться в соц.сетях
«МедИнвестГрупп» стала совладельцем лаборатории LabQuest
19 Апреля 2019, 20:17
РФПИ вложится в реабилитационный центр Orpea в Сколково
19 Апреля 2019, 18:19
Башкирский профсоюз медработников попросил Путина распустить спецотдел СК по «медицинским» делам
19 Апреля 2019, 17:08
Calltouch и Zoon проведут масштабное отраслевое мероприятие в сфере медицины
19 Апреля 2019, 16:22
«МедИнвестГрупп» стала совладельцем лаборатории LabQuest
19 Апреля 2019, 20:17
Росздравнадзор пресек пластические операции в 60 московских клиниках
17 Апреля 2019, 12:12
В сеть «Клиника Фомина» вошел московский Центр пренатальной диагностики
5 Апреля 2019, 11:37
В Краснодаре на пластического хирурга завели уголовное дело
2 Апреля 2019, 19:43
AstraZeneca за $6,9 млрд покупает у японской Daiichi Sankyo права на потенциальный онкоблокбастер
AstraZeneca 28 марта заключила с Daiichi Sankyo соглашение о приобретении за $6,9 млрд глобальных эксклюзивных прав на реализацию разработанного японской компанией онкопрепарата DS-8201 (trastuzumab deruxtecan).
29 Марта 2019, 14:04
Alcon приобрела разработчика интраокулярных линз PowerVision за $285 млн
«Дочка» Novartis компания Alcon приобрела разработчика PowerVision, специализирующегося на производстве интраокулярных линз (ИОЛ) на основе технологии fluid based для лечения катаракты. Сумма сделки составила $285 млн с опционом на дополнительные дивиденды с 2023 года в случае достижения целевых показателей.
20 Марта 2019, 14:41
Takeda намерена продать свой бренд пластырей Tachosil за $500 млн
18 Марта 2019, 16:35
В Краснодаре пластический хирург пойдет под суд за смерть пациентки
15 Марта 2019, 16:20
Росздравнадзор приостановил работу московской клиники Doctor Plastic
Росздравнадзор приостановил на 90 суток деятельность одной из крупнейших в стране клиник пластической хирургии Doctor Plastic (ООО «Докторпластик»). У инспекторов возникли претензии к уровню образования медицинских сотрудников центра, в частности к ведущему хирургу из Швеции Ульфу Самуэльссону, который, как утверждают в ведомстве, «не имеет допуска для оказания медпомощи на территории РФ и не владеет русским языком».
13 Марта 2019, 17:51
Минздрав разберется с навязыванием платных медуслуг законодательно
6 Марта 2019, 17:25
Крупнейший акционер Bristol-Myers Squibb пытается остановить сделку по покупке Celgene за $74 млрд
Инвестфонд Wellington Management – крупнейший держатель акций Bristol-Myers Squibb (BMS) – заявил 27 февраля о том, что не поддерживает покупку Celgene, считая ее рискованной. Заявление Wellington поддерживает хедж-фонд Starboard Value, неделю назад заинтересовавшийся мнением других акционеров по поводу сделки.
28 Февраля 2019, 13:26
Росздравнадзор выявил нарушения в почти 70% проверенных клиник пластической хирургии
Росздравнадзор, проверив 1 257 клиник пластической хирургии, обнаружил нарушения в 68,1% попавших в поле зрения службы медорганизаций.
25 Февраля 2019, 15:10
Ipsen объявила о приобретении биотеха Clementia за $1,31 млрд
Французская Ipsen 25 февраля 2019 года объявила о приобретении канадской биотехнологической компании Clementia Pharmaceuticals и портфеля ее ключевых разработок для лечения редких заболеваний. Стоимость сделки составляет $1,3 млрд.
25 Февраля 2019, 15:01
Roche намерена приобрести разработчика средств генной терапии Spark за $4,3 млрд
25 Февраля 2019, 12:26
Росздравнадзор оштрафовал клинику Елены Малышевой на 100 тысяч рублей
19 Февраля 2019, 13:19
Генеральным директором «Медскана» стал Дмитрий Горнастолев
13 Февраля 2019, 12:51
Наталья Мантурова примет ординаторов – пластических хирургов в ISAPS коллективно
12 Февраля 2019, 12:18
Мединдустрия
Истина в последней Инста: кому Instagram заменил сарафанное радио
2243
Яндекс.Метрика