01 Декабря 2020
Благотворительные фонды пожаловались на решения ФАС по ценам на онкопрепараты
30 Ноября 2020, 21:13
Минздрав получит новые полномочия после принятия поправок в 326-ФЗ
30 Ноября 2020, 21:02
Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг
30 Ноября 2020, 20:49
В Курске построят корпус инфекционной больницы за 2 млрд рублей
30 Ноября 2020, 19:51
1 Декабря, 7:55

У кого Москва готова купить онкопрепараты на 29 млрд рублей

Роман Кутузов, Анастасия Напалкова
26 Июня 2017, 13:02
8521

В июне правительство Москвы решило впервые опробовать на практике новый способ привлечения инвестиций – так называемую офсетную сделку. Vademecum удалось ознакомиться с конкурсной документацией: инвесторам предлагается вложить минимум 3 млрд рублей в создание в столице производства современных противораковых лекарств, получив взамен госзаказ на эти препараты в сумме до 29 млрд рублей. Фармкомпании отнеслись к предложению с интересом, но в битву за необычный подряд вступать не торопятся – рисков много,  а профит неочевиден.

С 1 сентября 2016 года вступила в силу новая правовая норма – статья 111.4 федерального закона №44-ФЗ «О контрактной системе». Она дает право субъектам РФ заключать офсетные сделки – государственные контракты на закупку необходимых товаров, предусматривающие встречные инвестиционные обязательства поставщика по созданию производства этих товаров.

В случае заключения такого контракта инвестор включается в перечень единственных поставщиков, что позволяет государственным учреждениям приобретать у него товары без конкурса. Иными словами, инвестор в обмен на создание производства получает гарантированный госзаказ.

Установленные законом основные ограничения – объем инвестиций не менее 1 млрд рублей, срок контракта – не более 10 лет, страной происхождения товара обязательно должна быть Российская Федерация.

В июне на официальном портале государственных закупок zakupki.gov.ru появилось извещение о начале общественного обсуждения первого, как минимум в истории фармацевтики, контракта со встречными инвестиционными обязательствами.

Впрочем, информация к обсуждению предлагается весьма скудная. Извещение сообщает лишь о том, что речь идет о закупке лекарственных средств по контракту с начальной максимальной ценой (которая может быть уменьшена в ходе конкурса) 28,85 млрд рублей  на срок до 2027 года. От поставщика ожидаются инвестиции в размере не менее 3 млрд рублей в «создание или модернизацию и (или) освоение производства лекарственных средств» на территории Москвы.

В пресс-службе Департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ) в ответ на запрос Vademecum уточнили, что предметом интереса заказчика в первую очередь являются противоопухолевые препараты. Строительство завода для их производства «позволит минимизировать риски, связанные с вопросами обеспечения пациентов жизненно важными лекарственными препаратами», добавили в пресс-службе.

Возможно, на решение московского правительства начать внедрение офсетных сделок именно с фармацевтики, а еще точнее – с бюджетоемкой ниши противоопухолевых средств, повлиял разразившийся в конце 2016 года громкий скандал, в ходе которого бывший главврач Московской городской онкологической больницы №62 Анатолий Махсон обвинил ДЗМ в преднамеренной закупке онкопрепаратов по завышенным ценам и даже обратился с соответствующими заявлениями в администрацию Президента РФ и ФСБ.

Vademecum удалось ознакомиться с проектом конкурсной документации (есть в распоряжении редакции). К участникам предъявляются довольно строгие требования – опыт поставки лекарственных средств из категории «противоопухолевые препараты и иммуномодуляторы» на сумму не менее 8 млрд рублей за последние три года, опыт производства этих продуктов с годовым объемом выпуска не менее 20 товарных позиций, наличие финансовых ресурсов, необходимых для исполнения контракта.

По описанным в проекте условиям конкурса, инвестор обязуется в течение трех лет после заключения контракта начать на новом (или реконструированном старом) заводе, расположенном на территории Москвы, упаковку препаратов из 22 перечисленных в техзадании МНН, а в течение четырех лет – перейти к выпуску всех препаратов, включая производство готовой лекарственной формы. Причем не менее двух препаратов перечня должны производиться на новом заводе по полному циклу, а объем выпуска готовой субстанции должен составлять не менее 11,5 кг в год.

Список препаратов, планируемых к производству на новом фармпредприятии в Москве

Со своей стороны, правительство Москвы принимает обязательства закупать продукцию завода с момента запуска до конца действия контракта, то есть в течение семи лет. Что касается цены, то она, судя по проекту контракта, будет определяться довольно сложным образом, предполагающим выбор наименьшего значения из трех полученных разными способами показателей: максимальной зарегистрированной цены; либо начальной цены, скорректированной на индекс цен производителей Росстата; либо средневзвешенной цены аналогичного препарата в пяти референтных регионах – Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Татарстане и Башкортостане.

В качестве дополнительной льготы инвестору в случае выбора третьего, «референтного», метода определения цены стоимость лота по конкретной номенклатурной позиции снижается не более чем на 5% в первый год поставки, не более чем на 10% – во второй, на  15% – в третий, на 20% – в  четвертый год и уже потом определяется свободно.

Официально прием заявок на конкурс еще не начался, пока что правительство Москвы ведет консультации с потенциальными поставщиками-инвесторами.

Кто может быть заинтересован в таком контракте?

По подсчетам Headway Company, опубликованным в материале «Онко преследования» (VM #4 (139) от 13 марта 2017 года), крупнейшими поставщиками противоопухолевых препаратов для столицы в 2016 году стали «Фармстандарт» (1,9 млрд рублей), «Р-Фарм» (1,5 млрд рублей), «Фармстор» (1,3 млрд рублей), «Медипал-Онко» (1,1 млрд рублей), «Биокад» (856 млн рублей).

На 22 МНН из опубликованного списка московское правительство потратило в 2016 году, по данным Headway Company и Zakupki360, около 8 млрд рублей. С большим отрывом лидирует «Р-Фарм» (2,4 млрд рублей). Правда, почти половина этой суммы пришлась на единственную закупку Хумиры (адалимумаба) – этот оригинальный препарат компании AbbVie фасуется на входящем в группу «Р-Фарм» заводе «Ортат». Компании «Медипал-Онко», «Фармимэкс» и «Компания Фармстор» сделали поставки на сумму 0,9 млрд рублей каждая. Сумма контрактов «Биокада» – 0,7 млрд рублей. «Фармстандарта» в топе нет, потому что его бестселлеры, такие как ибрутиниб, в список ДЗМ не вошли.

Тут, конечно, необходимо учитывать, что не все поставщики являются производителями препаратов и не все производители поставляют их госзаказчику напрямую, потому что пользуются услугами фармдистрибьюторов.

Если посмотреть на крупнейших производителей онкопрепаратов для госнужд в общероссийском зачете, то на первом месте в 2016 году с большим отрывом оказался «Биокад», поставивший продукции на 11,5 млрд рублей, на втором – швейцарская Roche (6,3 млрд рублей), на третьем – «Ф-Синтез» (4,7 млрд рублей).

По информации Vademecum, предложением правительства Москвы заинтересовались крупные отечественные фармкомпании, уже имеющие в портфеле запрошенные ДЗМ онкопрепараты либо планирующие освоить их производство в ближайшее время, – «Биокад», «Р-Фарм», «Фармстандарт», «Фармасинтез», «Марафон Фарма».

Ни у одной из них нет собственных производств на территории столицы, так что завод в случае заключения контракта придется строить «с нуля».

Представители «Биокада» в ответ на запрос Vademecum сообщили, что «на текущий момент вопрос участия компании в конкурсе остается открытым», пообещав «в случае принятия решений» опубликовать официальную позицию. В других вышеперечисленных компаниях также неофициально подтвердили осторожный интерес к московскому проекту.

Прямо заявили, что не будут участвовать в конкурсе, только в компании «Биннофарм», у которой, в отличие от конкурентов, как раз есть свой современный фармзавод в Зеленограде (то есть, формально, в Москве). Однако «Биннофарм» нацелен на другие сегменты лекарственного рынка – в основном на производство вакцин, инфузионных растворов и пульмонологических препаратов.

«Производить дженерики на таком, специально построенном под контракт, заводе бессмысленно, – рассуждает руководитель одной из крупных отечественных фармкомпаний. – Как можно на 10 лет зафиксировать на них цену? Она будет быстро падать из-за конкуренции, и в итоге получится, что правительство Москвы закупает препараты не дешевле, а дороже, чем другие регионы. Снова будет скандал, подобный которому мы уже видели с Анатолием Махсоном и онкобольницей №62. Если же вести речь о производстве защищенных патентами препаратов, то полноценный трансфер их на совершенно новое производство займет шесть-семь лет, и за время действия контракта вложения не успеют окупиться. В общем, мне кажется, в нынешнем виде эта идея не сработает – нужно дорабатывать нормативную базу».

фармацевтическое производство, строительство, госзакупки
Источник Vademecum №11, 2017
Поделиться в соц.сетях
Благотворительные фонды пожаловались на решения ФАС по ценам на онкопрепараты
30 Ноября 2020, 21:13
Минздрав получит новые полномочия после принятия поправок в 326-ФЗ
30 Ноября 2020, 21:02
Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг
30 Ноября 2020, 20:49
В Курске построят корпус инфекционной больницы за 2 млрд рублей
30 Ноября 2020, 19:51
Яндекс.Метрика