17 Сентября, 19:12

«Лечить диабет нужно тогда, когда пациент чувствует себя здоровым»

24 Января 2019, 12:11
3622
Итамар Рац, глава Центра лечения диабета Hadassah Фото: koreabiomed.com
Глава Центра лечения диабета израильской университетской клиники Hadassah – о борьбе с болезнью, ее осложнениями и побочными эффектами самой терапии
Препараты для лечения сахарного диабета 2-го типа, заболевания сложного в диагностике и дорогого в лечении, последние 10 лет находятся на особом контроле Управления по продуктам и лекарствам США (FDA). Причина неусыпного внимания регулятора – разразившийся в 2007 году громкий скандал, вызванный публикацией данных о риске сердечно-сосудистых осложнений при использовании сахароснижающего препарата Авандия (росиглитазон) от GSK. Через год FDA ужесточило требования к новым противодиабетическим средствам, поставив у входа на рынок специальный барьер – клинические исследования (КИ), подтверждающие отсутствие подобных побочных эффектов. С тех пор игроки сегмента, оцениваемого в 2017 году в $237 млрд, совокупно потратили на дополнительные КИ порядка $2 млрд. 

Фармпроизводители, конечно же, внакладе не остались, погрузив эти расходы в конечную стоимость препаратов. И когда осенью 2018 года FDA подтвердило свою решимость в борьбе с побочным действием противодиабетических лекарств, против удорожания терапии из-за дополнительных КИ выступили американские пациентские организации и врачи.

О том, как можно и нужно разрешать конфликт между эффективностью, безопасностью и чрезмерной стоимостью лекарств для лечения диабета 2-го типа, Vademecum рассказал профессор Итамар Рац, возглавляющий в университетской больнице Hadassah профильный центр, принимавший участие в международных КИ препарата Форсига (дапаглифлозин) от AstraZeneca.

– Диабет 2-го типа – одно из самых распространенных хронических заболеваний в мире, особенных успехов в борьбе с ним не заметно даже в развитых странах. Почему так?

– Ключевая проблема – провал ранней диагностики и старта лечения. У врачей общей практики (ВОП), увы, не хватает знаний для того, чтобы обнаружить заболевание в самом начале. В мире около 450 млн человек с диабетом, и специалистов, способных обеспечить адекватную терапию, не хватает. Кроме того, долгое время главенствовала одна ошибочная идея – лечить надо пошагово, начиная с образа жизни пациента, затем выписывать сахароснижающие препараты. Но людям трудно меняться, большинство, естественно, с этим не справлялись. Да и препараты выписывались не очень эффективные, например, те, что работают на основе метформина.

Со временем стало понятно: хочешь вылечить диабет, начинать надо с самой ранней стадии и подходить к решению проблемы комплексно. Методику много лет назад предложил Ральф ДеФронзо [профессор, глава диабетического отделения Научного центра здоровья штата Техас. – Vademecum] – лечение с помощью комбинации препаратов сразу после постановки диагноза.

Но идея ДеФронзо не прижилась – ее зарубил побочный эффект препаратов, которые к тому же стоили недешево. И основной вопрос сегодня – лечение на ранней стадии, предотвращающее развитие гипергликемии. И здесь мы вновь возвращаемся к дефициту специалистов и компетентности ВОПов.

– Как тот же ВОП должен проводить диагностику, чтобы обнаружить заболевание на ранней стадии?

– Следить за уровнем глюкозы в крови у пациентов из группы риска: у тех, чьи родственники болели диабетом либо у родителей наблюдались метаболический синдром, гипертония, ожирение, высокий уровень липидов в крови. Пациенты, ведущие «сидячий» образ жизни, а таковых большинство, тоже должны быть объектом особого внимания. Наилучший, но не с организационной точки зрения, способ диагностики – тест на глюкозотолерантность, когда пациенту выдают 75 г сахара, а затем проводят замеры уровня сахара в крови через час, два, три. Конечно, времени на это у врача нет. Представьте, если каждому потенциальному диабетику в России такой тест проводить? Не получится.

Поэтому наиболее приемлемым вариантом мне видится анализ глюкозы в плазме. Если показатель выше 100 – пациент уже находится в предиабетическом состоянии. Добавим к этому тест гликированного гемоглобина (HbA1c), который покажет среднее содержание сахара в крови за период до трех месяцев. Если показатель в диапазоне 5–6,4, то это предиабетическое состояние. Если больше 6,4 – это уже диабет. Важно вовремя направить пациента на эти анализы – не только ради выявления диабета как такового, а ради предупреждения осложнений: у таких пациентов высок риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, почечной недостаточности. Даже на стадии предиабета.

– В России в таком состоянии, по оценкам экспертов, пребывают не менее 20 млн человек.

– Трудности есть по всему миру. Во-первых, за пациентами с сахарным диабетом 2-го типа плохо наблюдают. Что значит хорошее наблюдение? Это стабилизация показателя гликированного гемоглобина на уровне ниже 7. Такого вы не найдете даже у половины пациентов. Во-вторых, таких пациентов плохо лечат – не пытаются предотвратить деградацию функции почек и сердечную недостаточность. Если они уже есть, то, как ни снижай уровень глюкозы, это не поможет. Это даст какие-то плюсы, но пробел не восполнит. Только вдумайтесь: количество сердечно-сосудистых заболеваний у людей с диабетом 2-го типа в среднем в два раза выше, чем у других категорий пациентов, количество случаев сердечной недостаточности – больше в 4-5 раз.

– Какова вероятность развития осложнений?

– Риск развития сердечной недостаточности в процессе заболевания, то есть уже во время терапии, достигает 15%, равно как и почечной недостаточности. С другими заболеваниями – такими, как, например, ретинопатия, мы смогли достичь отличных результатов, снизив риск с 5-6% до 1-2%. Что касается диабетической стопы, то в большинстве стран ампутация уже редкость – до 5% от общего числа диабетиков. Кстати, язва встречается чаще – до 10%. Цифры по язве тоже падают, но не так быстро, как хотелось бы.

Проблема еще и в том, что лечить пациента принято тогда, когда у него уже есть клинические симптомы. Но если показатель расчетной скорости клубочковой фильтрации почек опускается до 50 или 40, то это значит, что почки функционируют только на 40%, то есть лечить человека уже слишком поздно. С сердцем ситуация аналогичная. Если пациент дотерпел до сердечной недостаточности, то починить ничего не получится. Лечить надо тогда, когда пациент чувствует себя здоровым.

– Что этому мешает, если диагноз уже поставлен?

– Скажу на примере Израиля. Система организована прекрасно, но мы допускаем одну огромную ошибку. Результаты обследования функции почек, на которые опирается доктор, допускают серьезную погрешность в таком показателе, как креатининовый клиренс. Обычно указывается, что он выше или ниже 60. То есть если у вас 65, 75, то вы, получается, здоровы. Хотя у здорового человека показатель 120, а 90 – это уже начало почечной недостаточности. Что мы имеем? Доктор видит показатель «выше 60» и считает, что у пациента нет проблем, дальше смотреть ничего не нужно. Еще сложнее ситуация с сердечной недостаточностью. Пациент ни на что не жалуется, а обследование фракции выброса сердца у многих ни о чем не говорит. Всех диабетиков на ЭКГ не отправишь – это затратно и бессмысленно.

Единственным рабочим вариантом, как мне кажется, может быть лекарственная терапия, конечно, если препарат стоит не слишком дорого и имеет сопряженный сахароснижающему эффект на сердечно-сосудистую систему и почки. Такие препараты на рынке есть, и, во всяком случае, у 30–40% пациентов получится предотвратить почечную или сердечную недостаточность. Не могу сказать, однако, что такой подход популярен даже в Израиле. А в Европе, да и по всему миру, не менее 40% пациентов все еще получают препараты класса сульфонилмочевины – это плохие, небезопасные лекарства. Они могут вызвать гипогликемию, прирост веса, могут даже повысить риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

– Зачем их тогда использовать?

– У меня нет этому объяснения. Быть может, Американской и Европейской диабетическим ассоциациям нужно время, чтобы они изучили препараты, чтобы им сказали: «Вот хорошие лекарства, они на рынке уже 10 лет». Думаю, это вопрос времени. В Израиле 600 тысяч больных диабетом 2-го типа на 8 млн человек населения. Это каждый десятый израильтянин старше 20 лет. Лечить его может только врач общей практики.

Единственное, что мы можем сделать, – дать такому врачу лекарство и возможность начать лечение как можно раньше. Знаете, какая средняя продолжительность жизни пациента с диабетом 2-го типа на диализе? Где-то 2,5 года. Если провести трансплантацию почки, то мы продлим жизнь человека до 10 лет, но это крайний метод.

При этом есть сахароснижающие препараты, о которых я говорю, входящие в класс ингибиторов SGLT-2. Как показало наше исследовании Declare, эти препараты безопасны, помогают снизить вес пациента, нормализовать артериальное давление, снизить микро- и макроальбуминурию почек, борются с гипергликемией и, как мы полагаем, позитивно сказываются на работе сердца. Все это важно, так как у 90% диабетиков наблюдается высокое артериальное давление и/или ожирение.

– Исследование Declare, в котором вы принимали участие, как я понял, связано больше с требованиями FDA, нежели с поиском сопряженных эффектов. А что вы думаете по поводу скандала с Авандией, который, собственно, и спровоцировал ужесточение регуляторного контроля над сахароснижающими препаратами?

– Я изначально не был в числе тех, кто обрушился на GSK с обвинениями. На мой взгляд, метаанализ результатов исследования Авандии, представленный в 2008 году, был написан из рук вон плохо. К слову, FDA потом даже выступило с предложением не убирать препарат с рынка. Это не помогло. Знаю, что сейчас в основном используется Актос от Takeda. Он снижает количество сердечно-сосудистых осложнений на 15% – это шикарный результат. Однако Актос противопоказан при менопаузе, может вызвать хрупкость костей, задержку жидкости в организме, увеличение веса, а все это плохо.

– Какие-то препараты класса ингибиторов SGLT-2 уже есть на рынке?

– Да, например, канаглифлозин присутствует на рынке США уже много лет. Или новый препарат на основе эртуглифлозина [одобренный FDA в конце 2017 года Steglatro от MSD. – Vademecum]. На подходе и другие лекарства этой группы, все они будут иметь аналогичные свойства. Однако канаглифлозин критикуют за риск развития диабетической стопы и, как следствие, ампутации. Но, скажем, эмпаглифлозин [от Boehringer Ingelheim. – Vademecum] и дапаглифлозин AstraZeneca – это почти идеальные препараты, которые показаны большинству пациентов с диабетом 2-го типа, если не всем.

– Насколько острой будет конкуренция между Boehringer Ingelheim и AstraZeneca по препаратам этого класса?

– Бизнес конкурентный, это правда, но нам, докторам, все равно. На самом деле, исследование Declare расширяет назначение дапаглифлозина у пациентов даже без сердечно-сосудистых заболеваний. Однако эти исследования нельзя сравнивать друг с другом напрямую, поскольку в них включались разные группы пациентов.

– FDA признало результаты этого исследования?

– Чтобы видеть результаты, мне одобрение FDA не требуется. О каких результатах я говорю? Помимо тех, что названы выше, речь идет о влиянии препарата на почки. Мы брали пациентов с клиренсом креатинина выше 60, то есть вроде бы «здоровых». Раньше мы давали таким пациентам метформин, потом поняли, что после него, если он не помог, надо еще выжидать два-три года, прежде чем назначать что-то еще. А времени, как вы понимаете, у врача нет. Но если давать пациенту метформин в сочетании с ингибитором SGLT-2, то будут снижаться уровень глюкозы, вес, давление и, что немаловажно, мы получим профилактическое действие по поводу почечной недостаточности.

У пациентов с заболеваниями сердца снижается процент инфаркта миокарда, сердечно-сосудистых осложнений, а пациенты с диабетом, но без сопутствующих заболеваний, только выиграют, получив профилактический эффект. Исследование Declare показало главное – препарат абсолютно безопасный. Единственная проблема, которую вижу я, – деньги. Курс лечения может стоить порядка $300 в год. Это немало. Но если подумать, сколько плюсов это принесет, сколько денег можно будет сэкономить в дальнейшем, траты будут оправданы. И я даже не про качество жизни говорю, а только про экономию.


диабет, astrazeneca, hadassah, израиль, диабет ii типа, gsk
Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях
Внедрение «двойного лицензирования» не поддерживают 80% представителей клиник
Сегодня, 18:52
Минздрав оценит эффективность работы НМИЦ
Сегодня, 18:16
С 2020 года 40 регионов начнут строить детские больницы
Сегодня, 16:42
«Нацимбио» завершила КИ пятивалентной вакцины для профилактики ротавируса
Сегодня, 15:32
GSK и «Нанолек» вложат 6,5 млрд рублей в совместное производство вакцин
16 Сентября 2019, 19:51
НМИЦ профилактической медицины разделил проходящих диспансеризацию граждан на три группы здоровья
9 Сентября 2019, 19:26
Минздрав: регистрация дженерика начнет действовать после истечения патента оригинального препарата
Минздрав РФ обновил разработанный в феврале 2019 года проект поправок в закон №61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», добавив в документ Положение о едином реестре защищенных патентами фармакологически активных действующих веществ. Если изменения в ФЗ-61 будут приняты в предложенной редакции, то введение в обращение дженериков препарата, МНН которого занесено в реестр, станет возможным только после истечения срока действия патентной защиты оригинала.
9 Сентября 2019, 18:14
В Приморском крае реализуют пилотный проект по абилитации недоношенных детей
Президент РФ Владимир Путин пообещал поддержать идею главного врача Приморского краевого перинатального центра Татьяны Курлеевой о реализации на базе ее медучреждения пилотного проекта по абилитации недоношенных детей. По подсчетам Курлеевой, на это понадобится 16 млн рублей в год.
6 Сентября 2019, 18:51
Евгений Туголуков приобрел 54,7% Клинического госпиталя на Яузе
6 Сентября 2019, 17:56
Beijing Health Guard намерена вместе с «Р-Фармом» провести в России КИ и наладить производство вакцины от ВПЧ
Группа «Р-Фарм» Алексея Репика совместно с китайской биотехнологической компанией Beijing Health Guard займется клиническими исследованиями (КИ) в РФ вакцины против вируса папилломы человека (ВПЧ). В дальнейшем планируется локализовать производство вакцины на мощностях «Р-Фарма», сообщили Vademecum в компании.
5 Сентября 2019, 18:05
«Нативу» обязали отозвать из оборота Дазатиниб-натив
5 Сентября 2019, 13:46
Подозреваемая в хищениях главврач Пермского ЦМП отстранена от должности в связи с истечением срока контракта
Главного врача пермского Центра медицинской профилактики (ЦМП) Марину Другову, подозреваемую в хищении 1 млн рублей, освободили от должности в связи с истечением 31 августа трудового договора. Со 2 сентября обязанности главврача ЦМП исполняет руководитель Центра здоровья (структурное подразделение клиники), врач-терапевт Наталья Бабина. Кадровая перестановка в ЦМП произошла на фоне масштабной ротации главврачей в медучреждениях региона.
4 Сентября 2019, 19:30
Участникам ММК разрешат использовать не зарегистрированные в РФ препараты
30 Августа 2019, 13:41
Мединдустрия
Всевышний пилотаж: чем израильская паллиативная служба обязана летчику-истребителю
1503
ViiV отчиталась о III фазе исследования АРВ-терапии длительного действия
ViiV Healthcare (совместное подразделение Pfizer и GSK, занимающееся разработкой антиретровирусной терапии) сообщила об успешном завершении III фазы клинического исследования комбинации своего препарата cabotegravir и рилпивирина от Janssen. Компании сравнивали эффективность инъекционных форм длительного действия (применяемых раз в месяц или в два месяца).
23 Августа 2019, 13:45
Верховный суд отказал «Джодас Экспоим» в жалобе по гефитинибу
23 Августа 2019, 8:26
ГК «Нордавинд» зарегистрировала «кардиофлешку»
21 Августа 2019, 19:40
Японская Daiichi Sankyo зарегистрировала в США препарат против редкой опухоли
13 Августа 2019, 14:41
ММК анонсировал переговоры с несколькими иностранными клиниками
12 Августа 2019, 15:41
Сбербанк запускает медицинский сервис SberHealth
Управляющий директор дирекции по развитию экосистемы Сбербанка Антон Собе-Панек 3 августа 2019 года на своей странице в Facebook анонсировал запуск медицинского сервиса SberHealth, опубликовав вакансии руководящих должностей для проекта. Новое подразделение банка будет заниматься телемедициной, ДНК-тестами и развитием искусственного интеллекта в здравоохранении.
6 Августа 2019, 21:14
В Челябинской области почтальоны займутся сбором данных для скрининга
Правительство Челябинской области ведет переговоры с Почтой России о совместной реализации программы первичного скрининга заболеваний. Предлагается выдать почтальонам планшеты с программой-опросником, с помощью которой можно будет анализировать риски и передавать данные о состоянии здоровья жителей региона в медучреждения.
6 Августа 2019, 12:09
Путин утвердил законодательные изменения по СПИК
Президент РФ Владимир Путин подписал три закона, описывающие новые регламенты заключения специальных инвестиционных контрактов (СПИК). Инвесторы будут отбираться по конкурсу, а максимальный срок действия контракта продлен до 20 лет.
6 Августа 2019, 11:27
GSK и Pfizer объединили безрецептурные бизнесы
1 Августа 2019, 18:01
Яндекс.Метрика