25 Ноября 2020
Pfizer поставит дополнительный объем метилпреднизолона в декабре
24 Ноября 2020, 21:55
Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг
24 Ноября 2020, 20:06
Сотрудников благотворительного фонда на Алтае обвинили в незаконном удержании людей в рехаб-центре
24 Ноября 2020, 19:39
Ремдесивир и вакцины от COVID-19 включили в ЖНВЛП
24 Ноября 2020, 17:21
25 Ноября, 3:19

А девайсы с иголочки: как участники ТОП100 поставщиков рынка госзаказа медизделий – 2018 примеряются к светлому будущему

Михаил Мыльников
6 Августа 2019, 7:53
11487
Фото: Keith Srakocic / AP
Бюджетоемкий тотем нацпроекта «Здравоохранение» кого только ни питает надеждами. Предложение и впрямь заманчивое – на апгрейд действующих и оснащение новых медучреждений правительство до 2024 года отстегивает 290 млрд рублей, что равноценно объему прошлогоднего госзаказа МИ. Минпромторг, например, грезит нарастить долю отечественных производителей в сегменте, чиновники на местах – успешно отчитаться об исполнении бюджета закупок, дистрибьюторы – отхватить контракты пожирнее и при этом не оказаться ответчиками в арбитражных, картельных и, не дай бог, уголовных делах. А от этого, как показывает практика, не могут уберечься даже записные лидеры «золотой сотни» поставщиков, что уж там говорить о новобранцах. Словом, ежегодный рейтинг Vademecum носит характер предвосхищающий и, что‑то подсказывает, в такой конфигурации предстает перед нами в последний раз. Делаем ставки.

ОЧКИ ТЕМНЫЕ, ОЧИ СТРАСТНЫЕ

В 2018 году участники ТОП100, скажем прямо, не блистали: общими усилиями отгрузили товара на 97 млрд рублей – лишь на 4% больше, чем в 2017‑м. «Ценник» входа в рейтинг преодолел отметку в 360 млн рублей отнюдь не усилиями передовиков отрасли, а по техническим причинам – вырос средний по отрасли объем поставок МИ и ужесточилась модель сбора и сортировки данных Аналитическим центром Vademecum.

На вершине рейтинга по‑прежнему царит олимпийское спокойствие, излучаемое поставщиками Департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ), перечислять которых – «Аквиста», «Тагор», «Викинг», «Фармадис» и «Астра‑77» – уже даже скучно. Они давно оккупировали пьедестал, на котором сами с собой и рокируются. В этот раз, например, лидером рейтинга стала «Аквиста», наторговавшая на 7,8 млрд рублей. Все «олимпийцы», кроме «Фармадиса», показали, по сравнению с предыдущим годом, убедительный рост выручки – от 17% до 34%, совокупно законтрактовавшись на 27,8 млрд рублей.

Главный федеральный поставщик – ГК «Дельрус», получившая контракты на 5,5 млрд рублей, тоже продемонстрировала положительную динамику продаж, но из‑за успехов столичных игроков переместилась с третьей на пятую позицию. Тем не менее дистрибьютор, опираясь на свои региональные компетенции, планирует за счет нацпроекта наверстать упущенное. «Мы в значительной степени переориентировали ассортиментную политику в сторону отечественных медизделий при условии их готовности качественно исполнять актуальные клинические задачи. «Дельрус» готов к масштабным поставкам оборудования и расходных материалов», – рассказали Vademecum в компании.

В первой трети рейтинга закрепились тоже известные отрасли компании – «Азимут Мед Групп», «М.П.А. Медицинские партнеры», «Медиа Сервис АБВ», «Нормедсервис», «Медицина 2000» и «Базис‑НН». Всего с 2016 года в ТОП100, состав которого регулярно обновляется не менее чем на треть, задержались 36 компаний. Они, похоже, первыми и включатся в борьбу за контракты по нацпроекту.

А вот о новичках судить пока рано, опять же из‑за перманентной ротации в рейтинге. В ТОП100 проникли аж 40 новых компаний – многие, как это часто бывает, затесались в элиту волей случая, подскочив за счет одного «золотого» контракта с привычных мест во второй или третьей сотне. Например, на 54‑ю строчку попала компания «Росмо», подписавшая контракты на 302 млн рублей на поставку оборудования в Федеральный центр трансплантации почки и диализа в Волжском, а на 39‑ю – «Денеб», выигравшая тендеры на 635 млн рублей.

В ТОП25 ворвались лишь двое – «Юмед» (17‑е место) и «Соломед» (21‑е). Первая компания примечательна тем, что до 2018 года принадлежала Александру Былинкину, совладельцу дистрибьютора «Медикалтрейд», уверенно присутствующего в ТОП500. Основатель «Соломеда» Юрий Головащенко, если судить по данным СПАРК‑Интерфакс, только‑только заглянул в индустрию – его компания существует с 2012 года, но поставками МИ занялась лишь в 2017‑м. Параллельно Головащенко вместе с женой открыл в поселке Головачево Луховицкого района Московской области козью ферму и сыроварню под поэтичным брендом «Былинкино».

Еще два новичка рейтинга – «Транс‑М 2002» (52‑е место) и «Факторум Технолоджис» (62‑я строчка) – примечательны тем, что вполне успешно отгружают ГБУ «Мосавтодор» Московской области песок, щебень и песчано‑гравийную смесь. «Факторум Технолоджис» за последние два года заключил «придорожных» контрактов на 470 млн, «Транс‑М 2002» – на полмиллиарда. В 2018 году, отвлекшись от инфраструктурных проектов, дистрибьюторы неплохо заработали на поставках расходников и медоборудования ДЗМ, добавив к выручке 504 млн и 553 млн рублей соответственно. Формальной связи между компаниями Vademecum не обнаружил, за тем исключением, что юрлица зарегистрированы в промзоне на соседних улицах в московском районе Соколиная Гора.

Обозначилась в нынешнем ТОП100 и шеренга новобранцев полка ДЗМ – «СМФ», «Мединвест», «Владместпоставка», «Медфармторг», либо недавно зарегистрированных в ЕГРЮЛ, либо вдруг нарастивших год к году поставки на 80–90%.

Рывки, конечно же, штука эффектная, однако в погоне за контрактами поставщики порой хватаются за непосильную ношу. На место в «сотне», например, вполне мог рассчитывать новосибирский «Медскан» (потенциально 27‑я строчка рейтинга с объемом поставок 792 млн рублей). В марте 2018 года компания буквально выцарапала у АО «Викинг» заказ Агентства по закупкам ДЗМ на видеоэндоскопы суммарной стоимостью 355 млн рублей. Но вот беда: в жесткий 90‑дневный срок исполнения обязательств «Медскан» вписаться не смог, в результате чего в июле 2018 года не только потерял контракт, но и с подачи заказчика загремел в реестр недобросовестных поставщиков.

Вот похожая драма. Московская «Амедика» (виртуально 36‑я позиция с 689 млн рублей) в мае 2018 года заключила два контракта с Дирекцией единого заказчика Минздрава Московской области на общую сумму 545 млн рублей. Компании предстояло поставить оборудование для клинико‑диагностической лаборатории, однако покупатель заявил (без подробностей) о ненадлежащем исполнении контракта, а потом расторг его в одностороннем порядке – естественно, без оплаты. В отличие от «Медскана», «Амедика» с потерей не смирилась и оспорила расторжение отношений в областном арбитраже. Рассмотрение дела отложено на конец августа 2019 года – до завершения судебной экспертизы.

Наиболее ощутимая утрата рейтинга – МК «Юникс». В 2018 году старожил рынка законтрактовался всего на 200 млн рублей и элитную «сотню» покинул. Хотя годом ранее компания «Юникс», обретшая солидного партнера в лице ГК «Ташир» Самвела Карапетяна, заняла в ТОП100 аж шестое место с контрактами на 2,15 млрд рублей. А в конце 2018‑го МК «Юникс» попала под удар могучего кредитора: почти под бой курантов Сбербанк направил в Арбитражный суд Свердловской области иск о признании задолжавшего 487 млн рублей контрагента банкротом. В марте 2019 года арбитраж ввел в компании внешнее наблюдение, «Юникс», естественно, решение обжаловал – сейчас дело рассматривается в кассационной инстанции. Рассказать Vademecum о том, на что понадобился кредит и почему его не удалось погасить в срок, в «Юниксе» отказались.

Я ЕХАЛА ДОМОЙ, Я ДУМАЛА О ФАС

Шаткость – вот, наверное, наиболее точная характеристика положения дистрибьютора на российском рынке госзаказа МИ. За последние годы эта, мягко говоря, специфика спалила одного за другим нескольких, как казалось, огнеупорных операторов, давно выстроивших отношения с производителями, дилерами и, страшно сказать, заказчиками. Первым с дистанции сошел тяжеловес «Интермедсервис». Впрочем, его одолели проблемы субъективного характера – кредиты, корпоративный конфликт, неудачная попытка перетасовки акционеров. Случившееся в 2017 году банкротство оставило от «Интермедсервиса» только строчки в резюме его многочисленных разогнанных сотрудников да объявления на сайтах о продаже имущества.

Вот уже два года ничего не слышно о «Дине Интернешнл». В 2017‑м компания рухнула с высоты восьмой строчки (2,27 млрд рублей) рейтинга, приземлившись за пределами ТОП100, а в 2018‑м – откатилась на 546‑ю позицию.

Скачайте таблицу в формате PDF

Куда более серьезный, чем корпоративные неурядицы, риск для будущих покорителей вершин нацпроекта – обострившееся внимание к отрасли со стороны ФАС, ФСБ и МВД (нередко службы действуют в содружестве). Наделавших шуму дел – два. Еще в 2017 году конгломерат ведомств отправил за борт элитного дивизиона самарскую компанию «Современные медицинские технологии» (СМТ) Сергея Шатило. Его обвинили в сговоре по ч. 2 ст. 178 УК при заключении контракта на техобслуживание медтехники в самарских больницах, а заодно и в поставке незарегистрированного оборудования. Получившая в нагрузку два уголовных дела СМТ из пепла не восстала – Шатило отбился от принудительного банкротства, но не смог уберечь компанию от реестра недобросовестных поставщиков. Факт остается фактом – в 2018 году СМТ, некогда генерировавшая из госзаказа 1,11 млрд рублей, не смогла заключить ни одного контракта. Приговор по беспрецедентному уголовному делу в отношении Шатило был вынесен 31 июля: совладелец СМТ получил 3,5 года лишения свободы и был заключен под стражу в зале суда.

В 2018 году черную метку от ФАС получила ГК «Клатона» новосибирских бизнесменов Александра Сорокина и Евгения Первушина. Вообще‑то Аналитический центр Vademecum обратил внимание на сплоченную группу поставщиков НМИЦ им. академика Е.Н. Мешалкина – компании «Клатона», «Фарминтер», «Алиона», «Наука здоровья», «Фаворит», «Новомед», «Медицинские системы» и «Инфомед» – еще в 2016‑м, а в 2017 году в рейтинге, опираясь на очевидную аффиллированность структур, решился их объединить.

ФАС привлекла к ответственности юрлица ГК «Клатона» дважды. В июле 2018 года признала поставщиков виновными в создании картеля при участии в 187 аукционах с общей стоимостью лотов 6 млрд рублей, а в ноябре – уличила «Фаворит» в согласовании закупок с должностными лицами выступавшего заказчиком НМИЦ им. академика Е.Н. Мешалкина. Материалы обоих дел ФАС передала по подведомственности в МВД – для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 178 УК РФ (ограничение конкуренции).

Совладельцы «Клатоны» пытались убедить ФАС в своей невиновности, указывая на общее хозяйствующее лицо, но служба решила, что компании консолидировали свои активы под контролем Александра Сорокина уже после окончания расследования – 16 июля 2018 года. Компании подали иск по этому поводу в Арбитражный суд Новосибирской области.

В начале 2019 года подозреваемым удалось истребовать в ГСУ ГУ МВД по Новосибирской области результаты выездных проверок и обысков. Документы представители «Клатоны» получили 19 февраля и попросили отложить заседание для ознакомления с материалами, но воспользоваться отсрочкой не успели.

Буквально на следующий день сотрудники ФСБ задержали топ‑менеджеров ГК «Клатона» Александра Сорокина и Евгения Первушина по подозрению в хищении 1,3 млрд рублей на госзакупках НМИЦ. Вместе с ними по делу проходят теперь уже бывший директор центра Александр Караськов, его супруга и одновременно экс‑руководитель организационно‑клинической службы Ирина Бойцова и бывший замдиректора НМИЦ Евгений Покушалов.

Отбиваясь тогда еще от картельного дела, «Клатона» успела взять свое: с 11‑го места (1,4 млрд рублей) в предыдущем рейтинге поднялась в 2018 году на 6‑е, нарастив поставки до 2,96 млрд рублей. Но после ареста руководителей, а также пересмотра новым руководством НМИЦ политики закупок ГК «Клатона» практически прекратила работу на рынке госзаказа.

Медцентр оперативно переориентировался на московских и свердловских поставщиков. «Большинство компаний работают одновременно в разных регионах страны, имеют развитую сеть представительств и складов. Сейчас НМИЦ им. академика Е.Н. Мешалкина не испытывает дефицита коммерческих предложений от организаций, успешно работающих с учреждениями наших профилей деятельности», – заверили Vademecum в клинике, заочно опровергая Александра Караськова, жаловавшегося в письме президенту Путину на новое руководство НМИЦ, разрушающее, по его мнению, систему обеспечения центра расходными материалами и препаратами.

Прицельное внимание ФАС подкосило и другого старожила рейтинга – московский «Медторг» Муслима Тасуева. В 2017 году компания с объемом поставок 1,08 млрд рублей заняла 19‑ю строчку рейтинга, а выручив в следующем сезоне всего 645 млн рублей, опустилась на 36‑ю. А все потому, что в декабре 2017 года ФАС признала компании «Инвамед», «Микромед», «Медпролайф», «Проммедзакупка» и «Медторг» виновными в нарушении п. 2 ч. 1 ст. 11 закона «О защите конкуренции». Суть нарушения – заключение в 2015–2017 годах сговоров в ходе 360 аукционов на общую сумму 2,5 млрд рублей. «Медторгу», как и «Клатоне», некоторое время удавалось сохранять прежние рыночные позиции. Положенный в таких случаях административный штраф компании не назначался, поскольку ФАС сразу передала материалы «особо крупного» кейса в ГУЭБиПК МВД России, а полицейские в возбуждении уголовного дела отказали.

Как рассказали Vademecum в ФАС, служба сейчас обжалует отказ МВД в Генпрокуратуре. «Медторг» дожидаться исхода противостояния силовиков не стал и 30 мая 2019 года запустил, то ли превентивно, то ли от отчаяния, процедуру ликвидации юрлица.

Впрочем, в нашем рейтинге выдающихся партнеров государства, помимо оступившихся и заблудших, всегда находятся избранные. Правда, на этот раз любимчики, то есть обладатели преференций, расклад существенно не изменили. «Стентекс», в декабре 2017 года почти уравненный в правах с другими российскими производителями МИ для кардиологии, с равным достоинством переваривший и статус единого поставщика, и санкционное давление на своего основного владельца Виктора Вексельберга, нарастил поставки до 1,015 млрд рублей и поднялся с 29‑й позиции на 15‑ю.

Еще один закадыка государства из ТОП100 – ГК «Медполпимерпром» Евгения Спектора и Алексея Борисова, – полученными преференциями толком воспользоваться не сумел. Несмотря на монопольное положение на рынке объемом 10–12 млрд рублей, компания за год выполнила контракты всего на 893 млн. Спектор в июле 2018 года сетовал, что заказчики, несмотря на букву протекционистского ПП №102, не горят желанием заключать контракты с поставщиком МИ отечественного происхождения, а ему в свою очередь не хватает средств, чтобы инвестировать в развитие производства.

В декабре 2018 года «Медполимерпром» в одночасье так же быстро лишился своего особого положения, как и приобрел – конкуренты сумели дойти до вице‑премьера Дмитрия Козака, и тот через новогоднее постановление правительства наделил равными льготами всех производителей МИ из ПВХ, вкладывающихся в локализацию.

В 2019 году «Медполимерпром» заключил госконтракты немногим больше, чем на 200 млн рублей, то есть либо в принципе сократил поставки, либо перешел на работу с дистрибьюторами. Прояснить ситуацию в самой компании Vademecum не удалось.

ОТВОРИ ПОСКОРЕЕ КАЛИТКУ

Кто, помимо сотни лидеров, будет претендовать на освоение бюджетов нацпроекта в 2019‑м и далее? Прогнозы, с учетом озвученных выше причин, дело неблагодарное. И все же есть несколько предположений, достойных поверки временем.

Традиционно в выигрыше должны оказаться поставщики, занимающиеся комплексными проектами – по строительству и реконструкции медучреждений с одновременным оснащением. Например, та же МК «Юникс», если ей удастся оправиться от конфликта со Сбербанком, или УСК «Сибиряк». Но в первую очередь, безусловно, предприятия ГК «Ростех». Этому вопросу глава госкорпорации Сергей Чемезов уделил особое внимание на недавней отчетной встрече с Владимиром Путиным.

«К нам сейчас обращаются многие губернаторы, просят помочь им построить больницы, достаточно высокотехнологичные клиники», – намекнул Чемезов президенту, подчеркнув, что для перехода к делу госкорпорации не хватает только соответствующего поручения сверху.

Этот факт позволяет предположить, что входящий в ГК холдинг «Швабе», в 2018 году чуть‑чуть не дотянувший до места в ТОП100, в рейтинг попадет.

На контракты по нацпроекту нацелились и мейджоры. «Наша компания неоднократно принимала участие в проектах по поставкам медицинского оборудования в российские медучреждения, работая через дистрибьюторов и напрямую. Мы готовы продолжать нашу работу и в рамках новой федеральной программы, помогая регионам РФ в обеспечении медучреждений широкой линейкой передовых систем для ранней диагностики онкологических заболеваний, включая КТ, МРТ, цифровые маммографы, ангиографы, С‑дуги и ультразвуковое оборудование, – отрапортовал Vademecum руководитель департамента «Радиология» GE Healthcare в России и СНГ Владимир Черняев.

«С точки зрения географии, сегодня наибольший интерес для нашей компании представляют Центральный и Северо‑Западный регионы, а также Дальний Восток, Приморье, Урал и Сибирь, – поделилась широкими планами руководитель направления «онкология» Philips в России и СНГ Марина Белякова, уточнив на всякий случай, что большинство моделей медоборудования в линейке компании как раз подходят для модернизации онкоцентров любых уровней.

Разрушить планы дистрибьюторов может только вмешательство государства – в октябре 2018 года помощник президента Андрей Белоусов написал Владимиру Путину письмо, в котором представил гипотетического «единого поставщика» лекарств и медизделий. Необходимость создания некоммерческой организации, через которую, по замыслу Белоусова, должны будут проходить закупки препаратов и МИ не менее чем на 200 млрд рублей, вызвана избыточным, на его взгляд, числом игроков на рынке, из‑за чего возникает сильный разброс цен и создаются «условия для злоупотреблений, в том числе путем подстраивания закупок под конкретных поставщиков». В письме сообщалось, что Минздрав и Минпромторг план учреждения и работы национального дистрибьютора уже проработали. За прошедшие с тех пор девять месяцев ни проектов нормативных документов, ни официальных подтверждений жизнеспособности инициативы не появилось, а запрошенные Vademecum ведомства комментировать тему не стали.

Осложняет прогнозирование и отсутствие достоверных сведений о предмете прогноза: ни государство, ни операторы, ни аналитики не могут сколько‑нибудь точно назвать объем российского рынка медизделий.

Например, по данным Минпромторга, в 2018 году вес этого сегмента индустрии здравоохранения достиг 280,9 млрд рублей, из которых 219,1 млрд пришлись на госзаказ. Оценки независимых экспертов отличаются от ведомственных и друг от друга. Генеральный директор консалтинговой компании «Медрелис» Юрий Матвиенко, например, называет цифру в 417 млрд рублей, из которых 294 млрд пришлись на госзакупки, Headway Company утверждает, что оборот рынка госзаказа МИ еще выше – 338 млрд рублей.

Как свидетельствуют данные портала госзакупок, в первые шесть месяцев 2019 года игроки особенно азартно бились за подряды на поставку дорогой тяжелой техники. «Фармадис», «Дельрус», «Гранд Медикал», «Ликом», «Медпроект‑Зауралье», «Ирвин», «Бимк‑Кардио» отметились заявками, а где‑то уже и подписанными по итогам аукционов контрактами на УЗИ, КТ, МРТ‑установки и линейные ускорители на несколько миллиардов рублей.


госзакупки, медизделия, медицинские изделия, фас, импортозамещение, юникс, клатона, медполимерпром, рейтинг
Источник Vademecum №6, 2019
Поделиться в соц.сетях
Pfizer поставит дополнительный объем метилпреднизолона в декабре
24 Ноября 2020, 21:55
Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг
24 Ноября 2020, 20:06
Сотрудников благотворительного фонда на Алтае обвинили в незаконном удержании людей в рехаб-центре
24 Ноября 2020, 19:39
Ремдесивир и вакцины от COVID-19 включили в ЖНВЛП
24 Ноября 2020, 17:21
Яндекс.Метрика