ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

26 Июля, 1:42
26 Июля, 1:42
59,82 руб
69,70 руб

«Жалко, если все будет проектироваться как попало»

Ольга Гончарова
25 Мая 2015, 14:28
3459
Зачем частный медицинский проектировщик взялся налаживать отраслевые коммуникации
В 2014 году Минстрой России утвердил первое в постсоветской истории руководство для архитекторов медучреждений – «Здания и помещения медицинских организаций. Правила проектирования». Иници­атором и разработчиком документа стал один из лидеров рынка медицинского проектирования – НПЦ «Гипроздрав». Заместитель генерального директора НПЦ по научной работе Лариса Сидоркова рассказа­ла VADEMECUM, зачем ее компания взялась за создание отраслевых стандартов, как добивалась их утверждения и из‑за чего сейчас конфликтует с органами госэкспертизы.

 «РАЗДЕЛИЛ ПРОСТРАНСТВО НА ПАЛАТЫ, РАССТАВИЛ КОЙКИ»

– Как вышло, что частная компания «Гипроздрав» занялась созданием нормативных документов для отрасли?

– Это произошло случайно. Около 10 лет назад нам позвонил представитель проектной органи­зации из города Котласа, который проектировал там перинатальный центр, и спросил: «Не могли бы вы рассказать вкратце, что это такое?» Мы были в шоке – если не знающие вопроса «специ­алисты» кинутся проектировать медицинские учреждения, ничего хорошего не будет. Тогда мы обратились в Минздрав РФ с предложением написать пособие по проектированию перина­тальных центров. Мы, конечно, понимали, что в условиях рынка обучать конкурентов против наших интересов как коммерческой организа­ции, но жалко, если все будет проектироваться и строиться как попало. Руководство Минздра­ва дало добро на разработку такого документа, но при условии, что будет объявлен конкурс на эту работу. Конкурс объявили, но никто не стал в нем участвовать, в результате мы напи­сали пособие.

– Зачем же после такого сложного опыта взаимодей­ствия с госорганами вы занялись разработкой еще более объемного регламента – свода правил для всей отрасли?

– Последний документ 1989 года, на который мы должны были ориентироваться, безбожно устарел. Многое изменилось, в том числе с точки зрения комфорта, форм медобслуживания, появились но­вые методы диагностики и лечения, а следователь­но, новые типы помещений со специфическими требованиями к ним.

– Вы как‑то говорили, что документ адресован в пер­вую очередь непрофильным архитекторам, которые часто делают ошибки при проектировании. Проблема дилетантства настолько остра?

– Да, конечно. Мы регулярно сталкиваемся с тем, что непрофильные проектировщики часто и грубо ошибаются. Какое‑то время назад нас пригласили помочь в проектировании онкологического кор­пуса, которым занимался «Гражданпроект». Мы встретились с директором компании, выигравшей конкурс, и попытались объяснить, насколько это сложный проект, а он нам в ответ: «Подума­ешь, проблема! Разделил пространство на палаты и расставил в них койки. Что еще‑то?» А ведь койки тоже нужно расставить по нормам, обеспе­чив трехсторонний подход к пациенту, приблизить к ним санузел, сделать удобное освещение, подвести медицинские газы и так далее. Наш оппонент, прав­да, осознал, что зря во все это ввязался, и конкурс переиграли. Но множество непрофильных проек­тировщиков по‑прежнему берутся за медицинские объекты, и часто это заканчивается плачевно. Я даже собрала такие случаи в специальную папку «Парадоксы». Приведу пример. В некоем городе организация проектировала радиологический кор­пус. И все они вроде бы делали по нормам, только коридор весь состоял из углов. При таком коридоре пациента на каталке без травм не довезешь. Причи­на в том, что архитектор очень старался не отойти от нормативных площадей, чтобы было не больше и не меньше, чем написано. А ведь норма на самом деле диктует только минимальные площади. И та­ких примеров масса. Дело в том, что по сложности проектирования медицинские учреждения распо­лагаются где‑то между общественными и научными зданиями, и потому их проектирование все‑таки требует особых знаний.

«ТРИ – МАКСИМАЛЬНО КОМФОРТНОЕ ЧИСЛО СОСЕДЕЙ»

– Внедрение свода правил в нормативное простран­ство проходило спокойнее, чем в случае с пособием для перинатальных центров?

– Вряд ли. Мы несколько лет пробивали этот документ. Сначала мы его разработали, но перед утверждением свод правил должен был рассмотреть профильный для отрасли ученый совет. Единствен­ный орган, который это мог сделать, – ученый совет при ОАО «ЦНИИПромзданий». Сначала нам ска­зали, что заседание не состоится, пока мы не уберем из свода правил часть, касающуюся медицинского газоснабжения, убеждая нас, что такого понятия просто нет. На самом деле существует пять видов медицинских газов, и они фигурировали даже в ста­ром советском пособии по проектированию медуч­реждений. Пришлось бороться и доказывать членам совета, что, например, без определенных газов в операционной пациент не выживет. В общем, все было сложно. Чтобы пройти этот этап, пришлось использовать различные дипломатические и психо­логические приемы. В итоге нормы были приняты.

– Какие принципиальные изменения к советским тре­бованиям вошли в разработанный вами свод правил?

– В документе два типа изменений – улучше­ние условий пребывания пациентов и персонала в медучреждении и включение в понятийный ряд появившихся в отрасли форм диагностики и ле­чения. Например, мы установили норматив, что в палате не должно быть больше четырех коек, три – максимально комфортное число соседей для пациента. Конечно, мы прописали нормы проек­тирования и для высокотехнологичных отделений. В целом в документе прописаны правила проек­тирования не для типов отдельно стоящих зданий, а для подразделений и помещений, которые могут в это здание войти. Плюс, конечно, отдельные главы посвящены правилам создания систем ин­женерного обеспечения (в том числе медицинского газоснабжения), пожарной безопасности и других.

– Вы использовали какую‑то иностранную норматив­но‑техническую базу?

– Конечно. Мы достаточно подробно изучили, например, американские и итальянские регла­менты, что‑то взяли оттуда. Например, в Европе и США при каждой крупной больнице есть верто­летные площадки. Мы включили этот пункт и в наш свод правил. Это очень актуально для России с ее расстояниями.

– После того как свод правил был утвержден, на рын­ке что‑то изменилось? Многие ли проектировщики им пользуются?

– Немногие, к сожалению, документ пока носит рекомендательный характер, и мы не видим, чтобы свод вызвал широкий резонанс. По моим ощущени­ям, в России мало кто знает, что документ вообще появился. В СССР как было? Проект выходил, ста­новился государственным нормативным докумен­том, продавался в специализированных магазинах вместе с другими нормами. Сейчас все по‑другому. Проектная организация, которая норматив отредак­тировала и выпустила, не занимается его активным продвижением на рынке в силу другого характера своей деятельности. Кто‑то находит текст доку­мента в свободном доступе в интернете, но таких компаний немного. В результате меня пригласили выступить осенью на одной из отраслевых выставок с докладом «Об отсутствии необходимой докумен­тации в области проектирования медицинских объектов». Я, конечно, объяснила организаторам, что такой проблемы больше нет, но как донести это до всех остальных участников процесса проекти­рования в России? В массовую продажу документ не поступает, а распределяется одним из подразде­лений Минстроя, которое не знает даже координат потенциальных потребителей.

«И ПРОЕКТ ЗАВИСАЕТ НА ГОСЭКСПЕРТИЗЕ»

– А вам самим этот документ облегчил работу?

– Безусловно. Хотя у нас по‑прежнему остается нерешенной масса вопросов. Например, сейчас проектируемое медицинское сооружение долж­но соответствовать нескольким обязательным регламентам, в том числе противопожарным нормам, СанПиНу 2.1.3.2630‑10 «Санитар­но‑эпидемиологические требования к организа­циям, осуществляющим медицинскую деятель­ность» и др. Противоречия есть не только между разными документами, но и внутри некоторых из них. Например, в СП‑12 перечень разрешенно­го поэтажного размещения палатных отделений противоречит сам себе. То, что в одном предложе­нии разрешено, в следующем запрещено, и нао­борот. Выполнить одновременно противоречивые требования невозможно. И поэтому экспертиза всегда имеет возможность не утвердить проект. Мы пытались взаимодействовать с ВНИИПО (инсти­тут, разрабатывающий противопожарные нормы) и сделать с ними совместный документ по ме­дучреждениям – перевели для них аналогичные итальянские нормы, надеялись, что они загорятся новыми идеями и что‑то сделают. Но, к сожа­лению, из этого содружества ничего не вышло. Поэтому сейчас все вопросы решаются в индиви­дуальном порядке. Например, для проектирования перинатальных центров руководство органов по­жарной безопасности написало письмо экспертам о том, что некоторые элементы пожарных норм будут пересмотрены. Это должно учитываться экспертизой при рассмотрении проектов. Но пись­мо письмом, а нормы имеют большую юриди­ческую силу. Поэтому далеко не везде эксперты согласились учесть это письмо. Аналогичные проблемы – с СанПиНом 2010 года. Во‑первых, почему‑то СанПиН практически посвящен во­просам проектирования, что не входит в функции санитарных органов. Санитарные органы должны контролировать работу действующих медицинских организаций, но не их проектирование. Некоторое время назад Роспотребнадзор пробовал отредакти­ровать этот документ, но в новой версии оказалось еще больше противоречий, чем в прежней. Нам удалось добиться того, чтобы новый документ принят не был. Но, к сожалению, действующий СанПиН противоречит документу, выпущенному Минстроем. Несмотря на то что это санитарные нормы, там очень много касается проектирования, в том числе, например, вентиляционных систем, и многие из этих положений противоречат не толь­ко здравому смыслу, но и утвержденному Мин­строем своду правил.

– Как же вы при таких условиях проходите со своими проектами государственную экспертизу?

– С органами госэкспертизы – отдельная история. Я сейчас составляю письмо в Минстрой о том, что у нас существенно осложнилось взаимодействие с этими структурами. Причин несколько. Первое – существование в нормативных документах внутрен­них противоречий. А также наличие документов, противоречащих друг другу, как я говорила выше. При этом довольно часто сотрудники госэксперти­зы не только не имеют компетенций в проектиро­вании медицинских учреждений, но плохо знакомы даже с общей нормативной базой, часто опираясь в своих замечаниях на уже отмененные нормы. Именно поэтому на этапе согласования проекта мы теряем очень много времени. Даже если мы укла­дываемся в сжатые конкурсным заданием сроки исполнения проекта, никакого ускорения все равно не получается, потому что проект зависает на го­сэкспертизе. Может быть, логичнее дать больше времени проектировщику, чтобы он в спокойном режиме делал свою работу? Ведь многие ошибки бывают из‑за спешки и очень коротких сроков. Бы­вают, к счастью, эксперты, которые понимают, что не настолько хорошо владеют вопросами проекти­рования медучреждений, поэтому расспрашивают наших специалистов, почему принято то или иное решение, и с благодарностью расширяют свой кру­гозор. Но это, к сожалению, бывает не так часто.

– Вы планируете разрабатывать и продвигать еще какие‑то отраслевые нормативы?

– Нет, пока мы хотим накопить практический опыт работы по нашему своду правил, выявить ошибки, описки, промахи и при возможности внести коррек­тивы в него, добившись, чтобы он стал обязатель­ным к применению.

строительство объектов медицинского назначения, девелопмент, строительство, строительство больниц, строительство поликлиник
Поделиться в соц.сетях
Экс-директор ПНИ переписал квартиры больных на своих знакомых
25 Июля 2017, 20:08
МГМУ им. И.М. Сеченова разработает стандарты для телемедицины
25 Июля 2017, 20:06
Astellas скорректировала информацию о выплатах российским врачам
25 Июля 2017, 17:21
Количество циклов ЭКО в клиниках «Мать и дитя» увеличилось на 23%
25 Июля 2017, 16:48
На территории Ховринской больницы могут построить жилье для реновации
7 Июля 2017, 18:41
Bionorica построит фармзавод в Воронежской области за 4 млрд рублей

Немецкая фармкомпания Bionorica SE 10 июля приступит к строительству завода по производству фитотерапевтических препаратов на территории воронежского индустриального парка «Масловский». Общий объем инвестиций в проект составляет около 4–4,5 млрд рублей, сообщил глава Департамента экономического развития Воронежской области Анатолий Букреев. 

6 Июля 2017, 9:01
Корейский госпиталь Bundang может построить в Москве клинику на деньги группы «Ташир»

Совместный проект южнокорейского госпиталя Bundang и компании «Ташир» Самвела Карапетяна по строительству клиники на территории Международного медицинского кластера одобрен правительством Москвы. Презентация проекта состоится 7 июля 2017 года на Московском урбанистическом форуме. 

5 Июля 2017, 14:53
«СИА» может продать городским властям недостроенный корпус Волоколамской ЦРБ

Недостроенный корпус Волоколамской центральной районной больницы (ЦРБ), привлекший внимание активистов Общероссийского народного фронта (ОНФ), принадлежит российскому фармдистрибьютору «СИА Интернейшнл». Об этом свидетельствуют данные Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН).

3 Июля 2017, 18:06
В Волоколамске недостроенная больница принимает пациентов
29 Июня 2017, 13:28
Фармбизнес
У кого Москва готова купить онкопрепараты на 29 млрд рублей
4651
Мединдустрия
На те же рамблер
287
«Р-Фарм» построит в Ярославле гостиницу за 1 млрд рублей
5 Июня 2017, 13:11
Строительство завода «Фармославль» обойдется в 5,3 млрд рублей

На строительство завода активных фармацевтических субстанций «Фармославль» в Ярославской области, запуск которого планируется до конца 2017 года, будет направлено около 5,3 млрд рублей, сообщил врио губернатора Ярославской области Дмитрий Миронов на Петербургском международном экономическом форуме. Завод строит компания «Р-Фарм», первоначально планировалось, что предприятие заработает в 2013 году.

1 Июня 2017, 17:43
Корейцы вложат 11 млрд рублей в строительство больницы на Камчатке

Корейские инвесторы планируют вложить около 11 млрд рублей в строительство Камчатской краевой больницы, которая станет первым масштабным международным лечебным учреждением на Дальнем Востоке. 

31 Мая 2017, 9:01
Правительство ужесточило требования к строительству медучреждений
30 Мая 2017, 16:18
Pizzarotti Group планирует построить два медучреждения в Челябинской области
22 Мая 2017, 8:33
Строительство фармзавода OBL Pharm завершится в 2019 году

Строительство фармацевтического завода «ФП «Оболенское» (OBL Pharm) в поселке Оболенск Серпуховского района Московской области завершится в I квартале 2019 года, сообщили в пресс-службе подмосковного Главгосстройнадзора. Изначально завод планировалось запустить в октябре 2018 года.

19 Мая 2017, 9:57
Яндекс.Метрика