ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

20 Августа, 21:18
20 Августа, 21:18
66,88 руб
76,18 руб

Почему директор «Склифа» согласился на мирную отставку

Ольга Гончарова
14 Июня 2017, 16:24
8096
Могели Хубутия Фото: sputnik.ru
О своей дальнейшей судьбе, прошлом, настоящем и возможном будущем НИИ СП им. Н.В. Склифосовского академик Анзор Хубутия рассказал в эксклюзивном интервью Vademecum.

– Как прошла ваша первая неделя на посту президента института?

 – Конечно, немного странно, что в приемной у меня теперь меньше народу. Раньше сюда невозможно было попасть, приходилось решать много практических и научных вопросов. Зато у меня появилась возможность уделить время науке – столько, сколько мне хотелось и раньше, но, будучи директором института, я не мог себе этого позволить. Планы у меня большие. В ближайшее время собираюсь написать монографию о трансплантации печени, в дальнейших планах – написать большую книгу, руководство по трансплантологии. Последнее такое руководство было выпущено много лет тому назад под редакцией академика Шумакова, когда я еще работал в Институте трансплантологии его заместителем. Это издание, конечно, несколько устарело, поскольку не содержит новых данных о возможностях этой технологии и новых методах трансплантации.

Частично подготовку к написанию руководства я уже провел – год назад в свет вышел первый в стране учебник по трансплантологии для студентов медицинских вузов под моей редакцией. В авторский коллектив вошли известные ученые‑трансплантологи, сотрудники «Склифа» и кафедры трансплантации и искусственных органов Московского медико‑стоматологического университета, которой я заведую почти 10 лет. Эта кафедра создана в этом замечательном вузе одной из первых в стране. В 2011 году также под моей редакцией вышла в свет монография «Трансплантация органов в многопрофильном научном центре». Главная мысль этой книги – возможность успешного и эффективного развития трансплантологических программ на базе крупных научно‑практических многопрофильных объединений с круглосуточным режимом работы всех диагностических служб и эфферентных технологий, а также наличием специалистов очень высокого уровня. Медицинскому сообществу и учебник, и эта монография понравились. Мы получили много положительных отзывов на эти издания.

– А ваш преемник Сергей Петриков уже освоился в новом качестве?

– Прошло не так много времени с его назначения, пока он – исполняющий обязанности директора, вопрос о его дальнейшей судьбе решается. Конечно, некоторая неуверенность у него есть. Но он почти всю сознательную жизнь учился и работал в этом институте, хорошо его знает изнутри. Он очень энергичный, грамотный, образованный человек, блестящий профессионал. Не знаю, есть ли в России кто‑то, равный ему в его области. Он показал себя прекрасным организатором на позиции моего заместителя по науке и главы регионального сосудистого центра. У него, безусловно, есть свое видение развития института. Он очень прямолинейный и принципиальный человек, а это то, что институту сейчас нужно.

Сделанного нами за все эти годы он рушить не будет, а только прибавлять. Думаю, что такие люди как раз должны возглавлять ведущие учреждения здравоохранения. Убежден, решение правительства Москвы назначить и. о. директора учреждения именно его было верным.

– Кадровые перестановки в НИИ стали неожиданностью для вашего преемника?

– Для Сергея Сергеевича – может быть. Наверное, он был несколько растерян, поскольку спросил: «Как же это так могло решиться?» Но я‑то как раз этого ожидал: подходил срок окончания моего контракта, и существующий в стране возрастной ценз для руководителей такого ранга, как директор института, подводил меня к мысли о возможном прекращении моей деятельности на посту администратора, поскольку мне скоро исполнится 71 год. Правда, все говорят, что я еще в отличной форме, много оперирую, но все‑таки уже подошло время отойти от административного управления.

– То есть вы заранее готовились к уходу с поста директора?

– Не исключал такой вариант.

– Вы ждали, что решит департамент?

– В четверг, 1 июня, у меня заканчивался контракт. Мне позвонил Алексей Иванович Хрипун, сказал, что нужно встретиться. Мы встретились и обсудили этот вопрос. Да, конечно, решение было принято департаментом, с которым я согласился и написал заявление об уходе с поста директора. Думаю, это был правильный и честный поступок с моей стороны. К тому же, если Сергея Петрикова утвердят в качестве директора, институт будет процветать и развиваться.

– Несколько месяцев назад Петриков стал вашим заместителем по науке. Получается, вы уже тогда начали готовить себе преемника?

– То назначение было логичным – Сергей Сергеевич идеально подходил на позицию моего заместителя.

– Ваши коллеги говорят, что на самом деле именно конфликт с Леонидом Печатниковым стал причиной вашего ухода с поста директора. Это так?

– Нет, ничего подобного не было, все было мирно и спокойно.

– А что вы думаете о публикации в СМИ о якобы имевших место в «Склифе» незаконных высокотехнологичных процедурах и вымогательстве денег?

– Это клевета. Департамент здравоохранения уже выпустил опровержение по этому поводу. Да, у нас были мелкие нарушения, но не такого масштаба, как это описано в прессе. Если бы у нас были вымогательства, уже давно бы шло судебное разбирательство, этим бы занялась прокуратура. Как это – человеку не нужно было делать операцию, а ему сделали? Это значит, что человеку причинили вред – физический и моральный, за это в тюрьму нужно сажать! Здесь работают 3 тысячи человек – и что, все, получается, с этим соглашались? Все же понимают, что я не пойду по судебным инстанциям и не буду подавать иск за клевету. Я в это время лучше напишу лишнюю страницу книги или прочту лекцию. Конечно, если бы такие нападки не прекратились, я бы обратился в прокуратуру. Но теперь, я надеюсь, такой надобности не будет.

– А как коллектив «Склифа» отреагировал на новости о смене руководства?

– В пятницу, 2 июня, у нас была утренняя конференция, на которой Алексей Иванович Хрипун поблагодарил меня за успешную и эффективную работу на посту директора института и объявил, что исполняющим обязанности директора будет назначен Сергей Сергеевич Петриков, а я остаюсь в институте на должности президента. Конечно, в кулуарах мне многие сотрудники говорили: «Вы же еще такой энергичный, как же так?» Но я всех успокоил, сказал, что остаюсь в институте, двери моего кабинета всегда открыты, я продолжу заниматься наукой и воспитывать молодежь.

– Какие операционные мощности достаются вашему преемнику?

 – В этом году исполнилось 11 лет с того момента, как я пришел в «Склиф» директором. В институте была тяжелая ситуация, да и время было тяжелое, наука страдала, не было своих печатных научных изданий, мало научных обществ. Моей задачей было выровнять институт и вывести его на уровень современных научно‑исследовательских центров. За прошедшие годы очень многое сделано. Изменен характер операций по неотложной хирургии – они стали намного сложнее. В целом за 10 лет количество экстренных операций в институте увеличилось на 10–12%. Сейчас у нас делается примерно 64 тысячи экстренных операций в год. Когда я пришел, то сразу открыл для отделения нейрохирургии еще две операционные, так что они смогли проводить операций втрое больше, чем раньше. Была значительно усилена роль науки. Сегодня в институте развиваются такие научные направления, как анестезиология и реаниматология, неотложная хирургия и сердечно‑сосудистая хирургия, гинекология и нейрохирургия, травматология и комбустиология, клиническая токсикология и неотложная кардиология, психосоматика, функционирует региональный сосудистый центр. Много сил я отдал развитию в институте такого важного научно‑практического направления, как трансплантология. Создано отделение трансплантации органов. У некоторых возникал вопрос: зачем «Склифу» трансплантация? Но я по этому поводу написал уже не одну статью, прочел не одну лекцию о том, что трансплантология очень наукоемкая дисциплина, наука на стыке многих специальностей, и она должна развиваться на базе многопрофильных крупных медицинских центров. Во всем мире она, как правило, существует в университетских клиниках, где представлены все медицинские профили. НИИ СП им. Н.В. Склифосовского идеально отвечает этим задачам. За эти 11 лет в институте учреждены два новых межрегиональных научных общества – Общество врачей неотложной медицины и Общество трансплантологов, президентом которых я являюсь. Каждое из них имеет свой журнал, входящий в перечень изданий, рекомендованный ВАК. Проведено большое число съездов и научных конференций по актуальным проблемам неотложной медицины и трансплантологии.

– Что конкретно вы привнесли в «Склиф» как врач‑трансплантолог?

 – До нас никто в городе системно не делал операций по пересадке органов – такие вмешательства концентрировались только в федеральных центрах. Трансплантационные отделения были распределены по горбольницам, где проводилось совсем небольшое количество пересадок. Москва – огромный мегаполис, в Нью‑Йорке, допустим, работают 29 муниципальных центров трансплантации органов. До меня здесь уже работал центр трансплантации печени, но он был малоэффективным, проводившим четыре‑пять операций в год. Во всем мире подобную операционную активность считают просто нерентабельной. С моим приходом создан центр трансплантологии, где пересаживают почку, поджелудочную железу. На базе отделения кардиохирургии начата пересадка сердца. Мы первые в России самостоятельно начали пересаживать легкие. За 10 лет сделали 481 пересадку печени, более тысячи трансплантаций почки, более 100 трансплантаций сердца, провели три уникальных операции по пересадке кишечника, чего в России никто не делает. Появление в «Склифе» сильной трансплантологии поменяло и коллектив. Это настолько сложная область, что требуется привлечение разных специалистов, и люди волей‑неволей участвуют в лечении таких больных, получают дополнительные знания. Конечно, это добавляет им компетенций, поднимает уровень учреждения. Я сам осознал, насколько «Склиф» поменялся, когда меня пригласили дать интервью одному из федеральных телеканалов, и ведущая задала такой вопрос: «Раньше люди пытались заплатить, лишь бы их не повезли в «Склиф», а теперь, наоборот, они готовы платить, чтобы только туда попасть. Что же вы такого там сделали?»

– Когда вы стали директором «Склифа», многие врачи выражали недовольство инициированными вами реформами. Как вам удалось переломить ситуацию?

– Коллектив здесь был очень сложный. До меня 14 лет проработал Александр Сергеевич, а до него подряд сменились пять директоров. Ну и коллектив привык работать, я бы сказал, в медленном темпе. Но я уделял внимание каждому руководителю отделения, рассказывал, к чему мы идем. Потом я же на собственном примере показал, чего добиваюсь, – сам начал делать первые пересадки почки, поджелудочной железы, и люди наконец убедились, что пришел руководитель‑хирург.

– Но ваш предшественник – тоже хирург.

– Да, но в последние годы Александр Сергеевич активно не оперировал.

– А для «Склифа» важно, чтобы руководителем был хирург?

– Конечно, это же хирургическая клиника. В крайнем случае, даже если руководитель не хирург, он должен хорошо знать хирургию. Вот Сергей Петриков, например, реаниматолог, но он всю жизнь с хирургией и знает ее не хуже хирургов.

– Вы многих уволили, когда стали директором?

– Практически никого не уволил. Я сразу сказал, что не буду терпеть трех вещей: вымогательства, халатности и, не дай бог, если человек придет на работу в нетрезвом виде. И все знали, что подобные проступки обязательно закончатся увольнением. А ошибки могут быть у любого человека, который много работает. Кто же не ошибается? Я никогда не был формальным руководителем, всегда отпускал сотрудников на международные конференции, конгрессы. Это прибавляло им знаний, люди оттуда привозили что‑то новое, мы потом делились этим друг с другом. Это был очень хороший стимул.

– Все вами перечисленное требовало финансирования. Где брали деньги?

– Нас очень поддерживало московское правительство – и организационно, и финансово. Конечно, вначале были сомнения, нам говорили: «Зачем вам нужна трансплантация?» Но потом представители Департамента здравоохранения убедились, что это не просто трата денег, а огромная помощь людям, в том числе с заболеваниями сердца, легких, печени и почек. Нам удалось убедить в этом руководство результатами нашей эффективной деятельности, не уступающими ни одному развитому государству мира. Нам регулярно предоставляли дотации, которые позволили нам встать на ноги. Потом мы научились зарабатывать на услугах, оказываемых по ОМС, правильно оформлять документы, истории болезни, вести статистику, избегать штрафов от страховых компаний.

– А кто конкретно курировал вас в Департаменте здравоохранения Москвы? Когда вы пришли в «Склиф», главой департамента был Печатников. Он вас поддерживал на первом этапе?

– Да, он очень много сделал, прежде всего для развития трансплантологии в институте, участвовал в открытии новых трансплантологических отделений во втором корпусе института, назначил меня главным специалистом‑трансплантологом Департамента здравоохранения Москвы. В последние годы масштабную поддержку нам также оказывает и мэр города Сергей Собянин.

– А вы не боитесь, что при новом директоре пострадает так долго выстраиваемая вами трансплантологическая служба?

– Если это случится, пострадает прежде всего не столько статус института, сколько москвичи, люди, которые находятся в листе ожидания на пересадку органов. В нашем институте эта технология является приоритетной прежде всего для москвичей. Если трансплантация как технология будет Москвой утеряна, то все москвичи будут направляться на пересадку органов только в федеральные центры. Но там лечатся пациенты со всей России, и в этот большой общий лист ожидания вольются еще и москвичи. Думаю, что это не улучшит ситуацию с оказанием этого вида высокотехнологичной помощи москвичам. Это будет в корне неправильно. Если такие шаги будут предприняты, конечно, я буду категорически против. Но я не думаю, что какой‑либо руководитель может на такое пойти. Что он скажет людям?

– Сейчас, когда у вас появилось больше свободного времени, чем планируете заняться, кроме научной деятельности? Может быть, отправитесь в отпуск?

– Вы знаете, пока я никуда не поеду, хочу все‑таки закончить руководство по трансплантологии. Кроме того, хочу дождаться, пока в институте все наладится – появится новый директор, овладеет ситуацией. Наверняка у него возникнут вопросы, все‑таки это огромная организация, нельзя вот так все бросать и уезжать. А в отпуск вообще-то очень хочется.

хубутия, склифосовского, отставка, департамент здравоохранения москвы
Источник Vademecum №10, 2017
Поделиться в соц.сетях
Минздрав не исключил, что страдающих эпилепсией детей в России может быть больше семи
Сегодня, 19:54
ЦБ: телемедицина может скорректировать стоимость ДМС-программ
Сегодня, 19:34
Владельца рехаб-центра приговорили к 9 годам колонии за гибель 12 пациентов
Сегодня, 19:28
ФАС не нашла в действиях «Нативы» нарушений антимонопольного законодательства
Сегодня, 19:18
Две московские поликлиники получили по 7,5 млн рублей за качественное обслуживание пациентов
Департамент здравоохранения Москвы определил лучшие амбулаторные медучреждения города по качеству обслуживания пациентов во втором квартале 2018 года. Гранты получили Городская поликлиника №68 и Детская городская поликлиника №58.
1 Августа 2018, 13:56
Полина Киселева может уйти из «36,6»

Гендиректор розничного подразделения Полина Киселева покинет группу «36,6» в ближайшие дни, сообщили Vademecum два источника на рынке.

21 Июля 2018, 0:41
«Никто не будет заставлять соблюдать невыполнимые нормативы». Владимир Гурдус – о новых правилах программы «Доктор рядом»
26 Июня 2018, 19:24
Сотрудников НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского отправят на курсы этики
Для медицинских работников московских больниц организовали курсы по этике общения. Первыми занятия начнут посещать сотрудники приемного отделения НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского.
25 Июня 2018, 12:03
«Ташир» и Bundang вложат $70 млн в клинику на территории ММК
23 Июня 2018, 17:19
Министр здравоохранения Красноярского края ушел в отставку

Вадим Янин, возглавлявший Минздрав Красноярского края последние десять лет,  написал заявление об уходе с должности по собственному желанию.

16 Мая 2018, 11:29
Министр здравоохранения Дагестана подал в отставку
2 Апреля 2018, 13:38
Первое интервью Михаила Давыдова после увольнения из НМИЦ онкологии
Противостояние многолетнего бессменного главы НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Михаила Давыдова с Минздравом стало одной из главных отраслевых интриг 2017 года. Впервые после своего увольнения академик дал подробное интервью Vademecum.
27 Марта 2018, 14:27
Михаил Давыдов
Академик, экс-глава НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина
«Я повторил судьбу Блохина – от начала до конца»
27 Марта 2018, 8:27
Сергей Петриков
Директор НИИ скорой помощи им. Склифосовского
«Если посчитать фонд оплаты труда на год, получится, что нам где-то надо добыть еще миллиард»
21 Марта 2018, 11:57
Пять победителей конкурса «Лидер.мед» стали главврачами
Первых победителей конкурса на подбор кадрового резерва управленцев Департамента здравоохранения Москвы «Лидер.мед» назначили главврачами. Все пять медиков теперь возглавляют детские медучреждения города.
1 Марта 2018, 12:10
«Гормедтехника» выиграла контракт ДЗМ на 9 млрд рублей

ГБУ «Гормедтехника» Департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ) выиграло аукцион на техническое обслуживание медицинского оборудования в 203 московских медучреждениях на протяжении двух лет. Стоимость контракта составила 9,06 млрд рублей.

30 Января 2018, 16:46
Депздрав Москвы настаивает на пересмотре дела Елены Мисюриной
Департамент здравоохранения города Москвы сообщил, что «делает все возможное» для пересмотра дела гематолога Елены Мисюриной, которую признали виновной в смерти пациента и приговорили к двум годам лишения свободы в колонии общего режима. Ведомство пообещало предоставить адвокатам врача экспертов для переоценки причин случившегося.
29 Января 2018, 11:54
Яндекс.Метрика