29 Сентября 2020
Стимулирующие выплаты за COVID-19 назначат за фактически отработанное время и продлят до 2021 года
Сегодня, 18:30
Минздрав РФ возобновит аттестацию медиков и фармработников для получения квалификационных категорий
Сегодня, 17:35
«Биовитрум» вложит 500 млн рублей в расширение производственных мощностей в Ленобласти
Сегодня, 17:16
В 2019 году аккредитацию специалиста прошли 102 тысячи медработников
Сегодня, 16:43
29 Сентября, 19:56

«Центр протонной терапии – это огромный завод вокруг двух коек»

Василий Когаловский
4 Июня 2013, 13:18
10695
Фото: ldc.ru
Аркадий Столпнер создал крупнейшую сеть частных диагностических центров, но все‑таки не теряет надежды на помощь государства
За окном здания в поселке Песочный, в пригороде Петербурга, где работает аппарат «Гамма‑нож», – стройка: расширяются ординаторские. Но самое большое строительство скоро начнется на северо‑западной окраине города – возведение Центра протонной лучевой терапии, очередного проекта группы компаний ЛДЦ МИБС, в который планируется вложить $145 млн. Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко пообещал не только помочь центру с землей для строительства, но и выделить из городского бюджета средства на оплату высокотехнологичной помощи нуждающимся в ней петербуржцам.

Идея, заложенная в основу бизнеса, была поначалу предельно проста: в городе огромные очереди на обследование с помощью магнитно‑резонансных томографов (МРТ), так давайте купим недорогой б/у аппарат МРТ, приведем его в порядок и начнем оказывать эту услугу за деньги. «Информацией о состоянии рынка поделился со мной мой партнер Сергей Березин, который в тот момент (2003 год) был заведующим отделением магнитно‑резонансной томографии в Центральном научно‑исследовательском рентгенорадиологическом институте», – рассказывает Столпнер. Через шесть месяцев заработал первый в России частный центр МРТ, в его создание было вложено около $1 млн. Компанию назвали «Лечебно‑диагностический центр Международного института биологических систем» (ЛДЦ МИБС).

Томограмма – удовольствие недешевое (сейчас, например, МРТ головного мозга стоит около 4 тысяч рублей), но за возможность не стоять в очереди по три‑четыре месяца пациенты платили охотно. Томограф компании работал не как в государственных клиниках, а с семи утра до 11 вечера без выходных. Очередь не уменьшалась. Через год привезли второй томограф, потом открыли отделения в Твери и Красноярске. «Поняли, что можно и там управлять, за тысячи километров, и начали строить в разных городах, – описывает историю бизнеса Столпнер. – Понадобился контроль над качеством заключений в этих центрах – создали телемедицинскую сеть, самую большую в стране».

Сейчас в компании более 70 диагностических центров в 55 городах России и странах СНГ, а поток пациентов в 2012 году превысил 1 млн человек. Отделения ЛДЦ уже работают в Армении и на Украине, на очереди – Казахстан, где планируется открыть онкологический центр с оборудованием не только для диагностики, но и для лечения онкологических заболеваний.

От использования техники секонд‑хенд на первом этапе ЛДЦ МИБС перешел к закупке восстановленного и обновленного самим производителем оборудования. Постепенно компания создала собственную структуру, которая восстанавливает машины по спецификациям заводов‑изготовителей. «Это то же самое, что делает Siemens, но только лучше, потому что мы делаем это для себя», – объясняет Столпнер. Впрочем, сейчас ЛДЦ МИБС вполне может себе позволить покупать и новые томографы для современных исследований, «какие и в Европе не в каждом университете умеют делать».

Когда в сети работали 15 томографов, а поток пациентов увеличился до 150 тысяч в год, было решено помимо диагностики заняться и лечением. Так стали осваивать радиохирургию, о которой в то время в России знали немногие специалисты. «Купили установку «Гамма‑нож», подготовили специалистов и начали лечить заболевания головного мозга, но онкология не ограничивается только головой, решили расширить линейку оборудования: купили «Кибернож» и линейные ускорители», – рассказывает Столпнер. Затем появились химиотерапевтическое отделение и первый в России частный позитронно-эмиссионный томограф. Техника для лучевой терапии закупается самая новая: в этой области за последние годы произошла технологическая революция. Оборудование сложное и дорогое, поэтому и стоимость лечения очень высокая: одна операция с помощью установки «Гамма‑нож» стоит от 180 тысяч рублей, далеко не каждому это по карману.

В 2011 году, еще при губернаторе Валентине Матвиенко, из городского бюджета были выделены деньги на лечение радиохирургическим методом 30 первых пациентов из 700, прошедших в тот год через Центр. На следующий год число «бюджетных» больных возросло до 50, а в этом году – до 150. Эти 30 млн рублей – первый бюджетный миллион долларов, полученный частной компанией за медицинские услуги.

Новый этап – Центр протонной терапии. Это более современная, точная и безопасная технология лучевой терапии, однако и стоимость лечения будет в несколько раз выше, чем операции на аппаратах типа «Гамма‑нож». В Европе такое лечение стоит 50 тысяч евро, в США.– $100 тысяч. В ЛДЦ МИБС такая процедура будет стоить 1 млн рублей. Даже весьма состоятельным пациентам без помощи бюджета обойтись будет сложно. Город проект поддерживает – выделил участок в 6,5 га, обещает помочь с коммуникациями, однако, даже несмотря на благосклонность петербургской мэрии, оформление документов затянулось. К середине 2014 года планировалось подготовить здание протонного Центра для приема оборудования, но оформление земли оказалось самой тяжелой процедурой, и сроки были сдвинуты на год. «Сейчас все препятствия преодолены, заключен договор об аренде участка, активно идет проектирование, скоро начнется стройка», – обещает Столпнер.

Проект предусматривает строительство здания общей площадью более 10 тысяч кв. м, в котором сможет лечиться до тысячи человек в год, срок окупаемости проекта – 15‑17 лет. Запланировано ввести Центр в эксплуатацию в 2016 году. Задержка в год досадна, потому что в этой сфере ЛДЦ МИБС фактически бежит наперегонки с государством: центры ядерной медицины возводятся за государственный счет в Димитровграде (Ульяновская область) и в подмосковном Протвино.

Впрочем, как уверяет Аркадий Столпнер, он не ставит перед собой задачу стать самой большой медицинской компанией в мире. «Стоит задача стать одной из лучших компаний – лучше, чем другие. Невозможно заниматься всей медициной: получится многопрофильное учреждение среднего качества. Есть направления, которые мы хотим развивать, и намерены углубленно специализироваться в некоторых онкологических направлениях. Это задача лет на десять‑пятнадцать как минимум», – говорит он.

столпнер, томограф, санкт-петербург
Источник Vademecum №3, 2013
Поделиться в соц.сетях
Стимулирующие выплаты за COVID-19 назначат за фактически отработанное время и продлят до 2021 года
Сегодня, 18:30
Минздрав РФ возобновит аттестацию медиков и фармработников для получения квалификационных категорий
Сегодня, 17:35
«Биовитрум» вложит 500 млн рублей в расширение производственных мощностей в Ленобласти
Сегодня, 17:16
В 2019 году аккредитацию специалиста прошли 102 тысячи медработников
Сегодня, 16:43
Яндекс.Метрика