ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

14 Декабря, 3:13
14 Декабря, 3:13
66,26 руб
75,39 руб

Титям мороженое

Екатерина Макарова, Анастасия Напалкова
29 Ноября 2016, 13:11
6929
Фото: kontrakt.by
Что связывает совладельцев «Баскин Роббинс» со старейшим производителем грудных имплантатов 
У истоков отечественного производства силиконовых имплантатов груди стоят две яркие фигуры: бизнесмен и владелец российской фабрики мороженого «Баскин Роббинс» Юрий Абрамян и известный новатор в пластической хирургии – Арнольд Адамян. Коммерсанта и хирурга связывали дружеские отношения, и в начале 90‑х, вооружившись разработками отечественных химиков‑технологов, они организовали малое предприятие «Пластис» и запустили на территории столичного хладокомбината №9 производство первых отечественных имплантатов молочной железы. Но первопроходцам не суждено было стать лидерами на российском рынке искусственных грудей: в конце 90‑х «Пластис» «задавили» зарубежные мейджоры, не оставив ему и доли в 1%, на рубеже 2010‑х скончались оба основателя компании, а наследникам их силиконового бизнеса, среди которых заместитель директора знаменитого НЦ акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова и по воле судьбы вдова обоих предпринимателей Лейла Адамян, «Пластис» оказался неинтересен.

С ПЕРЛАМУТРОВЫМИ ПУГОВИЦАМИ

Первые отечественные эндопротезы молочной железы были разработаны еще в советское время группой ученых из лаборатории медицинских изделий Научно‑исследовательского института резиновых и латексных изделий под руководством Евгения Смагина. «Условия работы в лаборатории оставляли желать лучшего, да и выпускали там протезы поштучно, – вспоминает один из сотрудников лаборатории. – Тогда и появилась идея вынести производство имплантатов за институтские стены и поставить это дело на поток». В числе идеологов был и хирург Арнольд Адамян, увлекающийся исследованиями в той же области и практикующий в Институте хирургии им. А.В. Вишневского: Адамян пробовал делать реконструктивные пластические операции, в том числе и на груди, и хорошо понимал потребности своих пациентов.

В начале 90‑х было решено перенести производство грудных эндопротезов в Останкинский район на территорию московского хладокомбината №9, директором которого был близкий друг Арнольда Адамяна – бизнесмен Юрий Абрамян. Так родилось малое медико‑производственное предприятие «Пластис», а впоследствии – ЗАО «Пластис‑М». Поддержать проект финансово вызвался тогда руководитель молодежного центра «Базис» при комитете ВЛКСМ НПО Космического приборостроения Юрий Урличич (ныне известен как разработчик системы ГЛОНАСС), рассказал генеральный директор «Пластис‑М» Иван Гальмуков. Но сколько партнеры вложили тогда в предприятие, он вспомнить не смог, а сам Урличич оказался недоступен для комментариев.

90‑е казались идеальным временем для силиконового стартапа. К этому моменту с рынка фактически самоустранился главный конкурент – американский производитель грудных имплантатов Dow Corning. В середине 80‑х у компании начались проблемы: пациентки, установившие протезы Dow Corning, стали жаловаться на серьезные побочные эффекты, приводящие к фиброзу тканей и развитию онкологических и аутоиммунных заболеваний. В итоге компании пришлось прикрыть деятельность всего грудного бизнес‑направления. В освободившуюся от импортеров нишу легко вписался «Пластис». Концепция импортозамещения содержалась уже в основе их бизнес‑плана: выпускаемые имплантаты производились из отечественного сырья – материал брали на Казанском заводе синтетического каучука.

«Многие изделия, которые выпускал «Пластис», появлялись с подачи Арнольда Арамовича [Адамяна. – Vademecum], – вспоминает Иван Гальмуков. – Он хорошо понимал, что нужно для медицины, и просто фонтанировал идеями». Позже в линейке «Пластиса», помимо грудных имплантатов, появятся протезы икроножной мышцы, опорной культи глазного яблока, мужского яичка, мочезадерживающих клапанов, а также эспандеры для растяжения кожных покровов.

«Первые контракты и поставки шли на ура, – вспоминает Гальмуков, – по тем временам они достигали несколько миллионов рублей». Дешевые протезы «Пластиса» (в 90‑е они стоили $50 за штуку, а средняя стоимость импортных имплантатов составляла $250) закупали как столичные клиники, так и медучреждения других городов. Однако активнее прочих имплантаты закупал НИИ хирургии им. А.В. Вишневского, где со своими же продуктами и работал хирург Арнольд Адамян. Приобретали силиконовые бюсты «Пластиса» и специализированные частные клиники, в том числе Институт пластической хирургии на Ольховке.

adamyan.jpg

Арнольд Адамян. Фото: ktovmedicine.ru

Окрыленные первыми успехами, владельцы «Пластиса» нацелились организовать сотрудничество с выходившей тогда на российский рынок американской «силиконовой» компанией McGhan Corp. «Руководители фабрики пригласили нас однажды к себе на предприятие, похвалились, что за короткий срок сократили технологическую себестоимость производства на 30%. Предложили и нашим американским коллегам «помочь», сказали: «Давайте делать СП», – вспоминает торговый представитель McGhan Александр Артемьев. – Но американские топ‑менеджеры отказались, пояснив, что на фоне дорогих разработок новой продукции, клинических испытаний, регистрации, обучения докторов и торговых представителей себестоимость производства их не очень интересует».

Причина для отказа теоретически могла быть и в другом. Стародавние недоброжелатели говорят, что «Пластис» рисковал столкнуться с теми же претензиями пациентов, что и Dow Corning. «Силикон, который они брали с Казанского завода синтетического каучука, имел сертификаты для применения в медицине, но использовался в том числе в промышленных целях», – свидетельствует источник Vademecum, близкий к истории производителя. А еще имплантаты «Пластиса» якобы вызывали фиброзные осложнения у пациентов.

Были такие случаи или нет, Vademecum спустя 20 лет уточнить уже не смог. Но фактом остается то, что с 1998 года компания стала резко терять завоеванные позиции. Отчасти это было связано с потерей важного источника финансирования – в 1997‑м «Базис» Юрия Урличича вышел из проекта «Пластис‑М».

После расставания с Урличичем «Пластис‑М» был разделен между двумя собственниками – Мосхладокомбинатом №9 в Останкине и ЗАО «ААА Компани», в котором Арнольд Адамян был гендиректором и одним из соучредителей наряду со своей тогдашней супругой – акушером‑гинекологом Лейлой Адамян и другом Юрием Абрамяном. Сегодня, по данным СПАРК‑Интерфакс, ЗАО «ААА Компани» принадлежит 60% «Пластис‑М», остальная доля – у ПАО «Мосхладокомбинат №9».

НЕОТКРЫТЫЙ ПЕРЕЛОМ

Стоит признать, что судьба «Пластис‑М» своих основателей увлекала не слишком. Арнольд Адамян активно оперировал, Юрий Абрамян бросил все силы на развитие холодильного бизнеса в столице, в чем невероятно преуспел. В «нулевые» Юрий Абрамян стал управленцем и совладельцем не только Хладокомбината №9 в Останкино, но и Хладокомбината №7 в Хорошево, а чуть раньше создал показательное совместное предприятие – ЗАО «БРПИ» – по производству мороженого со знаменитой американской корпорацией Baskin Robbins. Разумеется, на фоне всех этих проектов маленький бизнес «Пластис‑М» не очень котировался.

лейла адамян.jpg

Лейла Адамян. Фото: Life-InStyle.com

Впрочем, именно этому скромному проекту суждено было оказаться в центре личной драмы Арнольда и Лейлы Адамян и Юрия Абрамяна. Как следует из хроник Гагаринского районного суда Москвы, Лейла Адамян развелась с Арнольдом Адамяном и в 2006 году вышла замуж за Юрия Абрамяна. Этот брак формально продлился недолго – в 2009 году Абрамян скончался в результате сердечного приступа. Еще год ушел на судебные разбирательства между наследниками Абрамяна. Его бывшая жена Маргарита попробовала в суде побороться с официальной вдовой и ее дочерью Агнессой Осиповой за половину всех активов в оставленных мужем «холодильных» проектах. Но уже в суде второй инстанции бывшая жена Абрамяна потерпела поражение. Лейла Адамян строила свою аргументацию в суде на том, что Маргарита Абрамян не вела общего хозяйства с Юрием Абрамяном с 1997 года, а значит, на приобретенное начиная с этого периода имущество (в частности доли в акционерном капитале хладокомбинатов №7 и №9, а также ЗАО «ААА Компани», которые рассчитывала получить Абрамян) претендовать никак не могла. В Мосгорсуде с этими тезисами согласились, и разбирательство двух жен Абрамяна угасло. Если верить свидетельствам, два клана наследников сосуществуют мирно: Агнесса Осипова сегодня руководит фабрикой «Баскин Роббинс», а родная дочь Юрия Абрамяна Виолетта работает финансовым директором Хладокомбината №9, да еще и сохраняет там блокирующий пакет акций.

агнесса осипова.jpg

Агнесса Осипова. Фото: www.business-top.info

В итоге семейная драма Адамян – Абрамян более всего отразилась на бизнесе скромного «Пластис‑М». «Много лет нигде не встречал я продукцию «Пластиса» – ни на выставках, ни в клиниках», – говорит торговый представитель американского производителя имплантатов. Главный врач фамильной клиники эстетической медицины Владимир Корчак подтверждает: «Знаю, что их имплантаты давно никто не ставит. Ни от одного хирурга я не слышал, что их продукция используется». По данным СПАРК‑Интерфакс, в период с 2010‑го по 2012 год «Пластис‑М» заключил лишь семь контрактов на поставку своей продукции, что принесло компании чуть меньше 3 млн рублей выручки.

Нынешний гендиректор «Пластис‑М» Иван Гальмуков считает, что черная полоса в жизни компании наступила в 2012 году со смертью Арнольда Адамяна. «Компания сегодня находится в упадке, – не скрывает Гальмуков. – Молодые менеджеры преследуют только собственную коммерческую выгоду, у них нет идейности, как у Арнольда Арамовича [Адамяна. – Vademecum] и Юрия Геурковича [Абрамяна. – Vademecum]. А без этого невозможно поднять такое производство».

Владельцами предприятия «Пластис‑М», по данным СПАРК‑Интерфакс, остаются сегодня ЗАО «ААА Компани» и ПАО «Мосхладокомбинат №9», однако особого участия в судьбе компании ее акционеры не принимают, говорит Гальмуков. По его словам, заниматься силиконовыми протезами никому из наследников этого бизнеса, в том числе главному внештатному специалисту по акушерству и гинекологии Минздрава РФ Лейле Адамян, в принципе неинтересно: «Лейла Владимировна работает по своему профилю и управлять производством имплантатов она не будет». Сама Лейла Адамян, равно как и ее дочь Агнесса Осипова, на аналогичный запрос Vademecum не ответила. Виолетта Абрамян от комментариев отказалась.

«Мы все еще надеемся предприятие сохранить», – обещает Иван Гальмуков. А пока оставшаяся команда «Пластиса» вынуждена переехать в лабораторию НИИ резиновых и латексных изделий, где когда‑то зарождался первый отечественный производитель имплантатов молочной железы. Компании стало нечем платить Хладокомбинату №9 за аренду помещений.

медизделия, мороженое, пластис, протез, имплантат, пластическая хирургия, баскин робинс, эндопротезы, останкино, хладокомбинат, импортозамещение, адамян
Источник Vademecum №22, 2016
Поделиться в соц.сетях
Для одобрения клинрекомендаций предложили собрать научно-практический совет
13 Декабря 2018, 18:33
Минздрав Башкирии возглавил бывший замруководителя ФМБА Максим Забелин
13 Декабря 2018, 18:10
Госдума приняла законопроект о маркировке лекарств во втором чтении
13 Декабря 2018, 17:44
Станции переливания крови распределят по категориям риска
13 Декабря 2018, 17:37
Минздрав перепишет правило предоставления льгот по НДС производителям медизделий
13 Декабря 2018, 16:33
Мединдустрия
Тромб Тауэр: куда эскалация корпоративного конфликта вынесет компанию «Ангиолайн»
1341
В Ростовской области количество клиник пластической хирургии сократилось в два раза
12 Декабря 2018, 9:04
Минздрав поможет производителю гемостатических перевязок окупить 1,65 млрд рублей инвестиций в производство
5 Декабря 2018, 15:41
Акционеры белгородской «Медтехники» не смогли сменить гендиректора
Миноритарий белгородского АО «Медтехника» Илья Коптяев по итогам внеочередного собрания акционеров поставщика медоборудования сохранил пост генерального директора. Компания с октября 2018 года находится в эпицентре антимонопольного дела, а сам Коптяев жаловался на «попытку рейдерского захвата» и говорил о планах региональных властей назначить нового руководителя «Медтехники».
5 Декабря 2018, 9:43
Клинику «Ланцетъ» в Геленджике возглавил Арсений Труханов
4 Декабря 2018, 19:02
Минпромторг ожидает от «Фармы-2030» роста экспорта до $2,4 млрд
Развитие биотехнологического направления в фармпромышленности дает экономике страны хорошую возможность оставаться в тренде увеличения несырьевого экспорта, заявил в интервью «Коммерсанту» министр промышленности и торговли Денис Мантуров.
4 Декабря 2018, 16:56
ЕЭК установила критерии отнесения продукции к медизделиям
Коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) разработала критерии отнесения продукции к номенклатуре медизделий, претендующих на регистрацию и обращение в странах ЕАЭС. Критерии будут применяться с 16 мая 2019 года.
29 Ноября 2018, 12:58
ФРП кредитует 500 млн рублей на проект «Ростеха» по локализации производства медицинских игл
28 Ноября 2018, 17:26
Новосибирское УФАС признало НМИЦ им. Мешалкина виновным в сговоре с поставщиком медизделий
28 Ноября 2018, 14:06
ФАС предлагает обязать поставщиков медоборудования передавать заказчикам ключи для ремонта техники
27 Ноября 2018, 17:48
Две клиники из Санкт-Петербурга не смогли оспорить в ФАС Порядок оказания помощи по профилю «пластическая хирургия»
22 Ноября 2018, 20:13
В Иркутской области завод стоимостью 470 млн рублей начал производить глюкометры и тест-полоски
Компания «Медтехсервис» запустила в Иркутской области завод по выпуску глюкометров и текст-полосок к ним для измерения уровня сахара в крови. Общий объем инвестиций составил 470 млн рублей, мощность предприятия – 3 млн единиц медизделий в год.
21 Ноября 2018, 19:41
Частная клиника из Сургута оспаривает в ВС новый Порядок оказания помощи по профилю «пластическая хирургия»
19 Ноября 2018, 21:59
«Р-Фарм» зарегистрировала уже третий в 2018 году препарат для лечения ВИЧ
12 Ноября 2018, 16:50
После смерти пациентки хабаровского пластического хирурга поместили под домашний арест
8 Ноября 2018, 17:10
Росздравнадзор хочет инспектировать производства медизделий
8 Ноября 2018, 13:57
Яндекс.Метрика