ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

16 Августа, 9:54
16 Августа, 9:54
66,38 руб
75,23 руб

«Там с лекарствами такая кухня, которая поломала весь рынок»

6 Декабря 2016, 17:00
19614
Фото: www.zdorovieinfo.ru
Главврач Анатолий Махсон – о ситуации вокруг 62-й онкологической больницы
В последние дни появилось много слухов о том, что одну из лучших в столице 62-ю городскую онкологическую больницу реформируют, оптимизируют или даже закрывают. Действительно, в начале декабря Департамент здравоохранения Москвы выпустил приказ, согласно которому больница из автономного учреждения преобразуется в бюджетное. Ее главный врач Анатолий Махсон рассказал в интервью Vademecum о том, что это значит для него, больницы и пациентов.

Сокращенная версия интервью. Полную версию читайте на нашем сайте в материале «Все будет хорошо, кроме лечения больных».

– Что дает больнице статус автономного учреждения? 

– Все считают, что это частная больница. Но ничего подобного, это государственное учреждение, имущество которого принадлежит городу. Поэтому его нельзя ни обанкротить, ни разорить. И продать его нельзя. Главное отличие автономного учреждения – оно самостоятельно распоряжается своими заработанными деньгами… 

– А как организованы закупки бюджетных учреждений в Москве?

– Мы закупали лекарственные средства дешевле... Но в Москве сделано так: действует портал, на котором все больницы должны заполнять свою годовую потребность, потом организовываются централизованные закупки.

 – Я не понимаю, то есть вам удается договариваться с производителем, а департаменту – как бы нет? 

– А департамент тоже договаривается. Но у меня задача купить лекарства, а у него – немножко другая. Там с лекарствами такая кухня, которая сейчас поломала весь рынок… Например, с конца 2014 года по 2016 год целый ряд лекарств отечественных производителей подорожал до 11 раз. Например, осенью 2014 года департамент купил 7 500 флаконов Иринотекана 100 мг на 3,8 млн рублей, то есть по 518 рублей за флакон. А осенью 2015 года 4 765 флаконов были закуплены за 27,8 млн рублей, то есть по цене 5 844 рубля за флакон. Нам не хватило этого препарата по централизованным закупкам, и в 2016 году мы самостоятельно приобрели 2 900 флаконов на 3,5 млн рублей – то есть по цене 1 213 рублей за флакон.

– А как выходить из положения?

– Вот смотрите, возьмем Герцептин… Когда я был главным онкологом, у нас практически все женщины были им обеспечены. Но что сделали на 2016 год? На треть сократили закупки Герцептина и полностью его вычеркнули из стационаров. Поэтому ни один онкологический стационар не мог проводить нормальное лечение рака молочной железы HER+ – а это 1 200 женщин в год. Это делала только больница №62, потому что на 80 млн рублей за счет внебюджетных средств купила химиопрепаратов. У нас есть платные услуги – мы за этот счет купили лекарства, львиная доля которых пошла на лечение поступивших по ОМС пациентов… Когда стало невозможно работать, я пошел к Леониду Михайловичу [Печатникову, вице-мэру Москвы. – Vademecum], я хотел уйти, честно… Вместо этого – для улучшения лечения больных – по ходатайству господина Печатникова вышло постановление правительства Москвы о переводе больницы на бюджет. Улучшение качества будет одно: лекарств в больнице не будет, как и во всех остальных медучреждениях… Мы, конечно, поборемся.



		        
Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях
Министр просвещения выступила против разрешения людям с ВИЧ усыновлять детей
Сегодня, 8:20
«Бумага», которая прекращает деятельность 95% клиник». Пластический хирург Таир Алиев - о новом порядке оказания профильных медуслуг
15 Августа 2018, 21:54
В Санкт-Петербурге начал работать комплекс по переработке медицинских отходов класса «Б»
15 Августа 2018, 20:53
В Севастополе открылась первая клиника ЭКО полного цикла
15 Августа 2018, 19:00
Яндекс.Метрика