Яндекс.Метрика
27 Июля 2021
В России начали заводить уголовные дела за поддельные справки о вакцинации. Главное
Сегодня, 11:52
Минздрав РФ почти вдвое расширил перечень МИ для переоснащения первичного звена
26 июля 2021, 21:16
«Валента» оспорила права семьи Ахапкиных на товарный знак Фенотропил
26 июля 2021, 21:09
Для производителей МИ низкого класса риска внедрение системы управления качеством будет добровольным
26 июля 2021, 20:16
27 июля, 12:59

Старшинам тут не место: что ищет полиция в частных домах престарелых

Варвара Колесникова
27 апреля 2021, 1:31
7400
Фото: ГУ МВД России по Краснодарскому краю

В распоряжении Vademecum оказался любопытный документ – разосланный ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в подразделения полиции циркуляр, требующий организовать на подведомственных территориях «выявление частных пансионатов для престарелых граждан», не числящихся в региональном реестре поставщиков социальных услуг. Убедившись в подлинности директивы, Vademecum попытался спрогнозировать, помогут ли полицейские рейды очищению отрасли от нелегалов и не зацепит ли спецоперация добросовестных операторов рынка.

Мотивировочная часть распоряжения (не помеченного почему‑то ни исходящим номером, ни датой) содержит ссылку на указание первого заместителя министра внутренних дел РФ генерал‑полковника полиции Александра Горового №1/1577 от 15 февраля 2021 года и коротко поясняет причины ведомственного интереса к пансионному бизнесу: «В целях предупреждения чрезвычайных происшествий в учреждениях социального обслуживания, а также исключения случаев уголовного преследования сотрудников полиции за непринятие мер по возможному предотвращению наступления негативных последствий». Иными словами, профилактика преступлений и превентивная забота о чести мундира. Просьбу Vademecum предоставить редакции полный текст указания №1/1577 в МВД РФ отклонили, сославшись на внутренний характер документа.

В ГУ МВД РФ по Санкт‑Петербургу и Ленинградской области подлинность директивы подтвердили, но на предметные вопросы Vademecum не ответили, уточнив лишь, что проверочные мероприятия «проводятся на регулярной основе в соответствии с действующим законодательством».

НАДЗОР НА СЕДУЮ ГОЛОВУ

Что именно должны делать полицейские (судя по должности адресатов – замначальников отделов и управлений полиции по охране общественного порядка, личный состав ППС и участковые) во исполнение генеральского указания? Первое: встретив на охраняемой территории учреждение, похожее на дом престарелых, прояснить его статус и регистрацию в региональном реестре поставщиков соцуслуг, а если таковая отсутствует, просигнализировать в органы государственной власти, прокуратуру, ТО МЧС и Роспотребнадзора «для реагирования». Второе: при обнаружении в деятельности соцучреждений «признаков составов преступлений или административных правонарушений, относящихся к компетенции полиции, организовать их отработку с привлечением оперативных подразделений в целях документирования противоправных деяний и принятия соответствующих мер». Третье: ежеквартально докладывать по команде о результатах инспекций.

Строго говоря, у полиции нет прямых нормативных оснований шерстить рынок социальных услуг. Проверками частных домов престарелых, как свидетельствуют опрошенные Vademecum отраслевые операторы, занимаются уполномоченные органы исполнительной власти, прокуратура, Роспотребнадзор и МЧС (по противопожарной части). В случае если у соцучреждения имеется медицинская лицензия, к числу кураторов добавляется Росздравнадзор, а если пансионат включен в региональный реестр поставщиков соцуслуг, за его деятельностью наблюдает Минтруд РФ. Полиция же, как правило, привлекается к расследованию конкретных событий криминального свойства либо в качестве участника широкой проверочной кампании, вызванной резонансным ЧП. Последняя попытка устроить всероссийский рейд по негосударственным соцучреждениям предпринималась МВД в 2017 году – после гибели актера Дмитрия Марьянова, проходившего реабилитацию после алкогольной интоксикации в одном из подмосковных рехаб‑центров, и пожара в пансионате для пожилых людей в Иркутске.

Возможно, и нынешний приступ полицейского внимания к рынку соцуслуг спровоцирован чередой трагических происшествий: за последний год в частных домах престарелых случилось как минимум пять крупных пожаров, унесших жизни 35 постояльцев. Весной 2020‑го сгорели два подмосковных заведения, в ноябре и декабре – импровизированные пансионаты, организованные в частных домовладениях в Санкт‑Петербурге и Башкортостане, в январе 2021 года – такое же полулегальное учреждение в Тюменской области.

Впрочем, легальный статус вовсе не гарантия того, что частное предприятие отвечает требованиям принятого в 2013 году рамочного ФЗ‑442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» (закон, к слову, позволяет каждому региону устанавливать собственные критерии отбора для включения провайдеров в реестр поставщиков), и находится под неусыпным государственным контролем. Например, горевший в апреле 2020 года подмосковный пансионат «Третий возраст», числящийся в реестре поставщиков Департамента труда и социальной защиты населения Москвы, а кроме того, имеющий лицензию на оказание амбулаторных медуслуг, по данным СПАРК‑Интерфакс, инспектировался и Роспотребнадзором, и Рострудом, и Минздравом РФ. Никаких нарушений правил пожарной безопасности проверки не выявили, что не уберегло «Третий возраст» от огня. В результате пожара, причина которого предположительно кроется в неисправности электропроводки и котла отопления, погибли пять из 50 постояльцев. Расследование уголовного дела, возбужденного по ч. 3 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам) и ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности) курирует председатель СК РФ Александр Бастрыкин. Учредители «Третьего возраста» Рамил Хабриев и Сергей Кривошеев от комментариев о деталях и последствиях трагического инцидента воздержались.

Последняя серия чрезвычайных происшествий вызвала очередную волну внимания к отрасли. Темой заинтересовались в Совете Федерации. «Сегодня частные дома‑интернаты существуют, как правило, неофициально. За их деятельностью никто не следит. Непонятно, в каких условиях там живут люди», – заявила в январе 2021 года сенатор Елена Бибикова, предложившая сделать регистрацию в реестре поставщиков соцуслуг обязательной.

Министр труда и соцзащиты РФ Антон Котяков в свою очередь сообщил, что ведомством уже разработаны предложения по лицензированию частных домов престарелых, а представители МЧС следом выступили с инициативой создать для частных операторов рынка соцуслуг обособленный реестр. Попытки вычистить рынок от недобросовестных игроков предпринимаются и на местах, например, курирующие социальную сферу сотрудники прокуратуры Чувашии, Башкортостана и Тюменской области обратились за помощью не к полиции, а к службам «скорой», чтобы бригады, выезжавшие на вызов в подозрительный, на их взгляд, пансионат, сообщали о его существовании в надзорные органы. То есть действовали так же, как предписывает полицейским цитируемая выше ведомственная директива.

ОЧИСТНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ

Опрошенные Vademecum эксперты и участники рынка сходятся во мнении, что спорадические рейды, кем бы таковые ни проводились, стройности отрасли не прибавят. И прежде чем подключать к зачистке сегмента силовиков, хорошо бы создать здесь понятные и единые для всех участников правила игры.

По словам генерального директора Senior Group Алексея Сиднева, лицензионные требования для провайдеров рынка соцуслуг должны быть созданы к 2023 году, а для тех, кто уже состоит в реестрах поставщиков, до 2025 года будет действовать переходный период. «Очень важно, чтобы одновременно с этим появились правильные порядки предоставления услуг по уходу – методические рекомендации, протоколы, стандартные операционные процедуры, – настаивает Сиднев. – Проблема в том, что отрасль соцуслуг никогда не была медициной. И считалось, что раз это не медицина, то и регламентировать там нечего, якобы и так ясно, что нужно делать – ухаживать. Все, чего сейчас нет, надо будет разработать. Это большая история, и пока ни одному региону сделать это до конца не удалось. Важно, чтобы предъявляемые требования действительно работали на безопасность и качество оказываемых услуг».

Пока намерение разработать положение о лицензионных требованиях не оформилось даже в проект нормативного акта, а значит, и критериев отнесения провайдеров соцуслуг к добросовестным поставщикам, строго говоря, нет.

По данным Аналитического центра Vademecum, только в Московской области функционируют порядка 110 частных пансионатов для пожилых людей, тогда как в реестре поставщиков Минсоцразвития региона в 2020 году числилось всего четыре частные организации, оказывающие услуги стационарного типа.

И чем тут поможет полиция? Достаточно ли у структур охраны общественного порядка ресурсов, компетенций и правовых оснований для зачистки рынка от нелегалов? Эти вопросы, адресованные Vademecum в том числе Минтруду РФ, на момент подготовки материала к публикации остались без ответа. Единственным респондентом Vademecum, подтвердившим веру в успех полицейских рейдов, оказалось правительство Ленинградской области, более того – представители администрации региона сообщили, что в январе нынешнего года сами обратились в территориальный главк МВД с просьбой о содействии в выявлении подозрительных пансионатов. Удивительно, что при этом в Комитете по социальной политике Санкт‑Петербурга об инициативе МВД ничего не слышали, однако целиком и полностью поддерживают «идею лицензирования предоставления социальных услуг в коммерческом секторе с целью обеспечения безопасности».

«В отрасли надо навести порядок, так что инициатива формально правильная, – считает учредитель и гендиректор санкт‑петербургской сети пансионатов «Опека» Алексей Маврин. – Но пока – именно формально. Критериев оценки качества работы нет, лицензионных требований нет, и потому непонятно, что и как полиция намеревается оценивать и чем при этом руководствоваться. Более того, уже сейчас проверки, например, структурами МЧС, проводятся стихийно, а на самом деле настоящего регламента, по которому можно было бы проверять, даже у них нет. Нет и альтернативы – все закрыть. Как следствие, игроки рынка уходят в тень, ищут админресурс».

Основатель компании «Желтый крест» (состоит в московском и подмосковном реестрах) Рамаз Ахметели считает, что подобная профилактика должна вестись силами Минтруда РФ и региональными органами соцзащиты в соответствии с порядком, который следует разработать при участии игроков рынка. «Страна большая, сигнал сверху проходит большое расстояние. Пока задача не разложена по полочкам, каждый понимает ее как хочет или как может, – рассуждает предприниматель. – Задача – выявить нелегальных игроков и поработать с ними – настолько нечетко сформулирована, что в ходе ее выполнения под ту же гребенку попадут и легальные операторы. Легче искать там, где светло, а не там, где потеряли. Все отдается на усмотрение местных силовиков, и на местах силы неравны».

В марте 2021 года Ахметели вынужден был закрыть подмосковный филиал «Желтого креста» – по его словам, из‑за «необоснованных обвинений в нарушениях». Летом прошлого года, сразу после первой волны COVID‑19, учреждение подверглось внеплановой прокурорской проверке, выявившей отсутствие оборудования, которое позволяет передать сигнал на пульт пожарной охраны. Из‑за финансовых трудностей, сопутствующих пандемии, объясняет Ахметели, устранить нарушение он не успел: «Кстати, при всей важности наличия такой системы в моем случае нарушение рисков не влекло – пожарная часть находится у нас через дорогу, в 300 метрах». В феврале 2021 года в «Желтый крест» вновь нагрянула проверка, по словам предпринимателя, «откровенно нацеленная на приостановку деятельности компании». Не желая «работать в непредсказуемых условиях», он закрыл филиал: «Выполнение дорогостоящих предписаний при убывающем платежеспособном спросе и отсутствии государственного софинансирования возможно только за счет экономии на качестве жизни подопечных».

В том же ключе о ситуации в отрасли и деятельности надзорных органов рассуждает и Алексей Сиднев из Senior Group: «Формальный подход проблему не решит, так как есть гораздо более важные вопросы, чем вопрос оснащенности здания – часто учреждения загораются ночью, персонала в это время нет, а пожилые люди настолько несамостоятельны, что сами не могут выбраться. Поэтому при оценке деятельности соцучреждений должен применяться комплексный подход, учитывающий все возможные аспекты». Кроме того, считает Сиднев, с ростом числа условий, которые необходимо соблюсти для прохождения проверки, неминуемо изменится ценовая политика пансионатов: «Конечно, будет хорошо, если из отрасли уйдут совсем никудышные игроки, но, как мы видим, уходят и качественные. Непонятно, кому это все надо. Да, в государственных учреждениях места есть, и, видимо, вместо того чтобы платить частным провайдерам, входящим в реестры, создаются такие условия, при которых люди не смогут к нам обратиться. У семьи не будет иного выбора, кроме как пойти в государственное учреждение».

пожилые, пожар, дома престарелых, мвд, сиднев, опека, senior group
Источник Vademecum №2, 2021
Поделиться в соц.сетях
В России начали заводить уголовные дела за поддельные справки о вакцинации. Главное
Сегодня, 11:52
Минздрав РФ почти вдвое расширил перечень МИ для переоснащения первичного звена
26 июля 2021, 21:16
«Валента» оспорила права семьи Ахапкиных на товарный знак Фенотропил
26 июля 2021, 21:09
Для производителей МИ низкого класса риска внедрение системы управления качеством будет добровольным
26 июля 2021, 20:16