22 Октября 2020
«ОПГ нового формата». Илья Фоминцев выяснил, как онкопрепараты попадают на «черный рынок»
Сегодня, 0:01
«Генериум» зарегистрировал генно-инженерный препарат для лечения бронхиальной астмы
21 Октября 2020, 19:49
Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг
21 Октября 2020, 19:48
В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина пообещали скорый запуск производства винкристина
21 Октября 2020, 19:19
22 Октября, 5:03

Список Гуандуна

Евгения Журавлева
21 Апреля 2014, 18:41
3123
Власти КНР заподозрили провинциальных чиновников в неверности делу партии и правительства

Чиновники, отвечающие за состояние дел в здравоохранении одной из крупнейших китайских провинций Гуандун, оказались в эпицентре коррупционного скандала. В начале апреля сразу несколько авторитетных китайских СМИ распространили информацию о том, что представители власти манипулируют с номенклатурой Cписка основных препаратов, переформатируя их перечень с учетом интересов местных фармпроизводителей.

Первая редакция Cписка основных препаратов (аналог российского ЖНВЛП) появилась в Поднебесной в 1982 году: перечень включал 2 033 продукта, которые тогда еще Минздрав КНР рекомендовал иметь в ассортименте розничным фармкомпаниям и госпитальным аптекам. Вплоть до 2009 года закупки по Списку основных препаратов государством никак не финансировались, а получение препаратов пациентами не покрывалось страховкой. Начавшаяся затем реформа здравоохранения и внедрение в практику подобия ОМС изменили роль и методику формирования списка. Да и сам перечень препаратов, рекомендуемых как жизненно необходимые, сократился с 2 033 до 307 позиций.

По утвержденному пять лет назад рамочному регламенту, список должен покрывать нужды потребителей в лекарственных средствах, представленных в оптимальных дозировках и по рациональным ценам, а пересматриваться – каждые три года. Тогда же, в 2009 году, была разработана и система проведения тендеров по закупкам списочных лекарств, представляющая собой «торги двух конвертов»: в одном из них содержится техническая информация о продукте, во втором – предложение по цене. При этом стоимость препаратов перечня строго контролируется национальной Комиссией по развитию и реформам.

Постепенно, с опорой на опыт внедрения, система усложнилась и обросла нюансами, усиливавшими регулирование в зонах тотальной ответственности центральной власти – например, в звене первичной медпомощи, – и дающими большую ценовую свободу крупным многопрофильным госпиталям. Тем не менее благодаря контролю государства за ценообразованием при закупках основных препаратов, Китаю в период 2008–2011 годов удалось снизить среднюю стоимость единицы номенклатуры перечня на 25%. Социально‑экономический эффект в проекции на 1,3 млрд населения очевиден. Равно как и дополнительный прессинг фармотрасли, игроки которой вынуждены были приспосабливаться к изменившимся правилам игры.

Противоречия из‑за списков возникли у центра с регионами. По мере реализации первоначального замысла выработалась практика – каждая провинция получила право выпускать дополнения к основному перечню. И тут начались перекосы: чем богаче провинция, тем длиннее оказывается дополнительный список жизненно важных для ее жителей ЛС, в то время как наименее развитые регионы вынуждены демонстрировать скромность лекарственных запросов.

Тем не менее покрываемая бюджетами разных уровней программа продолжает развиваться: в 2013 году Пекином был утвержден новый, расширенный до 520 позиций, Список основных препаратов, в число которых вошли и блокбастеры от транснациональных фармкомпаний Плавикс (Sanofi/BMS), Glucobay (Bayer), Норваск (Pfizer) и Диован (Novartis). По прогнозам экспертов, к 2015 году совокупный объем оборота ЛС из Списка основных препаратов составит 343,1 млрд юаней ($55,6 млрд), а если тенденция расширения перечня сохранится, то этот показатель в скором времени может достигнуть отметки 500 млрд юаней ($81,1 млрд).

Желая скорректировать диспропорцию в лекарственном обеспечении провинций, Комиссия по делам здравоохранения и планирования семьи одновременно с выпуском расширенного основного списка декларировала, что в ближайшее время начнет еще строже вести наблюдение за методикой и практикой формирования дополнительных перечней. По состоянию на март 2014 года девять китайских провинций уже опубликовали свои списки, и количество ЛС в большинстве из них зашкаливает за 200 позиций: провинция Шаньдун, например, дополнительно «прописала» себе 216 препаратов, Цзянсу – 228, Ганьсу – 206, Чунцин – 205.

Аналитики китайского фармрынка в этой связи замечают: зачастую в перечнях из 200 дополнительных препаратов более 100 позиций занято «эксклюзивом» от местных производителей. А царят в каждой «эксклюзивной» сотне, как правило, продукты традиционной китайской медицины (ТКМ): например, лекарство для женского здоровья Gongxuening от компании Yunnan Baiyao, средство для улучшения кровообращения Maiping от компании Duyiwei и прочие.

В том же ряду препарат для лечения сепсиса и дисфункции внутренних органов Xuebijing, продажи которого в 2013 году принесли его производителю – Tianjin Chase Sun Pharmaceutical – 479 млн юаней ($77,5 млн). Именно вокруг этой компании и закупок этого препарата и разгорается сейчас коррупционный скандал в провинции Гуандун. Местная Комиссия по дисциплине начала проверку в отношении нескольких чиновников системы здравоохранения. Под прицел регулятора попали глава Департамента лекарственной политики Комиссии по делам здравоохранения и планирования семьи региона У Синьминь и глава Второй больницы ТКМ провинции Гуандун, секретарь ее партийного комитета Юй Яошэн. По версии, изложенной местным изданием The 21 Century Business Herald, Юй Яошэн выступил посредником в отношениях оптовика – партнера госпрограммы Guangdong Sanxin Pharmaceutical – и У Синьминя, благодаря этой коррупционной связи препарат Xuebijing якобы проник в дополнительный лекарственный список провинции. Компания Tianjin Chase Sun Pharmaceutical, открещиваясь от участия в каких бы то ни было коррупционных схемах, заявляет, что ее вовсе не интересует сегмент рынка, заказчиками на котором выступают медучреждения первичного звена. Расследование этого эпизода не окончено, как не сняты и прочие вопросы к чиновникам, отвечающим за формирование дополнительного списка лекарств, жизненно необходимых населению провинции Гуандун.

В этом перечне на текущий момент – 278 позиций (147 «западных» препаратов и 131 средство ТКМ). По словам старшего советника компании Sinopharm Гань Жунфу, неутолимый лекарственный аппетит провинции – прямое следствие келейности в принятии решений: в Гуандуне, вопреки сложившимся в провинциальных правительствах традициям, публичных обсуждений дополнительного списка не проводилось. По той же причине, добавляют местные эксперты, большинство так называемых эксклюзивных препаратов – это средства ТКМ в форме инъекций, считающиеся наиболее прибыльным продуктом сегмента. Рынок препаратов ТКМ растет в Поднебесной на 21% ежегодно и, по данным аналитиков Nanfang ribao, в 2013 году составил 25–30 млрд юаней ($4–4,8 млрд).

Наблюдатели полагают, что нынешний скандал, как бы он ни разрешился, заставит власти пересмотреть принципы формирования дополнительных перечней ЛС, сделав процедуру более прозрачной и свободной от протекционизма в отношении местных производителей, а число препаратов ТКМ в списках резко сократится. Пока же, несмотря на проверки, в Гуандуне прошли уже два этапа закупок по дополнительному перечню препаратов: на первом провинция приобрела ЛС на общую сумму 3,46 млрд юаней ($560,2 млн), на втором – на 2,88 млрд юаней ($467,1 млн). Заподозренная в сговоре с закупщиками Tianjin Chase Sun Pharmaceutical отказалась от участия в торгах на втором этапе, объяснив решение низкой ценой тендера.

китай, китайская традиционная медицина
Поделиться в соц.сетях
«ОПГ нового формата». Илья Фоминцев выяснил, как онкопрепараты попадают на «черный рынок»
Сегодня, 0:01
«Генериум» зарегистрировал генно-инженерный препарат для лечения бронхиальной астмы
21 Октября 2020, 19:49
Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг
21 Октября 2020, 19:48
В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина пообещали скорый запуск производства винкристина
21 Октября 2020, 19:19
Яндекс.Метрика