17 Сентября, 16:00

Следуя патенту, исходя из data

Марина Савченкова
6 Июня 2013, 13:08
5916
Фото: www.avantlaw.net
В США правообладатели инновационных препаратов пользуются двумя независимыми друг от друга инструментами защиты. Во-первых, это патенты, выдаваемые Бюро по регистрации патентов и торговых марок (U.S. Patent and Trademark Office, USPTO). Во-вторых, права на эксклюзивность данных (data exclusivity), получаемые от Управления по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами (Food and Drug Administration, FDA).

Патент на лекарственный препарат действует в течение 20 лет с момента подачи заявки в USPTO и защищает его химический состав, способ применения (например, для лечения артериальной гипертензии), лекарственную форму (например, капсулы или таблетки) или способ получения. Чтобы изобретение было запатентовано, оно должно соответствовать таким критериям патентоспособности, как новизна (novelty), неочевидность (non-obviousness) и полезность (usefulness).

В 1980 году Верховный суд США смягчил требования к полезности изобретений, постановив, что инновации могут считаться таковыми, если они не имеют практического применения сейчас, но могут быть использованы для дальнейших научных изысканий (это, например, позволило патентовать гены). В 1982 году был создан специальный суд (Court of Appeals for the Federal Circuit), на который была возложена задача рассматривать апелляции на отказ в выдаче патентов.

Эксклюзивность данных начинает действовать после того, как FDA одобрит препарат. Как правило, это происходит через много лет после того, как начала действовать патентная защита. Срок действия права эксклюзивности данных для инновационных препаратов составляет пять лет. Во время действия права эксклюзивности данных дженериковым производителям запрещено в целях регистрации ссылаться на данные доклинических и клинических исследований оригинальных препаратов. Теоретически, дженериковая компания может вывести на рынок свой препарат и до истечения срока действия патента, проведя собственные клинические исследования. Однако это маловероятно - стоимость КИ делает затею нерентабельной.

Право эксклюзивности данных было введено в США в 1984 году особым документом – Drug Price Competition and Patent Term Restoration Act, более известным как Hatch-Waxman Act. Задача акта была в том, чтобы обеспечить баланс интересов Big Pharma и дженериковых производителей. В интересах последних Hatch-Waxman Act отменил полноценные КИ дженериков, заменив их исследованиями биоэквивалентности. Благодаря этому доля аналоговых препаратов на рынке увеличилась с 20% в 1984 году до 50% в 2002 году. Что касается пятилетней эксклюзивности данных, то она была введена для того, чтобы компенсировать Big Pharmа увеличившиеся сроки разработки препаратов и рассмотреть регистрационные досье в FDA.

В то же время HatchWaxman Act ввел две нормы, которые впоследствии, по данным Федеральной торговой комиссии США, создали условия для задержки вывода дженериков на рынок (Federal Trade Comission, Generic drug entry prior to patent expiration, 2002).

Первая норма гласит, что FDA обязан на 30 месяцев приостановить одобрение заявки на регистрацию дженерика в том случае, если оригинатор подал иск в суд в течение 45 дней после получения уведомления от дженерикового производителя о том, что патент, защищающий препарат, недействителен или небудет нарушен. FDA может зарегистрировать дженерик при наступлении первого из трех условий – истечения патента, истечения 30-месячного срока, или вынесения судом решения о недействительности патента или отсутствии нарушений. Инновационные компании должны вносить в так называемую Orange Book информацию о патентах, имеющих отношение к препарату, его лекарственной форме и одобренным показаниям к применению. Как отмечают эксперты, USPTO склонно скорее одобрять, чем отклонять патентные заявки. Как следствие, патенты, зарегистрированные в Orange Book, часто не только не отвечают критериям полезности, новизны и неочевидности, но и не имеют отношения к самому препарату и одобренным показаниям. Дженериковые компании часто становятся ответчиками по делам о нарушении именно таких патентов.

Исторически 30 месяцев приблизительно соответствовали сроку, который требовался суду на рассмотрение дела, а FDA – на рассмотрение заявки на регистрацию дженерика. Однако в будущем из-за увеличения числа спорных патентов сроки рассмотрения дел в судах могут увеличиться и превысить 30 месяцев.

Как отмечает Федеральная торговая комиссия, до 1998 года только в одном случае из девяти инновационная компания заявила о нарушении трех патентов. С 1998 года о нарушении трех и более патентов говорилось уже в пяти случаях из восьми. Это имеет значение, потому что в большинстве спорных ситуаций, чтобы вывести препарат на рынок, дженериковые компании предпочитают ждать решения суда, а не истечения 30-месячного срока. Кроме того, инновационные компании имеют право регистрировать дополнительные патенты уже после того, как дженериковый производитель подал заявку в FDA. Регистрация каждого последующего патента в Orange Book и иск к производителю дженерика о его нарушении запускают еще один 30-месячный срок. По данным Федеральной торговой комиссии, c 1992-го по 2000 год инновационные компании регистрировали дополнительные патенты после подачи заявки на дженерик в восьми случаях. Эти восемь препаратов после истечения 30 месяцев дополнительно ждали одобрения FDA еще от четырех до 40 месяцев. Впоследствии в четырех случаях решением суда дополнительные патенты были признаны либо недействительными, либо ненарушенными. Востальных четырех случаях корректность внесения патентов в Orange Book остается под вопросом. Однако у дженериковых компаний нет права оспорить в суде правомерность регистрации патентов в Orange Book, а у FDA, как заявляло само управление, – ресурсов и экспертизы, чтобы проверять это.

С точки зрения Федеральной торговой комиссии, механизм автоматической остановки регистрации на 30 месяцев сам по себе не создает препятствий для вывода дженериков на рынок – проблему представляет право инновационных компаний регистрировать дополнительные патенты после подачи заявки на одобрение дженерика, подавать последующие иски к дженериковым производителям и таким образом запускать дополнительные 30-месячные сроки. Вторая норма касается права на 180-дневную эксклюзивность на рынке для дженериковой компании, первой оспорившей патент на инновационный препарат и подавшей заявку в FDA. Отсчет 180 дней ведется либо с даты выхода дженерика на рынок, либо с даты решения суда о признании патента недействительным или ненарушенным, в зависимости от того, что произойдет быстрее. По данным Федеральной торговой комиссии, в 75% случаев претензии дженериковых компаний к патентам, зарегистрированным в Orange Book, были обоснованными, и они выигрывали дела. Кроме того, как уже отмечалось выше, компании предпочитают ждать решение суда. Однако, по мнению Федеральной торговой комиссии, сама по себе 180-дневная эксклюзивность не препятствует дженериковой конкуренции. По данным комиссии, если инновационная компания не преследует в судебном порядке производителя первого дженерика, то он выходит на рынок сразу же после истечения срока действия патента. После этого запускается 180-дневный срок, и по его истечении FDA дает зеленый свет остальным дженерикам.

С точки зрения антимонопольного законодательства, проблематичными представляются соглашения (settlements) между оригинаторами и производителями первых дженериков. В частности, из 20 соглашений 14 потенциально могли отложить выход на рынок первого, а значит, и всех остальных дженериков, поскольку FDA не имеет права регистрировать остальные дженерики, пока не истечет полугодовой срок рыночной эксклюзивности для первого. 

фармацевтическое производство, патентный обвал, fda
Источник Vademecum №3, 2013
Поделиться в соц.сетях
«Нацимбио» завершила КИ пятивалентной вакцины для профилактики ротавируса
Сегодня, 15:32
Минздрав РФ намерен до 2021 года закупить 50 тысяч электрокардиографов
Сегодня, 14:57
«Росатом» инвестирует 219 млн рублей в разработку радиофармпрепаратов
Сегодня, 14:01
Генпрокуратура предложила изменить меру пресечения арестованным нижегородским врачам
Сегодня, 13:14
Фармбизнес
Токсичные подходы: как Allergan блокирует конкурентов Ботокса
896
Novartis продаст промплощадку китайской Zhejiang Jiuzhou за $110 млн
6 Сентября 2019, 14:09
За три года количество микропредприятий – производителей МИ сократилось на 4,5%
MDPro совместно с компанией «Медрелис» проанализировали состояние самого многочисленного (с точки  зрения количества игроков) сегмента рынка медицинских изделий – микропредприятий, специализирующихся на производстве такой продукции. Оказалось, что с 2014 по 2017 год их численность сократилась на 4,5% – с 1 422 до 1 357 компаний.
3 Сентября 2019, 11:50
Amgen выкупит права на препарат Celgene от псориаза за $13,4 млрд
Американские Amgen и Celgene договорились о продаже Otezla (apremilast) за $13,4 млрд. Этот блокбастер принес Celgene в 2018 году $1,6 млрд.
27 Августа 2019, 8:57
В России зарегистрирован первый препарат для лечения спинальной мышечной атрофии
19 Августа 2019, 18:46
ГК «Роснано» продала долю в «Нанолеке» его основным владельцам
ГК «Роснано» вышла из капитала фармпроизводителя «Нанолек», продав свою долю в 33,33%. Сумма сделки составила 2,35 млрд рублей – это почти вдвое больше, чем «Роснано» вложила, сообщила компания. Долю выкупили остальные акционеры, среди которых президент «Нанолека» Владимир Христенко и Андрей Реус.
14 Августа 2019, 12:25
MSD отзывает ПегИнтрон с российского рынка
Американская фармкомпания MSD подала заявление об отмене государственной регистрации препарата для лечения хронического гепатита С ПегИнтрон (пэгинтерферон-альфа 2b). С 2018 года он практически не закупался, а его цена в рознице упала за два года в шесть раз.
13 Августа 2019, 17:41
Siemens Healthineers купит производителя роботов Corindus за $1,1 млрд
9 Августа 2019, 8:26
Gilead пытается сохранить монополию на выпуск в США профилактических АРВ-препаратов
Американская Gilead Sciences намерена в ближайшее время получить одобрение Управления по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) на профилактическое применение (PrEP) своего АРВ-препарата Descovy (тенофовира алафенамид+эмтрицитабин). Анонс вызвал необычную реакцию пациентской аудитории, традиционно поддерживающей включение в страховые программы новых АРВ-препаратов.
7 Августа 2019, 16:20
Allergan отзывает имплантаты Natrelle с российского рынка
30 Июля 2019, 8:34
Allergan объявила о глобальном отзыве текстурированных имплантатов для увеличения груди
Компания Allergan объявила об отзыве своих макротекстурированных имплантатов молочных желез под брендом Biocell со всех рынков из-за риска развития редкого вида рака – анапластической крупноклеточной лимфомы (АККЛ). Поставщикам медицинских услуг предлагается не использовать больше эти продукты, а остатки вернуть производителю.
24 Июля 2019, 18:48
Фармбизнес
Отлучили по нужде: как деликатно подвинуть патентообладателей лекарственных разработок
1831
DHL вложит $150 млн в расширение бизнеса доставки медизделий и лекарств
14 Июня 2019, 8:29
Gilead раздаст американским пациентам 2,4 млн упаковок Трувады за год до потери эксклюзивных прав
Американская компания Gilead Sciences в течение 11 лет обещает бесплатно предоставлять Центрам по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) по 2,4 млн упаковок препарата Трувада (тенофовир+эмтрицитабин), предназначенного для доконтактной профилактики (PrEP). Компания утратит эксклюзивные права на препарат в 2021 году, а первый дженерик от Teva выйдет в сентябре 2020 года.
13 Мая 2019, 17:35
Бескровный интерес: как тестирование 40 тысяч антител свершило революцию в лечении гемофилии А
Гемофилией А – наследственным генетическим заболеванием, связанным с дефицитом фактора свертывания крови VIII, – в мире страдают около 400 тысяч человек. У 50–60% пациентов заболевание протекает в тяжелой форме, когда частые спонтанные кровотечения разрушают органы и ткани, не только причиняя боль, но и угрожая летальным исходом. Спасать людей с гемофилией А медики научились, а найти прорывное средство, кардинально меняющее продолжительность и качество жизни таких пациентов, не удавалось. До тех пор, пока не появился препарат Гемлибра (эмицизумаб).
17 Апреля 2019, 8:50
Мединдустрия
«Without doing the trials, it will never become the mainstream, it would be boutique»
463
Яндекс.Метрика