ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

16 Октября, 14:40
16 Октября, 14:40
65,75 руб
76,05 руб

Скальпель. Тампон. Отжим

Ольга Гончарова, Дарья Шубина
12 Июля 2015, 15:15
4719
Кто пытается освободить эстетическую Ross Clinic от титульного лица
В одной из крупнейших московских клиник эстетической хирургии – Ross Clinic – разгорелся корпоративный скандал. Главврач и совладелец медцентра Андрей Росс обратился с заявлением в прокуратуру и полицию в адрес своего партнера по медицинскому бизнесу – известного столичного предпринимателя, основателя компании «Компьюлинк» Сергея Цуканова. Росс утверждает, что компаньон незаконно присвоил его имущество и нарушил трудовые права хирурга лично и его сотрудников. Представители Цуканова все претензии отвергают и говорят, что расставание с Россом было цивилизованным. Росс сумел перестроиться на марше и уже перевел плановых клиен­тов в арендованные операционные. Скандал может существенно сократить мощности Ross Clinic, до сих пор вхо­дившей в ТОП5 профильных российских медцентров с ежегодным показателем около 1 500 эстетических пластиче­ских операций и оборотом в 150–200 млн рублей.

ЩИТЫ БЕЛЫМИ НИТКАМИ

Противостояние между Сергеем Цу­кановым и Андреем Россом началось 7 июня, когда сотрудники охраны ООО «Медэстетика» (УК Ross Clinic) неожиданно отказались пустить хирурга в здание клиники на улице Удальцова. «В этот день я вернулся из командировки и сразу из аэро­порта поехал в клинику – там меня ждала пациентка с кровотечением, – делится Андрей Росс. – Но на входе мне показали приказ, запрещающий впускать меня и моего партнера Ольгу Носову в здание клиники. Документ был подписан Влади­миром Байраком, гендиректором ООО «Медэстетика» и ЗАО «Ай Си Ти Эстейт» (на это юрлицо запи­сано помещение Ross Clinic). Росс утверждает, что ему даже не дали возможности забрать личные вещи, библиотеку и оборудование. Ольга Носова показания партнера VADEMECUM подтвердила: «Мы собрались у входа. К нам вышел наш партнер Сергей Цуканов, но переговоры ничем не закончились».

Не помогло делу и вмешательство адвоката Росса и Носовой – Ан­дрея Слепнева. Юрист сетует, что подключение к переговорам могло стоить ему здоровья: «Я пытал­ся добиться того, чтобы Цуканов и Байрак впустили моих клиентов в здание клиники и дали им возмож­ность осмотреть пациентку, а также вернули им имущество. Но мне дали понять, что ни одно из этих требований не будет выполнено. Тогда я позвонил в полицию, и в этот момент на меня напали и начали выталкивать из помещения. Тем не менее мне удалось вызвать наряд полиции. Только в присутствии представителей правоохранитель­ных органов моим клиентам разре­шили осмотреть пациентку и отдали несколько личных вещей, но основ­ная часть оборудования, инструмен­тов, а также личная библиотека так и остались в клинике».

Цуканов обещал полицейским провести инвентаризацию имуще­ства и вернуть то, что принадлежало Андрею Россу и Ольге Носовой, рассказывает Слепнев. Представи­тель ОВД района «Проспект Вер­надского» Геннадий Иванов VADEMECUM эту информацию подтвердил. Уже на следующий день, по сведениям Слепнева, Росса и Носову уволили из клиники за прогул.

Чтобы не сорвать плановые опера­ции, во время этих событий Росс договорился с руководством другой московской эстетической клиники – Beauty Trend – об аренде операцион­ных и переводе плановых пациентов. Представители Beauty Trend подтвер­дили VADEMECUM, что теперь Росс сотрудни­чает с ними. В Beauty Trend перебра­лась практически вся команда Росса, около 10 человек – хирурги, анесте­зиологи, медсестры и менеджеры.

Хирург Виталий Баландин свидетель­ствует, что Цуканов пытался догово­риться с медперсоналом: «Он вызвал меня к себе, начав разговор с того, что заинтересован в дальнейшем со­трудничестве, но только при условии выполнения ряда требований, в том числе – ни в коем случае не встре­чаться и не поддерживать отношений с Андреем Россом. Я ответил, что для меня человеческие отношения выше финансовых, и не принял эти условия. Тогда Сергей предложил мне написать заявление об увольнении, предупредив, что в противном случае уволит меня по статье. Я выбрал первый вариант и ушел». С другими специалистами Цуканов не был столь категоричен. «Мы с Сергеем Цука­новым договорились, что я остаюсь работать в клинике до тех пор, пока руководство не найдет нового анесте­зиолога. Сейчас я совмещаю работу в Ross Clinic с практикой у Андрея Росса в Beauty Trend», – рассказывает анестезиолог Федор Говорин.

«КОМУ ПОЕТ ПЕВИЦА ВАЛЕРИЯ»

В этом году Сергей Цуканов и Андрей Росс могли бы отметить трехлетие успешного совместного бизнеса. До 2012 года будущие бывшие пар­тнеры профессиональных контактов не имели, а уже по итогам 2013‑го ворвались в ТОП5 российского рынка эстетической хирургии, выйдя на мощность в 1 500 операций в год, что эквивалентно выручке в 150– 200 млн рублей. Залогом быстрого старта миллионного бизнеса стало то, что Росс и Цуканов были далеко не новичками на рынке эстетики.

Андрей Росс начал оперировать в столичных эстетических клиниках в начале 2000‑х. Еще в 90‑е, окончив Первый мед, он уехал в Израиль, где прошел резидентуру по двум профилям – «сердечно‑сосудистая хирургия» и «пластическая хирур­гия», но практиковал в основном как кардиохирург. «В начале «нулевых» мой дальний родственник пригла­сил меня вернуться в Москву, чтобы начать здесь практику пластического хирурга, и я согласился», – расска­зывает Росс. В столице хирург успел сменить несколько операционных площадок и завоевать популярность в отрасли. Например, Росс участвовал в организации отделения пластиче­ской хирургии сети «Он Клиник», а после убийства известного пласти­ческого хирурга Евгения Лапутина возглавил его отделение в легендар­ной московской клинике «Деталь».

В те же годы предприниматель Сергей Цуканов вместе со своей супругой Ольгой инвестировали в другой гром­кий медицинский проект – клиники пластической хирургии и космето­логии «Ла Страда». «Сергей не имел прямого отношения к эстетическому бизнесу. Свой капитал ему удалось создать во многом благодаря компа­нии «Компьюлинк», основанной им вместе с партнерами еще в 90‑е. Идея создания клиники принадлежала его супруге Ольге», – поясняет близкий к Цуканову источник.

Три года назад «Ла Страда» оказа­лась в эпицентре другого сканда­ла – на клинику подала в суд певица Валерия. В иске поп‑дива требовала компенсировать причиненный ей моральный ущерб, а невыносимость страданий оценила в 30 млн руб­лей. Адвокат Валерии Сергей Жорин так описывает суть конфликта: «Много лет назад руководство этого медцентра предложило Валерии стать лицом клиники. Она попробовала сделать там несколько косметологи­ческих процедур, осталась недовольна результатом и отказалась. При этом Валерия никогда не делала никаких пластических операций! Несмотря на это, руководство клиники разме­стило фотографию певицы в фойе, позиционируя ее как своего преми­ального клиента. Мы попросили убрать эту фотографию, но нам было отказано. Тогда мы были вынуждены обратиться в суд». Валерия процесс выиграла, но ее имиджевые потери Бабушкинский районный суд Мо­сквы оценил лишь в 300 тысяч рублей.

Источники VADEMECUM, знакомые с ситуа­цией, говорят, что инцидент на этом исчерпан не был. По стечению обсто­ятельств вскоре после завершения судебного процесса здание клиники «Ла Страда» на Кутузовском проспек­те в буквальном смысле этого слова было снесено с лица земли. Собесед­ники VADEMECUM отмечают, что здание было в собственности структур, аффили­рованных с Цукановым. Впрочем, представитель Цуканова Владимир Байрак просит не увязывать снос и су­дебный спор с певицей: «Ла Страда» лишь арендовала здание на Кутузов­ском проспекте, и проблемы возник­ли не у клиники, а у владельцев этой недвижимости».

Как бы то ни было, «Ла Страда» свое существование прекратила, но уже вскоре судьба свела Цукановых с Рос­сом, который в ту пору руководил отделением пластической хирургии в B Clinic. «Я со своей командой ра­ботал там постоянно, еще несколько хирургов арендовали там операцион­ные. В медцентр приезжали хирур­ги‑фрилансеры, это обеспечивало достаточную операционную загрузку клиники. Но собственников, которые получали доход только с аренды, в ка­кой‑то момент перестало устраивать такое положение дел. Они решили провести реорганизацию, ну а мы стали подыскивать новую площадку». К тому моменту Росс, и правда, стал одним из популярнейших пластиче­ских хирургов Москвы, потому идея открытия клиники под авторским брендом выглядела привлекательно.

Клиника открылась в прежнем зда­нии «Ла Страда» на улице Удальцова, принадлежащем Цукановым. При этом Росс стал главврачом клиники и вместе со своей сотрудницей Ольгой Носовой получил миноритарную долю в проекте, контрольная же доля осталась у инвесторов, а точнее у Ра­исы Ивлевой, приходящейся Сергею Цуканову тещей.

В Ross Clinic хирург реализовал прин­цип, уже апробированный им в B Clinic: на постоянной основе работала его команда хирургов, медсестер и ад­министраторов, а для полноценной загрузки коек Росс привлекал фри­лансеров. Схема, считает Росс, оправ­дала себя. По данным аналитиче­ского центра Vademecum, в 2013 году Ross Clinic достигла операционной мощности почти в 1 500 вмешательств и вошла в ТОП5 крупнейших про­фильных учреждений в стране наряду с екатеринбургским Центром кос­метологии и пластической хирургии и столичным Институтом красоты на Арбате. Оборот клиники оцени­вался в 12–18 млн рублей в месяц. «Скоро мы поняли, что достигли максимальной загрузки. В последнее время даже задумывались о расшире­нии коечного фонда», – рассказывает Росс.

РЕЖУТ БЕЗ НОЖА

В администрации Ross Clinic дают понять, что перспектива дальней­шего сотрудничества с Андреем Россом и Ольгой Носовой, наоборот, не рисовалась им в радужном свете, да и вообще сетуют на конфликтный характер хирурга.

Владимир Байрак говорит, что на данный момент клинику офици­ально покинули только два сотруд­ника – собственно Росс и Носова. «Мы приняли решение сменить стратегию развития клиники и сде­лать обязательным условием наличие научной работы у главного врача и других хирургов клиники. Андрей Росс не соответствовал требовани­ям этой стратегии, и мы приняли решение расстаться с ним. Посколь­ку Росс и Носова были уволены, то естественно, что их перестали впускать в здание клиники. Долж­ность главного врача сейчас занял пластический хирург из Испании Ор­ландо Салас Морено, с которым мы долго вели переговоры», – объясняет Владимир Байрак. Наименование статьи ТК, по которой из клиники были уволены Росс и Носова, он не комментирует, как и текущие взаимоотношения собственников клиники. «Мы расстались мирно и цивилизованно», – резюмирует гендиректор «Медэстетики».

Миноритарии Ross Clinic тем време­нем продолжают жаловаться на быв­шего работодателя и партнера в пра­воохранительные органы и другие инстанции. По словам Носовой, она и Росс написали заявления в Нику­линскую межрайонную прокуратуру Москвы и ОВД района «Проспект Вернадского» о нарушении их трудо­вых прав и о том, что их партнерами удерживается принадлежащее им имущество. Стоимость оставшегося в клинике имущества Андрей Росс оценивает в 1,5–2 млн рублей.

Кроме того, уволенные сотрудники Ross Clinic направили жалобу на сво­их прежних работодателей в Государ­ственную инспекцию по охране труда города Москвы. «Инспекция в соот­ветствии с действующим законода­тельством должна проверить соблю­дение клиникой ТК. В частности, выяснить, почему сотрудники были уволены в одностороннем порядке по инициативе работодателей, – го­ворит представитель Росса из юри­дического центра «ЗаконЪ» Елена Кузина. – Допущены нарушения в части несвоевременной выплаты заработной платы. Если они не будут устранены, то придется писать жало­бу в прокуратуру. Каждый пострадав­ший может инициировать заявление о привлечении руководства кли­ники к уголовной ответственности по ст. 145 УК РФ».

Росс и Носова не исключают, что сле­дующим их шагом может стать обра­щение в суд. «Изначально, когда мы договаривались о создании клиники, предполагалось, что мы с компаньо­нами разделим бизнес в пропорции 50 на 50. Но это условие так и не было выполнено. Однако интеллектуаль­ный вклад в развитие этого бизнеса с нашей стороны был именно таким. Поэтому мы намерены требовать соответствующую компенсацию», – говорит Носова.

Эксперты юридической практики полагают, что взыскать компенса­цию с владельцев Ross Clinic будет непросто. «Хирург дал клинике свое имя, и, по‑видимому, его профессиональная репутация спо­собствовала успеху. Данное обстоя­тельство следовало оговорить в уста­ве компании и в учредительном соглашении, но, скорее всего, за это хирург получал дивиденды. Кстати, иногда учредители распределяют их не пропорционально вкладам, а иным образом, учитывая специ­фику взаимоотношений партнеров и их неимущественные вклады в общее дело. Но здесь, возможно, удастся только добиться изменения названия бизнеса, а не компенса­ции», – рассуждает партнер компа­нии «Деловой фарватер» Дмитрий Липатов.

Владимир Байрак, впрочем, гово­рит, что Ross Clinic менять название не планирует. Да и вообще, размолвка не мешает каждой стороне строить планы на перспективу. По словам Росса, сейчас он в активном поиске инвестора для развития своей новой клиники. А Байрак полагает, что актуальная задача для управляемой им клиники – не просто избежать просадки оборота, а нарастить опера­ционные мощности, привлечь новых хирургов и увеличить коечный фонд.

Участники рынка, правда, прогно­зируют, что в данном случае пере­строение на марше быстрых плодов не даст. «Сейчас пациентский поток клиник пластической хирургии идет не на рекламу, а на имя хирур­га, который им известен. Ross Clinic собирала пациентов, поскольку они знали Росса и его команду. Сложно сказать, насколько новому соста­ву сотрудников удастся удержать аудиторию», – полагает главный врач клиники «Корчак» Владимир Корчак.

эстетическая медицина
Поделиться в соц.сетях
Сеть «Доктор рядом» купила клинику в Москве
Сегодня, 12:00
В России может появиться единый поставщик импортных лекарств и медизделий
Сегодня, 8:20
Сотрудники Вологодской ОДКБ готовы уволиться в знак протеста против обвинительного приговора их коллеге
15 Октября 2018, 20:57
Министр здравоохранения Башкирии ответил на критику врио главы республики заявлением об отставке
15 Октября 2018, 19:06
Пластическая хирургия
Россия вошла в ТОП15 стран по количеству пластических операций
Объем отечественного рынка эстетической хирургии составил 12,3 млрд рублей в 2017 году
2390
Косметология
Шитья от них нет: Татьяна Голикова поручила провести внеплановые проверки эстетических клиник
9254
Конференция «Школа эстетической урогинекологии» начнется 27 апреля
В Клинико-диагностическом центре «Медси» на Красной Пресне (Москва, ул. Красная Пресня, д.16) 27-28 апреля пройдет научно-практическая конференция «Школа эстетической урогинекологии», организуемая Медицинской академией «Медси».
20 Апреля 2018, 19:09
Наталья Мантурова займется реабилитацией
26 Февраля 2018, 11:54
Европейский конгресс по эстетической и лазерной медицине начнется 2 марта
1 Февраля 2018, 13:20
В Саратове прошел форум «Эстетическая медицина в России: интегративный подход»

6 октября в стенах Саратовского медицинского университета им. В.И. Разумовского состоялся форум «Эстетическая медицина в России: интегративный подход».


12 Октября 2017, 17:19
В Саратове 6 октября состоится форум «Эстетическая медицина в России – интегративный подход»
18 Сентября 2017, 19:00
Пластические хирурги не смогут проводить амбулаторные операции
7 Июля 2017, 10:43
Пластическая хирургия
Как рынок эстетических медуслуг пережил кризис
4216
Американцы потратили на эстетическую медицину более $15 млрд в 2016 году

Объем рынка эстетической пластической хирургии и косметологии в США в 2016 году превысил $15 млрд. Такие данные приводит American Society for Aesthetic Plastic Surgery (ASAPS). Это максимальные затраты американцев на этот вид медицинских услуг за последние 20 лет. Основной объем расходов – 56% – пришелся на пластические операции.

16 Марта 2017, 17:56
Allergan купит производителя аппаратов для криолипосакции за $2,5 млрд
15 Февраля 2017, 8:31
I Европейский конгресс по эстетической и лазерной медицине (ECALM 2017) состоится в Москве 3-4 марта
13 Февраля 2017, 18:42
Яндекс.Метрика