ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

24 Июля, 1:36
24 Июля, 1:36
58,93 руб
68,66 руб

«Система вынуждает нас дробить сетевой бизнес, а это вредит пациентам»

Татьяна Равинская
6 Ноября 2013, 16:39
5734
Сергей Амбросов о проблемах рынка лабораторной диагностики
Частная медицинская лаборатория «Инвитро» была основана в 1998 году. Изначально предполагалось, что компания будет работать в сегменте b2b, обслуживая медцентры и клиники. Однако вскоре «Инвитро» начала предлагать услуги конечным потребителям, создав сеть медицинских офисов (МО), как собственных, так и франчайзинговых. Ниша частной диагностической медицины была в то время практически пуста, и пациенты оценили предоставленную им возможность быстро и без очередей сделать все необходимые анализы. Компания стала лидером рынка и продолжает им оставаться до сих пор. Сейчас «Инвитро» открывает по медофису в неделю по всей России, ежедневно обслуживает около 10 тысяч клиентов и предлагает более тысячи видов исследований. О планах на дальнейшее завоевание рынка и преимуществах распределения госзаказов среди частных компаний в интервью VM рассказал генеральный директор «Инвитро» Сергей Амбросов.

– За 15 лет существования стратегия развития компании значительных изменений не претерпела: вы росли за счет открытия новых МО и региональной экспансии. Планируете ли вы внести какие‑либо изменения в стратегию развития компании?

– Мы стараемся сбалансировать открытие собственных и франчайзинговых подразделений. В следующем году планируем открывать преимущественно собственные МО. Это обусловлено тем, что мы намерены свести соотношение франчайзинговых и собственных подразделений к показателю 50/50. Сейчас это соотношение составляет 60/40. Программа региональной экспансии также успешно развивается, в этом году мы открыли для себя две страны – Казахстан и Беларусь. Рынок для нас новый, интересный, и мы планируем его активно развивать.

– Основной упор по‑прежнему будет сделан на работу с частными лицами?

– В нашей структуре выручки преобладают деньги физических лиц. Не могу сказать, что мы не прилагаем усилия для развития других сегментов, просто применительно к нашей компании это направление оказалось наиболее емким по выручке.

– Какие новые направления работы развивает компания?

– В перспективе мы делаем ставку на наш новый проект – центр лучевой диагностики, который позволит предложить клиентам пять новых видов исследований. Мы верим, что этот проект станет успешным – он комплементарный по отношению к нашей основной деятельности. Мы по‑прежнему остаемся в зоне функциональной диагностики, то есть позиционируем себя как диагностическая, а не лечебная компания. Когда подведем первые итоги, примем решение относительно того, как в будущем тиражировать опыт. По нашим расчетам, проект окупится в течение трех лет.

– Насколько, по вашим оценкам, в целом рентабелен частный рынок лабораторной диагностики?

– Доходность рынка существенно ниже европейских показателей. Я глубоко убежден, что многие проекты в зоне лабораторной диагностики сейчас убыточны, поскольку это не маржинальный рынок, каким его принято считать. Причиной этого становятся несколько факторов. В частности, этому способствует позиция поставщиков, продающих реагенты и расходники по более высоким ценам, нежели в странах Евросоюза. Рано или поздно здесь должно что‑то поменяться. Уровень отпускных цен в зоне государственных торгов и рынка b2b в России очень низкий. Нам удается быть достаточно эффективной компанией с хорошим показателем EBITDA, но этого мы достигаем с помощью эффекта масштаба. Кроме того, мы не работаем по демпинговым ценам.

– Как изменится ситуация, если государственная лабораторная служба начнет отдавать часть исследований в управление частным компаниям?

– Несомненно, государство должно выбрать путь распределения своих заказов, в том числе и на частные компании. Это пойдет на пользу всем. При этом я бы не стал делить бюджетное финансирование на государственные или частные компании. Его должны получить те, кто лучше работают и могут более эффективно управлять средствами. На мой взгляд, больше предпосылок к тому, что частные компании будут более эффективно управлять финансами, поскольку они имеют в этой сфере больший опыт.

– А лаборатория «Инвитро» выполняет госзаказы?

– Мы выполняем определенный процент госзаказов. Участвуем в конкурсах, и если выигрываем тендер, безусловно, выполняем свои обязательства и проводим исследования. Но в управление какой‑то диагностический центр или другое лечебное учреждение пока частным компаниям не отдают. Хотя я знаю, что обсуждение по этому поводу идет.

– Обсуждение проводится среди медсообщества или уже на уровне власти?

– Сейчас в Минздраве выделено отдельное направление, посвященное государственно‑частному партнерству. Есть замминистра, ответственный за это направление, и должна быть создана рабочая группа, куда бы я с удовольствием вошел. В России уже есть несколько ГЧП, реализованных в сфере здравоохранения, но их пока слишком мало, они единичны. А для того чтобы серьезно изменить систему здравоохранения, их должно быть много. 

– Какую долю рынка медицинских исследований сейчас занимают частные лаборатории?

– Соотношение сложно определить, потому что финансирование поступает из разных источников, распределяется по разным каналам. Понятно, как устроен рынок физических лиц, когда пациент платит за себя. Здесь можно определить посещаемость, и картина станет примерно понятной. Однако сравнить доли частного сектора с государственной системой финансирования здравоохранения, где далеко не всегда услуга лабораторной диагностики выделена в общих тарифах, невозможно. Можно дать лишь приблизительную оценку. Объем ОМС на текущий год составляет 1 трлн 40 млн рублей. Если предположить по мировому опыту, что на лабораторную диагностику уходит порядка 10–15% бюджетного финансирования, то речь уже идет о 100–150 млрд рублей. Это колоссальные средства, несравнимые с объемом рынка средств физических лиц. Очевидно, что доминирует государственное финансирование.

– Что изменится со вступлением в силу в 2014 году нового закона о госзаказе – федеральной контрактной системы?

– Сейчас система ОМС очень регионоспецифична. Это зависит от целого ряда факторов, начиная с того, существует ли у региона возможность софинансировать эту систему, и заканчивая позицией губернаторов. Я думаю, что когда вступитв силу новый федеральный закон, должен запуститься процесс стандартизации. Если так произойдет, скорее всего, это будет позитивным моментом. Гораздо сложнее работать с 83‑мя субъектами, а значит, и 83‑мя разными системами.

– Как основную проблему в сфере лабораторных исследований эксперты отмечают именно отсутствие стандартизации и гармонизации.

– Потому что такой показатель, как качество, в сегодняшней системе контрактов и аукционов фактически не учитывается. Качество стоит денег. Таким образом, следуя по пути качественных исследований, в отношении цены оказываешься в проигрышной позиции по сравнению с теми участниками рынка, которые менее добросовестно относятся к этому вопросу. И это основной стратегический разрыв в сегодняшней системе. Мы отказываемся от многих аукционов, тендеров, когда видим, что стоимость услуг не покрывает даже прямые издержки на качественное оказание этой услуги. А работать в убыток мы не собираемся.

– Какие моменты в таком случае необходимо регламентировать в первую очередь?

– Прежде всего, должны возникнуть экспертные сообщества, которые сейчас называются саморегулирующимися организациями. Именно они должны производить отбор, нести ответственность за игроков, которые участвуют в аукционах, не допуская к ним недобросовестные компании.

– Как этого возможно добиться при условии, что в структуре Минздрава сегодня не существует ни одного специализированного подразделения, которое бы курировало рынок лабораторных исследований?

– Действительно, существует комиссия, которая занимается оборотом ИМН, ЛС, но профильного направления по лабораторной диагностике, к сожалению, пока нет. И мы обсуждали это в Минздраве. Может, к нам и прислушались, но пока ничего сделано не было. Мы, в свою очередь, предлагали организовать рабочую комиссию с участием экспертного сообщества по этому вопросу. Тогда удалось бы значительно быстрее преодолеть законодательные барьеры на пути развития отрасли.

– А удалось ли компании разрешить регуляторную коллизию, возникшую в начале лета с принятием Минздравом новой номенклатуры медуслуг?

– Мы сумели решить проблему, но пришлось подавать новые комплекты документов на все наши медофисы. Мы прошли очень большой этап перелицензирования. В итоге на работу, которую можно было бы не выполнять, было потрачено много труда и времени. Кроме того, сегодня существуют новые проблемы. Например, в одном бланке лицензии теперь могут использоваться и старая, и новая номенклатуры – это решение принял Минздрав. Сейчас для одного и того же вида деятельности может быть два наименования. И это считается нормальным.

– Предпринимают ли сами профильные министерства какие‑либо шаги для того, чтобы избежать межведомственных противоречий?

– Наиболее динамичная рабочая группа, исследующая этот вопрос, базируется на площадке ФАС России. Именно в ее рамках нам удалось выработать нескольковажных решений. Сейчас перед Минздравом стоит задача на федеральном уровне провести параллели между старой и новой номенклатурами, издав некий внутренний норматив. В таком случае можно будет привести в порядок все бланки лицензий без сложной бюрократической процедуры очередного прохождения перелицензирования. Пока же это не сделано, каждый региональный субъект лицензирования будет трактовать все по‑своему.

– Смогла ли компания избежать трудностей, вызванных выходом нового постановления правительства о лицензировании?

– Сейчас мы не можем одновременно лицензировать два медцентра в разных субъектах Федерации, поскольку на уровне постановления Правительства РФ о лицензировании прописано, что в пакет по лицензированию входит оригинальный бланк лицензии. Получается, что в рамках одной компании это может быть только один документ. 

– Какое количество медцентров в таком случае компания может успеть открыть за год?

– Процесс лицензирования занимает два-три месяца, значит, максимум шесть новых подразделений в год. Ни о каком развитии частного сетевого медицинского бизнеса при такой процедуре речи не идет. Чтобы обойти этот запрет, компании организовывают формальные новые юридические лица. Сама система вынуждает нас дробить сетевой бизнес, а это, в свою очередь, вредит пациентам. Всю ответственность за оказание медуслуг перед ними несет вновь созданное юрлицо с номинальным гендиректором, который, по сути, является региональным менеджером. Если бы мы могли получать лицензии на центральную организацию, ответственность несла бы компания с 15-летней историей, с большими оборотами, с капитализацией и публичным руководством.

– Бюджет компании страдает из‑за подобного дробления?

– Мы пока что пытаемся преодолеть эту систему, не следуя по пути дробления компании, пробуем лицензировать по очереди. Вынужденное дробление бизнеса не даст никаких выгод ни бюджету, ни нам. По этому вопросу, к сожалению, существует сопротивление со стороны Минэкономразвития и Минпромторга. Они таким образом пытаются исключить возможность подделки лицензии. Однако мне кажется, в XXI веке такой способ абсурден.

– Еще летом в рамках рабочей группы ФАС было предложено внедрить систему электронного лицензирования.

– Комиссия ФАС, выслушав альтернативные мнения, пытается сейчас найти компромиссное решение и внедрить эту систему. Такая возможность предусматривается законом о лицензировании, но не внедрена в практику. Сейчас мы попытаемся реализовать этот механизм, и наша компания даже предложила антимонопольщикам участвовать в пилотном проекте по получению электронной лицензии. Получается, ни по одному из существовавших вопросов принципиально изменить ситуацию пока не получилось, хотя диалог с государством налажен. Наверное, просто требуется больше времени… 

лабораторная диагностика, лабораторные анализы, амбросов сергей
Поделиться в соц.сетях
Важнейшие новости прошедшей недели
22 Июля 2017, 9:26
Поставщик медизделий Сергей Шатило остался на свободе
22 Июля 2017, 0:59
В Госдуму внесен проект закона о тотальной маркировке лекарств
22 Июля 2017, 0:42
Руководителя «Фармаимпекса» привлекли к уголовной ответственности
21 Июля 2017, 18:06
«Инвитро» справилась с хакерской атакой
4 Июля 2017, 17:07
Мединдустрия
Какую выгоду ищут основатели «Инвитро» в централизации лабораторной службы Волгоградской области
1975
Лаборатория «Хеликс» откроет еще 70 розничных точек до конца года

Лабораторная служба «Хеликс» планирует до конца текущего года открыть еще 70 розничных точек по России. Особый упор компания сделает на Москву и Московскую область, рассчитывая нарастить свою долю на московском рынке с 5% до 11%, а выручку на 48% – до 4,6 млрд рублей против 3,1 млрд рублей годом ранее.

26 Мая 2017, 8:08
72% анализов россияне делают по ОМС
В 2016 году в России было проведено 272,1 млн лабораторных исследований, 72,1% из которых были сделаны по ОМС. Таковы результаты исследования, представленного аналитической компанией BusinesStat.
26 Апреля 2017, 18:14
Погибший в Москве гонщик оказался совладельцем медцентра

Артур Моисеев, который, по данным СМИ, погиб 16 апреля в автокатастрофе в центре Москвы, занимался медицинским бизнесом. По данным Vademecum, он был соучредителем ООО «Центр Медсервис» – партнерской клиники сети лабораторий «Центр молекулярной диагностики» CMD.

17 Апреля 2017, 19:40
Юлай Магадеев
Основатель ГК «Дельрус» и «Медма»
Юлай Магадеев: «Здравомыслящие чиновники госзадание абы кому не доверят»
22 Марта 2017, 13:16
Лаборатория Synevo уйдет с московского рынка
27 Января 2017, 18:03
Против Theranos готовят иск за обман потребителей
Генеральный прокурор американского штата Аризона собирается подать иск против лаборатории Theranos, чтобы привлечь компанию к ответственности за обман и искажение информации о ее лабораторном оборудовании для анализов крови.
13 Января 2017, 14:21
III Ежегодная практическая конференция «Инвестиции в здравоохранение» пройдет 27-28 октября в Москве
6 Октября 2016, 19:05
Минэкономики предложило перевести гослаборатории на российские реактивы
Минэкономразвития направило в Правительство РФ предложение о переводе государственных клиник и клинико-диагностических лабораторий на оборудование с «открытыми аналитическими системами», в котором могут применяться расходные материалы разных производителей. Большая часть используемого в России импортного лабораторного оборудования относится к закрытому типу, то есть может работать только с оригинальными реагентами от фирмы-производителя. Это ограничивает конкуренцию и делает существенную часть рынка реагентов и расходных материалов недоступной для российских компаний, считают в ведомстве. 
9 Сентября 2016, 13:08
Лаборатория «Хеликс» намерена открыть сто центров до конца 2016 года

В лабораторной службе «Хеликс» рассчитывают до конца нынешнего года запустить под своим брендом 100 франчайзинговых центров. В связи с этим компания намерена инвестировать в развитие IT-инфраструктуры, онлайн-сервисов для франчайзи и пациентов, а также в маркетинг 320 млн рублей. 

20 Июля 2016, 19:36
Против лаборатории Theranos подано девять гражданских исков
У американской компании Theranos, которая была создана cамой молодой женщиной-миллиардером Элизабет Холмс, теперь проблемы не только с американскими регуляторами рынка клинической лабораторной диагностики. Против компании подано уже не менее девяти гражданских исков. Последний истец в Аризоне обвиняет Theranos в том, что из-за ошибочных результатов сделанных ею анализов у него случился инфаркт миокарда.
20 Июля 2016, 19:20
Яндекс.Метрика