17 Сентября, 15:15

≪Сделать в России дженерик – тоже достижение≫

Ольга Макаркина
17 Ноября 2014, 19:20
6880
Почему оптовики рвутся в производители
Группа компаний «ФармЭко», известная прежде всего как дистрибьютор, впервые заявила о своих производственных намерениях в 2010 году. Тогда «Ирвин 2», флагманская компания группы, выступала одним из инициаторов строительства в Подмосковье фармкластера, но эта затея так и не была реализована. Следующие попытки запустить собственное производство «ФармЭко» удались: сначала группа обустроила промплощадку «Добролек» в Москве, затем приобрела подольский завод «ЗиО-Здоровье» и рязанский «Максфарм». Зачем традиционному оптовику и записному участнику тендерного рынка разрозненные и разнокалиберные производственные активы, VADEMECUM попытался объяснить зампредседателя совета директоров ГК «ФармЭко» Андрей Колокольцов.

– Можете конкретизировать производственные задачи каждой из этих площадок?

– На самом деле у нас четыре завода. Кроме перечисленных, в список входит еще ≪Фабрика биополимеров≫ в Новосибирске – пилотное производство биотехнологических препаратов для доклинических и клинических исследований и, возможно, для первого года коммерческих продаж.

– Судя по всему, это ваше совсем недавнее приобретение?

– Это скорее совместный проект, удачный пример частно‑государственного партнерства. Совместно с Институтом химической биологии и фундаментальной медицины СОРАН мы создали СП. Мы финансируем СП, закупаем оборудование, разрабатываем продуценты инновационных и биоподобных биологических препаратов. Здесь мы планируем осуществлять проекты, которые поддерживаются Минпромторгом по ФЦП ≪Фарма‑2020≫ и Минобрнаукой.

На ≪Добролек≫, которую, в отличие от остальных трех площадок, мы строили сами, осуществляется производство твердых и жидких лекарственных форм, в основном первичная упаковка для твердых форм и вторичная упаковка для жидких форм продуктов Amgen.

≪ЗиО‑Здоровье≫ главным образом загружен контрактным производством твердых лекарственных форм. Сейчас мощность завода – 1 млрд таблеток, но мы планируем расширяться, для чего уже закупили часть оборудования. Не исключаем возможности увеличения мощностей до 4 млрд таблеток в год. Мы сейчас находимся в стадии переговоров, по результатам которых сможем понять реальные потребности рынка и увеличить мощности уже под определенные заказы.

На рязанском заводе ≪Максфарм≫ сейчас идет модернизация, здесь будет осуществляться стерильный розлив во флаконы с возможностью лиофилизации и шприцы. Все производственные линии строятся в изоляторном исполнении, контакт с продуктом минимизирован, все части машины, контактирующие с продуктом, будут одноразовые, загрузка и выгрузка будут производиться автоматически. Завод строится под свои продукты, разрабатываемые в Новосибирске, но также не исключена и локализация чужих продуктов.

– Каков вклад этих предприятий в структуру выручки группы?

– Небольшой. На ≪Максфарме≫ пока идет модернизация, на ≪Фабрике биополимеров≫ – тоже. Вклад ≪ЗиО‑Здоровье≫ и ≪Добролек≫ пока небольшой, но планомерно растет. За последний год выручка выросла почти в два раза. В долгосрочной перспективе основная ставка делается на собственные препараты. Также надеемся на различные инициативы по поддержке отечественной фармы – например, в виде преференций на тендерах, надеемся, что тогда и маржинальность будет выше.

– ≪Добролек≫ загружен подрядами от вашего стратегического партнера – Amgen, с препаратами которой работает ≪Ирвин 2≫. Какие функции американцы передают вам – упаковку, выпускной контроль качества, продвижение, дистрибуцию?

– Все эти функции. Упаковку и выпускной контроль качества выполняет ≪Добролек≫, а продвижением и дистрибуцией занимается ≪Ирвин 2≫. На самом деле решение о переносе даже процесса упаковки на российский завод для Amgen было непростое решение из‑за их очень серьезного отношения к качеству. Так как опыт совместной работы был очень положительным для обеих компаний, сейчас ведутся переговоры о полном цикле производства – и не только по тем препаратам, что уже выпускаются у нас, но и по дополнительным.

– ≪Ирвин 2≫ выступает эксклюзивным дистрибьютором Amgen?

– Нет, у нас другой подход. Притом что мы производим продукт, мы не ограничиваем конкуренцию, поэтому еще четыре компании участвуют в продаже.

– Какова же тогда загруженность ≪Добролек≫?

– Невысокая. ≪Добролек≫ задумывалась под Amgen, чьи препараты выпускаются небольшими сериями, но достаточно дорогие. По договоренности с Amgen мы стараемся не производить на ≪Добролек≫ продукты, которые бы конфликтовали с точки зрения рынка, но главное – с точки зрения производства. ≪Добролек≫ изначально планировалась как небольшая площадка, фактически эксклюзивная для Amgen, плюс какие‑то единичные препараты, против которых Amgen не возражает. Однако сегодня мы ведем переговоры о загрузке неконфликтующими препаратами.

– Но технически, принципиально вы готовы к более глубокой локализации?

– Естественно, готовы, и это является нашей долгосрочной стратегией. Наши площадки либо уже соответствуют стандартам GMP, либо будут полностью соответствовать после модернизации.

– Благодаря покупке ≪ЗиО‑Здоровье≫ у группы появились новые контрактные клиенты – бывший владелец завода Actavis, а также Berlin-Chemie и AstraZeneca. Последние две компании строят собственные площадки в Калужской области. Вы как‑то готовитесь к тому, что эти подряды могут уйти, а загрузка производственных линий упадет?

– Вопрос ухода любого партнера – это больше вопрос к самим партнерам – AstraZeneca и Berlin-Chemie. Наличие собственного завода не всегда означает, что экономически целесообразно перенести производство на него. Это связано и с компетенциями, и со сложностями трансфера технологии. Что же касается загрузки, то мы, естественно, диверсифицируем риски. У нас уже есть ряд партнеров, и мы также ведем переговоры с рядом компаний из Big Pharma, названия которых, к сожалению, не можем разглашать из‑за соблюдения конфиденциальности. Также мы планируем к запуску собственный портфель препаратов для еще большего снижения зависимости от партнеров.

– У ≪ФармЭко≫ есть R&D‑центр, в каком направлении ведутся разработки? Есть ли у вас в разработке молекулы, ориентированные на импортозамещение по наиболее маржинальным МНН, как, например, у ваших коллег из ≪Фармстандарта≫?

– У нас несколько компаний занимаются R&D. Можно выделить два основных направления. Одно направление – это разработка инновационных молекул, второе – разработка фармдженериков и биоподобных препаратов. Наши собственные продукты уже выходят на стадию клинических испытаний. Это и новые формы известных препаратов, и абсолютно новые молекулы – как химические, так и биологические. Ориентация на маржинальные МНН существует – например, мы подали на регистрацию аналог Мабтеры. Также в разработке целый ряд других биологических аналогов препаратов‑блокбастеров. В первую очередь нас интересуют онкология и антиретровирусные препараты, но смотрим на все: исторически мы занимались тендерными закупками, коммерческих продаж практически не было, собственное же производство позволит производить и впоследствии продавать достаточно широкую линейку. Кроме того, мы приобретаем права на препараты обычно уже после или во время доклинических исследований. Есть проекты, в которых мы лицензируем инновационные молекулы, обычно это Россия или СНГ, поскольку международные права стоят дороже, и это пока не наша компетенция. Есть инновационные разработки, по которым мы полностью взяли все мировые права, финансируем клинические испытания и одновременно ищем партнеров по дальнейшему выводу этих продуктов на рынки.

– Сколько группа уже вложила в развитие производства?

– Общую цифру не назову, только в прошлом году инвестиции в производственный дивизион составили более $100 млн.

– Как вы выстраиваете кооперацию между дивизионами группы? Ваши коллеги из ≪Р‑Фарма≫ и ≪Фармстандарта≫, предлагающие зарубежным производителям комплексные услуги, синхронизировали работу своих подразделений. Стратегия каждой компании группы обособлена или подчинена общему плану?

– Стратегические решения принимаются с учетом интересов группы, тактические – непосредственно дивизионами. В планах – дальнейшее расширение производства и строительство еще одного завода, так как существующие мощности не покрывают всю линейку препаратов. Рассматриваем и возможность прихода в особые экономические зоны, которые дают ощутимые преференции.

Краткосрочная стратегия – производство дженериков, долгосрочная – инновационных препаратов. Компетенции в стране только развиваются, поэтому сделать в России дженерик – тоже достижение, тем более биологический препарат.

фармэко, импортозамещение
Поделиться в соц.сетях
Минздрав РФ намерен до 2021 года закупить 50 тысяч электрокардиографов
Сегодня, 14:57
«Росатом» инвестирует 219 млн рублей в разработку радиофармпрепаратов
Сегодня, 14:01
Генпрокуратура предложила изменить меру пресечения арестованным нижегородским врачам
Сегодня, 13:14
Правительство РФ поддержало возвращение вытрезвителей
Сегодня, 12:07
Мантуров: отечественные производители к 2024 году займут 40% российского рынка медизделий
16 Сентября 2019, 18:48
ЦИТО намерен нарастить выпуск МИ для травматологии и ортопедии до 2,4 млрд рублей в 2024 году
ФГУП «ЦИТО» через расширение собственных промплощадок и создание импортозамещающего кластера по выпуску МИ – Центра инновационных технологий в ортопедии – намерено к 2024 году нарастить производство профильной продукции до 2,4 млрд рублей в год. Полный цикл будет запущен в 2020 году, всего планируется ежегодно выпускать более 181 тысячи медицинских изделий для травматологии и ортопедии и 5 тысяч единиц комплектующих для ортезов.
16 Сентября 2019, 16:32
«Ростех» локализует в Красногорске производство итальянских эндопротезов
Холдинг «Швабе» (входит в ГК «Ростех») заключил соглашение по локализации производства эндопротезов с итальянской компанией Limacorporate. Договор о намерениях подписали генеральный директор входящего в «Швабе» Красногорского завода им. С. А. Зверева (КМЗ) Вадим Калюгин и вице-президент Limacorporate Иво Волпи Лисьяк.
16 Сентября 2019, 16:04
«Ростех» запустит производство HIFU-комплексов для терапии онкозаболеваний в 2021 году
Холдинг «Швабе» (входит в ГК «Ростех») будет производить аппараты для ультразвуковой терапии онкологических заболеваний (HIFU-терапия). Начало клинических испытаний намечено на 2020 году, запуск серийного производства – на 2021-й.
16 Сентября 2019, 12:57
«Роснано» локализовала производство офтальмологического оборудования Visionix в Подмосковье
ГК «Роснано» на площадке нанотехнологического центра «Техноспарк» в подмосковном Троицке локализовала производство офтальмологического оборудования французско-израильского бренда Visionix (принадлежит компании Luneau Technology Operations, LTO). Объем инвестиций в проект не раскрывается, в компании надеются вернуть инвестиции в течение пяти лет и занять не менее 30% рынка профильных МИ.
5 Сентября 2019, 12:30
Собянин: Москва готовит офсетный контракт на производство медизделий на 1 млрд рублей
Мэр Москвы Сергей Собянин анонсировал первый офсетный контракт на производство медицинских изделий для стомированных пациентов. Предполагается, что конкурс состоится до конца 2019 года, контракт стоимостью порядка 1 млрд рублей будет рассчитан на 10 лет, реализация инвестиционной стадии проекта предусмотрена в два этапа с учетом сложности процесса изготовления медизделий.
4 Сентября 2019, 17:25
ГК «Нордавинд» зарегистрировала «кардиофлешку»
21 Августа 2019, 19:40
MinFound намерена локализовать производство томографов в Казани
15 Августа 2019, 15:59
Госзакупки
Прикурили от конформных: куда поставщиков линейных ускорителей выведет кривая нацпроекта
3547
Мединдустрия
А девайсы с иголочки: как участники ТОП100 поставщиков рынка госзаказа медизделий – 2018 примеряются к светлому будущему
5376
Мединдустрия
Схима лечения: почему регионы так аскетичны в закупке передовых противоопухолевых препаратов
5563
Фонд «Вера»: ограничение закупок импортных ИВЛ – «бездумный и бездушный шаг»
4 Июля 2019, 16:14
Аппараты ИВЛ вошли в перечень «Третий лишний»
28 Июня 2019, 13:18
Томографы попали в протекционистский список Минфина
27 Июня 2019, 0:51
Яндекс.Метрика