28 Ноября 2022 Понедельник

Пораскинем мазками: как ФАС приценивалась к коммерческому рынку ПЦР-диагностики на COVID-19
Михаил Мыльников Мединдустрия Фарминдустрия
8 апреля 2022, 11:28
Иллюстрация: Роман Коновалов
6008

Пандемия, отправившая в кризис одни сегменты индустрии здравоохранения, смогла вознести другие на высоты, грозящие им в лучшем случае через три – пять лет. В частности, почти вертикальный взлет осуществила лабораторная диагностика – отдельные игроки этого рынка уже по итогам первого коронавирусного года продемонстрировали увеличение оборотов на 100–200%. На ценовую политику лабораторных сетей насупили бровь общественники, политики, а следом и регуляторы в лице ФАС. Vademecum попытался спрогнозировать, диагностирует ли антимонопольная служба сверхприбыли в отрасли и грозит ли рынку оперативное вмешательство.

ЛУЖЕНЫЕ НОСОГЛОТКИ

Накануне 2022 года активисты Общероссийского народного фронта (ОНФ) и депутаты Госдумы озаботились очередной остросоциальной темой – стоимостью ПЦР‑тестирования на COVID‑19. Мол, если закупочная цена теста, по данным Минпромторга, составляет 150–200 рублей, плата за исследование по ОМС – 400–800 рублей, то почему люди должны отдавать коммерческим лабораториям за ПЦР‑тестирование по 1,5–2 тысячи? Примерно такую арифметическую головоломку предложил участникам заседания нижней палаты парламента «справоросс» Олег Нилов. В качестве ответа прозвучали призывы не только приструнить частных игроков рынка, но и умерить их аппетиты нормативно – ограничить максимальную стоимость теста, например, красивой, но произвольной цифрой в 1 тысячу рублей.

Тем временем поднявший волну ОНФ предпринял собственное маркетинговое исследование. В январе 2022 года, в момент вызванного штаммом «омикрон» обострения эпидемиологической обстановки, активисты ОНФ проинспектировали 477 государственных и частных лабораторий в 200 населенных пунктах страны и, как следует из опубликованного ими отчета, обнаружили, что стоимость ПЦР‑тестирования от региона к региону «значительно разнится». Если в большинстве обследованных ОНФ территорий ценник не превышал 2 тысяч рублей, а в 13 из них, включая столичный рынок, находился в пределах 2,5 тысячи рублей, то в 11 городах – например, в Челябинске, Нарьян‑Маре или Южно‑Сахалинске – были зафиксированы ценовые колебания от 2,5 тысячи до 4,7 тысячи рублей. По результатам исследования глава исполкома ОНФ Максим Кузнецов направил премьер‑министру Михаилу Мишустину обращение с просьбой привлечь к мониторингу ФАС, чтобы «решить проблему доминирования частных лабораторий» на региональных рынках, а заодно – установить предельные отпускные цены на услугу. Премьер общественников уважил – во всяком случае, дал антимонопольщикам поручение проверить экономическую обоснованность стоимости ПЦР‑тестирования в коммерческих клиниках.

К инициативе регулирования цен на популярный продукт игроки рынка лабораторной диагностики отнеслись, мягко говоря, настороженно. Как уверила Vademecum коммерческий директор «Инвитро» Маргарита Файкова, стоимость ПЦР‑теста на коронавирусную инфекцию в сети складывается из объективных факторов: стоимости реагентов, использования и амортизации лабораторного оборудования, расходов на зарплату сотрудников и медофиса, а еще – на логистику и средства индивидуальной защиты для всех сотрудников, проводящих забор биоматериала и сам анализ. Разницу с ценником в ОМС представители крупнейших сетей объясняют ограниченностью тарифа, который устанавливается ТФОМС, и, в зависимости от региона, может оказаться как ниже, так и равным или превышающим среднюю розничную цену. «Выполняя услуги по ОМС, мы не несем затраты на обслуживание клиентов в диагностическом центре и на взятие биоматериала, а значит, в себестоимость не включаются расходы на оплату администратора и медицинской сестры, экипировку сотрудников и расходные материалы для взятия мазков», – объясняет заместитель генерального директора лабораторной службы «Хеликс» Дарья Горякина. По приведенным ею данным, большую часть стоимости ПЦР‑теста на коммерческом рынке «съедает» как раз ФОТ и оснащение: площадки работают в три смены, потому что, по обновленным в разгар пандемии правилам Роспотребнадзора, лаборатории обязаны выдать результат в течение 24 часов с момента поступления образца. А средства индивидуальной защиты – костюмы, очки, перчатки – по регламенту необходимо менять каждые четыре часа.

В сверхприбылях на ниве диагностики COVID‑19 опрошенные Vademecum игроки ни в коем случае не признались. В «Хеликсе» себестоимость теста оценили в 85% от розничной цены. В «Гемотесте» маржу не раскрыли, но заверили, что наценка на ПЦР аналогична тем, что делается в случае «классических» исследований. «Повышающие коэффициенты не применяются», – сообщила руководитель финансового департамента сети Ирина Понина.

Однако внимание регуляторов к сегменту вряд ли было случайным. Как показал мониторинг Аналитического центра Vademecum, в 2020 и 2021 годах рынок лабораторной диагностики ежегодно рос на 20–30%, причем основным драйвером выступали исследования, ассоциированные именно с пандемией. По сведениям Роспотребнадзора, по состоянию на декабрь 2021 года не менее 22,5% рынка ПЦР‑диагностики на коронавирус занимали коммерческие лаборатории. Так или иначе, но поручение ФАС выполнила: результаты проверки в середине февраля 2022 года служба отправила в Правительство РФ, а спустя некоторое время – представила методику установления рекомендованных предельных цен на ПЦР‑тестирование в частных лабораториях.

С ПОНТОМ ПОД ЗОНДОМ

Опираясь на результаты собственного мониторинга, ФАС оценила среднестатистическую стоимость услуги в стране в 1 345,55 рубля при цене взятия биоматериала 250–350 рублей. Разброс по ценникам оказался весьма значительным – от 440 до 3 483 рублей, а в ряде регионов стоимость платного теста и в гослабораториях значимо превышала параметр, установленный программой ОМС, констатировали в ФАС. Регламент, представляющий собой первую попытку государства отрегулировать рыночные прежде процессы, был разослан специальным письмом службы № МШ/10944‑ПР/22 от 14 февраля 2022 года. Документом предлагались две формулы вычисления предельных цен: с одной стороны, максимальная стоимость не должна превышать средневзвешенную цену на услугу в организации за последние шесть месяцев – вероятно, по замыслу авторов, чтобы избавить компании от соблазна спекулятивного повышения цены на услугу. С другой стороны, цена привязывалась к трем параметрам: среднему нормативу финансовых затрат по программе ОМС в 600,50 рубля; коэффициенту дифференциации в регионе (по все той же программе госгарантий); коэффициенту основных средств и коэффициенту прибыли, который ведомство щедро установило в размере 1,1. Аналогичное регулирование коснулось и цены услуги по взятию биоматериала.

Опрошенные Vademecum крупнейшие игроки рынка рассказали, что, по их собственным прикидкам, прейскурант лабораторий и безо всяких формул вполне укладывается в нормативы ФАС. Тем не менее к предложенной регулятором методике возникают вопросы. Например, если лаборатория в ходе маркетинговой кампании временно снижала цену на тест, то это отразится на средневзвешенной цене, и ее нельзя будет поднять к прежним значениям. Кроме того, осталась непонятной и методика расчета коэффициентов по взятию биоматериала и дифференциации: в лабораториях при ценообразовании отталкиваются в первую очередь от себестоимости исследования. Несмотря на эти оговорки, все опрошенные Vademecum компании пообещали, что примут рекомендации ФАС во внимание.

Впрочем, ФАС делает вид, что ее письмо не является для частных лабораторий жестким императивом. «Методика расчета ценообразования на ПЦР‑тестирование носит рекомендательный характер. Она разработана ФАС России по поручению Правительства РФ. Региональным органам власти было рекомендовано привести цены на указанные услуги в соответствие с методикой. Также службе поручено в срок до 21 марта 2022 года проверить соблюдение частными медорганизациями этих рекомендаций. Доклад о результатах проверок подготовлен и направлен в Правительство РФ», – сообщили Vademecum в ФАС, воздержавшись от раскрытия результатов инспекционных рейдов. Опрошенные Vademecum представители лабораторий сообщили, что особых проблем (по крайней мере, по состоянию на середину марта 2022 года) с проверками не испытали.

Правда, отдельные игроки рынка стали сами снижать стоимость услуги, не дожидаясь конвертации регламента из рекомендательного в обязательный формат. Например, медицинская лаборатория Genotek в партнерстве с маркетплейсом «Яндекса» запустила в столице услугу по самовзятию теста по цене, почти вдвое ниже среднемосковской. «Тест стоит 999 рублей – на данный момент это самое выгодное предложение на рынке. На дом его привезет курьер. Взять мазок из ротоглотки нужно будет самостоятельно, после чего уже новый курьер после вызова через телеграм‑бот заберет образец в лабораторию», – описывали услугу в Genotek. Снижение цены не позиционируется как временное, а экономика услуги просчитана, заверили Vademecum в компании. Тест был доступен до середины марта 2022 года, однако на момент публикации в наличии отсутствовал.

Как долго операторы смогут продержаться на актуальных ценниках, отдельный вопрос. Коммерческие лаборатории в любом случае не будут выполнять анализы себе в убыток, а с учетом существенной доли частников на рынке ПЦР‑тестирования во многих регионах отказ от услуги из‑за нерентабельности может привести к сокращению доступности тестирования для населения, делятся опасениями игроки рынка. Резервов для коррекции цены при условии сохранения качества у лабораторий не наблюдается. «Снижение возможно за счет сокращения стоимости расходных материалов, используемых в процессе выполнения ПЦР‑исследований. Для проведения таких исследований мы используем качественные сверхчувствительные тест‑системы, которые дают самую высокую точность постановки диагноза», – рассказывает топ‑менеджер «Гемотеста» Ирина Понина. Гонка за урезание костов может привести к росту рынка поддельных справок и недостоверных результатов, предполагает Дарья Горякина из «Хеликса»: «Мы уже сейчас видим, как в ситуации жесткого демпинга на рынке аутсорсинга ПЦР‑тестов для частных и государственных учреждений некоторые лаборатории некачественно оказывают заявляемые услуги».

Дополнительным грузом для лабораторий стал рост стоимости расходных материалов и реагентов, обусловленный скачком курса валют и проблемами с логистикой из‑за введенных рядом зарубежных стран в конце февраля – начале марта 2022 года санкционных ограничений. «Если компания последние шесть месяцев удерживала цену на одном уровне, дальше она просто не может эту цену повысить, даже несмотря на рост расходных материалов и накладных расходов, что мы в данной ситуации и наблюдаем», – констатирует замгендиректора «Хеликса». Тем не менее пока в лабораториях сети повышать цены не собираются.

пцр, фас, диагностика, ковид
Источник: Vademecum

«Для всех проблема перенасыщения станет наглядна месяца через три-четыре». Руководитель «Биннофарм Групп» – о назревающем кризисе коммерческого фармрынка

Дмитрий Фомин: «Наш план – вырастить компанию с капитализацией в $1 млрд»

Это нам не по зумаб: почему регионы не могут или не хотят тратить свои деньги на химиотерапию

«Переоснащение – постоянная форма существования лаборатории». Главный специалист Минздрава – о задачах национальной лабораторной службы

Анатомия про тесты: как и почему меняется ландшафт лабораторной отрасли

«Наш кейс про то, как все может быть нелинейно». Стратегия завоевания отечественного рынка вакцин