21 Октября, 11:13

Полироль второго плана

Дарья Шубина, Софья Лопаева
20 Сентября 2016, 20:35
8062
Фото: BarcroftMedia/ТАСС
Как в Америке и России пытаются заработать на тех, кто уже перенес пластическую операцию
В США реабилитация после пластических операций давно оформилась в довольно емкую нишу рынка эстетической медицины. Правда, концентрируется реабилитация не в госпиталях, а в отелях премиум-класса, и ведут таких пациентов не врачи, а медсестры. Российским санаториям и пансионатам пока не удалось перенять американский опыт, но к перспективному в коммерческом смысле факультативу все чаще стали присматриваться клиники пластической хирургии и косметологические центры.
«Что такое реабилитация после пластической операции? Прежде всего, скорость восстановления. Синяки держатся в среднем две недели. Есть процедуры, с помощью которых можно свести их быстрее, и, если это заинтересует пациента, мы должны такую опцию предложить, – рассказывает пластический хирург московской Soho Clinic Андрей Яхонтов. – Конечно, важен психологический аспект. Это период, когда человек эмоционально нестабилен, и необходимо создать комфортные условия для преодоления этого состояния. Человеку нужно побыть где‑то вдали от чужих глаз, но под контролем специалиста».

На поисковый запрос «реабилитация после пластической хирургии» Google выдает почти 3 млн результатов, Yandex – все 6 млн. Популярность в интернете генерируют сами пациенты, озадаченные своим самочувствием после подтяжки лица или увеличения груди, и предприимчивые владельцы клиник, разрабатывающие вспомогательную нишу. В Москве и Санкт‑Петербурге Vademecum обнаружил не менее 20 примеров позиционирования реабилитации как обособленной услуги, но, как говорят игроки рынка, практически во всех клиниках эстетической медицины этот вид помощи споро внедряется и монетизируется. Первопроходцами эстетической реабилитации были, конечно, американцы. Местные клиники пластической хирургии почти не оказывают таких постоперационных услуг, зато активно сотрудничают с аутсорсерами.

В сложных случаях пациентов направляют в общехирургические реабилитационные центры, а штатные задачи решаются в физиотерапевтических кабинетах и wellness‑центрах. Основные инструменты реабилитации – процедуры на УЗИ‑аппаратах, лазерная шлифовка, озонотерапия, барокамеры и так далее. Однако самым популярным форматом работы с пациентом, перенесшим пластическую операцию, были и остаются специальные центры «постпластического» обслуживания, которым занимаются специально обученные сертифицированные медсестры.

ОТЕЛЬ И КАЛИФОРНИЯ

Незатейливая практика постхирургического восстановления в отеле начала развиваться в 80‑е и особенно успешной оказалась в Калифорнии благодаря интенсивной голливудской пластике. Автором идеи восстановления в условиях полного пансиона считается Северин Ашкенази, владелец гостиницы L'Ermitage в Беверли‑Хиллз. С середины 70‑х в отель Ашкенази потянулись вчерашние пациенты пластических хирургов, желающие скрыться от любопытных глаз. Оценив спрос, в середине 80‑х предприниматель выкупил соседнее здание, нанял группу медсестер и начал вести послеоперационный прием. Дела быстро пошли в гору, в центр, получивший имя Le Petit Ermitage, клиенты начали приезжать уже по направлениям хирургов. «Врачам нравится это, – объяснял Ашкенази прессе. – Они могут заехать к нам по дороге домой и проведать сразу нескольких пациентов». Изначально центр роскошь! – рассказывал журналу The Hollywood Reporter Дэвид Хопп, пластический хирург из Беверли‑Хиллз, глава местного подразделения Медицинской ассоциации округа Лос‑Анджелес. – Шикарные комнаты, большой штат медсестер, красивые простыни. Все мои пациенты ездили туда». На трех постояльцев Le Petit Ermitage приходилась одна медсестра – как и в большинстве появившихся позже подобных реабилитационных учреждений. Центр Ашкенази закрылся в 1993 году, но не «по медицинским показаниям», а по причине неудовлетворительного состояния дел владельца.

В 1994 году старшая медсестра Le Petit Ermitage Мэгги Локридж открыла на базе другой гостиницы в Беверли‑Хиллз новый центр восстановления после пластических операций – Chantique, позже переименованный в Shanteque. К тому времени практика постхирургического отельного обслуживания получила очередной импульс от базовой индустрии – эстетические вмешательства в Калифорнии стали еще популярнее, чем прежде (в 1996 году на Лос‑Анджелес приходилось 10% объема пластической хирургии в США). Центр Локридж взаимодействовал с 60 хирургами и принимал в месяц по 160–230 пациентов, за которым присматривали 38 медсестер. В числе самых заметных конкурентов Shanteque оказались Belle Cachette и Hidden Garden. Минимальная стоимость суточного пребывания в этих рехабах – с медицинской кроватью, трансфером и личной сестрой – начиналась от $350.

Расцвет практики постхирургического отельного восстановления пришелся на 90‑е, но затем этот бизнес стал постепенно сворачиваться: росла конкуренция, ужесточались нормативные требования, в частности, земельное законодательство, не позволявшее, как прежде, без затей содержать круглосуточные центры постоперационного восстановления в черте города.

Принимать «пластических» клиентов перестали известные в этом бизнесе Le Montrose, Century Plaza, InterContinental и Palomar. Некогда процветавший Shanteque в 2005‑м купили две американки украинского происхождения – Клавдия Кривицки (Klavdiya Krivitsky) и Лариса Шор (Larisa Shor). Новые владелицы несколько изменили набор процедур, добавили, например, барокамеру, а после попытались наладить постреабилитационный сестринский уход на дому. Однако новаций, видимо, не хватило для возрождения бизнеса, и компания закрылась.

НЕ ОДИН ДОМА

Сегодня самые известные в Калифорнии реабилитационные центры – Serenity AfterСare и Pearl Recovery Retreat. Оба больше похожи на отели, хотя первый – это отдельное учреждение, а второй как раз занимает целый этаж гостиницы. К слову, Pearl Recovery Retreat был организован двумя американками российского происхождения – Изабеллой Корец (Isabella Koretz) и Кариной Ставицки (Karina Stavitsky), но последняя, по сведениям Vademecum, позже вышла из бизнеса. Есть игроки и поскромнее, например, Majestic Recovery и Beverly Hills Surgical Aftercare, действующие на базе отелей. В принципе, такие центры встречаются почти во всех штатах Америки, где развита пластическая хирургия. В Огайо, например, тоже в гостинице работает Сosmetic Surgery Recovery Suites, привлекающая клиентов слоганом «Выздоравливайте со вкусом». В Майами есть центр санаторного типа Miami Escape, в Атланте работает The New You Recovery House, неделя пребывания в котором (с перевязками и мониторингом возможных осложнений) обойдется в $1 750.

Большинство реабилитационных предприятий действуют по стандартной схеме: прооперированного пациента перевозят из больницы в гостиницу на автомобиле, как правило, с тонированными стеклами, заселяют в номер в отдельном крыле или здании, специально предназначенном для клиентов клиник пластической хирургии. К каждому постояльцу приставляют медсестру, которая занимается уходом, наблюдает за состоянием клиента и своевременным приемом медикаментов. Такие «сиделки», как правило, проходят специальную подготовку и сертификацию по сестринской пластической хирургии.

TASS_15402711.jpg
Фото: BarcroftMedia/ТАСС

Для особых гостей в отеле часто предусмотрен отдельный вход, места для пациентов в основном бронируют их врачи – за два‑три месяца до операции. Помимо стандартной медсестринской помощи каждый из центров старается предложить свою программу ухода за пациентом: кто‑то держит клиента на реабилитации неделю или дольше и возит на консультации к хирургу; кто‑то подбирает матрас под конкретного постояльца или ставит функциональные кровати; некоторые сами делают сложные перевязки, проводят гипербарическую оксигенацию.

Пусть редко, но встречается и такой формат ухода, как отель при клинике. В частном дневном хирургическом стационаре при Даласском институте пластической хирургии есть гостиница The Cloister. Условия здесь примерно такие же, как в обособленных постоперационных отелях, но место можно забронировать только через пластического хирурга клиники.

С недавних пор «пластические» пациенты все чаще просто нанимают медсестер, чтобы те ухаживали за ними дома – ночь или две. Есть компании, специально нанимающие квалифицированных медсестер для выполнения таких заказов. В 2010 году в Беверли‑Хиллз усилиями одной из опытных наемниц открылся центр 90210 Aftercare, предоставляющий услуги постоперационного ухода, сейчас больше четверти клиентов компании – люди из сферы шоу‑бизнеса. Медсестра занимается пациентом первые 24–48 часов после его возвращения из клиники, час ее работы стоит $50–60 (минимум восемь часов). Аналогичный сервис есть и в других штатах. Такие предприятия, помимо ухода, могут предложить клиенту пакетное сопровождение – консультацию, подбор хирурга, координацию пациента до и после операции.

КОЖНЫЙ САЛОН

В России реабилитацией занимаются многие клиники эстетической хирургии, в том числе такие заметные игроки, как Doctor Plastic, The Platinental, Frau Klinik, Soho Clinic, СПИК, тематическое подразделение многопрофильной «Скандинавии». К интересному в коммерческом смысле направлению подключаются косметологические центры и даже салоны красоты. «Программы реабилитационного восстановления после пластических операций позволяют на 20–30% интенсивнее снять послеоперационный отек и кожные кровоизлияния, лучше закрепить результат пластической операции», – расписывают свое предложение в мурманском салоне красоты «Медея».

Косметологические процедуры действительно могут ускорить заживление швов, восстановление чувствительности кожи, избавить от боли, синяков, отеков, минимизировать рубцевание. Методы для этого существуют самые разнообразные: ультразвуковая и микротоковая терапия, криотерапия, мезотерапия, электрофорез, массаж и так далее.
Вмешательств, требующих длительного восстановления и дополнительных процедур, немного. «Процедуры косметологической реабилитации могут понадобиться после операций на теле, например, после абдоминопластики с липосакцией, когда необходимо восстановить тонус кожи, а также при объемном фейслифтинге, – объясняет Алексей Новиков, генеральный директор санкт‑петербургской клиники Parada. – Тогда как после увеличения груди процедуры реабилитации практически не нужны, рубцы в этом случае совсем небольшие и становятся почти незаметными».

Ценовая политика в нише зависит от позиционирования услуги в прейскуранте оператора. В барнаульском центре «Антуриум», например, скидка на косметологическую реабилитацию составляет 50% для всех, кто прошел операцию в клинике. А в московской Soho Clinic в стоимость операции включены три физиотерапевтические процедуры. В среднем в Москве сеанс микротоковой терапии после подтяжки лица обойдется в 1 800 рублей, с озонотерапией счет вырастет примерно в два раза. За сеанс прессотерапии после липосакции пациенту придется заплатить еще около 2 тысяч рублей.

По словам Новикова, чаще всего программы восстановления в клиниках пластической хирургии не более чем маркетинговый ход. «Эта опция не дает скучать косметологам и позволяет нарастить средний чек за операцию, – отмечает директор Parada. – Некоторые операторы не просто рекомендуют пациенту пройти реабилитацию после операции, а создают некое пакетное предложение, включая в стоимость самой операции косметологические процедуры. Понятно, что в этом случае цена на косметологические услуги будет ниже, но по факту получается дополнительный доход для клиники».

Если амбулаторный косметологический формат уже завоевал в России некоторую популярность, то полноценная реабилитация после пластики, да еще и с полным пансионом пока не приживается. Несколько лет назад специальные программы для вчерашних пациентов пластических хирургов действовали в кисловодском санатории Plaza SPA. «Пакет» подразумевал анализы, бальнеотерапевтические, аппаратные и психотерапевтические процедуры, однако особым спросом не пользовался. В итоге от реабилитации как отдельного продукта санаторий отказался. Челябинский центр пластической хирургии и косметологии «Молдинг Маск» действует на базе курорта «Увильды», и было бы вполне логично, если бы клиника направляла своих пациентов в местный санаторий. Однако, по словам Натальи Гаррехт, исполнительного директора центра «Молдинг Маск», необходимости в этом нет, и после операции пациенты клиники отправляются не в близлежащую здравницу, а домой. В санатории «Черноморье» ОАО «РЖД‑Здоровье» в Сочи сейчас пробуют развивать «эстетику», однако, по словам представителя компании, заняться полновесной пластической хирургией пока не решаются, потому и специальной реабилитацией занимаются постольку‑поскольку.

Зато эстетическую хирургию и, соответственно, постоперационное восстановление всерьез практикуют в санкт‑петербургском санатории «Кивач». Здесь даже придумали комплексные реабилитационные программы для лица и тела. Для наилучшего эффекта в «Киваче» предлагают проходить особую подготовку к операции, чтобы «нормализовать физиологический баланс и минимизировать возможные риски осложнений». Минимальный курс предоперационного детокса обойдется в 87,8 тысячи рублей.
Не теряют веры в синергию пластической хирургии и реабилитации и в геленджикском пансионате «Приморье», близком к главному профильному специалисту Минздрава Наталье Мантуровой. Косметологический центр «Приморья» давно занимается реабилитацией пациентов московского центра «Ланцетъ», а теперь и Института пластической хирургии и косметологии на Ольховке. В скором времени этот поток пополнится пациентами клиники, которая строится по соседству с самим пансионатом.
реабилитационный центр, пластическая хирургия, сша, пластическая операция, хирургия
Источник Vademecum №17, 2016
Поделиться в соц.сетях
Минздрав утвердит требования к «бережливым» поликлиникам летом 2020 года
Сегодня, 10:00
Глава Амурской области заявил о коррупции при закупках медоборудования
18 Октября 2019, 20:35
Минздрав РФ разъяснил суть рекомендаций по расследованию поствакцинальных осложнений
18 Октября 2019, 20:16
Экс-министра здравоохранения Новгородской области оштрафовали за ошибки в тендерной документации по закупке МИ
18 Октября 2019, 20:10
Мединдустрия
«В интересах поставщика выстроить все так, чтобы не допустить простаивания оборудования»
Как с обслуживанием медтехники разбираются в Великобритании
133
Orpea Group вложит 6 млн евро в строительство рехаб-центра в Сколково
Топ-менеджер Orpea Group Эммануэль Массон 18 октября в Париже заявил, что строительство в Московском международном медицинском кластере в Сколково реабилитационного центра под брендом входящей в группу французской компании Clinea начнется в первом квартале 2020 года. Инвестиции в проект составят 6 млн евро (около 427,6 млн рублей по актуальному курсу).
18 Октября 2019, 16:44
J&J заплатит за недобросовестный маркетинг вагинальных имплантатов $117 млн
18 Октября 2019, 9:05
Из челябинской ГКБ №6 уволились травматологи
Три травматолога челябинской городской клинической больницы (ГКБ) №6 написали заявления об увольнении из-за низких зарплат и не соответствующей им нагрузки. По данным Управления здравоохранения администрации Челябинска, уволились два человека и медучреждение ищет, кем заместить освободившиеся позиции. Молодых специалистов пытаются привлечь «подъемными» в первый год работы.
17 Октября 2019, 12:52
Урегулирование опиоидных исков обойдется трем фармдистрибьюторам в $18 млрд
Три американских фармдистрибьютора ведут переговоры с администрациями ряда штатов об урегулировании в досудебном порядке исков о разжигании опиоидного кризиса. Компании, по словам источников WSJ, рассчитывают закрыть дела, обязавшись выплатить истцам в течение 18 лет совокупно $18 млрд.
16 Октября 2019, 15:55
Jiangsu Chia Tai Fenghai Pharmaceutical заплатит $200 млн за разработку онкопрепарата с помощью ИИ-решений
Основанный выходцем из СССР биотехнологический стартап Insilico Medicine заключил партнерство с исследовательской фармкомпанией Jiangsu Chia Tai Fenghai Pharmaceutical: подрядчик за $200 млн взялся при помощи искусственного интеллекта (ИИ) разработать перспективный препарат для лечения осложнений рака молочной железы.
16 Октября 2019, 14:43
Доля в УКЛРЦ им. В.В. Тетюхина достанется правительству Свердловской области
Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр (УКЛРЦ) им. В.В. Тетюхина передаст долю в компании правительству Свердловской области в лице Корпорации развития Среднего Урала (КРСУ). Предположительно, речь идет о пакете в 25,6% компании, рыночная стоимость которой оценивается в 428 млн рублей.
15 Октября 2019, 12:33
Пациентка вологодской клиники скончалась после липосакции
14 Октября 2019, 16:49
СП: цели нацпроекта «Здравоохранение» не попали в госпрограмму
Счетная палата (СП) РФ представила заключение на проект федерального закона «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов». Среди прочего аудиторы отметили, что пять из девяти целей национального проекта «Здравоохранение» не отражены в государственной программе «Развитие здравоохранения», в том числе ликвидация кадрового дефицита.
14 Октября 2019, 16:00
«Врачи без границ» потребовали у J&J сократить стоимость препаратов против туберкулеза
Международная некоммерческая организация «Врачи без границ» (Médecins Sans Frontières, MSF) запустила международную акцию протеста против высоких цен на препарат Сиртуро (бедаквилин) против формы туберкулеза, устойчивой к лекарственной терапии. Активисты требуют снизить стоимость лечения Сиртуро до $1 в день. Акции протеста планируется провести у офисов компании – производителя этого препарата Johnson&Johnson в США, Южной Африке, Бразилии, Бельгии, Украине и Испании.
10 Октября 2019, 19:41
Разработчик генетических тестов заплатит $42,6 млн штрафа за взятки врачам
10 Октября 2019, 14:36
Мединдустрия
«Мы к детским глазам относимся так же бережно, как к деньгам, и наоборот»
Как видят свой бизнес владельцы старейшей в России сети детских офтальмологических клиник «Ясный взор»
1209
Суд обязывает J&J выплатить $8 млрд пострадавшему от побочного действия препарата Risperdal пациенту
Суд присяжных в Филадельфии (штат Пенсильвания) обязал Janssen Pharmaceuticals, дочернюю компанию Johnson & Johnson (J&J), выплатить $8 млрд мужчине, у которого увеличились грудные железы после длительного приема антипсихотического препарата Risperdal (рисперидон, в РФ реализуется под ТН Рисполепт). В J&J намерены оспорить размер компенсации, «необоснованно возросшей» с первоначальных $680 млн.
9 Октября 2019, 15:36
В США цены на Хумиру и Rituxan за два года показали двукратный рост
Препарат для лечения аутоиммунных заболеваний Хумира (адалимумаб) от AbbVie и онкогематологический Rituxan (ритуксимаб, в России продается под ТН Мабтера) от Roche вошли в ТОП7 лекарственных средств по росту цен за 2017-2018 годы. Совокупные расходы на всю семерку в США увеличились на $5,1 млрд, а в среднем цены на каждое лекарство выросли в два раза, подсчитали в Институте клинико-экономической экспертизы (Institute for Clinical and Economic Review, ICER).
9 Октября 2019, 10:15
Исследование: в США за последние 15 лет пациенты с ССЗ умирали дома на 10% чаще
8 Октября 2019, 14:39
Bayer рассчитывает перенести рассмотрение свыше 18 тысяч исков по глифосату на 2020 год
Компания Bayer ожидает переноса рассмотрения судебных исков, связанных с канцерогенностью гербицида RoundUp (глифосат), на февраль 2020 года. В разных судах США находится не менее 18,4 тысячи таких исков, в трех случаях истцам уже удалось получить свыше $2 млрд компенсации.
7 Октября 2019, 12:32
Boehringer Ingelheim ориентирует нинтеданиб на широкий спектр фиброзных заболеваний легких
7 Октября 2019, 7:59
Дональд Трамп обвинил компании Big Pharma в финансировании демократов
4 Октября 2019, 17:32
В США одобрен препарат для «доконтактной» профилактики ВИЧ
4 Октября 2019, 14:46
Яндекс.Метрика