5 Апреля, 4:59

Почки распускаются

Анна Родионова
26 Мая 2014, 18:05
5329
Московские чиновники посчитали, что двум центрам трансплантации в городе тесно

С 1 июня прекратит работу Московский центр трансплантации почки при ГКБ №7. Пациенты‑очередники будут перенаправлены в институт им. Н.В. Склифосовского, который останется единственной столичной клиникой, проводящей операции по пересадке органов. Городские чиновники уверены, что оптимизация на качество медпомощи не повлияет – центр был недозагружен. Число проводимых операций зависело не от больницы, а от возможностей Московского центра органного донорства, парируют трансплантологи, недовольные как ликвидацией центра, так и новыми вариантами трудоустройства.

Новость о грядущем закрытии Московского центра трансплантации (МЦТ), расположенного в ГКБ №7, появилась еще накануне майских праздников и не на шутку встревожила как его сотрудников, так и пациентов. Тогда было опубликовано распоряжение столичного Департамента здравоохранения №375 «О внесении изменений в структуру коечного фонда ГБУЗ ГКБ №7».

Согласно документу, коечный фонд больницы подлежит оптимизации – пятое хирургическое отделение, входящее в состав МЦТ, закрывается. Именно в этом отделении проводились операции по пересадке почек. Тогда же пациентские организации сообщили и о готовящемся закрытии отделения гемодиализа и перитонеального диализа, также работающих в составе Московского центра трансплантации.

Объяснения от городских чиновников последовали только 20 мая. Первый заместитель руководителя Департамента здравоохранения Алексей Хрипун сообщил, что отделение диализа продолжит работу в ГКБ №7. А более 200 пациентов МЦТ, стоящих в листе ожидания пересадки почки, будут перенаправлены в НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского – вторую столичную клинику, проводящую трансплантации. «Здравоохранение – высокозатратная сфера деятельности, это дорого. Поэтому мы и экономисты здравоохранения обязаны считать, – пояснил причины реорганизации московских медучреждений Алексей Хрипун. – И мы считаем правильным концентрировать потоки пациентов в определенных центрах. Если в Москве существует такой ресурсный центр, как институт Склифосовского, с такими мощностями, какой смысл содержать еще одно отделение, которое работает менее эффективно? Также мы поступаем и с другими профилями».

Под эффективностью Хрипун предлагает понимать количество выполненных пересадок – в 2013 году в НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского было проведено 80 трансплантаций почки, в Московском центре трансплантации – 47. «В 2013 году пятое хирургическое отделение провело 307 операций по формированию фистул [сосудистый доступ для гемодиализа. – VM] и 51 операцию по имплантации катетера. Трансплантаций почки – 47. Затраты на это отделение составили 160 млн рублей. Можно просто поделить количество рабочих дней в году на число операций. Кроме этого, отделение ничем не занималось – только амбулаторным консультированием», – подтверждает тезис о высокозатратности главврач ГКБ №7 Мерген Бадмааряев.

Но в самом МЦТ считают предложенную статистику лукавой. «47 операций? Сколько органов было предоставлено центром органного донорства, столько операций мы и сделали. Были годы, когда мы делали 130 трансплантаций», – парирует руководитель центра трансплантации Игорь Нестеренко, добавляя, что с момента создания центра в 1995 году клиника провела 1 423 трансплантации почки. «Два центра трансплантации в Москве – тот допустимый минимум, который должен быть. Число больных с хронической почечной недостаточностью будет расти, увеличивается выявляемость этого заболевания. В Барселоне существует шесть трансплантационных центров, два из них детских. В Лондоне примерно такое же количество», – выдвигает свои контраргументы Нестеренко. Однако у руководителей столичного здравоохранения другая стратегия: «Сосредоточить все наши возможности для оказания ВМП в одном учреждении – это основной принцип оптимизации коечного фонда».

Несмотря на ликвидацию хирургического отделения, гемодиализ и перитонеальный диализ в ГКБ №7 будут сохранены. «Вся нефрослужба, которая была в седьмой больнице, сохраняется в полном объеме. Даже мысли не было ее переносить. Госпитализация также возможна в седьмую больницу», – уверяет главный внештатный специалист – нефролог Департамента здравоохранения Олег Котенко. Сейчас гемодиализ в ГКБ №7 получают 169 человек (всего на гемодиализе в Москве находятся 2 800 человек), перитонеальный диализ – 74 из 200 пациентов, получающих такое лечение.

Руководитель Московского координационного центра органного донорства Марина Минина уверяет, что перемен на себе не почувствуют и очередники: «Всех беспокоит, пострадают ли пациенты? Нет, срок их ожидания не изменится. Номер, под которым пациент внесен в единый лист ожидания, за ним и останется. Как только медицинские параметры будут подходить конкретному пациенту, он сразу будет направлен в институт Склифосовского. Все москвичи, получающие трансплантационную помощь, уравнены в правах».

Однако пациентов эти заверения не устраивают. «У пациентов на перитонеальном диализе возникают перитониты, но если не будет коек, а только дневной стационар, как поступать с этими людьми? – задается вопросом председатель общественной организации инвалидов – нефрологических и трансплантированных пациентов «Новая жизнь» Ирина Христова. – Где они будут лежать? Как им подбирать терапию? Приезжать каждый день? Оставили диализ, но условий для него не предоставили».

Но главная претензия пациентов сводится к вынужденной смене врачей – наблюдающиеся в МЦТ больные категорически не хотят расставаться с лечащими врачами. В письме, направленном мэру Москвы, пациенты отмечают, что могут «получить консультацию, коррекцию лечения и помощь дежурного доктора лично или по телефону в любое время дня и ночи, в любой день».

Эти слова подтверждают прооперированные пациенты. «Мне удалили обе почки, сделали пересадку, шили фистулу, закрывали. Через год после трансплантации у меня случился аппендицит. Меня привезли в седьмую больницу, но в другое отделение. Мною боялись заниматься, и все лечение контролировали врачи из пятого хирургического отделения», – рассказала VM одна из пациенток МЦТ.

«Наших пациентов действительно боятся другие врачи, чтобы ими заниматься, нужен опыт, – рассказывает председатель правления общественной организации «Нефро‑Лига» Людмила Кондрашова. – Поэтому эти специалисты так ценны». В пятом хирургическом отделении работает 21 хирург, штат не менялся на протяжении 15 лет. Сейчас все врачи отделения получили уведомления, что их должности сокращаются.

«Кадровый потенциал отделения сохранен в полном объеме – сотрудникам предоставлена возможность перейти на имеющиеся вакансии по их специальностям», – говорит Бадма‑Гаряев. Но Нестеренко полученными предложениями недоволен: руководителю центра трансплантации предложили занять должность врача‑нефролога в отделении гемодиализа. «Мне, хирургу с 30‑летним стажем, по сути, предложили работать терапевтом, – отмечает Игорь Нестеренко. – Другим врачам предложили специальность, связанную с эндоваскулярными методами лечения – рентгенхирургию. Это новая область, развивающаяся, но это не трансплантация. Затем хирургам было предложено перейти на ставки в отделение гемодиализа, но там совсем другой характер работы – проводить сеансы диализа».

«Игоря Викторовича [Нестеренко. – VM] ждут в институте Склифосовского, – заверяет Алексей Хрипун. – Могели Шалвович [Хубутия, директор института. – VM] готов принять в штат хирургов, делал им предложение». Однако трансплантологи из ГКБ №7 сообщили VM, что не получали таких предложений.

трансплантация, транспланталогия, трансплантация почки, пересадка органов
Поделиться в соц.сетях
Заместителем председателя ФФОМС стала Ольга Митрофанова из Минфина
4 Апреля 2020, 23:30
Закон о дистанционной торговле лекарствами вступил в силу
4 Апреля 2020, 12:50
Коронавирус COVID-19. Мониторинг
3 Апреля 2020, 22:47
В Удмуртии приостановили оказание плановой медпомощи
3 Апреля 2020, 22:16
Яндекс.Метрика