ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

22 Августа, 12:29
22 Августа, 12:29
59,14 руб
69,43 руб

Пакет прорвался

Татьяна Равинская
21 Октября 2013, 18:37
2700
Лоббисты коллективно выступили против новых поправок в антимонопольное Законодательство
В середине октября лоббистские организации призвали отказаться от внесения разработанных ФАС радикальных изменений в антимонопольное законодательство. «Деловая Россия», ТПП и РСПП направили первому вице‑премьеру Игорю Шувалову письмо, в котором выражали общее недовольство поправками, которые в ФАС планируют прицепить «паровозом» к уже принятому в первом чтении законопроекту «О внесении изменений в федеральный закон «О защите конкуренции».

Смысл принятых в первом чтении поправок в закон «О защите конкуренции» заметно отличается от того, что в ФАС вознамерились предложить к повторному рассмотрению. Если изначально корректировка предусматривала лишь отмену уведомительного контроля за сделками экономической концентрации, не оказывающими влияния на состояние конкуренции, то внесенные антимонопольщиками дополнения бизнес воспринял как полноценный антимонопольный пакет.

Вообще, ФАС не очень везет с принятием этих поправок. Служба уже трижды направляла проект в правительство и трижды получала документ назад с указанием «переработать». Минэк, известный критик ФАС, в конце сентября опубликовал довольно жесткую рецензию на законотворческую инициативу службы. Пакет поправок, как считают в министерстве, «содержит положения, вводящие избыточные обязанности, запреты и ограничения для физических и юридических лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также положения, приводящие к возникновению необоснованных расходов физических и юридических лиц, бюджетов всех уровней».

Впрочем, на межведомственном совещании общая концепция новых изменений получила одобрение первого вице‑премьера Шувалова, хотя тот и попросил внести в документ некоторые правки. На урегулирование основных разногласий с федеральными органами и отраслевым сообществом ФАС получила три недели. С Минфином, ФСТ, Минюстом и тем же Минэком документ не согласовывался. Не получил проект одобрения и у бизнес‑сообщества. Три лоббистские структуры – РСПП, ТПП и «Деловая Россия» – единогласно заявили, что поправки их категорически не устраивают. Смущает их и то, что в ФАС принижают статус документа. «Это самое объемное и радикальное изменение антимонопольного законодательства после принятия закона в 2006 году», – говорит вице‑президент «Деловой России» Николай Остарков.

По мнению лоббистов, неприемлемыми и требующими существенной доработки являются сразу несколько новелл проекта поправок. В частности, представителей бизнес‑сообщества не устраивает положение об ограничении на заключение хозяйствующими субъектами соглашений о совместной деятельности, даже если они совершаются в целях стимулирования технико‑экономического прогресса, инвестиций, повышения привлекательности условий приобретения товаров для потребителей. Беспокоит предпринимателей пункт о распространении действия антимонопольного законодательства на объекты интеллектуальной собственности, в частности, положение об отмене так называемого иммунитета для правообладателей.

Указывают лоббисты и на положения, явно дублирующие полномочия ФАС и ФСТ в сфере госконтроля за нарушениями порядка установления тарифов на регулируемые виды деятельности. Под критику бизнес‑сообщества попало также предложение об изъятии из закона нормы, исключающей агентские договоры из категории «вертикальных» соглашений. В ряду неприемлемых для предпринимателей новаций – полномочие, с помощью которого ФАС сможет делать обязательной публикацию соблюдения правил торговой практики, направленных на обеспечение недискриминационного доступа к товару. Это коснется и больших торговых организаций на фармрынке, считает Николай Остарков: «Если мы говорим об оптовой торговле, то взаимоотношения любой крупной компании с дилерами попадают под регулирование ФАС. А это приводит к тому, что определение ценовой политики и условий договора, те отношения, которые носят договорной характер, попадают в предмет контроля ФАС. Тем самым нарушается принцип свободы договора, а разработка торговой практики принимает характер, принудительной меры», – считает эксперт.

«У нас есть диалог и взаимодействие с ФАС, и нам удается донести свою позицию, – говорит Остарков. – Но случилось так, что нас пытались обойти некорректным вбросом поправок в Госдуму. И эта попытка дезавуирует нормальные отношения и взаимодействие по принятию законопроекта». По его мнению, ФАС в принципе стоило приостановить лоббирование документа, поскольку существует «дорожная карта» с согласованной позицией и ее необходимо придерживаться и продвигать.

У сопредседателя Национального союза защиты прав потребителей России Алексея Ульянова – свой пакет претензий к новациям ФАС. В частности, он уверен, что малый бизнес не должен признаваться монополистом – ст. 10 ФЗ‑135 не должна распространяться на субъекты МСП. По мнению эксперта, Реестр хозяйствующих субъектов, занимающих свыше 35% на рынке какого‑либо товара и потому обязанных дополнительно отчитываться и согласовывать с ФАС крупные сделки, следует отменить. Цифры, которыми Ульянов мотивировал это предложение, свидетельствуют: более 15% числящихся в реестре компаний ликвидировано, а более 60% относится к субъектам малого и среднего предпринимательства.

Есть у эксперта и другие опасения. «ФАС вводит понятие не только картельных продавцов, но и картельных покупателей, – говорит Ульянов. – С одной стороны, это верно, однако на местах это может трактоваться как возможность заниматься договорами продавцов и покупателей, называть их картелями и, представляя их как мошенничество, привлекать людей к уголовной ответственности». «Большинство картельных дел связано с игроками малого и среднего бизнеса, либо это дела, когда под картель подводится просто договор покупателя и продавца, – утверждает Ульянов. – Эта практика ширится. Именно это угнетает деловую среду в регионах. К сожалению, Четвертый пакет эту тенденцию не просто не разрешает, но и рискует ее усугубить».

Руководитель рабочей группы по развитию конкуренции Экспертного совета при Правительстве РФ Вадим Новиков, в свою очередь, подчеркивает: «Антимонопольное законодательство в России уже достаточно жесткое, количество дел, рассматриваемых ФАС, уже слишком значительно, а качество пока остается очень низким». И вместо поправок ФАС предлагает принять пакет мер, включающих отмену «палочной системы», прекращение преследования имущественных интересов и прекращение преследования малого бизнеса.

Гендиректор Национальной ассоциации институтов закупок Сергей Габестро считает, что скорость, с которой пытаются провести «четвертый антимонопольный пакет», ничем не оправдана: «Декларируется, что это делается для бизнеса, но когда мы начинаем общаться с бизнесом, выясняется, что бизнесу этого не надо». Тем не менее в «Деловой России» утверждают, что эксперты ведут активный диалог с ФАС и уже видят положительный эффект от взаимодействия. Впрочем, очевидно и то, что для рождения консенсуса трех недель сторонам недостаточно.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

≪Это так называемый хвост третьего пакета≫

Начальник правового управления ФАС Сергей Пузыревский о позиции ведомства по поправкам в закон «О защите конкуренции»

– В январе 2012 года вы заявляли, что Четвертого антимонопольного пакета не будет. Но проект поправок все же появился, и участники рынка обеспокоены содержанием прописанных в документе новелл.

– Я бы хотел уточнить, что никакого Четвертого пакета мы не делаем. А подготовленные поправки – это в основном те положения, которые не были согласованы на момент принятия Третьего пакета. Вопросы, по которым существовали разногласия, мы стали дорабатывать после его принятия. Это так называемый хвост Третьего пакета, который касается преференций и правил торговой практики. Все остальные поправки подготовлены в связи с принятием «дорожной карты по развитию конкуренции», обусловлены предложениями бизнес‑сообщества. Хотя мы считаем, что необходимо спокойно относиться к законодательству и не частить в регулировании, в этих поправках существовала объективная необходимость. И мы поставленные вопросы решили.

– Обеспечение охраны конкуренции с использованием исключительных прав – один из ключевых пунктов в поправках. Однако эксперты утверждают, что на практике все будет реализовано ровно наоборот: законопроект отменяет так называемые иммунитеты от антимонопольного преследования для обладателей прав на интеллектуальную собственность.

– Предлагаемыми поправками вопрос о применении антимонопольного законодательства к объектам исключительных прав решается следующим образом: дается определенность в том, когда эти положения применяются. Мы сделали ряд оговорок – в нескольких местах документа определили, где и как эти положения должны действовать. Приведу в пример статью 10 («Злоупотребление доминирующим положением») и статью 11 («Соглашения, которые могут привести к ограничению конкуренции») закона «О защите конкуренции». Теперь и в той, и в другой статье мы четко прописываем, что их положения применяются лишь к тем действиям владельца исключительных прав, которые определяют обращение товара.

Условно говоря, если вы заключаете лицензионный договор и определяете, как должен будет реализовываться товар, то должны действовать по тем правилам, которые существуют на товарном рынке. Антимонопольные ограничения на вас распространяются в том случае, если вы являетесь монополистом, но не в силу того, что у вас есть товарный знак или патент, а в силу того, что у вас нет взаимозаменяемого товара.

– Раньше перед ФАС подробно о своих действиях отчитывались только крупные монополии. Теперь принудительная публикация правил торговой практики касается любой организации, в том числе предприятий малого и среднего бизнеса.

– Публикация правил торговой практики – это одна из тем, которая обсуждалась еще в рамках принятия Третьего антимонопольного пакета. И сейчас мы доработали ее к принятию в рамках самостоятельных поправок. Такие отчеты придется предоставлять только доминирующим компаниям, а это не малый и средний бизнес. Рынка здравоохранения это тоже коснется, особенно фармацевтики. Ведь на фармрынке действительно много монопольных секторов. Право на выдачу предписания, в том числе по опубликованию правил торговой практики, у нас есть и сейчас. И это не новость – такие предписания, направленные на обеспечение конкуренции, мы выдаем в рамках действующих полномочий. Но мы хотим, чтобы эти вопросы не были усмотрением исключительно антимонопольного органа – все они должны быть прописаны в законе.

– Участники рынка воспринимают узаконивание этой практики как вмешательство во внутреннюю торговую политику.

– Естественно, крупные компании, занимающие доминирующее положение, этим не совсем довольны, потому что эта мера подразумевает открытость. Но если ты доминируешь на рынке, другого варианта нет. У нас правила недискриминационного доступа для монопольных секторов прописываются правительством.

Здесь не правительство принимает решение, а сама компания. Она должна определить по четырем пунктам (порядок определения цены, объема, существенные условия договора и основания отказа), на каких условиях предприятие будет работать. И дальше придерживаться этих правил. Если компания хочет согласовать эти правила с ФАС – это право компании, а не ее обязанность. И мы в тридцатидневный срок дадим ей свое заключение.

– Может ли, согласно поправкам, совместная деятельность быть признана нарушением?

– Это в законопроекте не прописано. А написано там, что договоры о совместной деятельности получают дополнительное регулирование с точки зрения их развития. Мы развиваем такие соглашения и определяем порядок их легитимации. И в рамках поправок мы как раз утверждаем, что признать допустимыми можно соглашения о совместной деятельности, если они повышают конкурентоспособность российского производителя или создают существенное преимущество потребителю. Это можно нотифицировать. Ни картелем, ни каким‑либо другим антиконкурентным соглашением они признаны не будут.

– Вы декларируете рост прозрачности игроков фармсектора. А какие еще изменения их ждут?

– Произойдет существенное сокращение антимонопольных дел. Потому что там, где начинают работать понятные правила заключения договоров, число дел снижается. Мы также вводим дополнительные институты предупреждения – не возбуждения дел с применением штрафных санкций, а предупреждения, чтобы стало возможным исправить нарушения и восстановить права пострадавших лиц. Мы убираем уведомления о совершении сделок экономической концентрации, которые сейчас еще висят тяжелым грузом над большим числом предпринимателей. Но все же компаниям будет необходимо предварительно согласовывать крупные сделки с ФАС. Однако это означает, что к нам не придут еще 2500 заявлений – бизнес будет освобожден.

Еще один серьезный вопрос, повлекший разногласия, – о доле доминирующего положения. Было много претензий к тому, что доля доминирующего положения могла быть сколь угодно малой. Это положение сейчас исключается, и минимальная доля для индивидуального доминирования составит 35%.

– Третий антимонопольный пакет был во многом направлен на борьбу с картелями. Будут ли введены какие‑либо новые санкции в отношении госзаказчика, участвовавшего в картельном сговоре?

– В отношении картелей либерализации быть не может. Если сейчас существует только картель продавцов – теперь в законе появится и картель покупателей. Во всем мире в равной степени запрещены как один, так и второй картель. Мы просто следуем мировому регулированию. А что касается уголовной ответственности за картель – мы сейчас отдельным проектом, а не в рамках этих поправок, ведем работу над корректировкой статьи 178 УК РФ.

– На каком этапе сейчас находится согласование поправок в федеральный закон «О защите конкуренции»?

– Мы сейчас согласовываем поправки с нашими коллегами из федеральных органов и обсуждаем их с бизнес‑сообществом, выслушиваем критику и реагируем на нее. В течение нескольких недель будет происходить процесс согласования. Когда нас сейчас обвиняют в том, чего нет, это не совсем корректно, и нам почему‑то приходится оправдываться в том, чего нет. Такая практика применяется некоторыми оппонентами, но ни к чему хорошему не ведет. 

антимонопольное законодательство, картельный сговор, фас
Поделиться в соц.сетях
Правительство РФ выделило 4 млрд рублей на препараты от ВИЧ
Сегодня, 12:11
Американка отсудила $417 млн у Johnson & Johnson
Сегодня, 9:10
Подмосковные центры здоровья посетили более 53 тысяч человек
Сегодня, 8:50
В Ульяновске расследуют смерть пенсионерки, которой отказали в госпитализации
Сегодня, 7:49
ФАС расследует дело о картельном сговоре во время закупки лекарств
ФАС возбудила дело о картеле против московских компаний «Веста Фарм» и «Фарм-Проект», поставлявших лекарства и медзиделия. Компании участвовали в сговоре в 2015-2016 годах, сообщила ФАС. В этот период они заключили контракты с учреждениями здравоохранения на общую сумму 2,1 млрд рублей.
21 Августа 2017, 15:01
Челябинский медцентр «Лотос» оспорил свое исключение из системы ОМС
21 Августа 2017, 13:56
ФАС: «Мы никогда не делали выводов о взаимозаменяемости лекарств на основе собственных домыслов»
Верховный суд 14 августа 2017 года вынес решение, фактически означающее, что Федеральная антимонопольная служба не может определять взаимозаменяемость препаратов. Такими полномочиями ФАС, грубо говоря, наделила себя сама, разослав в феврале 2016 года в региональные управления службы письмо, резюмирующее: все препараты с одинаковыми МНН, но с разными дозировками должны быть эквивалентными. Тогда речь шла о споре одновременно вышедших на торги Минздрава производителей препарата для лечения рассеянного склероза глатирамера ацетата – «Биокада» и «Тевы». Последняя и добилась в Верховном суде признания циркуляра ФАС о взаимозаменяемости недействительным. Vademecum выяснил у экспертов и участников рынка, как судебное решение повлияет на конкуренцию в системе лекарственных госзакупок.
21 Августа 2017, 13:17
ФАС выявила нарушения при строительстве больницы в Ленинградской области
18 Августа 2017, 16:32
ФАС предлагает переписать правило «Третий лишний»
17 Августа 2017, 19:50
Минздрав закупит препараты от гепатита С, не ориентируясь на их стоимость
15 Августа 2017, 17:12
Путин поручил подключить ФСБ к борьбе с картелями

Президент России Владимир Путин поручил Федеральной антимонопольной службе (ФАС) совместно с МВД, ФСБ и Генпрокуратурой до 1 октября разработать межведомственную программу по выявлению и пресечению деятельности картелей и при необходимости создать соответствующий межведомственный координационный орган.

9 Августа 2017, 19:47
Госзакупки
Почему не работает импортозамещение на рынке медизделий
«Росмедпром» предложил новые меры господдержки отечественных производителей
2330
В Челябинске расследуют сговор при поставках медизделий на 400 млн рублей
Челябинское управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) расследует заявление гражданина о сговоре компаний ООО «Мирамед» и ООО «Канон» при участии в 148 аукционах на поставку медицинских изделий на сумму более 400 млн рублей.
8 Августа 2017, 7:05
ФАС подозревает в сговоре 15 поставщиков мебели для ДЗМ
Московское управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) обнаружило признаки сговора на торгах поставки мебели общего назначения для Департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ) на общую сумму 920,2 млн рублей. В картеле участвовали 15 компаний, полагают в ФАС.
8 Августа 2017, 0:08
ФАС подозревает «Компанию Фармстор» в картельном сговоре
Федеральная антимонопольная служба (ФАС) заподозрила «Компанию Фармстор» в картельном сговоре при закупках дорогостоящих лекарств по госпрограмме «Семь нозологий». В 2016 году дистрибьютор заключил с Минздравом контракт по этой программе на 2,9 млрд рублей.
1 Августа 2017, 14:32
Суд поддержал решение ФАС об отмене аукциона Минздрава на 408 млн рублей
В понедельник, 24 июля 2017 года, Арбитражный суд Москвы вынес решение в пользу Федеральной антимонопольной службы (ФАС) в разбирательстве между ведомством и «дочкой» «Фармасинтеза» – компанией «Профарм». Ранее «Профарм» выиграл аукцион на поставку противотуберкулезного препарата Теризодон, но ФАС отменила результаты торгов из-за того, что Минздрав отклонил все заявки участников, кроме заявки «Профарма». В проведенном заново тендере победила компания «Русмедком», аффилированная с «Р-Фармом».
27 Июля 2017, 16:16
«Биокад» и «Фармстандарт» препятствуют проверке ФАС
Крупные российские фармкомпании «Биокад» и «Фармстандарт» препятствуют проверке Федеральной антимонопольной службы (ФАС), говорится в сообщении, опубликованном на официальном Telegram-канале ведомства. Обе компании подозреваются в картельном сговоре на торгах, уточнила представитель антимонопольной службы.
25 Июля 2017, 14:22
Яндекс.Метрика