ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

20 Октября, 0:26
20 Октября, 0:26
65,81 руб
75,32 руб

Онкопациентка потребовала с четырех клиник 12 млн рублей

Анна Родионова
3 Мая 2017, 22:33
9615
Фото: nexusedizioni.it

В Петроградском районном суде Петербурга рассматривается дело по иску пациентки к четырем медицинским организациям – московским клиникам «Медси», «Новая поликлиника», Российскому научному центру рентгенорадиологии и Городскому клиническому онкодиспансеру Санкт-Петербурга, в которых женщина наблюдалась с 2011 по 2015 год, но адекватной помощи, по ее мнению, не получила. Общая сумма претензий истицы, у которой в 2015 году было диагностировано неоперабельное онкозаболевание, превышает 12 млн рублей. 

Серия диагнозов

В сентябре 2011 года в «Новой поликлинике» пациентке было выполнено УЗИ органов брюшной полости, выявившее повышенной эхогенности образование 15х14 мм. Пациентке поставили диагноз «синдром раздраженного кишечника», назначили диету, пробиотики и рекомендовали раз в полгода проходить УЗИ. Выполненное в декабре 2011 года исследование показало, что новообразование увеличилось в размерах – 18х16 мм, но его повторно расценили как доброкачественное – гемангиому правой доли печени.

Параллельно с «Новой поликлиникой» имевшая полис ДМС пациентка наблюдалась в клинике «Медси», где в августе 2012 года гастроэнтеролог и терапевт подтвердили прежний диагноз – гемангиому, а проведенное в сентябре УЗИ выявило увеличение новообразования до 23х12 мм. «При этом какие-либо исследования, направленные на установление характера имеющегося образования, назначены мне не были, на консультацию к онкологу я также направлена не была, – говорится в исковом заявлении (есть в распоряжении Vademecum) пациентки. – Более того, врачи «Медси» убедили меня в том, что имеющееся у меня образование не нуждается в оперативном лечении, и его наличие не должно меня беспокоить». УЗИ, выполненное в апреле 2013 года, в очередной раз показало увеличение новообразования – до 25х21 мм. Женщине рекомендовали проведение КТ с контрастированием, но из-за выраженной аллергии пациентки на препараты йода исследование выполнено не было, а альтернативного метода диагностики ей не предложили. В ноябре 2013 года УЗИ показало наличие множественных образований в печени, самое крупное из которых достигло размера 22х23,7 мм. Только тогда гастроэнтеролог «Медси» поставил под сомнение прежний диагноз, предположив «образование печени. Эхинококкоз?». После сдачи анализов крови и КТ брюшной полости было обнаружено семь образований максимального размера до 3 см. Женщине предложили сдать кровь на онкомаркер альфафетопротеин, но к онкологу так и не направили.

Обеспокоенная пациентка сама обратилась за медпомощью по месту жительства – в петербургскую поликлинику №106. Здесь врач-онколог обнаружил у пациентки «множественные образования печени неясного генеза», рекомендовал проведение рентгенографии крестца и направил ее в онкодиспансер. «Не назначив мне каких-либо дополнительных исследований, в частности, выполнения биопсии печени и патогистологического исследования биоптата, ядерной МРТ органов брюшной полости, врач Городского клинического онкодиспансера диагностировал мне гемангиомы печени и крайне уверенно сообщил мне, что «от моего заболевания не умирают». К моему сожалению, он оказался совсем не прав», – говорится в заявлении истицы.

С декабря 2013 года по апрель 2015 года женщина наблюдалась в «Медси», где были выполнены все рекомендации, полученные в онкодиспансере. Прозвучал новый диагноз – «поликистоз печени»: проведенное в апреле 2015 года УЗИ выявило множественные образования (от 5 мм до 47х43 мм) во всех сегментах печени. Назначенные хирургом-онкологом МРТ брюшной полости и сцинтиграфия печени с мечеными эритроцитами подтвердили наличие множественных очаговых образований, вероятно, вторичного генеза, каких-либо данных о наличии гемангиом выявлено не было. В конце апреля с диагнозом «новообразования печени (вторичное поражение?)» пациентку направили на биопсию и анализ крови, чтобы найти первичный очаг и гистологически верифицировать диагноз. В начале мая по результатам биопсии, выполненной в Российском научном центре рентгенорадиологии, имеющиеся у женщины образования были квалифицированы как метастазы нейроэндокринной опухоли, Grade 1.

«Полностью утратив доверие» к «Медси», подчеркивает истица, 13 мая 2015 года она вернулась из Москвы в Петербург, где обратилась в Российский научный центр радиологии и хирургических технологий (РНЦРХТ): «Врач рекомендовал мне проведение ПЭТ всего тела с октреотидом GA68 для выявления первичного очага опухоли, но указал, что исследование не может быть проведено из-за «отсутствия контраста», и посоветовал обратиться в клиники Финляндии или Израиля». Несмотря на то что результатов анализов, подтверждающих первичный очаг опухоли, не было, пациентку госпитализировали в РНЦРХТ для проведения химиоэмболизации печени. В стационаре, где она находилась с 5 по 9 июня 2015 года, врачи сообщили ей, что онкозаболевание находится в IV стадии, и рекомендовали проводить химиоэмболизацию печени раз в два месяца. Однако первичный очаг опухоли так и не был найден. 

Для выявления источника патологии женщина была вынуждена отправиться за рубеж, в середине июня 2015 года она вылетела в Израиль, где в клинике «Герцлия Медикал Центр» (Herzliya Medical Center) врачи провели ревизию биопсии печени. Степень опухоли, ранее диагностированная как первая, была уточнена - Grade 2 с предполагаемым поражением подвздошной кишки и аппендикса. «Первичная биопсия, выполненная в Российском научном центре рентгенорадиологии, была выполнена некачественно и ошибочно определена степень дифференцировки: вместо имеющейся у меня умеренной степени мне была диагностирована менее агрессивная опухоль с лучшим прогнозом. Неправильная классификация заболевания привела к тому, что мне было назначено некорректное лечение, не соответствующее моему состоянию», – утверждает пациентка. Израильские специалисты также сделали ПЭТ, выявившую распространение метастазов в печени, но четко определить первичный очаг тоже не смогли. Правда, диагноз опять изменился – «метастатический карциноид средней степени злокачественности, экспрессия Ki67 – 8%, высокая чувствительность метастазов в печени к соматостатину». В связи с распространенностью процесса в печени онкологи сообщили женщине, что хирургическое лечение невозможно, назначили инъекции Сандостатина, а после проявления токсичности и облегчения симптомов заболевания предложили выбрать один из трех методов лечения – пептид-рецепторную радионуклидную терапию, селективную внутреннюю радиотерапию или эмболизацию печени.

Чтобы убедиться в правильности поставленного диагноза, женщина обратилась в еще один израильский профильный центр – «Ихилов» (Ichilov Hospital Tel Aviv Sourasky Medical Center). Там онкологи рекомендовали увеличить дозировку Сандостатина, провести повторную ПЭТ и обследовать тонкий кишечник с помощью эндоскопической капсулы, сдать анализ крови на хромогранин А – специфический онкомаркер нейроэндокринных опухолей. Пациентка вернулась в Россию и обратилась в Московский клинический научно-практический центр для видеокапсульного эндоскопического исследования, которое было проведено 30 июля. Здесь онкологам удалось обнаружить первичный очаг опухоли – подслизистое образование размером 0,5 см в глубоких отделах тонкой кишки. После трех месяцев приема онкопрепаратов женщина стала искать клиники для проведения радиотерапии, рекомендованной израильскими врачами. Она разослала свои документы в медицинские центры Израиля, Нидерландов, Германии и Сербии. Заочный консилиум рекомендовал пациентке пептид-рецепторную радионуклидную терапию как наиболее эффективную в ее случае. Пациентка остановила свой выбор на Клинике радиологии и ядерной медицины в Базеле (Швейцария), где в течение восьми месяцев прошла три курса пептид-рецепторной радионуклидной терапии, завершив таким образом в марте 2016 года первый лечебный цикл. В июне 2016 года ядерная МРТ определила стабилизацию опухолевого процесса по сравнению с исследованием от апреля 2015 года: новых опухолей не зарегистрировано, некоторые метастазы уменьшились до 1/3, в крупных метастазах сформировались полости некроза.

Цена претензий

«При оказании мне медицинских услуг в «Новой поликлинике», «Медси», Городском клиническом онкодиспансере Петербурга исполнителями услуг были допущены виновная непредусмотрительность и небрежность, выразившиеся в недообследовании пациента, недооценке факторов риска, состояния больного, отсутствии адекватной профилактики осложнений онкологического профиля, отсутствии онкологической настороженности, неназначении проведения дополнительных исследований и необходимой терапии, необеспечении обязательной нормативно предусмотренной преемственности в лечении больных со злокачественными новообразованиями, что привело в дальнейшем к усугублению имевшегося патологического состояния и к его несвоевременной и неадекватной диагностике, то есть в невыполнении лечебных мероприятий и неправильном выполнении проводимого лечения. При проведении гистологического исследования в Российском научном центре рентгенорадиологии исполнителем услуги была допущена виновная непредусмотрительность и небрежность, выразившаяся в неполном и некачественном выполнении биопсии, что привело в дальнейшем к недооценке моего состояния, назначении неадекватной терапии и необходимости повторного проведения исследования», – утверждает пациентка в исковом заявлении. И требует возмещения затрат на устранение указанных ею в заявлении недостатков – общая сумма имущественных требований истицы к ответчикам превышает 4 млн рублей. Взыскать средства с клиник пациентка просит исходя из степени влияния неадекватности медуслуг на выраженность онкологического процесса: с «Новой поликлиники» – 0,99 млн рублей, с «Медси» – 2,47 млн рублей, с Городского клинического онкодиспансера Петербурга – 0,495 млн рублей, с Российского научного центра рентгенорадиологии – 0,049 млн рублей.

Затраты пациентки на диагностику и лечение

Нанесенный ей моральный вред истица оценивает в 8,1 млн рублей. «О наличии у меня онкологического заболевания в последней стадии я узнала в свой день рождения <…> Если бы сотрудники организаций-ответчиков поставили верный диагноз в 2011 или 2012 году, я имела бы шанс на успешное хирургическое лечение – удаление очага в печени, в том числе с помощью SIRT, а возможно, и удаление его вместе с первичным очагом в кишечнике. При постановке верного диагноза даже в 2013 году метастазы в печени были еще операбельными», – говорится в исковом заявлении пациентки. Расходы, которые она в этой связи была вынуждена понести, вынудили ее продать квартиру: сейчас ее семья – сама истица, ее муж, дочь, зять и внук – живут в однокомнатной квартире. В июле 2015 года женщина потеряла работу, в сентябре 2015 года – в возрасте 53 лет – женщина получила инвалидность II группы. С учетом «испытанных и испытываемых физических и нравственных страданий, а также исходя из степени влияния допущенных дефектов оказания медуслуги на выраженность онкопроцесса», истица просит взыскать с «Новой поликлиники» 2 млн рублей, с «Медси» – 5 млн рублей, с Городского клинического онкодиспансера Санкт-Петербурга – 1 млн рублей, с Российского научного центра рентгенорадиологии – 100 тысяч рублей. Таким образом, общая сумма исковых требований пациентки превышает 12 млн рублей.

«Адвокаты делают упор на закон «О защите прав потребителей», на оказание медицинских услуг с существенным недостатком, что нарушает права потребителя на надлежащее качество и безопасность услуги, – говорит управляющий Центром медицинского права Алексей Панов, проанализировавший по просьбе Vademеcum исковое заявление. – Эту позицию я поддерживаю, перспективы просматриваются хорошие – полагаю, что исковые требования удовлетворят, но частично. Суд, как правило, считает, что истина где-то посередине между требованиями истца и позицией ответчика». Пока самый крупный размер компенсации морального вреда, напоминает Панов, составил 17 млн рублей, и это решение тоже было вынесено петербургским судом. То, что наибольшая сумма компенсации предъявлена ГК «Медси», по мнению Панова, может объясняться двумя обстоятельствами: срок наблюдения пациентки в клинике сети был наибольшим, компания – один из крупнейших игроков на рынке.

Позиции ответчиков

В «Новой поликлинике» и Российском научном центре рентгенорадиологии на запросы Vademecum не ответили. Заместитель главного врача по лечебным вопросам Городского клинического онкодиспансера Санкт-Петербурга Александра Феофанова, комментируя ситуацию, особо подчеркнула, что в диспансер «пациентка обратилась на одну-единственную консультацию». «К нам иск по единичному обращению, что врач не установил диагноз, написал «гемангиомы». Но консультация не устанавливает диагноз, требуется обследование. Пациентка пришла с данными, по которым у нее были гемангиомы в печени, она и до и после нас лечилась в других учреждениях Москвы и Петербурга, – пояснила Феофанова. – Чтобы установить диагноз, помощь должна оказываться в рамках стандарта оказания медпомощи при онкозаболевании: пациент ставится на учет, обследуется, назначается диагноз. Ей были рекомендованы определенные обследования, но она у нас больше не появилась. Врачи, к сожалению, не экстрасенсы, они не могут по единственному обращению установить диагноз. Пациентка появилась у нас только в 2015 году, сейчас продолжает наблюдение – периодически приходит, от препаратов она отказалась».  

В «Медси» на запрос Vademecum тоже отреагировали. «Как и у любой организации, оказывающей медицинскую помощь, у нас иногда возникают споры с пациентами, которые крайне редко перерастают в судебные. В настоящее время ряд споров действительно рассматривается в судебном порядке, однако мы не считаем себя вправе комментировать любую информацию, связанную с нашими пациентами, включая обстоятельства спора, в силу установленной законом обязанности хранить врачебную тайну, а также норм деловой этики», – сообщил Vademecum вице-президент по корпоративным и правовым вопросам ГК «Медси» Дмитрий Конорев.

По словам адвокатов истицы, инициированные «Медси» переговоры разрешению конфликта в досудебном порядке не помогли. «К нам в офис от имени «Медси» прибыл господин Богомолов, представившийся медицинским директором «Медси» и главным гепатологом Московской области. Первые полчаса встречи прошли как презентация «Медси» – Павел Богомолов говорил о глобальных планах компании, о готовящихся изменениях федеральных законов под интересы компании и о своей роли в ее процветании, – рассказала Vademecum управляющий партнер адвокатской группы «Онегин» Ольга Зиновьева, представляющая интересы пациентки в суде. – Далее он сообщил, что иск пациентки представляется ему совершенно безосновательным, компания «Медси» в прогрессировании ее онкопатологии в течение четырех лет совершенно не виновата, и пациентке «просто не повезло».

«Уверен, что «Медси» получит большие репутационные потери от любой суммы, присужденной судом, чем от удовлетворения в досудебном порядке требований потребителя», – замечает Алексей Панов.

Стороны не сообщают о суммах, озвученных в ходе переговоров. Известно лишь, что мирового соглашения достичь не удалось. Исковое заявление пациентки было подано в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга, который в настоящее время назначил проведение судебно-медицинской экспертизы.

медси, онкология, онкобольные
Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях
Минтруд утвердил профстандарт для специалистов по медицинской реабилитации
19 Октября 2018, 19:54
Пациентские организации обнаружили погрешности в стандартах Минздрава по ВИЧ-терапии
19 Октября 2018, 18:59
«МираксБиоФарма» инвестирует в строительство завода в Калужской области 800 млн рублей
19 Октября 2018, 16:41
Арбитраж посчитал незаконным назначение «Нижегородской фармации» единственным поставщиком лекарств и медизделий для льготников
19 Октября 2018, 16:12
Минздрав предложил привлечь нефтехимические и металлургические компании к финансированию проектов по лечению онкозаболеваний
19 Октября 2018, 9:35
Хирург-онколог Андрей Павленко создал благотворительный фонд
Известный хирург-онколог Андрей Павленко, которому в марте этого года был поставлен диагноз «рак желудка», создал благотворительный фонд Cancer Fund, целью которого будет поддержка и развитие онкологической помощи в стране. Об этом врач сообщил на своей странице в Facebook.
16 Октября 2018, 20:43
Мединдустрия
Паспортные данные: Vademecum получил целевые и финансовые показатели нацпроекта «Здравоохранение»
3425
Минздрав определил правила организации центров амбулаторной онкологической помощи
11 Октября 2018, 20:07
Модернизацию пензенского онкологического диспансера оценили в 4,7 млрд рублей
На модернизацию онкологического диспансера в Пензе потребуется около 4,7 млрд рублей, заявил министр здравоохранения Пензенской области Владимир Стрючко, выступая 2 октября на заседании правительства региона.
3 Октября 2018, 17:47
На борьбу с онкозаболеваниями до 2021 года выделят 470,6 млрд рублей
3 Октября 2018, 8:56
В Ульяновске выставили на продажу здание онкоцентра
2 Октября 2018, 16:51
УФАС: Минздрав Башкирии ограничил круг поставщиков медоборудования для лучевой терапии

Управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Республике Башкортостан обнаружило нарушения в тендере республиканского Минздрава. На некорректную документацию и ограничивающие конкуренцию формулировки закупки медицинского оборудования для дистанционной лучевой терапии на сумму 404 млн рублей пожаловались потенциальные поставщики.

1 Октября 2018, 17:09
Нобелевскую премию по медицине вручили за разработку в сфере иммунотерапии рака
Американец Джеймс Эллисон и японец Тасуку Хондзё стали лауреатами Нобелевской премии в области физиологии и медицины. Ученые получили награду за «открытие противораковой терапии методом подавления негативной иммунной регуляции».
1 Октября 2018, 14:35
В Омской области появятся четыре центра амбулаторной онкологической помощи
До 2024 года в Омской области появятся четыре центра амбулаторной онкологической помощи для обследования пациентов. Развитие профильной инфраструктуры предполагает также строительство лечебного корпуса областного клинического онкодиспансера и поликлиники.
1 Октября 2018, 12:49
В Татарстане планируют инвестировать в создание онкологических клиник около 4 млрд рублей
Правительство Татарстана планирует построить в регионе детский центр онкохирургии стоимостью 1,6 млрд рублей, онкологический центр с радиотерапевтическим комплексом за 1,7 млрд рублей, а также радиологический корпус в Альметьевском филиале республиканского онкодиспансера стоимостью 495 млн рублей. Об этом в интервью ИА «Татар-Информ» рассказал министр здравоохранения Татарстана Марат Садыков.
28 Сентября 2018, 18:23
«Русатом Хэлскеа» и Виктор Харитонин совместно займутся ядерной медициной
26 Сентября 2018, 23:35
В Забайкальской больнице нет онколога, поэтому прием ведет медсестра

Минздрав Забайкальского края обвинил менеджмент Балейской районной больницы в неэффективном управлении медучреждением. Из-за этого, считают в ведомстве, клиника накопила долги, тратит большую часть бюджета на зарплаты и при этом не имеет возможности привлечь врачей, так что функции онколога пришлось выполнять медсестре.

26 Сентября 2018, 15:01
СП: финансирование лечения онкозаболеваний распределяется неравномерно
25 Сентября 2018, 18:52
На оснащение онкодиспансера в Пензе направят 1,1 млрд рублей
Губернатор Пензенской области Иван Белозерцев озвучил планы модернизации медицинской инфраструктуры региона. В частности, планируется переоснастить онкодиспансер, потратив на это 1,1 млрд рублей из федерального бюджета, и открыть десять центров амбулаторной онкопомощи, как этого требует тематическая нацпрограмма до 2024 года.
24 Сентября 2018, 14:50
Важнейшие новости прошедшей недели
23 Сентября 2018, 13:17
Яндекс.Метрика