04 Декабря 2020
WSJ: Pfizer до конца года сможет произвести только половину планируемого объема вакцин от COVID-19
Сегодня, 17:08
Ядерная медицина вошла в перечень технологий для СПИК
Сегодня, 15:51
Сеть «Клиника Фомина» вышла на рынок Краснодара
Сегодня, 15:18
«Хеликс» сообщила о 120 повторных случаях выявления коронавируса с марта 2020 года
Сегодня, 14:17
4 Декабря, 18:04

Из-за чего произошел раздор между совладельцами СПИКа

Ольга Гончарова, Дарья Шубина
19 Сентября 2016, 18:42
10148
Фото: travel-kengu.ru
Увеличение спроса и совокупных затрат пациентов на эстетические операции, зафиксированное Vademecum, сопровождают корпоративные скандалы. Год назад шумную смену владельцев бизнеса пережил один из лидеров российского рынка пластической хирургии – столичная Ross Clinic. А в начале августа в эпицентре корпоративного конфликта оказалась клиника, входящая в национальный ТОП3 по количеству проводимых операций, – Санкт-Петербургский институт красоты (СПИК). Паритетные владельцы клиники – пластический хирург Артур Рыбакин и предпринимательница Валентина Несватова, в течение 15 лет успешно развивавшие совместное предприятие, неожиданно начали раздел бизнеса, а Рыбакин перешел на работу в новый проект с созвучным названием «Институт красоты СПИКА».

Владелица санкт‑петербургской медицинской компании «Вероника» Валентина Несватова и пластический хирург Артур Рыбакин основали СПИК в 2001 году. Стартовый объем инвестиций в проект составил $300 тысяч. Как рассказывал Рыбакин, в те годы в Питере у новой клиники не было серьезных конкурентов, обороты СПИКа быстро росли, что позволило совладельцам не только расширить бизнес в Северной столице, но и открыть филиал в столице как таковой, причем в самом центре Москвы – неподалеку от знаменитого Института красоты на Арбате. Работа в самых коммерчески привлекательных регионах вывела СПИК в лидеры отрасли. В 2015 году две флагманские клиники партнеров, по данным Аналитического центра Vademecum, выполнили почти 3 тысячи пластических операций. По данным СПАРК‑Интерфакс, выручка профильных предприятий, связанных с тандемом Несватова – Рыбакин, в 2014 году превысила 541,5 млн рублей.

Но в свете последних событий СПИК рискует утратить статус крупнейшего игрока эстетического рынка. В начале августа пациенты, взволнованные «умершим» официальным сайтом клиники, принялись забрасывать ее группу «ВКонтакте» вопросами примерно такого содержания: «Что случилось? Почему ушли пластические хирурги и косметологи?», «Работает ли СПИК по прежнему адресу на ул. Савушкина или переехал на Пироговскую набережную?». Администраторы группы реагировали холодно: клиника никуда не переезжала и работает по‑прежнему, а коллектив пластических хирургов в настоящее время расширяется, поэтому запись на прием пока приостановлена. О том, что в компании происходит что‑то неладное, косвенно свидетельствовал факт спешного назначения новым руководителем СПИКа Ирины Юренис и появление в штате клиники нескольких новых врачей.

Как выяснил Vademecum, основная часть сотрудников СПИКа вместе с главным врачом и совладельцем компании Артуром Рыбакиным действительно перешли в другую клинику с удивительно похожим на прежнее названием «Институт красоты СПИКА». Этим медцентром управляют ООО «СП» и ООО «СП Плюс». Первая компания получила лицензию на медицинскую деятельность 8 августа 2016 года, вторая – в конце ноября 2015‑го. По данным СПАРК‑Интерфакс, и «СП», и «СП Плюс» на 100% принадлежат Наталии Юнг, которая также является совладельцем компании – дистрибьютора медоборудования израильской Venus Concept – ООО «Венус концепт ру».
При этом Артур Рыбакин все еще значится в списках совладельцев юрлиц, связанных со СПИКом: в уставном капитале ООО «СПИК» ему принадлежит 50%, в ООО «СПИК Плюс» – 50%, в ООО «СПИК+М» – 45,45%, в ООО «СПИК Медтур» – 33,33%. Является ли он фактическим учредителем новой клиники «Институт красоты СПИКА», Рыбакин не комментирует.

Летом 2015 года аналогичный скандал разразился вокруг московской Ross Clinic, которая в 2014 году входила в ТОП5 профильных российских медцентров с ежегодным показателем около 1 500 эстетических пластических операций и оборотом в 150–200 млн рублей. Тогда главврач и совладелец медцентра Андрей Росс обратился с заявлением в прокуратуру и полицию в адрес своего партнера по медицинскому бизнесу – известного столичного предпринимателя, основателя компании «Компьюлинк» Сергея Цуканова. Росс утверждал, что компаньон незаконно присвоил его имущество и нарушил трудовые права хирурга лично и его сотрудников. Представители Цуканова это наотрез отрицали. В конечном итоге партнеры разошлись окончательно – Андрей Росс открыл авторскую клинику Ross Medical Group, а Ross Clinic вошла в сеть центров лазерной косметологии «Линлайн». Скандальная смена владельцев на операционных показателях Ross Clinic практически не отразилась. В 2015 году, по данным исследования Аналитического центра Vademecum, в центре проведено более 2 тысяч операций – на треть больше, чем в 2014 году.

Во что выльется недопонимание между основателями СПИКа, Vademecum, выяснил у главных действующих лиц – Валентины Несватовой и Артура Рыбакин.

эстетическая хирургия, пластическая хирургия, ross clinic, рыбакин, институт красоты спика, спик, инвестиции, институт красоты на арбате
Источник Vademecum №17, 2016
Поделиться в соц.сетях
WSJ: Pfizer до конца года сможет произвести только половину планируемого объема вакцин от COVID-19
Сегодня, 17:08
Ядерная медицина вошла в перечень технологий для СПИК
Сегодня, 15:51
Сеть «Клиника Фомина» вышла на рынок Краснодара
Сегодня, 15:18
«Хеликс» сообщила о 120 повторных случаях выявления коронавируса с марта 2020 года
Сегодня, 14:17
Яндекс.Метрика