ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

16 Октября, 16:11
16 Октября, 16:11
65,75 руб
76,05 руб

Как в Непале выросла сеть высокотехнологичных нейрохирургических клиник

Ольга Гончарова
12 Мая 2018, 8:30
1383
Фото: assets-cdn.ekantipur.com

Когда в декабре 2017 года главный нейрохирург Непала Юпендра Девкота внезапно занемог и был вынужден отправиться на лечение в лондонский Kings Сollege Hospital, его болезнь стала драмой национального масштаба. Президент Непала Бидхья Деви Бхандари лично позвонила доктору Девкоте, чтобы справиться о его самочувствии, поддержала заботой его семью и дала соответствующие указания посольству республики в Великобритании. Главные непальские газеты Kathmandu Post и Himalayan Times наперебой публиковали бюллетени об актуальном состоянии больного, а в самом важном индуистском храме мира Пашупатинатх в Катманду горели огни и звучали молитвы о скорейшем выздоровлении высокочтимого доктора Девкоты. За всю историю страны ни один врач не удостаивался такого внимания и участия.

Всенародное признание Юпендра Девкота получил не только как талантливый врач, но и как усердный организатор здравоохранения – он умудрился с нуля построить полноценную нейрохирургическую службу в стране, стабильно входящей в тройку самых бедных государств Азии. В сейсмически и политически уязвимом Непале, где за последние 30 лет сменилось два десятка правительств, нейрохирургия как обособленная медицинская отрасль появилась только в конце 80‐х, по мировым меркам очень поздно, и начиналась с одного отделения и двух врачей. Сейчас в стране действует сеть высокотехнологичных специализированных клиник и отделений, выстроена система подготовки нейрохирургов, созданы профильные университет и ассоциация. Вряд ли кто‐то возьмется оспаривать роль Девкоты в этом рывке, другой вопрос – как ему удалось и чего стоило движение вверх.

ОВОЩНОЙ ИНСТИНКТ

Первые нейрохирургические операции в Непале начали проводиться в 60‐е годы. Прародителем специальности и основателем врачебной школы здесь считается доктор Дайнеш Нат Гонгал. В конце 50‐х он закончил в Бомбее медицинский университет по нейрохирургическому профилю, вернулся на родину и стал оперировать в крупнейшем государственном госпитале Bir. «Все было на очень примитивном уровне. За простейшим оборудованием я ездил в Индию», – рассказал Vademecum 84‐летний Гонгал. Он долгое время, пока к нему не присоединился доктор Юпендра Девкота, оставался первым и единственным нейрохирургом в Непале.

Прошедший тот же традиционный для непальского врача путь в профессию – через Бомбейский медуниверситет в госпиталь Bir – Девкота, по словам Гонгала, оказался очень способным и талантливым учеником: «Мы с ним очень много и тяжело работали, уходили поздно, иногда оставались в больнице на ночь». В 1982 году доктор Гонгал побывал в Atkinson Morley Hospital (сейчас часть St Georges Hospital) в Глазго, где познакомился с выдающимися врачами, в том числе с мировой нейрохирургической мегазвездой – профессором Грехемом Тисдейлом, и попросил их взять на стажировку перспективного Девкоту. «Коллеги согласились, подключилось британское консульство, и он поехал в Великобританию», – рассказывает доктор Гонгал. Глазго стал для Юпендры Девкоты «окном в мир», а стажировка позволила научиться самым передовым методикам высокотехнологичной хирургии. «В Atkinson Morley Hospital у доктора Девкоты появились друзья – врачи из разных стран, эти связи очень помогали ему в будущем», – рассказывает его ученик Пратуш Шреста.

Там же, в Британии, Девкота познакомился с автором мировых бестселлеров «Призвание» и «Не навреди» нейрохирургом Генри Маршем, вместе с которым впоследствии работал в Непале. По словам учеников Девкоты, стажировка в Глазго зарядила его мечтой – создать в Непале такой же высокотехнологичный госпиталь, в каком ему довелось практиковать в Великобритании. Девкота, проявивший свой хирургический дар еще во время учебы и стажировки, всегда хотел работать именно в Непале, а потому возможности остаться в Atkinson Morley Hospital даже не искал. «Моя философия заключается в том, что лучше выращивать овощи в собственном саду, чем покупать их в Sainsbury [сеть супермаркетов в Великобритании. – Vademecum]», – объяснял спустя много лет доктор Девкота в одном из многочисленных интервью.

Вернувшись в Непал, Девкота продолжал трудиться вместе со своим учителем Гонгалом в Bir. он широко применял методики, которым научился в Глазго, наращивал операционные потоки, постепенно становясь самым известным и авторитетным в Непале нейрохирургом. «Мы создавали все с нуля, привезли подержанное оборудование. Я делал ангиограммы сосудов головного мозга, напрямую протыкая сонную артерию. Меня этому научил Джейми Амброуз из больницы имени Аткинсона Морли. Каждый год мы полностью перекрашивали стены в отделении – я платил за краску из собственного кармана», – приводит рассказ Девкоты о работе в Bir его друг и коллега Генри Марш в своей книге «Призвание». У Девкоты появлялись собственные ученики, он постоянно поддерживал связь с британскими друзьями и учителями, старался не пропускать международные конгрессы и, таким образом, всегда был в курсе мировых нейрохирургических трендов.

К 2000‐м авторитет доктора Девкоты вырос настолько, что он был назначен министром здравоохранения, наук и технологий Непала. «На этом посту доктор Девкота проработал совсем недолго, может быть, полгода или чуть больше, но и за это короткое время сумел многое сделать. Например, провел в законодательство запрет для водителей мотоциклов и мопедов ездить без шлема и в состоянии алкогольного опьянения. О страшной статистике черепно‐мозговых травм нейрохирург Девкота знал не понаслышке. В свою бытность министром он пытался привнести в индустрию страховые механизмы, бился, как мог, с коррупцией, процветавшей в местных медицинских школах. Увы, доктор Девкота был слишком прямолинеен, чтобы задержаться в министерском кресле. А преемники доктора на этом посту перечеркнули многие его нормативные достижения – например, в отношении защиты для мотоциклистов, обвинив доктора в том, что он якобы получал процент от производителей шлемов, – рассказывает Пратуш Шреста. – Министерский этап в жизни Девкоты позволил ему укрепиться во мнении, что нейрохирургия, наравне с другими высокотехнологичными сегментами медицины, требует современного оснащения. В мире тогда уже появились системы нейронавигации, микроскопы, а получить такие инструменты в условиях многопрофильной госбольницы было невозможно: чтобы купить какое‐то оборудование, приходилось стоять в очереди за другими отделениями. Доктор Девкота окончательно уяснил: полноценно развивать нейрохирургию можно, лишь полностью сосредоточившись на ней».

КРУГОМ МАРШ

Госпиталь National Institute of Neurological and Allied Sciences, о котором мечтал Девкота, был построен в 2006 году в небольшом поселке Бэнсбери в пригороде Катманду. Создание 65‐коечной клиники потребовало около 800 млн непальских рупий, или около 3 млн евро. По информации, опубликованной на интернет‐портале Nepali Times, треть от этой суммы, составившей всего 250 млн рупий, Девкота взял в кредит, под залог собственного дома. «У доктора Девкоты было много друзей в разных странах мира и среди влиятельных людей в Непале, и все они ему помогали, в том числе и финансово, в созда‐ нии госпиталя», – объясняет Пратуш Шреста. Девкота постарался организовать свою клинику по образу и подобию Atkinson Morley Hospital и других больниц Великобритании, а заодно – с учетом недостатков, замеченных им в годы практики в государственной больнице Bir.

Проект нейрохирургического центра создавала швейцарская компания Baumann. «В госпитале есть центральный концентратор кислорода, показания пациентов передаются по беспроводным системам, например, данные компьютерной томографии выводятся в операционных. Зона ожидания для родственников комфортная и спокойная, в ней даже есть многоконфессиональная комната для молитв», – сообщала Nepali Times об открывающейся клинике.

Госпиталь высоко оценили и европейские коллеги Девкоты. Доктор Генри Марш, например, описал свои впечатления от посещения непальского госпиталя так: «Это большое и безупречно чистое здание с прекрасным естественным освещением. Вокруг растут сады – точно так же, как было когда‐то в Atkinson Morley Hospital, где мы вместе с Девом проходили практику. Дев посадил здесь магнолию в память о дереве, которое росло перед нашей старой прославленной больницей. В такой бедной стране, как Непал, вовсе не рассчитываешь увидеть столь приятную больницу – со множеством окон, просторную, чистую и ухоженную».

National Institute of Neurological and Allied Sciences – первая в Непале частная клиника нейрохирургического профиля – вынуждена была учитывать экономическую ситуацию: в стране, где средняя зарплата не превышала $100–200, покрывать расходы на оперативные вмешательства было непросто. Всеобщего медицинского страхования в Непале не существовало, большинство пациентов платили за лечение наличными. По словам доктора Пратуша Шресты, руководители клиники старались удерживать невысокие цены на операции – некоторые вмешательства могли стоить около $200. 

nepalhospital.jpg

Источник: hamrodoctor.com

C оборудованием и расходными материалами продолжали помогать друзья доктора Девкоты из‐за границы. Рассказывает Шреста: «Помню, как мы встречали в аэропорту Катманду британских нейрохирургов, которые привезли нам первый микроскоп. Спустя два года мы смогли приобрести нейронавигационное оборудование. Потом у доктора Девкоты возникла идея начать проводить эндоваскулярные вмешательства, и это тоже мы смогли сделать. Так постепенно госпиталь превратился в клинику, оснащенную современным оборудованием, но это, конечно, произошло не за один день – понадобились годы».

Создание госпиталя позволило Девкоте организовать полноценную нейрохирургическую школу – до этого студентам медицинских институтов, которые хотели стать нейрохирургами, приходилось отправляться на учебу в Бомбей или, если позволяли средства семьи, в Европу. Девкота, говорят его ученики, стремился развивать в нейрохирургии специализацию – то есть действовал так, как это практиковалось во всем мире. Еще на этапе обучения он старался подобрать для каждого из хирургов свое направление – нейроонкологию, спинальную хирургию и так далее. «Когда я в 2008 году заканчивал Институт медицины, мечтой любого студента была карьера доктора Девкоты, все хотели походить именно на него. Мне очень повезло, он уделял моему образованию особое внимание и сам финансировал все мои поездки, – признается Шреста, – сначала отправил меня в Индию, а сейчас я прохожу стажировку в Кливленде».

Всенародная известность сыграла в жизни нейрохирурга и дурную роль. В 2008 году неизвестные проникли в дом Девкоты и похитили его 16‐летнюю дочь Медху. Девушку освободили, но лишь после того, как врач заплатил выкуп. Как выяснила полиция, организатором похищения оказался бывший одноклассник Девкоты. «Похищением дочки дело не ограничилось. были и другие попытки вымогательства. Раньше я всегда сам носил свой мобильный, пока однажды мне не позвонили и не сказали: «Вы слышали про группировку Черного Паука? Помните, как мы убили такого‐то и такого‐то врача?» Они хотели денег, но я не пошел у них на поводу, и теперь Рамеш, мой водитель, носит телефон вместо меня. Во время восстания маоистов ко мне частенько приходили, требуя деньги. Я всегда отказывал, но обещал с радостью оказать бесплатные медицинские услуги», – приводит рассказ Девкоты о рисках и угрозах в жизни непальского врача Генри Марш.

БРАТСТВО И СЕСТРЫ

Доктора Юпендру Девкоту признают национальным героем не только за создание первой в Непале высокотехнологичной нейрохирургической клиники, но и за то, что его усилиями в стране появились разветвленная сеть оказания нейрохирургической помощи и специализированная врачебная школа.

По словам доктора Шресты, сейчас в Непале практикуют 65 нейрохирургов, действуют 12 нейрохирургических больниц и отделений. «Каждый год у нас начинают работать пять – семь новых нейрохирургов, получивших образование в Непале, и в некоторых случаях в Индии, Бангладеше или Японии», – рассказывает Прабин Шреста, занимающий сейчас пост генерального секретаря Непальской ассоциации нейрохирургов (Neson). В их числе – пять женщин, что считается в национальном здравоохранении редкостью и даже экзотикой. «Пациенты, конечно, стремятся попасть к докторам‐мужчинам. Даже образованные люди называют меня медсестрой. Восприятие осталось таким, что доктором должен быть мужчина», – признавалась первая в стране женщина‐нейрохирург Майя Баттачан в интервью Global Press Journal.

Больницы, оказывающие нейрохирургическую помощь, говорит генеральный секретарь Neson, сконцентрированы в Катманду и других крупных городах страны – Биратнагаре, Покхаре, Непалджуне, Бутвале. Специализированные медучреждения, по словам Прабина Шресты, принято делить на три категории: государственные, университетские и частные. Правда, полноценно нейрохирургическую помощь оказывают лишь две государственные больницы – Bir, где начинали работать Девкота и Гонгал, и Bharatpur. Оценить объем бюджетных расходов на нейрохирургию очень сложно – эти данные госорганы Непала не раскрывают. «Нигде нет никакой информации, но, как мы догадываемся, эти вливания крайне малы», – говорит Прабин Шреста. Главным образом нейрохирургию в Непале толкают вперед частные медпредприятия, созданные учениками и последователями доктора Девкоты.

Крупнейшей специализированной клиникой по‐прежнему остается National Institute of Neurological and Allied Sciences, где работают семь нейрохирургов и проводится по 150–200 вмешательств в месяц. операции здесь оплачиваются и государством, и самими пациентами. По словам Прабина Шресты, система медицинского страхования в стране по‐прежнему полноценно не работает. Стоимость нейрохирургической операции в частных клиниках в среднем варьируется в диапазоне $1–1,5 тысячи, эта сумма подразумевает покрытие хирургии и пребывания в больнице. В университетских клиниках стоимость операции примерно вдвое ниже, еще меньше стоят специализированные услуги госбольниц, говорит Шреста: «Там длинные очереди и не очень хороший сервис, поэтому многие пациенты предпочитают частные клиники». Администратор National Institute of Neurological and Allied Sciences доктор Рачана Накарми говорит, что большинство пациентов рассчитываются за операции и сопутствующие услуги кэшем, практикуются и соплатежи, когда часть стоимости лечения покрывается государством.

Опрошенные Vademecum непальские врачи солидарны во мнении, что нейрохирургия, как и многие другие высокотехнологичные медицинские направления, тормозится в развитии по экономическим и традиционно с ними связанным концептуальным причинам: отсутствие адекватного финансирования не позволяет проводить профилактику заболеваний. «Мало кто из пациентов и их родственников говорит по‐английски, поэтому между ними и мной непреодолимая стена непонимания. они ждут от медицины невозможного и негодуют, если операция заканчивается неудачей, хотя в случае успеха почитают нас, как богов», – описывал свои впечатления от работы в непальском госпитале Генри Марш.

Конечно, нейрохирургическая помощь доступна далеко не всем непальцам. Тем не менее подход Девкоты позволил превратить эту медицинскую службу в саморазвивающуюся систему. И даже когда основоположник отрасли и школы отсутствует – доктор Юпендра Девкота и сегодня находится на лечении в Лондоне, – его ученики и коллеги не оставляют усилий по продвижению и совершенствованию национальной нейрохирургии. «Мы сейчас занимаемся подготовкой Международного конгресса, который пройдет в Непале в следующем году, – будут гости из многих стран, в том числе из Европы и, возможно, из России», – обещает доктор Дайнеш Нат Гонгал.

непал, нейрохирургия, юпендра девкота
Источник Vademecum №7, 2018
Поделиться в соц.сетях
Проверка Росздравнадзора привела к отставке главврача Ростовского перинатального центра
Сегодня, 16:07
Сеть «Доктор рядом» купила клинику в Москве
Сегодня, 12:00
В России может появиться единый поставщик импортных лекарств и медизделий
Сегодня, 8:20
Сотрудники Вологодской ОДКБ готовы уволиться в знак протеста против обвинительного приговора их коллеге
15 Октября 2018, 20:57
Важнейшие новости прошедшей недели
Vademecum представляет самые важные и интересные новости прошедшей недели.
2 Июня 2018, 8:08
Мединдустрия
Почему американские нейрохирурги предпочитают кочевую практику оседлой
1644
Мединдустрия
Кто и как рискнул практиковать в России нейрохирургию частным порядком
1502
Александр Коновалов
Академик, президент НМИЦ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко
«Мои ученики делают многое на порядок лучше того, что делал я»
15 Мая 2018, 10:45
Владимир Крылов
Главный нейрохирург Минздрава РФ
«Российская нейрохирургия имеет профиль Скворцовой»
10 Мая 2018, 7:59
Мединдустрия
Как нейрохирургия стала элитным и наиболее состоятельным сегментом российского здравоохранения
3544
В свердловской «Титановой долине» запустят производство медизделий
28 Декабря 2017, 11:57
Центр им. Алмазова заново объявил конкурс на строительство нейрохирургического института
14 Ноября 2017, 19:24
Новый комплекс НМИЦ им. В.А. Алмазова обойдется в 6,76 млрд рублей
28 Августа 2017, 17:52
В государственных медцентрах РФ иностранцы предпочитают лечить глаза
16 Сентября 2016, 13:53
Минздрав начал реформу детской нейрохирургии
9 Августа 2016, 22:19
Яндекс.Метрика