20 Сентября 2020
«Р-Фарм» установил отпускную цену на Коронавир от COVID-19
18 Сентября 2020, 20:51
Петербургская Боткинская больница погасит долг в 400 млн рублей с помощью ТФОМС
18 Сентября 2020, 19:46
«Это в общем-то позорная профессия». Емельян Брауде – о косметологии, постановочных видео в Инстаграм и о себе
18 Сентября 2020, 18:42
МИГ модернизирует радиологическую службу в Новосибирске за 2,2 млрд рублей
18 Сентября 2020, 16:27
20 Сентября, 15:03

Начальник транспарантного цеха

Кирилл Седов
12 Января 2015, 15:55
4600
Кто оказался у руля протестного движения медиков
Трудовые конфликты в отдельных госмедучреждениях к осени 2014 года слились в широкую протестную волну, выкатившую власти требование системных преобразований в здравоохранении. Может быть, потому, что очередной этап борьбы потребовал больше вдумчивости, чем стойкости, а может, и по сезонным соображениям, лидеры протеста, испробовавшие пикеты, забастовки и голодовки, сочли разумным взять звуковую паузу и перейти к кабинетной работе – с соратниками, оппонентами и документами.

Массовому протесту против уничтожения здравоохранения предшествовали локальные битвы – за будущее сотрудников и пациентов конкретных медучреждений. В 2014‑м акции недовольства стартовали сразу после новогодних праздников и почти не прекращались. Толком не завершив рождественских каникул, 10 января активисты движения «Вместе – за достойную медицину!», созданного специально для борьбы с сокращением московских больниц, пикетировали здание Минздрава в Рахмановском переулке. Манифестанты протестовали против ликвидации ФГБУ «Гематологический научный центр», подразумевая под ликвидацией увольнение нескольких сотен сотрудников, закрытие отделений и сокращение приема пациентов.

Профсоюз медицинских работников «Действие» тоже поднимал протестные волны, но, как и положено трудовому союзу, специализировался на производственных конфликтах из‑за низких зарплат и сверхнагрузок. Регулярность, с которой проявлял себя профсоюз, практически ежемесячно сопровождавший митинговую активность медиков, проведение ими «итальянских забастовок» и голодовок, выпуск петиций и ультиматумов, можно смело назвать последовательностью. Размах «Действию» придавала обширная география его присутствия – кампании с участием ячеек и лидеров профсоюза проходили в Уфе, Североморске, Санкт‑Петербурге, Владикавказе, Казани, Удмуртии и Рязанской области.

Осенью два протестных потока слились воедино. Движение «Вместе – за достойную медицину!» и профсоюз «Действие», заручившись поддержкой Конфедерации профсоюзов, в течение ноября организовали в самом, казалось бы, благополучном регионе страны – Москве – два митинга, беспрецедентных по числу участников и общественному резонансу. Акции, спровоцированные известиями о планах столичного Департамента здравоохранения уволить 30% медперсонала и закрыть 28 больниц, в итоге были поддержаны более чем в 50 регионах России.

Стороны конфликта – руководители социального блока правительства Москвы и Минздрава и лидеры протестующих медиков – особого стремления к диалогу и взаимопониманию не продемонстрировали. Федеральное министерство отгородилось от московской проблемы констатацией: в стране определены критерии эффективности региональных систем здравоохранения, а средства и методы достижения нужных показателей выбирают сами субъекты. У мэрии столицы нашелся свой аргумент: с погружением в ОМС ведомственной и федеральной системам здравоохранения стало не хватать денег, и потому альтернативы сокращению неэффективных расходов и закрытию больниц нет.

У организаторов же митинга к моменту возможного сближения позиций с чиновниками‑реформаторами сложилась типичная «фига в кармане»: во‑первых, обида, что их никто не пригласил к диалогу раньше; во‑вторых, нежелание вступать в переговоры до тех пор, пока мэрия не выполнит требований протестующих. В «великой ноябрьской резолюции», принятой на втором площадном стоянии, были сформулированы три категорических условия приостановки борьбы – мораторий на закрытие медучреждений и сокращение медиков, гласность в обсуждении и реализации планов реформ и отставка руководства здравоохранения Москвы. В случае игнорирования своих требований организаторы пригрозили начать кампанию за отставку Сергея Собянина, «как не справившегося со своими должностными обязанностями, подвергнувшего угрозе безопасность и здоровье жителей и не обеспечившего функционирования систем жизнеобеспечения города».

Поставив мэрии ультиматум, правда, не оговорив сроки его действия, лидеры протеста временно сменили орудия борьбы, оставив практику шествия ради теории созидания. Для начала в кооперации с Пироговским движением врачей был подготовлен общественный доклад «Здравоохранение Москвы – 2014» – 36‑страничный труд, анализирующий преобразования в московской системе здравоохранения и расценивающий их как пример локаута, то есть массовых увольнений и структурных подвижек с целью оказания давления на работников. На основе доклада активисты обещают подготовить «альтернативную» программу реформы здравоохранения. С приходом зимы от уличных форм протеста решено было на время отказаться.

протесты медработников, забастовка, итальянская забастовка
Поделиться в соц.сетях
«Р-Фарм» установил отпускную цену на Коронавир от COVID-19
18 Сентября 2020, 20:51
Петербургская Боткинская больница погасит долг в 400 млн рублей с помощью ТФОМС
18 Сентября 2020, 19:46
«Это в общем-то позорная профессия». Емельян Брауде – о косметологии, постановочных видео в Инстаграм и о себе
18 Сентября 2020, 18:42
МИГ модернизирует радиологическую службу в Новосибирске за 2,2 млрд рублей
18 Сентября 2020, 16:27
Яндекс.Метрика