03 Июня 2020
Коронавирус и COVID-19. Мониторинг
2 Июня 2020, 23:47
В ограничившее плановую медпомощь ПП №432 внесут поправки
2 Июня 2020, 23:41
Реконструкцию реабилитационного центра «Луч» оценили в 560 млн рублей
2 Июня 2020, 21:17
Отраслевые объединения попросили Путина отложить маркировку лекарств
2 Июня 2020, 19:38
3 Июня, 0:21

Купание в прорези: как пластическая хирургия приспосабливается к новой регуляторной реальности

3 Февраля 2020, 0:09
3229
Фото: pscommission.ru
Обновленный в июне 2018 года Порядок оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия» за прошедшие полтора года заметно изменил отраслевой ландшафт. Ужесточение требований к оснащению профильных медучреждений привело к самоликвидации 45% пластических клиник, но пропорционального снижения операционной активности не вызвало. Как показало проведенное Аналитическим центром Vademecum исследование сегмента, общее количество вмешательств за тот же период сократилось меньше чем на треть. Пластические хирурги, потерявшие одно место практики, быстро нашли себя во вновь открывшихся отделениях и медцентрах, начали арендовать мощности в адекватно оборудованных государственных больницах, ушли в «тень». Иными словами, отрасль творчески осмыслила регуляторный выпад – где‑то адаптировалась к ужесточенным лицензионным требованиям, где‑то попыталась их обойти.

Вступление в силу приказа Минздрава РФ №298н, предписывающего владельцам пластических клиник оснащать медцентры тяжелым диагностическим и реанимационным оборудованием, участники рынка единогласно называют самым разрушительным событием за всю историю отрасли. Как следует из отчета Росздравнадзора, предоставленного Vademecum, последовавшие за изданием нового регламента контрольные мероприятия службы выявили в профильных медучреждениях более 3,2 тысячи нарушений разного типа, и до конца 2018 года 252 медорганизации, имевшие лицензию на проведение пластических операций, прекратили деятельность по собственной инициативе.

Если в начале 2018 года в России, по данным мониторинга Vademecum, функционировали 694 клиники пластической хирургии, то к октябрю 2019 года их количество снизилось на 45% – до 380 профильных медцентров. Владельцы закрывшихся медпредприятий объясняют решение о сворачивании бизнеса элементарным отсутствием средств на переоснащение.

По идее, почти двукратное сокращение числа провайдеров услуг пластической хирургии должно было обрушить операционную активность, но одномоментного обвала не произошло. Как показали результаты регулярно проводимого Vademecum исследования рынка эстетической пластической хирургии, в первый год действия ужесточенного регламента количество пластических операций даже выросло на 26% – до 173 тысяч вмешательств, а по итогам 2019 года – снизилось, но не более чем на треть к предыдущему периоду и всего на 9% по сравнению с 2017 годом, когда особых требований к оснащению клиник еще не было.

Всплеск операционной активности, наблюдавшийся в первые месяцы после вступления в силу приказа №298н, опрошенные Vademecum хирурги объясняют тем, что владельцы клиник, приняв неизбежность скорого закрытия бизнеса, стремились «выжать из него максимум». «Когда пошли первые проверки Росздравнадзора, многим выписали рекомендации и дали время на устранение замечаний. Некоторые учредители понимали, что рискуют вот‑вот потерять площадку, и решили использовать буквально каждый час, оперировали круглосуточно, чтобы собрать как можно большую кассу», – рассказывает пластический хирург Денис Гинзбург.

Но если вынести за скобки реактивный ответ индустрии на действия регуляторов, всплеск операционной активности уже в 2019 году должен был смениться резко отрицательной динамикой, а рынок – обрушиться по отношению к 2017 году пропорционально сокращению числа операторов. Что же смягчило падение?

РУКИ ПО ШВАМ

Вот как это объясняют пластические хирурги и собственники профильных медцентров, участвовавшие в опросе Vademecum, посвященном их отношению к ужесточившимся нормативным требованиям. Несмотря на повсеместное закрытие клиник, значительная часть респондентов (более 46%) отметили, что относятся к новому регламенту положительно, почти четверть – нейтрально, меньше трети – отрицательно. При этом основной «вклад» в негативную оценку документа сделали владельцы клиник, многие из которых в результате регуляторных изменений потеряли бизнес: 75% этой категории респондентов заявили, что относятся к обновленному Порядку отрицательно. С другой стороны, не менее половины опрошенных из числа заведующих отделениями и хирургов в целом восприняли обновление лицензионных норм позитивно. «Многие владельцы медцентров оказались не в состоянии соответствовать новым требованиям, поскольку предписанное приказом переоснащение клиник в ряде случаев требовало не менее $500 тысяч инвестиций, непосильных для большинства собственников. Но врачи в основном сумели адаптироваться – многопрофильные клиники, сдающие в аренду операционные, забиты хирургами и операциями с ночи до утра. То есть произошла некая централизация услуг. Да, многие «квартирные» клиники ушли, но люди на рынке остались», – делится своими наблюдениями пластический хирург Андрей Росс.

Другая причина условной плавности проседания рынка, как показал мониторинг Vademecum, состоит в том, что многие из закрывшихся клиник демонстрировали среднюю и низкую операционную активность – на уровне 100–300 вмешательств в год, тогда как основной пул провайдеров профильных медуслуг сохранил свои позиции и с издержками обновленного регламента быстро справился. Как утверждают представители Центра косметологии и пластической хирургии им. С.В. Нудельмана (ежегодно проводит более 5 тысяч вмешательств), сразу после вступления приказа №298н в силу клиника докупила все требуемое оборудование, и обновление Порядка на ее операционной активности практически никак не отразилось.

Московская клиника «Шарм», традиционно выполнявшая от 500 до тысячи вмешательств в год, переехала на новую площадку и тоже не потеряла оборотов. «Площади, которые мы занимали, не соответствовали новым требованиям, в частности, это было не отдельно стоящее здание, не было теплых переходов между помещениями. Перед нами стоял выбор – уйти в найм или адаптировать бизнес к новым условиям. Мы выбрали второе – купили рентген, маммограф, переехали в новое здание. Но на число обслуживаемых пациентов и наш средний чек это никак не повлияло», – утверждает основатель клиники «Шарм» Гайк Бабаян.

Наконец, еще один фактор, тормозящий падение. Опрошенные Vademecum пластические хирурги свидетельствуют: некоторые их коллеги ушли в «серую» зону, то есть продолжили операционную активность, декларируя, что оказывают только амбулаторные услуги. «Мы получаем сведения из регионов, что многие специалисты клиник, имеющих право проводить только консультации, на самом деле оперируют там же, например, по ночам», – заявил на условиях анонимности один из собеседников Vademecum.

Главный врач клиники Beauty Doctor Александр Дудник отмечает, что «серый» рынок в пластической хирургии существовал и до вступления в силу нового Порядка – в частности, услуги оказывали клиники, не имеющие профильной лицензии: «Некоторые пластические хирурги продолжают проводить операции и сейчас, поскольку у них нет лицензии, проверки Росздравнадзора их не затронули».

Отраслевой аналитик Елена Москвичева, подводя краткие итоги прошедшего года, видит актуальную конфигурацию рынка так: «Многие клиники продолжают консультировать в амбулаторных условиях, а работающие в них пластические хирурги устроились на четверть ставки в бюджетные учреждения и там пользуют своих пациентов, но деньги за операции оседают на счетах частных клиник. Другие медорганизации, отказавшись от лицензии на пластику, проводят операции под кодами хирургических услуг, те же, кто из‑за внимания надзорных органов не решился на первое и второе, просто отдали свои операционные под нитевые технологии».

Проведенный Vademecum сплошной опрос клиник пластической хирургии показал, что часть медцентров, приостановивших операции, планируют возобновить хирургическую активность и уже ведут запись на прием в 2020 году. Опираясь на эти данные, можно прогнозировать возвращение на рынок до 10–20% временно выпавших из процесса профильных медучреждений.

ЕДВА ЗАМЕТНЫЙ ШАРМ

Тем не менее, как предсказывают пластические хирурги, в ближайшие годы операционная активность на рынке все‑таки может существенно снизиться. Во‑первых, некоторые специалисты, перешедшие из авторских клиник в многопрофильные больницы, уже столкнулись с ужесточившимися условиями «аренды» операционных в этих учреждениях и задумались о смене специализации. «Сейчас я занялся наукой, получаю сертификат по онкологии, чтобы в перспективе иметь возможность как минимум проводить реконструктивные операции в онкодиспансерах. Необходимо приспосабливаться к реальности», – резюмирует Денис Гинзбург.

Специалисты из закрывшихся медцентров, делится своими наблюдениями Елена Москвичева, нашли себя в разных амплуа: «Кто‑то гастролирует по городам и весям, предпочитая для проведения операций закрытые ведомственные санатории, кто‑то пытается устроиться в клиники косметологии под предлогом большого опыта в косметологических инъекциях, есть и такие, кто пытается переквалифицироваться в физиотерапевты и посвятить себя лазерам, но официально сделать это можно только при наличии ординатуры по пластической хирургии. Большинство потеряло в заработках».

Андрей Росс прогнозирует концентрацию профильных услуг в государственном секторе, на площадках, оснащенных в соответствии с приказом №298н: «Сейчас любая госбольница может очень быстро получить лицензию на оказание помощи по пластической хирургии, соответственно они будут наращивать количество операций, демпингуя и ломая конкуренцию на рынке. При этом нет гарантии, что к возможным осложнениям и неблагоприятным последствиям в этих больницах будет столько же внимания, сколько и к несчастным случаям, имевшим место в частных клиниках».

Чтобы не допустить коллапса на рынке и помочь коллегам адаптироваться к новой реальности, группа авторитетных специалистов, в том числе Александр Дудник, Кирилл Пшениснов, Таир Алиев, Сергей Блохин, Светлана Грищенко и другие, в 2018 году учредили новую отраслевую ассоциацию «Региональное объединение специалистов пластической хирургии» (РОСПХ), в планах которой – создание медико‑правового центра для юридической поддержки участников объединения, разработка стандартов и клинических рекомендаций по пластической хирургии, программ повышения квалификации и аккредитации специалистов, взаимодействие с органами власти.

Первое собрание участников РОСПХ прошло в конце октября на тематическом заседании Vademecum Private Club, организованном на площадке московского представительства международной юридической компании Dentons. В обсуждении отраслевых проблем, помимо пластических хирургов, приняли участие представители смежных специальностей, в том числе стоматологи.

«Стоматологический рынок уже прошел аналогичный этап регулирования, нашел эффективные форматы работы, поэтому мы призываем коллег двигаться по пути междисциплинарного взаимодействия и обмена опытом», – заявил президент организации «Медицинский союз «Единство» Илья Фридман.

Участники РОСПХ рекомендацию «смежников» услышали и тут же, в ходе своей первой официальной встречи, решили, что одним из вариантов развития ассоциации может стать ее трансформация в саморегулируемую организацию, объединяющую не только отдельных отраслевых специалистов, а профильные медучреждения, и способную защищать интересы пластических хирургов‑предпринимателей в их взаимодействии с регуляторами.


пластическая хирургия, минздрав, мантурова
Источник Vademecum №10-11, 2019
Поделиться в соц.сетях
Коронавирус и COVID-19. Мониторинг
2 Июня 2020, 23:47
В ограничившее плановую медпомощь ПП №432 внесут поправки
2 Июня 2020, 23:41
Реконструкцию реабилитационного центра «Луч» оценили в 560 млн рублей
2 Июня 2020, 21:17
Отраслевые объединения попросили Путина отложить маркировку лекарств
2 Июня 2020, 19:38
Яндекс.Метрика