21 Октября, 11:47

Храбрые партняшки

Василий Когаловский, Алексей Каменский, Ольга Гончарова
27 Января 2014, 18:02
5541
Институт экономической политики исследовал формы жизни ГЧП в здравоохранении
Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара завершил первое в России исследование государственно‑частного партнерства (ГЧП) в здравоохранении. Сделанный по заказу ФФОМС отчет стоимостью 1,8 млн рублей должен был сформировать у целевой аудитории понимание, что такое ГЧП в медицине, выявить его основные формы и дать отделениям ФОМС методические рекомендации по работе с этим механизмом. Однако из‑за закрытости сегмента институту удалось детально оценить эффективность только трех партнерств, а само понятие «ГЧП в здравоохранении» так и не получило внятных критериев и было признано гайдаровцами «аморфным».

МОДНЫЙ ЗАГОВОР

Идея провести отдельное исследование по ГЧП в здравоохранении возникла у представителей ФФОМС в конце 2012 года – на волне популярности этой темы в госорганах. Минэкономразвития подготовило первую редакцию проекта федерального закона ≪Об основах ГЧП в Российской Федерации≫, а Вероника Скворцова начала делать первые заявления об эффективности механизмов ГЧП в индустрии здравоохранения. ≪Минздрав тогда начал задумываться о формировании стратегии ГЧП в медицине, а у ФФОМС был бюджет на проведение научно‑прикладных исследований≫, – поясняет близкий к ведомству источник.

В марте 2013 года ФФОМС провел конкурс на ≪Исследование возможных форм государственно‑частного партнерства в целях повышения качества оказания медицинской помощи в условиях реализации федеральных законов ≪Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации≫ и ≪Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации≫ с начальной ценой контракта в 2,4 млн рублей. Согласно конкурсной документации, в срок от 190 до 260 дней исполнитель должен был провести анализ самых значимых из имеющихся проектов ГЧП в медицине, сформировать типовые программы действий по реализации ГЧП для госорганов, территориальных фондов ОМС и частных компаний, разработать технологию распределения рисков между партнерами и провести апробацию экспертных программ в 10 субъектах РФ. При этом одной из основных целей исследования было определить, что такое в принципе ГЧП в здравоохранении. ≪В настоящее время термин ГЧП используется для обозначения любых форм отношений между государством и бизнесом: от создания СП до размещения госзаказа, – признавали авторы конкурсной документации. – Необходимо сформировать новое понятие о ГЧП как об определенном типе отношений, действующих в ограниченный период времени на заранее определенных условиях≫.

На конкурс подали заявки восемь участников: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава (ФГБУ ≪ЦНИИОИЗ≫ Минздрава России), Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, НИУ ≪Высшая школа экономики≫, МГИМО МИД России, Московский научно‑исследовательский институт организации здравоохранения и медицинской экологии Департамента здравоохранения города Москвы (ГБУЗ ≪МНИИ ОЗиМЭ ДЗМ≫), компания ≪Базис‑Мед≫ и Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара. Самую высокую стоимость контракта – 2,3 млн рублей назвал ФГБУ ≪ЦНИИОИЗ≫ Минздрава России, а минимальную цену в 500 тысяч рублей – заявил ГБУЗ ≪МНИИ ОЗиМЭ ДЗМ≫. Победителем конкурса стал Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара (ИЭП), предложивший провести исследование за 190 дней и 1,8 млн рублей.

≪Мы являемся идеологическими сторонниками расширения присутствия частного сектора не только в здравоохранении, но и во всех других отраслях. Поэтому, безусловно, проект был нам интересен≫, – объясняет заведующий лабораторией межбюджетных отношений ИЭП Владимир Назаров. По его словам, в конце декабря исследование было завершено и сдано в ФФОМС. Представители фонда не ответили на запрос VM о том, что именно им удалось получить за 1,8 млн рублей.

Однако сотрудники гайдаровского института ознакомили VM с основными выводами исследования. Всего в своей работе институт рассмотрел 15 медицинских проектов ГЧП, реализованных в России в последние три года, и провел их анализ, опираясь на открытые источники, опросы участников партнерств и документацию медицинских учреждений. ≪Уровень детализации анализа существенно отличается по проектам. Рынок медицинских услуг очень закрыт, поэтому кто‑то предоставил нам полную информацию, а кто‑то ограничился только общими фразами или ссылками на сайт. В результате детально удалось разобрать и просчитать эффективность только трех примеров ГЧП в здравоохранении – опыт работы компании ≪АВА‑ПЕТЕР≫ в Татарстане и проекты транспортного аутсорсинга на станциях скорой помощи, – признается Владимир Назаров. Тем не менее дефицит информации не помешал авторам исследования сегментировать ГЧПна основные типы и сформировать рекомендации по преодолению рисков работы с ними.

КОНЦЕССИОННОЕ УДОСТОВЕРЕНИЕ

Самой распространенной формой ГЧП в здравоохранении, по данным авторов исследования, оказалась концессия. При таком сотрудничестве выбранная по конкурсу компания вкладывает средства в реконструкцию и оснащение учреждения, получает его в управление на оговоренный в соглашении срок и оказывает медпомощь в системе ОМС, в ряде случаев зарабатывая также на коммерческих услугах.

Популярность концессий в ИЭП объясняют прозрачностью механизма сотрудничества. ≪Во‑первых, существует отдельный федеральный закон ≪О концессионных соглашениях≫. Кроме того, другие формы ГЧП, например, совместное предприятие, требуют значительно большей координации усилий между частником и государством. При концессионном соглашении можно жестче разграничить полномочия каждой из сторон≫, – поясняет Владимир Назаров.

Преимущества такой формы партнерства доказывают разобранные в отчете ИЭП примеры концессий, в частности опыт вхождения в ГЧП казанского Центра планирования семьи и репродукции. Чтобы привлечь средства на модернизацию центра и повысить доступность операций ЭКО в регионе, правительство Республики Татарстан три года назад передало медучреждение в управление санкт‑петербургской компании ≪АВА‑ПЕТЕР≫. Партнерство строилось по принципу ≪классической концессии≫. По словам генерального директора компании Глеба Михайлика, ≪АВА‑ПЕТЕР≫ вложила более 50 млн рублей в реконструкцию и переоснащение центра, а власти со своей стороны финансируют не менее 400 циклов ЭКО в год. Помимо работы с программой госгарантий центр оказывает и платные услуги. Например, в 2013 году здесь наряду с 830 циклами, которые финансировались по ОМС и программам высокотехнологичной медицинской помощи, было реализовано 490 коммерческих циклов ЭКО. ≪Схема обеспечила центру положительную рентабельность уже в первые годы работы≫, – замечает Владимир Назаров. Представители ≪АВА‑ПЕТЕР≫ довольны партнерством и рассчитывают окупить вложения уже к 2017 году. И с точки зрения государства ИЭП оценивает сотрудничество республики с концессионером как успешное – с начала работы центра результативность ЭКО в среднем по региону выросла на 10%. ≪В 2012 году в центре провели 671 операцию ЭКО, в то время как в период с 2008‑го по 2010 год во всем Татарстане было проведено только 650 операций≫, – говорит Владимир Назаров. Единственная проблема, которую не удалось решить, отмечает аналитик, – это очереди. После передачи центра в управление ≪АВА‑ПЕТЕР≫ обращаемость к операциям ЭКО резко выросла – с 2,5 тысячи супружеских пар в 2011 году до 3 тысяч супружеских пар в 2012 году.

Еще один пример успешной концессии, по мнению авторов исследования, – реконструкция здания бывшего роддома №1 в Новосибирске. Два года назад генеральный директор новосибирской компании ≪Авиценна≫ Борис Айзикович заключил с мэрией соглашение, по которому получал этот объект в управление на 20 лет и принимал обязательства по его капитальному ремонту. Тогда предприниматель хотел расширить комплекс медучреждений ≪Авиценна≫ – другая часть того же здания уже находилась в собственности компании. ≪Обычно мы стараемся покупать объекты, но здесь речь шла о памятнике архитектуры, построенном в 1898 году, и по ряду законодательных моментов это было невозможно. Поэтому концессия была скорее вынужденной мерой≫, – признается Борис Айзикович. По договору ≪Авиценна≫ должна была вложить в реконструкцию здания 60 млн рублей, но по факту в ремонт и оснащение пришлось инвестировать 10 млн долларов.

≪Реконструкция длилась два года. Здание было очень ветхим и не соответствовало современным требованиям≫, – поясняет предприниматель. Кроме того, по концессионному соглашению центр должен проводить за свой счет 48 операций ЭКО в год, общие расходы на которые составляют 5‑6 млн рублей, а также отчислять мэрии концессионную плату. ≪Начинать такой проект с нуля нам было бы невыгодно. Инвестиции оправдывают себя только за счет того, что центр был интегрирован в общий комплекс наших учреждений, и нам удалось значительно расширить свое направление ЭКО≫, – говорит Айзикович.

Концессионные проекты сами по себе в редких случаях оказываются выгодными для частника, соглашаются отраслевые эксперты. ≪Экономический смысл ГЧП при отсутствии здания в собственности неочевиден: инвестиции в проект полноценной частной клиники составляют как минимум 300 млн рублей и могут вернуться примерно за три года. А окупаемость концессии, где частник оказывает услуги по ОМС, может растянуться на пять и более лет≫, – отмечает управляющий партнер компании ≪Базис‑Мед≫ Андрей Алмазов. Партнер Tenzor Consulting Group Роман Джапаридзе добавляет, что концессионные соглашения могут успешно работать не во всех российских регионах: ≪Если, например, в Татарстане действуют приемлемые тарифы ОМС для покрытия расходов учреждения, то во многих других областях они не обеспечивают даже части затрат. И тогда компания будет работать себе в убыток≫. Борис Айзикович из ≪Авиценны≫ называет в числе потенциальных угроз успешного ГЧП разногласия междупартнерами в части оказания услуг по ОМС: ≪Есть большие различия в стандартах использования расходных материалов и непосредственно оказания услуг. Например, в нашем частном стационаре средняя продолжительность пребывания составляет 1,2 койко‑дня, а в государственных больницах этот показатель в несколько раз больше≫.

В то же время для государства, отмечают авторы исследования из гайдаровского института, концессия остается формой сотрудничества, ≪сбалансированной с точки зрения рисков≫. Конечно, гарантировать полностью беспроблемное партнерство сложно. Например, частник может не вовремя завершить работы по строительству и реконструкции учреждения, а получив его в управление, некачественно оказывать услуги, но эти сложности разрешимы. ≪Государство может задействовать свои резервные мощности, пока реализуется проект, а некачественное оказание услуг – исключить с помощью стандартизации, зафиксированной в соглашении между партнерами≫, – говорит Владимир Назаров.

Не все представители власти разделяют оптимизм ≪гайдаровцев≫. ≪Призываю не питать особых иллюзий и надежд в отношении концессий. Издержки, которые мы несем при финансировании через модели ГЧП, зачастую перевешивают те плюсы, которые мы в конечном итоге получаем≫, – заявляла прошлой весной отвечающая за здравоохранение вице‑губернатор Санкт‑Петербурга Ольга Казанская. А представитель Министерства здравоохранения Самарской области считает, что самый большой риск классической концессии для государства – потеря контроля над медучреждением: ≪Может сложиться ситуация, когда, например, частнику надоест управлять клиникой, и тогда население на длительный период останется без медуслуг. Это особенно критично для социально значимых видов медпомощи, как, например, диализ, в котором важен непрерывный цикл лечения≫.

РАЗВЕДКА «КВАЗИ»

Сотрудничеству государства и частных компаний в лечении гемодиализа ИЭП посвятил отдельную главу, объединив такие примеры под термином ≪квазиГЧП≫ (VM исследовал российский рынок гемодиализа в материале ≪Почечные удары≫ – см. #7 от 8 июля 2013 года). Сейчас любая частная компания, открывающая диализный центр в России, вынуждена договариваться о партнерстве с государством. ≪Лечение гемодиализа – очень дорогой и длительный процесс, пациент в очень редких случаях может оплатить его из собственных средств. Поэтому почти все услуги в центрах оказываются по ОМС, а доля пациентов, которые лечатся за свои деньги, ничтожно мала≫, – поясняет медицинский директор ≪Б.Браун Авитум Руссланд≫ Валерий Шило. Активный выход частников на этот рынок наблюдался в последние два года, и каждый из них уже выработал свою схему работы с региональными властями. К ≪квазиГЧП≫ авторы исследования из ИЭП отнесли опыт и ≪Фрезениус НефроКеа≫, и ≪Б.Браун Авитум Руссланд≫, управляющих сетями диализных центров в ряде субъектов РФ.

≪Мы на свои деньги строим центры и нанимаем персонал. При этом мы обслуживаем пациентов по ОМС и налоги от нашей деятельности получает регион, в котором работает центр≫, – рассказывает представитель ≪Фрезениус Медикал Кеа≫ Надежда Глубокова. Средние инвестиции в строительство центра, работающего по такой схеме и рассчитанного примерно на 40 мест, по ее оценкам, составляют 200 млн рублей, а срок его окупаемости – более 10 лет. Валерий Шило из ≪Б.Браун Авитум Руссланд≫ говорит, что ≪в регионах с адекватным тарифом≫ его компания предпочитает с нуля строить собственные центры, а там, где тариф этого не позволяет, создает центры на арендованных площадях, что снижает первоначальные затраты.

Главной проблемой работы с государством представители диализных центров называют зависимость от ≪административного ресурса≫. Топ‑менеджер компании ≪Фонд Юнона≫, также управляющей диализными центрами, рассказывает, например, что недавно вмешательство чиновников помешало ему открыть новый диализный центр в Тольятти. ≪Прошлой осенью мы построили здание центра и готовилиськ началу работы, но сейчас собираемся сдать его государственной больнице. Нам дали понять, что поддержка в области привлечения пациентов по программе госгарантий будет оказана не нам, а конкурентам≫, – поясняет собеседник VM.

Владимир Назаров из ИЭП отмечает именно в диализном ГЧП обратный тренд – частные компании часто давят на чиновников, настаивая на высоком уровне тарифов ОМС для своих центров: ≪Регионы, в особенности те, у которых нет собственных средств на строительство диализных центров, в этом случае зависят от частника, и им приходится идти навстречу, соглашаясь на высокие тарифы для отдельных учреждений≫.

Участники рынка, правда, не соглашаются с аналитиком. ≪В регионах, как правило, действует единый тариф на лечение диализа во всех медучреждениях, у нас нет возможности на него повлиять≫, – возражает Надежда Глубокова из ≪Фрезениус НефроКеа≫. С ней солидарен представитель ≪Фонда Юнона≫: ≪Мы приходим в регион уже на устоявшийся тариф ОМС≫. При этом руководители диализных центров отмечают, что приемлемый для них тариф на лечение диализа составляет минимум 4 тысячи рублей. Представители Министерства здравоохранения Самарской области тоже говорят, что в регионе действуют единые тарифы ОМС для всех диализных центров, но чтобы минимизировать риски, чиновники разработали особую схему партнерства правительства, инвестора и медицинской организации. ≪Инвестор вкладывает средства только в организацию технологического процесса: реконструкцию помещения, оснащение оборудованием, организацию технологического обслуживания процесса, осуществляет поставку медикаментов и расходных материалов, а управление и оказание медицинской помощи при этом остается за самим медучреждением, – рисует жесткую схему замминистра здравоохранения Самарской области Альберт Навасардян. – Затраты инвестора компенсируются из соответствующих статей расхода в регулируемом тарифе, возвратных платежей из бюджета или других механизмов, определенных концессионным соглашением. Таким образом, медицинская организация сохраняет кадры и не выбывает, пусть даже временно, из процесса организации медицинской помощи≫.

ГАРМОНИЯ ВЛОЖЕНИЯ

Еще одна форма ГЧП, которая, по мнению авторов исследования, может быть успешной в регионах с платежеспособным спросом – совместное предприятие. ≪Государство в этом случае вкладывает в совместную компанию здание и землю, а частник инвестирует в капитальный ремонт, оборудование, управляет учреждением, получая доход от платных услуг≫, – рассказывает Владимир Назаров.

Правда, таких примеров пока немного – частные компании неохотно идут на значительные инвестиции в проект медучреждения, где все существенные решения необходимо согласовывать с государственным партнером. Кроме того, ожидания частников по срокам и инвестициям в проект часто не оправдываются. Например, в белгородскую поликлинику ≪Гармония здоровья≫, принадлежащую страховой компании ≪МАКС≫ и ОГБУЗ ≪Городская больница №2 г. Белгорода≫ было вложено 350 млн рублей – в несколько раз больше, чем планировалось изначально. ≪Учреждение было создано в прошлом году: область предоставила для него землю и здание, а ≪МАКС≫ сделал ремонт и закупил необходимое оборудование. Потом руководство клиники несколько раз менялось, корректировались планы по финансированию. В итоге ≪МАКС≫ как партнер в проекте был вынужден вложить в текущую деятельность клиники дополнительные средства, на которые не рассчитывал≫, – рассказывает представитель клиники. ≪Гармония здоровья≫ работает c прошлой осени, и оценить эффективность СП стороны пока не берутся. ≪О рентабельности проекта можно будет говорить не раньше, чем через год–полтора≫, – признается собеседник VM.

Генеральный директор ≪АВА-ПЕТЕР≫ Глеб Михайлик говорит, что проект клиники ≪АВА‑Казань≫, акционерами которого выступила его компания вместе со страховой медицинскойорганизацией ≪АК БАРС‑Мед≫ и казанской горадминистрацией, оказался более длительным, чем планировалось вначале. ≪Здание, которое было передано нам правительством города для открытия клиники, находилось в аварийном состоянии. В отличие от казанских инвесторов, которые так вольно относятся к памятникам, мы воспитаны на традициях петербургской культуры, поэтому бережная реконструкция, конечно, усложнила проект≫, – отмечает он. Всего ≪АВА‑ПЕТЕР≫ вложила в проект 22 млн евро, рассчитывая на окупаемость этих средств в течение 15 лет. ≪Отдачу мы планировали очень осторожно, потому что цены в Казани значительно ниже, чем в Санкт‑Петербурге≫, – говорит Глеб Михайлик.

АУТСКОРСИНГ

К отдельной форме ГЧП авторы исследования из института Гайдара отнесли сотрудничество станций скорой помощи с транспортными компаниями по схеме аутсорсинга. ≪Возможно, это не является в чистом виде ГЧП. Однако мы включили в исследование такой опыт, чтобы подтолкнуть органы региональной власти к реализации этой идеи у себя≫, – признается Владимир Назаров.

Аутсорсинг в данном случае выглядит следующим образом: в результате конкурса станция скорой помощи привлекает транспортную компанию, которая предоставляет машины и управляет штатом водителей. Автомобили дежурят на станции 24 часа в сутки, и это время оплачивается из средств ОМС в соответствии с изначально оговоренными тарифами. Партнерство выгодно обеим сторонам – станция скорой помощи получает новые машины, а частник – постоянный заказ. ≪За счет эффективного управления и экономного использования топлива и горючего рентабельность таких проектов для частной компании может достигать 30%≫, – отмечает Владимир Назаров. По его словам, в Перми, где схема аутсорсинга транспортных услуг реализуется уже несколько лет, среднее времяожидания машин скорой помощи удалось сократить с 25 до 21 минуты.

Руководитель проекта ≪Новая скорая помощь≫ Евгений Фридман (об успехах и неудачах его проекта VM написал в #1 от 20 мая 2013 года и в #15 от 30 сентября 2013 года) говорит, что одним из основных рисков для частной компании при работе с такой схемой является зависимость от региональных властей, которые могут досрочно расторгнуть контракт. ≪Выходя в новый регион, мы, как правило, покупаем машины в кредит, который затем погашаем за счет оказания услуг. Но, например, в Волгограде власти расторгли с нами договор, когда мы уже успели закупить машины. В результате убытки компании достигли около 100 млн рублей≫, – рассказывает Фридман. Риски для госзаказчика, говорит Владимир Назаров, заключаются в несвоевременной поставке машин транспортной компанией, однако они нивелируются системой штрафов и гарантий, которые могут быть оговорены изначально при заключении соглашения.

На этих, прямо сказать, немногочисленных примерах авторы исследования попытались выявить основные критерии государственно‑частного партнерства в здравоохранении. По словам Владимира Назарова, в рамках ГЧП государство определяет объем и качество предоставляемых услуг, сохраняя за собой право собственности на объект. Частный партнер, со своей стороны, получает доход от проекта в размере платы за оказание услуг, а также несет свою долю рисков управления проектом. Таким образом, к ≪чистым≫ примерам ГЧП, по мнению авторов исследования, относятся концессия и совместные предприятия, например, сети клиник ≪Медси≫ и московской мэрии. Однако под установленные критерии не подпадает целый ряд примеров ГЧП, разобранных в исследовании, например, аутсорсинг или сотрудничество диализных центров с территориальными фондами ОМС, когда здание медцентра строит частный инвестор. ≪Понятие ГЧП в здравоохранении пока очень аморфно≫, – признается Владимир Назаров.

гчп
Поделиться в соц.сетях
Минздрав утвердит требования к «бережливым» поликлиникам летом 2020 года
Сегодня, 10:00
Глава Амурской области заявил о коррупции при закупках медоборудования
18 Октября 2019, 20:35
Минздрав РФ разъяснил суть рекомендаций по расследованию поствакцинальных осложнений
18 Октября 2019, 20:16
Экс-министра здравоохранения Новгородской области оштрафовали за ошибки в тендерной документации по закупке МИ
18 Октября 2019, 20:10
Неназванные инвесторы ведут с Шатило переговоры о выкупе «Клиники сердца»
1 Октября 2019, 17:20
Минздрав оценит использование кредитов на медицинские инвестпроекты
Минздрав РФ утвердил порядок ведомственного контроля «за целевым использованием кредитов, обеспеченных государственными гарантиями» по программе поддержки инвестпроектов. Эта функция ляжет на департамент инфраструктурного развития и государственно-частного партнерства.
24 Сентября 2019, 20:55
Японская Ship Healthcare Group и НМИЦ радиологии построят центр тяжелой ионной терапии
5 Сентября 2019, 16:28
Госзакупки
Прикурили от конформных: куда поставщиков линейных ускорителей выведет кривая нацпроекта
4541
Минздрав предложил формат концессии без конкурса
Министерство здравоохранения РФ представило проект регламента, согласно которому частные медучреждения получат право заключать концессионные соглашения без проведения конкурса. Концессионерами в данном случае могут стать негосударственные клиники, работающие в системе ОМС и предлагающие внедрение новых технологий, модернизацию, замену оборудования или прочее улучшение характеристик и качества оказываемой медицинской медпомощи, а сама концессия будет рассчитана на срок не менее 5 лет.
12 Августа 2019, 21:03
Компания «Сакнур» намерена вложить 500 млн рублей в центр томотерапии в Чите
Приволжский центр томотерапии «Сакнур», входящий в ГК «Дельрус», направил заявку на создание центра лучевой терапии в  Забайкальском крае по концессии. Инвестор предлагает вложить в объект 500 млн рублей.
2 Августа 2019, 15:06
Сотрудники Салаватского роддома остались без доплат за вредные условия труда
Сотрудники Салаватского роддома, избавившись от концессии, вновь оказались в затруднительном положении – работа в частной структуре грозила им неполучением пенсионных льгот, а теперь медики лишились компенсации за вредность условий труда. Проблема временная – до первой специальной оценки труда, но, по данным республиканской организации Профсоюза работников здравоохранения, сотрудники роддома ждать не хотят и требуют от ТФОМС и Минздрава Республики Башкортостан заключить допсоглашение, которое вернет им льготы.
1 Августа 2019, 20:47
Самые важные новости прошедшей недели
Vademecum представляет самые важные и интересные новости прошедшей недели.
20 Июля 2019, 21:30
Минздрав разрешит реконструировать арендованные медучреждения по концессии
Министерство здравоохранения РФ начало разработку поправок в 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», дающих возможность операторам ГЧП-проектов проводить реконструкцию медучреждений, взятых в аренду по концессии.
18 Июля 2019, 10:54
ГК «Ростех» построит по концессии два объекта в Свердловской области
Входящий в ГК «Ростех» холдинг «Швабе» намерен построить и взять в концессию операционный блок с отделением анестезиологии и реанимации на базе Свердловской областной клинической больницы и приемно-диагностический корпус Областной детской клинической больницы. Инвестиции в эти проекты оцениваются совокупно в 15 млрд рублей.
8 Июля 2019, 14:43
«Фрезениус НефроКеа» инвестирует 430 млн рублей в строительство диализных центров
Генеральный директор компании «Фрезениус НефроКеа» Алексей Смирнов и губернатор Ростовской области Василий Голубев на выставке «Иннопром» подписали соглашение о строительстве диализных центров в трех городах региона. Объем инвестиций в проект составит 430 млн рублей.
8 Июля 2019, 13:15
Минздрав проконтролирует расходование кредитных средств на стройку перинатального центра в Сургуте
1 Июля 2019, 15:23
Мединдустрия
На чаяния Камчатки: как краевая больница получила в концессионеры государеву «дочь»
2149
Правительство РФ поддержит концессию на создание в Бурятии центра ядерной медицины субсидией в 400 млн рублей
24 Июня 2019, 18:34
Голикова уверена, что частники стремятся в здравоохранение
Вице-премьер РФ Татьяна Голикова, выступая на ПМЭФ-2019, привела здравоохранение в качестве примера успешной интеграции частных компаний в государственную систему. Представители бизнеса все чаще инвестируют в сферу здравоохранения, а количество частных компаний – участников системы ОМС быстро растет. Этого удалось добиться, убеждена вице-премьер, благодаря «понятной тарификации медицинских услуг».
7 Июня 2019, 19:19
Службу питания свердловских медучреждений могут отдать на аутсорсинг
ООО «Мед Вкус Консалтинг» планирует забрать на аутсорсинг организацию питания в медучреждениях Свердловской области. Компания направила в правительство региона тематическую концессионную инициативу. 
27 Мая 2019, 17:53
Яндекс.Метрика