29 Мая 2024 Среда

ИЖ чего захотели
Кирилл Седов Мединдустрия
20 мая 2013, 22:04
11895

VМ замерил резонанс «ижевского восстания врачей» изнутри и за пределами медсообщества

"Итальянская забастовка" медиков Ижевска, получив поддержку коллег по всей России, перетекла в голодовку. Федеральный Минздрав устроил публичную порку местным чиновникам. Голодающих врачей пригласили на «Первый канал», где протестантам в прямом эфире была обещана если не свобода, то справедливость. На том могло и закончиться, но спустя несколько дней бастующих обвинили в получении финансовой помощи из-за рубежа и пообещали натравить на них ФСБ. Спецкорр VM Кирилл Седов отправился в столицу Удмуртии, чтобы выяснить, что движет забастовщиками на самом деле.

Когда лидеры оппозиции "слили протест", единственное, что может всколыхнуть протестную волну – это "профессиональные" протестные движения и недовольство россиян бытовыми проблемами, например, в сфере ЖКХ, меньше – в здравоохранении. Важно, какое из политических движений возьмет недовольных "под крыло" и встроит их в общее "протестное движение", – размышлял Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве России.

Мы случайно встретились в аэропорту "Домодедово": политолог направлялся в Тюмень, а я – в Ижевск, на встречу с "бастующими профессионалами". Ижевские врачи вряд ли догадывались о том, что способны на весомый вклад в общероссийское протестное движение. Просто с 1 января их зарплата стала чересчур зависеть от лиц, замеряющих объем и качество труда. Подсчет пациентов и оценку работы ведет руководство больницы. Оклад педиатра здесь составляет 4,6 тысяч рублей, к нему начисляются надбавки за категорию и стаж длятех, у кого они есть, это 7-8 тысяч. Плюс 15% к окладу – "уральские", за работу в тяжелых условиях. До недавнего времени врачам выплачивались еще и стимулирующие надбавки, строго в размере 10 тысяч. Но сейчас они стали рассчитываться в зависимости от количества принятых пациентов и могут быть уменьшены с помощью критериев оценки труда. Это и стало основной причиной "итальянской забастовки".

Апрельские тезисы

В начале апреля 11 педиатров, основавшие в Ижевске первичную организацию Межрегионального профсоюза медицинских работников "Действие", объявили о том, что начинают работать с соблюдением всех нормативов и в установленные законодательством и графиком работы учреждения часы. Медики честно уведомили Минздрав о том, что в условиях кадрового дефицита работа врачей в строгом соответствии с инструкциями и Трудовым кодексом приводит к тому, что примерно 30 пациентов в день на каждом участке не смогут получить обслуживание. В течение недели к забастовке присоединились врачи еще нескольких больниц, по городу пошли слухи о приезде Леонида Рошаля, а местный Минздрав совершил безуспешную попытку через суд признать забастовку незаконной. Событием федерального масштаба акция стала 18 апреля, когда объявили голодовку три детских врача – Татьяна Мазаева, Ольга Барышникова и Наталья Рыболовлева. "Мы уверены, что врачи, которые сегодня ради хлеба насущного в виде 23 рублей 50 копеек за одного принятого ребенка будут гнать "конвейер" по приему пациентов, трудясь по 10-12 часов в сутки, не смогут работать качественно и честно долгое время. … Что введенные в Удмуртии "Критерии оценки труда" физически неисполнимы при нынешней системе нагрузки на участковую службу. И что безнравственно "отгрызать" с помощью "штрафов" те скромные, но гарантированные суммы, которые были даны участковым врачам и медсестрам еще в 2006 году", – говорилось в заявлении участниц голодовки.

На второй день акции в Ижевск наведались проверяющие из Москвы. Комиссия Минздрава России установила снижение уровня стимулирующих выплат по сравнению с 2012 годом и выдала предписание в пятидневныйсрок устранить нарушения в учете и оплате труда медработников. А министр Вероника Скворцова в письме к президенту Удмуртии даже потребовала привлечь к дисциплинарной ответственности главу республиканского Минздрава Владимира Музлова и руководство ряда больниц. 20 апреля более чем в 20 городах прошли митинги "За достойную медицину", многие из них были организованы местными отделениями "Действия". Требовали везде одного и того же – снижения нагрузки медиков и повышения заработной платы. 21 апреля голодающих врачей чуть ли не тайно вывезли в Москву, на съемку ток-шоу "Свобода и справедливость". Собравшиеся в студии "Первого канала" депутаты Госдумы, представители Минздрава, видные медики и просто известные люди выразили свое восхищение героическим поступком врачей и пожурили региональных чиновников. В кадре появился и Леонид Рошаль: поблагодарил женщин за то, что "вскрыли нарыв" и после съемок выпил с ними томатного сока.

Забастовщики с улицы Ленина

Мне встретиться с кем-то из представителей Минздрава Удмуртии не удалось. И в "Действии" объясняют, почему. "Музлова куда-то запрятали – он ни с кем на связь не выходит. Его вообще в принципе нет, везде бегают его замы. Мы им предлагаем решить что-то вместе, а они нам говорят: "А не пошли бы вы поработать". Ну вот, мы идем работать", – рассказывает Татьяна Мазаева, председатель ижевского профсоюза и участница голодовки. С ней мы встречаемся возле детской поликлиники № 8, ставшей рекордсменом по числу бастующих врачей.

По мнению Мазаевой, ответственность за проблемы медиков лежит именно на местных чиновниках: "Деньги, которые не доходят до врачей, то ли остаются на счетах поликлиник, то ли недодаются изначально. Поэтому завязано все, скорее всего, не на главврачах, а повыше. Видимо, к ним пришли хорошие деньги, за которые почти не надо отчитываться федералам, а значит, с этими деньгами можно делать все, что хочешь. А когда мы стали угрозой для этой кормушки, они стали кусаться". Участникам забастовки угрожали увольнением, кому-то настойчиво рекомендовали подумать о детях – "им ведь еще школу заканчивать, в университет поступать". 

В восьмой поликлинике, по словам Мазаевой, репрессии начались во время голодовки – начали искать компромат, расспрашивать пришедших на прием родителей, изучать личные дела. Голодовка закончилась, но конфликт медиков с местной властью только обострился. 25 апреля на сессии Госсовета Удмуртии Президент республики Александр Волков не скрывал своего возмущения происходящим. Заявив, что протестные выступления ижевских врачей финансировались из-за рубежа, Волков пообещал, что "снимать министра в угоду этим отморозкам" не будут. "Чтобы возродить могущество нашей с вами России, надо пахать. И это слово употребил Президент страны в последнем своем послании. Пахать надо! Они устраивают то, что устроили, ни на чем. Вы посмотрите, кто из этих врачей плохо живет? У всех квартиры, машины, все есть. … Поэтому то, что происходит, неправильно, то, что раздувается на уровне России – неправильно. Это вред государству российскому. И органы ФСБ должны не помалкивать, как они это делают, а сказать, кто стоит за этими тремя женщинами", – цитирует выступление Александра Волкова ижевское ИА "День". Стоит за участниками забастовки Андрей Коновал, гражданский активист и экс-депутат ижевской Городской думы.

Вечером 29 апреля в штабе ижевского восстания, который, как и положено, находится на улице Ленина, Коновал и активисты профсоюза обсуждают свое участие в первомайской демонстрации. Только что пришла новость о том, что в Ржеве нескольких врачей собираются оштрафовать на десятки тысяч рублей за несанкционированный трехминутный пикет солидарности с ижевскими коллегами. В информационном плане передача "Первого канала" и брифинг Скворцовой стали кульминацией забастовочной кампании, считает Андрей Коновал: "Понятно, что Минздрав отчасти переводит стрелки с себя и замыкает все на региональные власти, и в самой передаче не обошлось без некой вульгаризации происходящих событий, но впервые в "легальном" информпространстве прозвучало, что врачи за очень небольшие деньги работают в чудовищных условиях, с тяжелейшими перегрузками. Они были вынуждены этой передачей и выступлением министра отыграть ситуацию назад, поскольку действительно встревожились, что "забастовка" перебросится на другие регионы". Коновал – координатор ижевского восстания. Он представляет интересы профсоюза в судах, при общении с прессой и на встречах врачей с чиновниками. Во властные коридоры его, правда, иногда не пускают.

Сотрудникам одной из больниц раздавали фото Коновала, говорили, что с ним лучше не общаться, и рекомендовали сообщать о его появлении сразу главврачу. "Они сейчас будут пытаться Андрея задавить, потому что он "стабильности мешает", – говорит Татьяна Мазаева. Телефон Коновала, убеждено его окружение, давно прослушивается. "Мне десятки людей за последний месяц сказали, что при разговоре со мной дикое эхо раздается. Я.не знаю, кто конкретно слушает – ФСБ, полиция или кто-то еще, с санкции суда или "по беспределу", – говорит Коновал. – Я не замечал, впрочем, чтобы "прослушка" отражалась на моих собеседниках, чтобы у них возникали какие-то проблемы именно из-за этого".

Стражи стабильности

Главврач восьмой поликлиники Ирина Сученкова заступила на свой пост в начале апреля, когда в начале забастовки у ее предшественницы внезапно закончился контракт. На меня она смотрит с недоверием: "Вы же все равно все переврете и никогда в жизни правды не напишете". "Они герои, они съездили на телевидение, а нам, что, теперь на жалобы родителей не реагировать?! – вопрошает Сученкова. – Я задыхаюсь от жалоб – как мы не будем снижатьнадбавки, если родители не удовлетворены?! Вы считаете, что за младенческую смертность наказывать не надо? Да, врач мало получает, но  ответственность у него должна быть какая-то". Почти каждый день в поликлинику наведывается с проверкой то или иное ведомство – силовики, Росфиннадзор, Минздрав. "Мы уже стерильные вдоль и поперек", – говорит главврач. Она согласна с тем, что у врачей высокая нагрузка и тарифы на оплату их работы невелики, но предлагает "искать истину где-то посередине" и не сваливать всю ответственность на главврачей.

"Поликлиника получает из террфонда ОМС 240 рублей за одно посещение. Врачу из этих денег действительно достается 23 рубля с копейками, потому что тариф включает в себя еще и закупку медикаментов, и содержание учреждения, и кучу других расходов. Расклад этого тарифа придумали не мы. Я.бы с удовольствием платила 200 рублей, но не могу, согласно закону. А центр и журналисты перекладывают ответственность на главврача. Где-то в желтой прессе даже написали, что я на Кипре отдыхала!" – делится Сученкова. При этом она убеждена, что бастующие врачи получают от Коновала деньги за "дестабилизацию обстановки". Но охранители стабильности уверены, что раскачать ее непросто. "Ситуация с заработной платой в системе здравоохранения у Президента Удмуртии на контроле.

Кадровых перестановок в Министерстве здравоохранения республики не  предполагается", – сообщил VM пресс-секретарь Президента Виктор Чулков. Говорят, что после эпического выступления своего начальника Чулкову приходится отвечать на гневные звонки возмущенных врачей – заявления Волкова многие восприняли как личное оскорбление. И все же у пресс-секретаря находятся силы сопроводить свой комментарий традиционными пассажами: "Майские указы Президента России Владимира Путина, в том числе и по повышению заработной платы медицинским работникам, выполняются в Удмуртии в полном объеме. А по некоторым позициям – по повышению рождаемости и снижению смертности, повышению заработной платы не толькоучителей, но и сотрудников детских садов, педагогов дополнительного образования, строительству школ и других объектов социального назначения наша республика находится в числе лидеров".

«Действие» без антракта

Забастовка продолжается, но переходит в другое русло. Основной станет борьба за нормирование рабочего процесса и достойную оплату сверхурочных. "Будем фиксировать в тетрадочке время на каждое посещение. Если они это не оплатят, наши записи пойдут в суд. Даже наша инспекция по труду сказала, что все что свыше нормы – это сверхурочные, и их надо оплачивать", – объясняет Мазаева. Требования изменить условия труда, в конечном счете, опять приводят к необходимости пересмотра принципов финансирования.

Администрация поликлиник не может раскидать нагрузку между врачами, потому что не хватает специалистов, а новые сотрудники не появляются из-за плохих условий труда. Разорвать этот замкнутый круг может переход на адекватную форму расчета, говорят медики. "У нас в поликлиникезарплата одна из самых низких по городу. Приняв 600-700 человек, получаешь "за интенсивность" 13 тысяч и свой оклад. Никто не учитывает, что для того, чтобы получить в итоге эти 18 тысяч, ты работаешь как автомат. Каждый день ходишь по лезвию ножа – не дай бог, просмотришь какую-нибудь болячку, повезет – не повезет. Я согласна, что должен быть контроль, но все эти штрафы, критерии – это система наказаний. Даже зверей в цирке дрессируют через поощрение", – говорит Ольга Градобоева, врач детской поликлиники третьей городской больницы. Половина работающих здесь участковых педиатров с 1 мая отказались работать на дополнительных участках без должной оплаты.

Коновал ходом кампании доволен: "Мы достигли многих поставленных целей. Врачам начали выплачивать в полном объеме стимулирующие надбавки, которые ранее задерживались, возвращены "штрафы". Минздрав Удмуртии начал работу по пересмотру "штрафных" критериев в сторону их сокращения. Отказ от принудительного ведения дополнительных участков перестал рассматри-ваться администрацией как преступление. Теперь мы вышли на новые рубежи, связанные с нормированием рабочего времени и переработками". По его словам, это трудная задача, поскольку вся система в здравоохранении строилась на этом – совместительства, "скрытые" сверхнагрузки, нарушения нормативов. Но и тут у профсоюза есть успехи: Гострудинспекция Удмуртии выявила отсутствие учета рабочего времени, шаги навстречу делает и федеральный Минздрав. "Мы считаем, что за это надо цепляться и раскручивать ситуацию дальше", – резюмирует Коновал. Участникам эфира "Первого канала" в течение часового обсуждения удалось почти ни разу не упомянуть о "Действии" и его роли в забастовке. И хотя Ольга Барышникова подчеркнула, что бастующие врачи создали профсоюз, в стенограмме передачи он был обозначен без кавычек и с маленькой буквы – как некий "профсоюз действия". В то же время наличие этой структуры, причем межрегиональной, участниками забастовки воспринимается как необходимое условие для дальнейшей борьбы.

"Ничего подобного тому, что происходит в Ижевске, не было, наверное, за всю историю"

Один из основателей профсоюза "Действие" – Эдуард Каляманов, фельдшер скорой медицинской помощи из Иваново. Он рассказал VM об истоках нынешнего протестного движения и его перспективах.

– С чего началось «Действие»? 

– С мыслей о том, как противостоять трудовой несправедливости, как бороться со скотскими условиями труда работников станции скорой помощи, как требовать повышения зарплаты. Я, например, получал 16 тысяч, работая на две ставки. Одна ставка – 10-12 тысяч, а две – 16, такая странная арифметика. По России ситуация примерно одинаковая, хотя, разумеется, в областных центрах она чуть лучше, чем на периферии. Подобралась инициативная группа. Мы думали: проведем митинг, все сразу решится, революция настанет в ивановском здравоохранении.

Митинг прошел, и кроме репрессий мы ничего не получили. Стало ясно, что необходима организация. Правовое поле у профсоюза шире, чем у инициативной группы. Он охраняется законодательством, в том числе международными актами. Учредили, выработали план, определили приоритетные задачи. И начали делать тактические шаги к стратегическим целям. – Как выглядит структура профсоюза? Вы, например, координируете действия своих ижевских коллег? – Нет, принцип автономности ячеек первичен, но мы можем давать какие-то рекомендации. Есть основные ячейки – в Москве, Ижевске и Иваново. Есть Совет, формируемый их представителями. В Совете три человека, его решения правомочны, когда собираются две трети, они в Москве есть всегда. Я в Совет не вхожу, но являюсь сопредседателем.

– Как в профсоюзе оценивают деятельность ижевского отделения? 

– Ничего подобного тому, что происходит в Ижевске, не было, наверное, за всю историю российского здравоохранения. В Ижевске подхватили наш призыв к "итальянской забастовке". Вместе с последующей голодовкой она, как показал опыт, стала эффективным методом борьбы. Нужно помнить и о беспрецедентности всероссийской акции 20 апреля – митинги "За достойную медицину!" прошли более чем в половине субъектов Федерации. Теперь и забастовка должна стать всероссийской. Мы выработаем варианты ее проведения в конкретных учреждениях. Дело в том, что труд организован везде по-разному. Поликлиника, стационар или скорая помощь требуют разных методов борьбы. Одна из стратегических задач самого профсоюза – получить в каждой из ячеек более 50% местных сотрудников. Это здоровая тенденция.

– Были попытки наладить взаимодействие с медицинскими ассоциациями? 

– Пока единственное взаимодействие – это контакт Рошаля с ижевскими врачами. Это хорошо, но мне кажется, что Леонид Михайлович – заложник ситуации. Вроде бы он и рад, что медики, которые считаются инертным классом, стали наконец-то активность проявлять. В мае 2011-го он заявил Путину, что Отечество в опасности. Тогда он был ориентиром, и все думали: «Наконец-то у нас появился человек, который представляет наши интересы!» Но я уверен, что парламентские движения никогда не будут представлять интересы простых людей, в том числе и медицинских работников. Национальная медпалата – это же «парламентская» структура.

– Вы производите впечатление политизированного человека. Состоите в какой-нибудь партии? 

– Нигде не состоял. Я антиавторитарий и сторонник рабочей борьбы, назовем это неавторитарным марксизмом. Понятно, что идет постоянный процесс кристаллизации, идеологические убеждения меняются. На данный момент – так.

– Вы попеняли медикам на их социальную и политическую пассивность. Как профсоюз намерен преодолевать эту «классовую инертность»? 

– Так принято считать, и я так же раньше считал. Но мы же видим изменения, которые происходят в том же Ижевске, и себя видим – я сам явно не инертный. Понятно, что не все такие, многие запуганы. Кроме того, существенную часть медработников составляют пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Они не могут себе позволить бороться, сил на это нужно расходовать много. Преимущественно, активисты – это врачи среднего возраста, с семьями. Люди, которым есть что терять, кроме цепей.

рынок труда, ижевск, удмуртия, забастовка
Источник: Vademecum №1, 2013

«С уходом итальянцев рынок маркировки в России ожидает ренессанс»

Платформа и содержание: как минимизировать риски профвыгорания медиков

Нормативная лексика. Отраслевые правовые акты апреля 2024 года

Стоп, колоссы. Куда разгоняются участники ТОП200 аптечных сетей по выручке в 2023 году

О чем говорили на форуме «Индустрия здравоохранения: модели опережающего развития»

Первый межотраслевой форум «Индустрия здравоохранения: модели опережающего развития». Текстовая трансляция