29 Октября 2020
В ТФОМС Московской области сменится директор
Сегодня, 11:11
Мурашко предложили уточнить госрегулирование применения CAR-T
Сегодня, 9:07
Кто будет на Vademecum MedDay 1 декабря 2020 года
28 Октября 2020, 20:40
Регионы получат 15 млрд рублей на закупку СИЗ, тестов и лекарств для борьбы с коронавирусом
28 Октября 2020, 19:10
29 Октября, 11:34

«Есть только один персонаж – Антон Криворотов. Он не делится на доктора и человека в каком бы то ни было шоу»

Варвара Колесникова
13 Марта 2020, 0:58
6384
Фото: ТНТ
Потомок великого стоматолога Александра Евдокимова – о школе, ремесле и искусстве в себе
Телевизионные проекты – один из самых действенных маркетинговых инструментов. В медицинской отрасли хватает примеров того, как появление врача на экране растит его популярность, а следом и бизнес. Тем более, когда речь идет о product placement – интеграции продукта или услуги в контент телешоу. Ближайший пример – программа «На 10 лет моложе» и ее хедлайнеры – пластический хирург Сергей Блохин и стоматолог Олег Конников, эффектно представляющие свои профессиональные возможности многомиллионной аудитории Первого канала. Похожим путем пошел стоматолог Антон Криворотов, заявившийся в главные герои седьмого сезона телепроекта ТНТ «Холостяк» и рассчитывающий продвинуть в эфире не только себя, как перспективного жениха, но и привезенную им из США методику GNM (гнато-нейромышечная концепция).

Антон Криворотов в 2008 году окончил стомфак Саратовского медуниверситета, прошел клиническую ординатуру по ортопедической стоматологии (2011), получил первичную специализацию по хирургической стоматологии (2012) в МГМСУ им. А.И. Евдокимова. В 2016 году Криворотов стал выпускником американского центра повышения квалификации Occlusion Connection в ЛасВегасе и получил от своего наставника, основоположника методики GNM, доктора Чена благословение – продвигать концепцию в России.

К портрету тридцатитрехлетнего холостяка стоит добавить еще несколько штрихов, без которых преамбула к интервью Vademecum явно пострадает: наш собеседник пишет и исполняет песни, конструирует одежду, готовит к стартам членов олимпийской сборной России и пытается перепрограммировать отечественную систему подготовки врачей, начиная со стоматологов. Мечта доктора Криворотова коренным образом изменить высшую медицинскую школу обоснована, можно сказать, генетически: Антон – внучатый племянник выдающегося советского стоматолога Александра Ивановича Евдокимова, чье имя носит Третий медуниверситет.

– В заслуживающих доверия открытых источниках информации о вас немного, да и та, что есть, довольно противоречива и требует верификации. Сначала – о династии. Уточните, пожалуйста, ваше родство с Александром Ивановичем Евдокимовым.

– Родство подтверждаю. Могу рассказать чуть подробнее о династии. У самого Александра Ивановича родных детей не было. Его родная сестра Александра Ивановна – моя прабабушка, следовательно, все родство считается по нашему колену. Я однозначно чувствую, что во мне есть ДНК моего великого родственника.

– В большинстве промо вы представлены как стоматологортопед, практикующий малоизвестную в России методику GNM. Что это значит?

– Я не ортопед, я врачстоматолог. И то, что я работаю в GNM, как раз говорит о том, что я врач широкого профиля, а не ортопед. Специальность, которую я получил, гораздо шире, чем классификация врачей в России. В США, например, врачи получают специальность general dentist, они становятся «доктором рта» и могут проводить и терапевтические, и хирургические, и ортопедические манипуляции. Выбор узкой направленности, например, челюстнолицевая хирургия, этого не позволяет. То, что изучал я – gnatho neuromuscular dentistry, или GNM, – это фундаментальный, целостный подход к реабилитации пациента, который основан на понимании того, как положение нижней челюсти влияет на организм человека.

Методика GNM в первую очередь предполагает изготовление индивидуального «ортотика» – это некая капа, которая позволяет зубам смыкаться так, чтобы поддерживалась оптимальная позиция нижней челюсти. Когда эта позиция стабилизируется – придут в норму мышцы и нервная система, сустав займет верное положение, – тогда мы принимаем решение, как достигать верного смыкания. То есть как убрать капу и свести зубы так, чтобы они правильно смыкались. Это будут либо брекеты, либо коронки, виниры, наращивание. Хирургически ничего менять не нужно. GNM – уникальная история, которая будет внедряться в российский рынок на протяжении нескольких лет, но я уверен, что это внедрение принесет огромную пользу населению России. В то же время история GNM резонансна – как для пациентов, так и для докторов. Это другой уровень медицины, отличающийся от продиктованных действующими стандартами норм, отводящих, например, на пациента 20 минут. Я могу провести с пациентом два часа, а могу и восемь.

– Можно немного подробнее о том, как GNM «влияет на организм человека»?

– Человек «придуман» с учетом гравитации. Его центр тяжести, который располагается примерно в крестце, посередине, должен быть уравновешен. Равновесие это достигается двумя равноудаленными от центра тяжести точками: снизу – стопами, сверху – зубами в сомкнутом состоянии. Почему в сомкнутом? Потому что нижняя челюсть является единственной подвижной костью черепа, она прикреплена к черепу височнонижнечелюстным суставом. Характер смыкания зубов и предопределяет позицию нижней челюсти. То есть в организме все генетически детерминировано, заложена форма зубов и их положение, а в зависимости от того, как зубы смыкаются, нижняя челюсть занимает либо ту, либо иную позицию. Если с одной стороны зубы смыкаются лучше, чем с другой – по причине недоразвития, некачественного лечения и так далее, – человек будет жевать одной стороной. Это вызовет гипертонус мышц, и они укоротятся с одной стороны. А мышца потянет за собой костную структуру – минимально, наклонится голова. И поскольку мы «придуманы» быть бинокулярными, то есть положение головы человека должно быть параллельно линии горизонта, наша парасимпатическая система стремится именно к такому положению.

С отклонением головы на минимальное количество градусов мы существовать не сможем, и компенсаторная система организма поднимет плечо – для того, чтобы голова занимала правильную позицию. За плечом поднимутся таз, стопы, чтобы банально держать равновесие.

Понимая, какой эффект нижняя челюсть оказывает на осанку, на дыхание, на психоэмоциональный статус, на скорость старения организма, нам нужно сначала найти позицию нижней челюсти и затем, с учетом этой позиции, скорректировать смыкание зубов. Вот так, если просто, звучит концепция GNM [в США стоимость курса терапии с использованием методики стартует от $10 тысяч. – Vademecum].

– Чем гнатонейромышечная концепция в стоматологии отличается от нейромышечной?

– Есть три концепции нахождения правильной позиции нижней челюсти. Первая – гнатологическая, где главным является положение головки височнонижнечелюстного сустава относительно суставной впадины. Для коррекции положения реконструируется форма зубов. Вторая концепция – нейромышечная. В ней считается, что сустав выполняет аккомодационную функцию, а основным управляющим механизмом являются мышцы и нервы. В основе концепции лежит сбалансированный мышечный потенциал, при котором челюсть должна занять правильное положение. Но ни та ни другая модель не может быть универсальной. Наконец, третья концепция – гнатонейромышечная стоматология – это симбиоз двух специальностей, где применяются принципы диагностики нейромышечной стоматологии и гнатологии, соответственно, и лечение подразумевает тот же симбиоз.

– Вы привезли GNM из США?

– Да, я учился в Америке, в Академическом центре Клейтона Чена, который тогда был ректором Института стоматологии ЛасВегаса. Сейчас у него своя частная школа, в которой он учит только экспертов стоматологии. Мне повезло с наставником – доктор Чен почувствовал во мне потенциал и поверил в меня, а я, не имея базового американского образования, получил возможность учиться у гуру. Смею надеяться, что я не подвел – ни пациентов, ни коллег, ни моего преподавателя.

– Есть ли спрос на GNM в России? Как здесь относятся к методике ваши коллеги?

– В России, честно говоря, вообще очень сложно внедрять какието новые методики, но я работаю над этим. Клейтон Чен сделал меня амбассадором GNM в России. Мы организуем в стоматологическом сообществе конгрессы, симпозиумы по этой теме. И наблюдаем очень большой интерес. Думаю, прежде всего потому, что GNM – это фундаментальное и принципиально другое видение медицины.

Я знаю, сколько пациентов страдают, не получая качественного лечения, и вижу, что усугубляет процесс. Самая большая проблема заключается в том, что вместо накопления и систематизации современных знаний большинство коллег пользуются теми, что были описаны в учебниках 50х годов прошлого века. И пациенты получают помощь того же уровня.

У меня был пациент, который сомневался моему назначению поставить в свои 50 лет брекеты. Но я его убедил, и спустя два года он пришел ко мне со словами благодарности. Он подругому стал дышать, спать, у него поднялось настроение.

– Получается, вы тот самый одиночка, кто «в поле не воин»? Или у вас есть в России единомышленники?

– И уже есть, и новые появляются. Вместе с американороссийской медицинской компанией Altracore мы проводим научнообразовательные мероприятия, на которых представляем суть методики, показываем статистику успешных реабилитаций. У нас достаточно много частных курсов. Моя образовательная деятельность направлена не на студентов, а на уже опытных докторов, готовых к получению новой информации.

Не скрою, я хотел бы иметь отношение к Третьему медуниверситету, который носит имя моего знаменитого родственника, прежде всего для того, чтобы изменить систему профильного образования, но пока на государственном уровне продвижение этих идей невозможно.

– Но раз вы распространяете методику, умножаете число адептов GNM, возможно и создание ассоциации специалистов, что для стоматологии как раз не редкость?

– Ассоциации у нас пока нет, но манифест, определенно, сформирован.

Моя мечта – создать в ближайшие 5–10 лет частный университет для стоматологов. Его выпускники смогут работать в любой точке мира. Меня многое в нынешней высшей медицинской школе, науке в России не устраивает. Только у нас в стране, например, есть степень кандидата медицинских наук.

Что такое «кандидат»? Тот, кто только претендует. И я хочу это в корне изменить. Хотя бы в стоматологии. Может быть, на моем примере доктора других специальностей захотят изменить это – в общей или торакальной хирургии, в любой амбулаторной практике, в онкологической отрасли.

Суть высшего образования для стоматологов должна заключаться в получении инструментов для реабилитации заболеваний или нарушений в стоматогнатической системе – с учетом того, как это коррелирует со всем организмом, в комплексе. В этом и смысл медицины. Никогда медицинские специальности не могут быть эффективны без комплексного подхода. Рефлексотерапевты, неврологи, мануальные терапевты, эндокринологи, стоматологи должны лечить патологию, а не больного. Я учился 12 лет – и до сих пор учусь. Все ради пациентов. Я живу ради людей.

– То есть вы – альтруист?

– Это не альтруизм, а смысл жизни. Я никогда не говорил «у меня есть работа». У меня нет работы, у меня – служба. Я делаю то, что должен.

– Но гдето вы всетаки работаете, простите, служите?

– У нас коллаборация с Центром челюстнолицевой хирургии и стоматологии Sanabilis [первичный прием специалиста стоит 7 тысяч рублей. – Vademecum], на его базе я развиваю направление Dr. Krivorotov GNM. Sanabilis для меня – технологическая площадка.

– А чем занимается клиника DentalGard, совладельцем которой вы являетесь?

– DentalGard – это не клиника, а предприятие, которое было создано под единственный проект – экипирование российской олимпийской сборной. Я, как иностранный специалист, владею особой методикой, знаю, как сделать человека физически сильнее с помощью стоматологии. При определенной позиции нижней челюсти человек на 20–30% становится физически сильнее, как именно – секрет. За год до Олимпиады Олимпийский комитет России нашел меня и предложил поработать.

– То есть ваша методика, можно сказать, еще и антидопинговая?

– Да, отказ от допинга – это правильное решение.

– Раз вас нашли функционеры Олимпийского комитета, значит, и пациенты вас както находят. Как вы продвигаете свой бренд?

– Традиционный внешний маркетинговый поток я не поддерживаю уже лет восемь – нет рекламы, нет баннера на клинике. Люди приходят ко мне исключительно по рекомендации. Мое продвижение – уникальная история. Например, я рассказываю о себе посредством музыки – пишу и исполняю песни, формат музыки я сам определяю как hip age poetry. Чтото из хипхопа, чтото из new age и чтото из поэзии.

Я выступал на масштабных фестивалях, таких как VK fest, Esquire Weekend и других. Есть и другое направление моей деятельности – авторская линия одежды, созданная эксклюзивно и из натуральных тканей, вторичного хлопка, который не будет загрязнять планету.

– Участие в телепроекте «Холостяк» – из того же ряда? Почему вы выбрали именно этот формат, а не медицинское шоу? Чего или кого вы ждете от аудитории ТНТ – пациентов, коллегпоследователей, невесты?

– Само собой, цель проекта – найти спутницу жизни, я готов к этому и стремлюсь к созданию ячейки общества. А что касается форматов шоу: медицинские шоу смотрит определенная когорта людей. А у таких шоу, как «Холостяк», аудитория гораздо шире, многие его зрители никогда не интересовались медицинскими аспектами. А я, как мне кажется, буду в этом шоу очень органичен, соответственно, вызываю интерес – как человек, а потом и как доктор. Зрители «Холостяка» стопроцентно узнают про GNM, потому что эта технология – моя неотъемлемая часть. Есть только один персонаж – доктор Антон Криворотов. Он не делится на доктора и человека в каком бы то ни было шоу.

стоматология, криворотов, маркетинг, мгмсу, евдокимов
Источник Vademecum №1, 2020
Поделиться в соц.сетях
В ТФОМС Московской области сменится директор
Сегодня, 11:11
Мурашко предложили уточнить госрегулирование применения CAR-T
Сегодня, 9:07
Кто будет на Vademecum MedDay 1 декабря 2020 года
28 Октября 2020, 20:40
Регионы получат 15 млрд рублей на закупку СИЗ, тестов и лекарств для борьбы с коронавирусом
28 Октября 2020, 19:10
Яндекс.Метрика