16 Декабря, 7:35

Элемент не найден!

«Если под боком клиника Мешалкина, кардиохирургией вряд ли будешь заниматься»

Дарья Шубина
29 Ноября 2019, 9:36
2910
Генеральный директор сети «Медсанчасть-168» Сергей Белобородов Фото: Максим Новиков
Как производственная «Медсанчасть-168» стала коммерческим предприятием
Объекты так называемой промышленной медицины после распада СССР судьбу, как правило, имели незавидную: новые собственники «материнских» активов в лучшем случае передавали непрофильные структуры городским или региональным властям (даром или в обмен на что-то условно ценное), в худшем – упраздняли. Мощный строительный подрядчик «Сибакадемстрой», возводивший, в частности, новосибирский Академгородок, тоже располагал собственной медслужбой – «Медсанчастью-168», которой повезло больше остальных. В своей новой истории клиника, лишившись производственного заказа, так и захирела бы, но акционер уже трансформированного «Сибакадемстроя», банкир Игорь Ким поддержал социальный объект финансами. Долгое время основные доходы медпредприятию давали поступления от сдачи в аренду обширных площадей клиники – до тех пор, пока «Медсанчасть-168» не лишили статуса «рантье» и не отправили зарабатывать профильными компетенциями. Генеральный директор сети «Медсанчасть-168» Сергей Белобородов рассказал Vademecum, что из этого получилось.

«С КОМПЛЕКСОМ НЕДВИЖИМОСТИ ПРИШЛОСЬ РАССТАТЬСЯ»

– Как Медсанчасть, исторически ориентированная на обслуживание конкретного предприятия, трансформировалась в полноценного игрока рынка медуслуг?

– Медсанчасть, существующая с начала 70‑х, в советский период была подразделением очень крупной, объединявшей несколько предприятий организации «Сибакадемстрой». Она была подведомственна Министерству атомной промышленности, но строила самые разные объекты и имела производство полного цикла – даже окна и двери выпускала. По некоторым оценкам, именно «Сибакадемстрой» построил порядка 20% всего фонда недвижимости в Новосибирске и весь Академгородок. Логично, что в какой‑то момент такое крупное предприятие стало нуждаться в своем медицинском учреждении. Взяли типовой проект районной больницы и построили объект площадью 26 тысяч кв. м с коечным фондом на 260 мест.

Так как «Сибакадемстрой» участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, пострадавшие и ликвидаторы поступали в Медсанчасть, многие годы лечились здесь. Поэтому медучреждение в конце 80‑х и начале 90‑х было в хорошем состоянии, в 1991‑м мы первыми за Уралом купили лапароскопическую стойку и начали впервые делать такие операции. Коллектив сложился тоже сильный, многие до сих пор у нас работают. Медучреждение всегда существовало автономно от региональной системы здравоохранения, а с ведомственного сразу сменило статус на частное.

– То есть «Сибакадемстрой» в 90‑е, как и многие другие предприятия, отказался от непрофильных активов, но при этом не передал Медсанчасть региону?

– Корпорация в начале 90‑х, естественно, лишилась госзаказа, поэтому начала заниматься собственными проектами, искать подряды. А Медсанчасть в 1995 году выделилась из структуры «Сибакадемстроя», стала отдельным юрлицом и начала учиться зарабатывать самостоятельно. Часть площадей приходилось сдавать другим медицинским организациям. Комплекс был огромный – там и отдельный морг, и патологоанатомическая лаборатория, и отдельный пищеблок, гаражи, вспомогательные помещения. Всего было восемь зданий. Понятно, что содержать такой объект самостоятельно не было никакой возможности. Но за счет аренды удавалось поддерживать эту инфраструктуру в хорошем состоянии.

– Кто тогда владел Медсанчастью?

– Основным акционером остался Игорь Ким, он поддерживал проект в самые трудные периоды. Но с комплексом недвижимости Медсанчасти все‑таки пришлось расстаться и переехать.

– Почему?

– Несколько лет назад по всей стране проходила масштабная кампания – муниципальные и региональные власти должны были решить, кто отвечает за медицинскую инфраструктуру. В итоге многие муниципальные объекты перешли под контроль региональных властей. Так случилось и в Новосибирской области. Мы находимся в Академгородке, на территории Советского района. Население здесь порядка 100 тысяч человек, а ни одного муниципального или регионального стационара нет. Эту функцию исторически выполняла наша Медсанчасть, а также Центральная клиническая больница Сибирского отделения РАН. Областное правительство предложило нам продать комплекс зданий Медсанчасти, мы согласились. Сейчас мы арендуем там же оперблок и стационар, вот только коечный фонд теперь – 45 мест. После этого, в 2015–2017 годах, мы открыли еще три поликлиники.

«МЕДИЦИНА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ «ОДНОЙ ИЗ»

– Как вы оказались управленцем такого проекта?

– Я работал сразу на нескольких проектах Игоря Владимировича, в 2010 году меня попросили навести порядок в Медсанчасти – выделили арендный бизнес, и оказалось, что медицинский сам по себе особой прибыли не приносит. Для меня тогда это был просто один из проектов, наряду с ресторанами, например. Тогда я еще не знал, что медицина не может быть «одной из», факультативно заниматься таким бизнесом нельзя. В итоге сосредоточился на нем. Задача была стандартной для таких ситуаций – сократить расходы и увеличить доходы. Начал с сокращения немедицинского персонала. Была очень большая администрация, свой пищеблок. Тогда вообще в лечебных учреждениях никто не решался отдать питание на аутсорс. У меня в управлении было 60 ресторанов, соответственно, тенденцию сломать удалось – мы первые в регионе перешли на аутсорсинг питания. Административную структуру сократил со 100 до 10 человек. И с самого начала стали думать, где и как взять клиентов. Решения тоже были вполне понятные – расширяли расписание, искали востребованных узких специалистов. А по стационарной медпомощи стали более активно работать с нашими «историческими» регионами – Казахстан, Якутия, Хабаровский край, потом к этому списку добавились Сахалин и Камчатка. Медсанчасть еще в советское время была ориентирована на разные регионы. Эти меры позволили увеличить выручку по стационару в пять раз. Ну и в целом эффективность клиники выросла – если раньше у нас было 7 млн рублей выручки в месяц, то сейчас это 20–25 млн.

– Каким образом вы привлекали пациентов из других регионов и стран? Рекламу давали?

– У нас в какой‑то момент на этих территориях даже были свои представители. Была и реклама, а сейчас продвигаемся в интернете во всех регионах за Уралом. Но я все‑таки уверен, что гораздо лучше работает «сарафанное радио». Мы каждого пациента мониторим, откуда он пришел и как о нас узнал. В 99% случаев – по рекомендации. Это вообще единственное, что работает. Приезжает из какого‑то города человек, он узнал о нас от другого человека, а за ним через две недели одновременно могут приехать еще пятеро. Интернет же срабатывает только как «напоминание». Если ты прочитал про клинику в Сети, а до этого о ней не слышал, то вряд ли ты туда обратишься. Ну только если это какая‑то совсем безальтернативная ситуация: все отказали и ты хватаешься за любую возможность.

Отсутствие фидбэка – большая проблема. Посмотрите, все новые клиники стараются переманить к себе врачей‑звезд с наработанной пациентской базой и репутацией. А где брать пациентов в моменте? Начинается массированная реклама, выкидываются огромные бюджеты, чаще всего с очень слабым «выхлопом». Отдача может быть, если пойти на дикий демпинг, но это тоже тупиковый путь. Что же тогда делать? Способ один – работать с врачами, на которых идут и к которым направляют пациентов коллеги. Я даже не стану говорить о сложности работы со «звездами» – об этом все знают. Все понимают, что завтра он может встать и уйти, а перед этим еще руки тебе «выкрутит» несколько раз. Но если тебе нужны «живые» пациенты, других вариантов нет.

– На какую аудиторию вы работаете в родной Новосибирской области? С учетом действующих здесь НМИЦ, больших региональных медучреждений, заметных частных сеток («Мать и дитя», ЦНМТ, «Здравица»), что вам остается?

– По моим подсчетам, у нас в регионе 54 государственных и ведомственных стационара – условно бесплатных для пациента. С чем связана такая концентрация мощностей? Во время Великой Отечественной войны очень многие лечебные учреждения вывозились в тыл. Новосибирск в этом смысле был особенно удобен – находится достаточно далеко от западных границ, есть железная дорога. Новосибирск оказался перевалочной базой, достаточно много лечебных учреждений вместе с коллективами сюда перебросили. В итоге у нас есть и НМИЦ имени Мешалкина, и НИИТО, и МНТК имени Федорова, огромная больница ФМБА, больница РЖД, областная больница. Попасть в тот же НМИЦ на ВМП, особенно в конце года, не так уж сложно. Они еще из других регионов активно подтягивают пациентов, чтобы отработать госзаказ.

Выделиться на этом фоне достаточно тяжело, но можно – как ни банально звучит, качеством медпомощи и отношением к пациенту. К слову, о частных стационарах: в нашем регионе полноценных всего два – у нас и у «Мать и дитя». Все остальное – стационары «одного дня», без реанимации. Рынок, понятно, специфический. Если под боком есть, например, Клиника Мешалкина, то вряд ли ты будешь заниматься сердечно‑сосудистыми вмешательствами. У клиники «Мать и дитя» есть ангиографическая операционная, но насколько она загружена – большой вопрос. Даже амбулаторный поток в этом смысле мало поможет – конкурировать в этом смысле с Клиникой Мешалкина бесполезно. То же самое в травматологии и ортопедии. Вообще‑то операции этого профиля дают многим частным стационарам хорошую выручку, но не в Новосибирске, где есть НИИТО.

– Работаете по ОМС?

– В систему ОМС заявляемся ежегодно, но ни копейки еще не получили. А ведь мы готовы работать и в амбулаторном сегменте. Всякий раз ответ простой: нам не хватает денег на содержание собственных лечебных учреждений, что говорить о частниках. А ВМП, как вы наверняка знаете, – способ финансирования федеральных медцентров.

В идеале задача чиновника – организовать систему здравоохранения так, чтобы люди вообще не болели. А если человек заболел, то он должен получить своевременную и качественную медпомощь. У них же все упирается в строительство новых объектов. Можно сколько угодно заниматься качеством медпомощи, обучать коллектив и так далее, но на всем этом губернатор ленточку перерезать не сможет. Есть ложное понимание того, что качество медицинской помощи как‑то зависит от инфраструктуры. Нет, надо грамотно этой инфраструктурой управлять. А когда не получается, то имитируют вот эту бурную строительную деятельность, параллельно осваивая бюджетные средства.

«ЖИТЕЛИ НОВОСИБИРСКА – ЛИШЬ 20% ГОСПИТАЛИЗАЦИЙ»

– Тем более что сейчас есть хорошая возможность – нацпроект.

– Да. Но если ставить задачу оказания реальной медпомощи, то надо хотя бы часть этих средств направить на построение грамотной системы финансирования работы врачей.

– Обещают изменить систему оплаты труда, опять «залить» направление деньгами. Для вас, кстати, это будет проблемой – конкурировать за врачей и так сложно, а если еще и зарплаты им в госсекторе повысят, что будете делать?

– Везде есть нюансы. Чтобы получить ту зарплату, которую в госсекторе обещают, человеку надо работать на две‑три ставки. Многие работают. Многие, но не все. Почему к нам все‑таки приходят врачи? Потому что врач, который серьезно относится к пациентам и к профессии, не захочет работать по нормативу 8–12 минут на человека. Реализоваться в системе ОМС невозможно, так что не только в деньгах дело. Кроме того, в госмедучреждениях никто не будет защищать врача от потребительского экстремизма. У нас есть отдельные юридические компании, профиль которых – выбивание денег из медучреждений и врачей. Правоохранительные органы почти всегда встают на сторону пациента, не разбираясь. Поэтому многие врачи к нам приходят и говорят: «Я попал в такую ситуацию, где я полностью прав, но руководство отказалось меня поддерживать». Есть медучреждения, которые защищают врачей, оплачивают адвокатов, но много тех, которые оставят врача наедине с проблемой. И здесь у нас тоже есть преимущество.

– Несмотря на мощного конкурента в лице госмедучреждений, вы решились на большой стационарный проект.

– Он появился, потому что нам давно уже надо было расширять стационар, не хватает тех 45 коек, которые у нас есть. И это все медицинский туризм и работа с пациентами из других регионов. Жители Новосибирска – лишь 20% госпитализаций.

Мы для себя решили, что наш медицинский объект должен быть построен по всем правилам. Это значительно усложнило решение задачи. Действующий СанПиН для стационара частнику выполнить практически невозможно, потому что на частников он не рассчитан. Если стоматологию, лабораторку, даже амбулаторную помощь государство «отпустило», то стационарная помощь – в приоритете, и правила работы в этом сегменте только ужесточаются. Причем далеко не все государственные медучреждения соответствуют декларируемым требованиям, но их, конечно, никто не закроет. Сам СанПиН не плох, наоборот, в нем много положительных моментов. Например, сейчас нельзя открыть медучреждение, в котором санузел меньше 6 кв. м. Но при этом есть правила по озеленению – на каждую койку должна быть определенная площадь прилегающей территории. Соответственно, надо сразу брать избыточно большой земельный участок. Вариантов проектировщики придумывают много – некоторые даже на крышах парки разбивают.

Когда мы стали искать подходящую площадку, то выяснилось, что таких участков, более‑менее удобных с точки зрения доступности, попросту нет. В итоге мы купили санаторий‑профилакторий Новосибирского завода химконцентратов с площадкой в сосновом лесу в 5,5 гектара. Это на машине примерно 15 минут от центра города.

– Сколько планируете вложить в этот проект?

– До 1 млрд рублей.

– Что успели там сделать?

– Приспособили участок и объект под начало строительства и реконструкцию, проект сейчас проходит экспертизу. Санаторий состоит из двух зданий: одно шестиэтажное с коечным фондом, другое административное – с кинотеатром, конференц‑залом и прочим. В первом будут поликлиника и койки, во втором – оперблок. Земельный участок позволяет дальнейшее расширение, так что мы сразу проектируем еще несколько очередей.

– На какие медицинские профили нацелились?

– В первую очередь развернем лечение онкологических заболеваний. Сейчас мы уже проводим химиотерапию и делаем операции, но места для этого не хватает. Делаем и другие операции, кроме сердечно‑сосудистых и нейрохирургических. Так что новый объект будет многопрофильным. Планируем открыть детские койки, сейчас в регионе частных клиник с детским стационаром нет, да и в государственном секторе вариантов немного.


медсанчасть-168, ким, инвестиции, частная медицина, новосибирская область
Источник Vademecum №9, 2019
Поделиться в соц.сетях
Девочка, живущая в клинике «Мать и дитя». Главное за неделю
14 Декабря 2019, 20:37
В Новосибирске открылся Центр ядерной медицины МИБС
14 Декабря 2019, 13:47
Поручения Путина по итогам Госсовета по «первичке». Главное
13 Декабря 2019, 22:03
«Гиппократ» потребовал от КПРФ удалить видео с обвинением в загрязнении водоема
13 Декабря 2019, 19:52
«МИП-Технологии» начнут серийное производство российских МРТ в Дубне в 2020 году
12 Декабря 2019, 13:55
Минздрав РФ распределил среди частных клиник ВМП, не погруженную в ОМС
11 Декабря 2019, 22:53
Завод медизделий для диализа Smith Healthcare в Санкт-Петербурге подорожал до 2,21 млрд рублей
10 Декабря 2019, 13:32
Авторам инвестпроектов в здравоохранении стоимостью от 1 млрд рублей предложат преференции
Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, предполагающий ряд преференций для инвесторов, реализующих проекты, в том числе в сфере здравоохранения. В частности, компаниям, заключившим соглашение о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), планируется гарантировать неизменность налогового режима на срок от 6 до 20 лет.
10 Декабря 2019, 13:13
МИБС вложит в центр ядерной медицины в Нижнем Новгороде 691 млн рублей
Совет по земельным и имущественным отношениям при правительстве Нижегородской области одобрил заявку ООО «ЛДЦ «Медицинский институт им. Березина Cергея» (МИБС) на строительство центра ядерной медицины. Клинику построят в Автозаводском районе города на площади 8,95 тысячи кв. м, общий объем инвестиций в проект оценивается в 690,5 млн рублей, сроки возведения – 1 год и 8 месяцев.
9 Декабря 2019, 20:34
Шведская Ruric AB стала основным владельцем центров стерилизации «Акцентр»
9 Декабря 2019, 13:58
Дмитрий Медведев: «В сарае невозможно лечить людей»
5 Декабря 2019, 14:09
Росздравнадзор: врачебные ошибки стоят медорганизациям до 15% бюджета
В России ежегодно фиксируется 40 млн вызовов скорой помощи и 28 млн случаев госпитализации, из которых в среднем 2,24–3,36 млн сопровождаются «неблагоприятными медицинскими событиями», на устранение которых уходит до 15% бюджета клиник. Об этом на конференции «Медицина и качество» рассказал глава Росздравнадзора Михаил Мурашко.
5 Декабря 2019, 12:41
О чем говорили на Vademecum MedDay – 2019
5 Декабря 2019, 11:00
Stada приобретет бизнес украинской «Биофармы»
Дженериковая компания Stada покупает у украинского производителя иммунобиологических и безрецептурных препаратов «Биофарма» права на препараты и производственные мощности в Киевской области. Сумма сделки не раскрывается.
2 Декабря 2019, 17:59
ГК «Мать и дитя» открыла клинику в Краснодаре
ГК «Мать и дитя» вышла на рынок Краснодарского края, запустив там центр репродуктивных технологий. Объем инвестиций в объект составил 50 млн рублей.
29 Ноября 2019, 14:43
«Инвитро» вложила в новую лабораторию в Санкт-Петербурге 100 млн рублей
ГК «Инвитро» открыла новую клинико-диагностическую лабораторию в районе Обводного канала в Санкт-Петербурге площадью около 4 тысяч кв. м. Инвестиции в проект составили более 100 млн рублей.
28 Ноября 2019, 19:10
Корейская Himchan вложила $8,5 млн в клинику в Узбекистане
26 Ноября 2019, 8:50
Сергей Сидоров
Председатель совета директоров ГК «Медскан»
«Укрупнение рано или поздно случится, вопрос, участвуем мы в этом или нет»
25 Ноября 2019, 8:24
Минздрав намерен добавить две новые вакцины в НКПП к 2023 году
В 2021 году в расширенном Национальном календаре профилактических прививок (НКПП) станет обязательной для всех детей прививка против гемофильной инфекции (сейчас прививаются только пациенты группы риска), а с 2023-го в календарь войдут прививки от ветряной оспы и ротавирусной инфекции. Об этом рассказала министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в своей колонке в «Аргументах и фактах».
22 Ноября 2019, 16:43
Венчурный фонд Игоря Кима приобрел миноритарную долю в Megapteka
Венчурный фонд ExpoCapital владельца Экспобанка Игоря Кима приобрел 7,28% ООО «Платфомни» – оператора интернет-аптеки Megapteka. Еще 3,64%, по данным ЕГРЮЛ, получило ООО «Юрфит», основным бенефициаром которого также является Игорь Ким.
21 Ноября 2019, 13:28
Программа Vademecum MedDay – 2019
20 Ноября 2019, 20:11
«МедИнвестГрупп» предложила централизовать онкослужбы в регионах
Президент ГК «МедИнвестГрупп» Сергей Нотов на межрегиональной конференции в Новокузнецке «Развитие онкологической помощи в Кузбассе. Ядерная медицина для борьбы с онкологическими заболеваниями» поделился своим видением, как оптимизировать региональные онкологические службы. Он предлагает централизовать их и привлечь частных инвесторов к созданию недостающей инфраструктуры.
20 Ноября 2019, 19:01
Яндекс.Метрика