ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

21 Июля, 23:34
21 Июля, 23:34
59,08 руб
68,00 руб

«Если бы я не состоял в центральном штабе ОНФ, меня легче было бы заткнуть»

Кирилл Седов
29 Июня 2015, 11:08
1958
Глава фонда «Здоровье» – о мастерстве коммуникаций по ту и по эту сторону Народного фронта
За два года существования Фонда независимого мониторинга «Здоровье» его руководитель Эдуард Гаврилов превратился в чуть ли не главного оппонента Минздрава, по крайней мере в публичном поле. Общественник, облеченный поддержкой Общероссийского народного фронта и Общества врачей России, смело указывает не только на управленческие ошибки Минздрава, но и на коррупциогенность отдель­ных госзакупок, проводимых министерством. О том, какие силы подталкивают его к этой откровенности, «фронтовик от медицины» рассказал в интервью VADEMECUM.

«Гаврилов Эдуард Леонидович, стаж 19 лет. Работает в госклинике. Специализируется на проведении мануальной терапии и проце­дур неврологического характера», – гласит один из сайтов с данными о медицинских специалистах и отзывами об их работе. Отзывов о работе Гаврилова нет – портал не обновлялся с 2013 года.

За это время многое изменилось – практику­ющий врач‑невролог ФМБЦ им. А.И. Бурна­зяна ФМБА России Эдуард Гаврилов успел перейти на административную должность, заняв пост замруководителя Федерального неврологического центра экстрапирамид­ных заболеваний и психического здоро­вья в том же ФМБА. Вскоре на тот момент малоизвестный широкой общественности специалист запустил фонд независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье», занимающий­ся анализом и распространением информа­ции о состоянии и развитии системы здраво­охранения. На этом активист не остановился и поучаствовал в интернет‑выборах членов Общественной палаты РФ, которые благопо­лучно выиграл. Однако главный на сегодня вираж в своей политической карьере Гаври­лов совершил в июне 2013 года, войдя в цен­тральный штаб Общероссийского народного фронта.

Напомним, что эта организация была со­здана накануне очередных президентских выборов в 2011 году по инициативе Влади­мира Путина, занимавшего тогда должность премьер‑министра РФ.

С тех пор Гаврилов регулярно дает эксперт­ные комментарии по самому широкому кругу профильных проблем – от проведения госзакупок вакцин до вопросов контроля и распределения средств в системе ОМС. А поскольку все эти вопросы находятся в ведении Минздрава, общественник начал регулярно вступать в публичную полемику с министерством.

Тут же начали появляться и отзывы о его ра­боте, как положительные, так и отрицатель­ные. Другой член штаба Народного фронта, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль уже успел посвятить Гаврилову несколько эмоциональных постов в Twitter. Якобы Гаврилов «поливает гря­зью» Минздрав в интересах Счетной палаты и «бывших руководителей Минздравсоцраз­вития», считает Рошаль.

Очевидно, напряжение между коллегами по штабу ОНФ усиливает и принадлежность Эдуарда Гаврилова к Обществу врачей Рос­сии – общественной организации, конкури­рующей с Нацмедпалатой за звание главного выразителя чаяний врачебного сообщества.

Молва утверждает, что в ОНФ врач мануаль­ной терапии Гаврилов оказался по протек­ции главы Счетной палаты Татьяны Голико­вой и более того – женат на Ольге Кривонос, курирующей в Счетной плате расходы федерального бюджета на здравоохранение и бюджет ФФОМС.

В интервью VADEMECUM подтверждать или опровер­гать эту информацию он не стал, но все же рассказал о работе в ОНФ и причинах своего быстрого взлета по общественной и карьер­ной лестнице.

«РОСТ СМЕРТНОСТИ СТАЛ ПРЯМЫМ СЛЕДСТВИЕМ ОПТИМИЗАЦИИ»

– В июне 2013 года вы стали одним из пример­но 40 учредителей ОНФ, подписав манифест о создании этой организации. Среди них вы были единственным представителем медици­ны. Как невролог и мануальный терапевт ока­зался в числе создателей Народного фронта?

– Любой врач мог там оказаться, и я был далеко не единственным. Например, я там встретил очень много своих коллег из Об­щества врачей России и Нацмедпалаты. Там я видел и Владимира Владимировича Нерое­ва, и академика Сергея Федоровича Багнен­ко, и Евгения Ивановича Чазова.

– То есть вас пригласили туда ваши знакомые из Общества врачей России (ОВР)?

– С кем‑то я познакомился в Народном фрон­те, с кем‑то был знаком до этого. Что касается самого фонда «Здоровье», то его учредителями выступили две врачебные ассоциации, кото­рые входят в Общество врачей России [Ассо­циация врачей‑офтальмологов и Националь­ная ассоциация фтизиатров. – VADEMECUM].

– Можно ли сказать, что фонд «Здоровье» создавался по инициативе ОНФ?

– Нет, это была в большей степени моя инициатива и инициатива тех уважаемых врачей, с которыми мы общались, в том числе и на площадке ОНФ. Мне, как практи­кующему врачу, проблемы здравоохранения были близки, и в ОНФ я стал заниматься именно ими. Возникло взаимопонимание с единомышленниками о том, что в россий­ском здравоохранении есть проблемы, в том числе системного характера. Нам захотелось вынести на свет те проблемы, которые могут быть не видны обывателю. Вот так, с едино­мышленниками, и стали работать.

– И всетаки как вы стали одним из создате­лей Народного фронта?

– Как все. Писал заявление. На тот момент было понятно, что это общественная пло­щадка, которая активно набирает обороты, и что на ней будут выноситься острые вопро­сы по самым разным темам. А в здравоохра­нении у нас столько нерешенных проблем, какую бы сферу мы ни взяли – тарифную политику, где есть нестыковки в норматив­но‑правовой базе, вопрос качества и доступ­ности медпомощи, особенности проведения модернизации в регионах и его оценку...

– В вашей биографии указано, что вы занима­лись общественной деятельностью и до всту­пления в ОНФ. Что это были за проекты?

– Это были всевозможные волонтерские, благотворительные проекты, которые мы никогда не озвучивали, потому что не хо­телось самих себя «пиарить». Но обще­ственной деятельностью я стал заниматься где‑то в 2004 году. Мы с единомышленника­ми, врачами и медсестрами выезжали в реги­оны – сами по себе, неофициально. И мони­торингом уже тогда начинали заниматься. Но это все было на общественных началах, на голом энтузиазме.

Потом мы решили придать нашей деятель­ности более официальный вид и двигаться вместе с Народным фронтом. Нам кажется, что те проблемы, которые мы поднимаем, очень важны для населения. Никому, напри­мер, нет дела, с чем пришлось столкнуться жителям сельской местности в связи с оп­тимизацией здравоохранения. Как нам кажется, она проводилась абсолютно непра­вильно – без территориального планирова­ния, без анализа сети медучреждений, без учета последствий. В результате сокращены специализированные районные и сельские койки. Человека везут в межрайонный центр за десятки километров, и риск летального исхода намного увеличивается, либо паци­ент попадает на обычную терапевтическую койку, где нет ни специалиста, ни соответ­ствующих лекарств... Рост смертности и вну­трибольничной летальности в первые меся­цы 2015 года, как нам кажется, стал прямым следствием оптимизации.

«ЭТО НЕ КТО‑ТО ТАМ ПРИЕХАЛ, А ЧЕЛОВЕК ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОГО ШТАБА ОНФ»

– Вы ездите с проверками по региональным медучреждениям, и вас в них воспринимают как полноценного ревизора из столицы. Но при этом вы – общественник, которого на терри­торию ЛПУ имеют право и не пустить, по­скольку у вас нет официальных «надзорных» полномочий.

– А вот это как раз авторитет Народного фронта. Люди знают – это не кто‑то там приехал, а человек из центрального штаба ОНФ. И приехал не просто так, а потому что были многочисленные жалобы и обраще­ния жителей к нам в фонд и в региональные отделения ОНФ.

С начала года у нас больше 20 поездок, мы практически каждую неделю куда‑то вы­езжаем. Маршрут у нас уже устоялся – мы всегда вначале посещаем областные больни­цы. Там, в коридорах, мы можем пообщаться с пациентами со всей области. В результате мы получаем объективный «срез» мнений – например, по нехватке специалистов, машин «скорой» или невозможности записаться на УЗИ. Потом мы едем уже в районы. Наше общение непосредственно с пациентами мы стараемся документировать, записывать на камеру. Основной наш вопрос: «Что стало лучше, что стало хуже?» Потом все эти жа­лобы мы озвучиваем на круглом столе перед региональными чиновниками.

Да, мы неудобные, и чиновники могут ежить­ся по нашему поводу и на нас обижаться. Но спорить с нами сложно, потому что мы поднимаем фактуру, у нас цифры на руках.

– В итоге, где чаще всего находится причина проблем доступности медпомощи – в кон­кретном ЛПУ, на местном уровне, на уровне субъекта Федерации?

– Очень многие проблемы носят систем­ный характер. Федеральное министерство могло сформулировать задачу неправильно, не обеспечить методическое сопровожде­ние – как в случае с оптимизацией, которая просто на откуп была отдана субъектам РФ. Вот они и «наоптимизировали». Разумеется, есть масса нарушений и в регионах, когда областные министерства откровенно «ко­сячат». Например, региональный министр здравоохранения заключает соглашение по оптимизации с федеральным министер­ством, где обязуется сократить определенное количество коек и персонала и в результа­те добиться сокращения смертности, дней госпитализации, увеличения дней работы койки в году. Мы смотрим – и видим, что во многих регионах целевые значения не до­стигаются. Но главное – неужели региональ­ный чиновник будет сокращать койки в ка­кой‑то центральной больнице, куда он будет комиссию водить?! Нет, он, наоборот, будет ее всячески оберегать и развивать, верно? Лучше он посокращает районные и сельские койки и персонал заодно. Поэтому проблемы есть на всех уровнях.

– У вас сформировался круг тем, по которым вы чаще всего выступаете, – это сельская ме­дицина, недофинансирование крупных феде­ральных медучреждений, закупки Минздрава. Вы считаете эти проблемы наиболее острыми?

– Общественный резонанс может получить тема, которая не проходит «красной нитью». Например, СМИ мало освещают тему тариф­ной политики, она достаточно тяжела для восприятия, но ей мы уделяем повышенное внимание. К сожалению, у нас в этой сфере уже третий год не выполняется федераль­ное законодательство – Минздрав до сих пор не утвердил стандарты оказания медпомощи. Без них подушевой норматив составляется некорректно. Приведу пример. В 2015 году подушевой норматив был пересмотрен прави­тельством в сторону уменьшения. Минздрав, не имея расчета истинной потребности, не смог отстоять ранее утвержденные цифры. В резуль­тате Минфин забирает 140 млрд рублей в фе­деральный бюджет из бюджета ОМС, на самые разные нужды, кроме здравоохранения. Вместо того чтобы привлекать деньги, Минздрав не мо­жет их удержать.

– Вы уделяете большое внимание проблемам па­циентов, но почти не высказываетесь на тему про­тестного движения медработников. Это не ваша тема?

– Мы сами – действующие врачи, поэтому, конечно, нас интересует тема защиты прав ме­дработников. Например, мы проводили мони­торинг заработных плат и поняли, что цифры, которыми отчитывается Минздрав, не имеют ничего общего с реальными зарплатами.

У нас в опросе принимают участие порядка 8 тысяч медработников, и мы знаем ситуацию не только в целом по стране, но и по отдельным регионам.

Наш путь – это не громкие акции, как у профсоюза «Действие», а анализ ситуации и попытки изменить ее в правовом поле. Ведь как бы мы ни критиковали Минздрав, мы все равно понимаем, что решения принимаются в министерстве, и диалог и взаимодействие с ним нужно поддерживать.

– Каково ваше отношение как общественника и представителя Народного фронта к протестным акциям врачей?

– Медицинских работников, наверное, очень сложно заставить пойти на такие действия. Сре­ди разных категорий профессий медики самые сдержанные в этом отношении – они терпят до последнего. И анализ проблем, которые они поднимают, показывает, что это все [протесты врачей. – VADEMECUM] небеспочвенно, к сожалению.

«У МЕНЯ НЕТ КОНФЛИКТА С ЛЕОНИДОМ МИХАЙЛОВИЧЕМ»

– Помимо фонда «Здоровье» с ОНФ активно вза­имодействуют Общество врачей России и Нацмед­палата. Можно ли говорить о своего рода конку­ренции между ними?

– Если какая‑то конкуренция и присутствует, то это только во благо. В конкурентной борьбе рождается какое‑то полезное действие. При этом у нас нет «ломания копий» – все очень кон­структивно, потому что в ОНФ все‑таки работа­ют люди профессиональные.

– С ОВР понятно – персональный состав его руководства во многом совпадает со списком общественного совета в фонде «Здоровье», и копья действительно не ломаются. Как складываются ваши взаимоотношения с Нацмедпалатой – осо­бенно после того, как Леонид Рошаль заявил, что вы работаете в интересах команды Татьяны Голиковой?

– Не знаю, как это можно прокомментировать. Мы сожалеем, что появляются подобные выска­зывания. В Нацмедпалате очень много толковых специалистов и достаточно уважаемых людей, с которыми я имею счастье работать, и наше видение проблем здравоохранения во многом совпадает.

У меня нет никакого конфликта с Леонидом Михайловичем. Возможно, у него со мной есть, не могу сказать.

– Но насколько соответствует действительности его утверждение об «аффилированности» фон­да со Счетной палатой и Татьяной Голиковой и о возможном назначении вас на пост министра здравоохранения?

– Ну, по поводу министра – это фантазия Лео­нида Михайловича. Я, когда это читал, смеялся. Пока не поступало таких предложений. Что касается Счетной палаты, то мы пользуемся ее данными точно так же, как пользуемся данны­ми Росстата. Дело в том, что ОНФ заключил со Счетной палатой стратегическое соглашение о сотрудничестве. Нас туда иногда приглашают на коллегии по профильным темам. Я уже побы­вал на трех. Или четырех.

Мы поднимаем темы, которые волнуют боль­ных. Мы снизу идем, мы – от них.

– Решились бы вы заниматься своей экспертной деятельностью, если бы не были членом Народно­го фронта и Общественной палаты?

– Конечно, поддержка таких серьезных обще­ственных организаций дает возможность чув­ствовать себя более надежно. Если бы я не состо­ял в центральном штабе ОНФ, я думаю, со мной было бы проще – меня легче было бы заткнуть.

онф, фонд здоровье, гаврилов
Поделиться в соц.сетях
Руководителя «Фармаимпекса» привлекли к уголовной ответственности
Сегодня, 18:06
Костромская ЦРБ незаконно направляла пациентов в частный медцентр
Сегодня, 17:43
ФСС может инвестировать в Уральский реабилитационный центр
Сегодня, 17:39
Фонд Хабенского запустил портал об опухолях мозга
Сегодня, 16:56
ОНФ: более 70% льготников покупают лекарства за свой счет
17 Июля 2017, 17:33
«СИА» может продать городским властям недостроенный корпус Волоколамской ЦРБ

Недостроенный корпус Волоколамской центральной районной больницы (ЦРБ), привлекший внимание активистов Общероссийского народного фронта (ОНФ), принадлежит российскому фармдистрибьютору «СИА Интернейшнл». Об этом свидетельствуют данные Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН).

3 Июля 2017, 18:06
В Волоколамске недостроенная больница принимает пациентов
29 Июня 2017, 13:28
Половина врачей из государственных больниц хотели бы перейти в частные
19 Июня 2017, 17:01
Мединдустрия
Загадки сайта Минздрава
На что ушел бюджет в 38 млн рублей
1886
Фонд «Здоровье»: более трети регионов сформировали перечни льготных лекарств с нарушениями
14 Июня 2017, 16:07
Большинство врачей негативно оценивают оптимизацию здравоохранения
6 Июня 2017, 7:00
Минздрав потратил 15,5 млн рублей на скрытую от пользователей часть сайта
22 Мая 2017, 17:38
Врачи заявили о росте объема платной медпомощи в бюджетных медучреждениях

Врачи, работающие в бюджетных медучреждениях, отметили рост количества платных медицинских услуг в 2016 году. Таковы данные опроса, проведенного фондом «Здоровье». В качестве причин увеличения сектора платной медицины в государственных медучреждениях медики называют дефицит кадров и низкие тарифы обязательного медицинского страхования (ОМС).

16 Мая 2017, 15:17
Фонд «Здоровье»: тарифы на медпомощь в регионах существенно различаются
2 Мая 2017, 17:14
Более 30% российских врачей заявили о манипуляциях со статистикой в медучреждениях

34% российских врачей заявили о манипуляциях с посмертными диагнозами в лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) для улучшения статистики. Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного редакцией сообщества «Врачи РФ». 

26 Апреля 2017, 13:08
Минздрав отверг обвинения в манипуляции статистическими данными
17 Апреля 2017, 19:18
Регионы заподозрили в манипуляциях с показателями смертности
За первые два месяца 2017 года общая смертность населения выросла на 0,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, при этом наибольший рост продемонстрировал показатель «смертность от прочих причин», который увеличился на 12,6%. Вызывает подозрения, что региональные власти манипулируют отчетностью, скрывая таким образом рост смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и других причин, которые контролируются федеральным Минздравом и правительством, говорится в сообщении  фонда независимого мониторинга «Здоровье».
3 Апреля 2017, 17:56
Яндекс.Метрика