19 Сентября, 0:57

Давай, Дубай, наяривай: как смотрится медицинская свободная экономическая зона в роскоши ОАЭ

Данил Сибиряков, Михаил Щеглов
13 Мая 2019, 12:43
1872
Фото: DHCC
Прибывающих в международный аэропорт Дубая пассажиров встречает рекламный баннер, нарушающий традиционное представление о том, что стоит покупать в ОАЭ за большие и очень большие деньги, – промо образовательного курса для врачей и организаторов здравоохранения от американской Mayo Clinic. Никакой ошибки тут нет, место размещения призыва выбрано намеренно и весьма удачно: в непосредственной близости от аэропорта 15 лет назад была создана свободная экономическая зона Dubai Healthcare City (DHCC). Сейчас в этом кластере заняты 4,1 тысячи экспатов – медиков, менеджеров и прочих важных для СЭЗ специалистов. Ежегодно DHCC обслуживает более 1,2 млн человек, в том числе 180 тысяч медтуристов. Сравнение с Россией, куда в 2017 году на лечение приехали, по приблизительным оценкам, 110 тысяч пациентов, окажется явно не в нашу пользу. Можно, конечно, вспомнить, что у DHCC есть в Новой Москве кластер‑побратим – Международный медицинский кластер в Сколково, но его девелоперские и операционные успехи можно будет оценить еще не скоро. Тем более есть смысл разобраться, как устроен дубайский проект, который, как выяснил Vademecum, получил от эмира и правительства ОАЭ поручение национального масштаба – к 2020 году зарабатывать на обслуживании 500 тысяч медтуристов не меньше $700 млн в год.

Свободную экономическую зону DHCC в 2002 году учредил шейх Мохаммад бин Рашид Аль Мактум – эмир Дубая, премьер‑министр и вице‑президент Объединенных Арабских Эмиратов, участник списка богатейших королевских особ Forbes (5‑е место и состояние в $12 млрд в 2009 году). Формат свободной экономической зоны в Эмиратах популярен – до конца 2018 года это была фактически единственная возможность для иностранного инвестора приобрести в собственность не только недвижимость, но и землю.

DHCC сегодня управляет уже двумя зонами, занимающими общую площадь 38 га. В первой располагаются медцентры, подразделения глобальных фармкомпаний и образовательные организации. Вторая, появившаяся по соседству потому, что в первой попросту стало тесно, заточена на рекреационные услуги, развитие гостиничного бизнеса и ритейла. Общий объем инвестиций в инфраструктуру второй очереди DHCC, по данным ежегодника The Report: Dubai, находится в диапазоне $816,6 млн – $1,4 млрд. Совокупные вложения в первую зону кластера представители DHCC уточнить не смогли.

Чтобы стать ординарным резидентом DHCC, достаточно предоставить пятилетний бизнес‑план, зарегистрировать компанию с уставным капиталом $13,5 тысячи и получить лицензию. Обязательный взнос для медицинских организаций как якорных резидентов заметно выше – $82 тысячи.

Первым профильным участником DHCC стала открывшаяся здесь в 2005‑м Belgium Medical Services – небольшая клиника, ориентированная на дерматологию и мануальную терапию. В следующие два года существенных событий в Дубайском медкластере как будто бы и не происходило. В 2007‑м DHCC записала в свой актив просветительскую акцию, посвященную борьбе с раком молочной железы: сотрудники СЭЗ сложили традиционную для таких мероприятий ленточку из 105 тысяч розовых гвоздик, что было зафиксировано в Книге рекордов Гиннеса. Этот факт из истории становления кластера, как и размеры вверенной им латифундии, топ‑менеджеры DHCC с гордостью упоминают всякий раз, когда их просят раскрыть какие‑то абсолютные показатели успешности проекта.

Наконец, в 2008 году в DHCC пришел первый крупный оператор – The American Academy of Cosmetic Surgery Hospital, предоставляющий услуги эстетической хирургии и косметологии. Следом открылся Mediclinic City Hospital со стационаром на 280 коек – подразделение крупнейшей в ЮАР медицинской группы Mediclinic International. Тогда же резидентом DHCC стал британский London Center For Aesthetic Surgery.

К 2010‑му, как следует из официальных отчетов DHCC, поток пациентов в клиники кластера вырос до 400 тысяч человек в год. Тогда шейх Мохаммед, судя по всему, удовлетворенный операционными показателями начинания, передал DHCC своей жене – принцессе Хае Бинт Аль Хуссейн, которая стала президентом управляющей компании кластера Dubai Healthcare City Regulatory (DHCR). О том, как функционирует подаренный супругом бизнес, принцесса предпочитает не распространяться, зато любит напоминать, что прониклась проблемами здравоохранения после гибели в авиакатастрофе ее матери, как раз направлявшейся с гуманитарной миссией в больницы Иордании.

Переданный жене актив эмир поддержал преференциями для резидентов DHCC – льготами по налогу на прибыль, возможностью рассчитываться с сотрудниками в любой валюте, отсутствием ограничений по переводу капитала и так далее. Все эти блага предоставлялись инвесторам на 50 лет с возможностью продления срока. Освободили резидентов и от таможенных пошлин, правда, применять незарегистрированные лекарства и медизделия не разрешили. На этой волне в DHCC потянулись действительно глобальные игроки, в том числе компании Big Pharma – Johnson&Johnson, Sanofi, Novo Nordisk, AstraZeneca и другие.

Вслед за ними – международные провайдеры сопутствующих услуг, готовые инвестировать в инфраструктуру DHCC. Например, в январе 2014 года здесь открылся возведенный и оборудованный за $190 млн 24‑этажный отель Marriott. Кувейтская Action Group начала строительство 4‑звездочной гостиницы, пообещав вложить в проект $56 млн и уже к лету 2019 года сдать объект в эксплуатацию.

Сейчас на территории DHCC в общей сложности действуют 179 медицинских учреждений, в том числе четыре госпиталя совокупной мощностью 562 койки, а также 242 предприятия иного назначения.

Появились у руководства DHCC и задачи планетарного масштаба – свободную экономическую зону специальным законодательным актом наделили полномочиями по продвижению эмирата Дубай как «глобального центра медицины». В 2012 году правительство поставило управленцам кластера KPI задачу – к 2020 году обслуживать по 500 тысяч медицинских туристов, собирая с них не менее $707,7 млн в год. Уже в 2015‑м, если верить отчетам дубайского Минздрава, медцентры эмирата обслужили около 300 тысяч иностранцев, и 180 тысяч из них приняли клиники DHCC.

О том, как управленцы медицинской СЭЗ будут выполнять поручения государственной важности, Vademecum рассказал генеральный директор департамента регулирования DHCR Рамадан Аль‑Блуши.

– В чем состояла концепция DHCC? Зачем эта свободная зона создавалась?

– Идея была простой – мы нуждались в площадке, на которой можно будет оказывать медицинские услуги, привлекать бизнес‑партнеров и медицинские кадры. Это первая в своем роде свободная экономическая зона, ориентированная на здравоохранение. Когда мы в 2002 году только начинали об этом задумываться, то возникало много вопросов, в первую очередь у инвесторов, и главный из них: а можно ли вообще, с законодательной точки зрения, организовать такой кластер? Ведь в ОАЭ, как и в ряде других стран, невозможно открыть клинику или госпиталь без местного партнера. Кроме того, иностранный инвестор не может владеть землей, а лишь имеет право арендовать участок. Поэтому нам хотелось построить кластер, который позволил бы убрать эти барьеры для инвесторов на отдельно взятой территории. Заодно мы организовали систему «одного окна». Если я, например, захочу открыть клинику на территории DHCС, то мне не надо будет бегать по разным инстанциям – от правительства до муниципалитета, чтобы собрать разрешения от семи‑восьми государственных структур. Я смогу все получить в одном месте – медицинскую и коммерческую лицензии, медицинское освидетельствование для визы и удостоверение личности. Инвесторы прямо здесь могут просчитать свои будущие издержки. Эта система называется «Путь» и предназначена для всех – доктора, инвестора, владельца бизнеса, и все в электронном виде.

– По какому принципу вы привлекали и отбирали инвесторов?

– Так как в ОАЭ работают граждане разных стран и порядка 9 млн человек, то есть 90% населения, – экспаты, мы нуждались в иностранных врачах. Всем нужен доктор, который может говорить на родном для пациента языке и применяет понятные ему методы лечения. Потому кластер изначально задумывался как международный. Соответственно, мы привлекали инвесторов и кадры из стран Ближнего Востока – Египта, Индии, Пакистана, арабских и азиатских (Китай, Япония) стран. Особенно важно было привлечь резидентов с Запада – у нас есть и американские, и британские клиники. Необходимо было выстроить систему допуска медиков к работе.

Граждане не всех стран могут приехать для трудоустройства в ОАЭ, но мы изменили эту ситуацию. В общем‑то, это и стало залогом успеха. Всем западноевропейским соискателям для работы в ОАЭ врачом нужно сдать устный экзамен. В DHCC такого требования нет.

Если вы лицензированный специалист из Западной Европы, а мы знаем, что в большинстве этих стран уровень образования высокий, то мы освобождаем вас от экзаменационной нагрузки. Именно по этой причине огромное число врачей из Европы живут и работают у нас.

Аналогичная схема действует в отношении докторов из США, Канады, Кореи, Японии, Новой Зеландии, Австралии. Мы выделили ряд стран, чей уровень медицинского образования котируется в ОАЭ, чтобы убедиться, что эти высококлассные специалисты могут приехать в Дубай и работать здесь без каких‑либо сложностей. Но для организации такого особого режима пришлось вносить поправки в тематические законы ОАЭ.

– Чужие стандарты оказания медпомощи тоже принимаете на веру?

– Мы опираемся на международные стандарты, одобренные ВОЗ. Поэтому, откуда бы ни был инвестор, его клиника на территории DHCC будет работать по единым лекалам, которые актуальны также и для любой клиники за пределами ОАЭ. Это тоже позволяет нам привлечь большее число инвесторов. В любом случае, мы можем многое внутри регулировать самостоятельно, без участия правительства ОАЭ. У нас есть свои стандарты проектирования и строительства, стандарты управления клиникой, гайдлайны для врачей. Но все эти регламенты можно адаптировать под конкретный проект.

– Препараты и медизделия иностранного происхождения ваши резиденты могут не регистрировать?

– Не могут. Эта тема регулируется федеральным законодательством, поскольку затрагивает вопросы безопасности. И препараты, и медизделия нуждаются в регистрации – этим занимается Минздрав ОАЭ. Однако у нас есть преимущество – скорость прохождения регистрационных процедур. У нас есть прямой контакт с Минздравом, поэтому ввезти в страну препарат, который будет применяться в DHCC, намного проще, чем в любых других случаях. У нас много китайских, корейских и японских клиник, которые применяют препараты, значительно отличающиеся от общепризнанных, но и для них мы делаем процесс регистрации быстрее и удобнее. В Минздраве уважают нашу работу, так как понимают, что мы привносим в традиционную медицину нечто новое. Есть несколько свежих примеров – наши больницы стали привозить новое медицинское оборудование, и мы добились того, чтобы оно получило аккредитацию.

– Проблем с использованием незарегистрированных лекарств не возникает?

– Практически нет, потому что регулирование фармотрасли сейчас очень хорошо отлажено. При этом в ОАЭ отношение к этому вопросу строгое, взять и ввезти что‑то нелицензированное очень сложно. Помимо Минздрава, за этим следят Министерство внутренних дел, Министерство национальной безопасности, что гарантирует использование только зарегистрированных медицинских препаратов на территории всей страны. Если случаются жалобы и подобные нарушения на территории DHCC, то у нас есть собственная инспекция, которая занимается этими случаями и передает информацию о нарушении правительству. А дальше виновника призывают к ответу за его действия, вплоть до утраты лицензии.

У ОАЭ много соседей, мы «международная» страна, поэтому надо разбираться в нюансах госрегулирования и устройства фармрынка других стран. Например, несколько лет назад в Дубае открылся двухкилометровый китайский рынок DragonMART, туда привозят много китайских препаратов. Поэтому правительство следит не просто строго, но и компетентно – в составе профильных департаментов есть китайские специалисты, которые за эту тему отвечают, контролируют происходящее изнутри.

– В России тоже есть свой международный медицинский кластер. Первый объект тут возводился за счет бюджета Москвы. Дубай или правительство ОАЭ вкладывались в создание инфраструктуры DHCC?

– Про московский проект я слышал. Мы интеграторы, а не инвесторы – на то это и свободная зона. У нас есть государственно‑частные партнерства, совместные предприятия. Например, Швейцарская международная научная школа в Дубае, в которой у DHCC есть доля. Но в целом мы работаем в другом ключе – помогаем инвесторам определиться, как именно запустить их проект, просим предоставить бизнес‑план на пять лет и проводим анализ. Если нужны дополнительные вложения, то мы можем поспособствовать привлечению соинвесторов или как‑то иначе помочь развитию перспективного начинания.

У нас даже шутка появилась: «Если вы хотите открыть больницу, то мы будем с вами до тех пор, пока вы не захотите открыть еще и клинику, и магазин, и отель».

– Какие преференции получают инвесторы DHCC помимо консалтинга и сервиса «единого окна»?

– Мы даем скидки на приобретение земли для крупных инвесторов, готовых реализовать масштабный проект.

– Сколько было инвестировано в объекты на территории DHCC с момента запуска проекта? Какова совокупная выручка резидентов за 2018 год?

– К сожалению, у нас нет возможности предоставить такие сведения. Среди резидентов есть как частные, так и государственные компании, и они не обязаны раскрывать DHCC подобную информацию. Это независимые компании, поэтому их финансовые результаты и подробности деятельности являются собственностью каждой из этих структур.

– Сколько резидентов сейчас у DHCC – врачей, клиник, компаний?

– Всего в DHCC занято более 4 тысяч сотрудников, включая немедицинский персонал. Мне проще обозначить общую картину по медучреждениям, поскольку каждый врач не просто работает в DHCC, но и постоянно проживает здесь вместе с семьей, иногда даже с родителями. Всего у нас более 170 организаций здравоохранения – клиники, госпитали, фармкомпании, аптеки. Это и Johnson&Johnson, и Moorfields Eye Hospital, и Mediclinic Southern Africa – самая большая в Дубае. В медицину инвестировала Saudi Group, у нас действует подразделение American Academy of Cosmetic Surgery Hospital, единственное в ОАЭ. А недавно мы открыли Emirates Specialty Hospital, специализирующийся на всевозможных хирургических манипуляциях. Всего в Дубае работают около 35 различных больниц, причем у нас нет ни одного многопрофильного медучреждения, все сочетают три‑четыре специализации, не более.

– Почему так?

– У нас нет обычной поликлиники в классическом смысле этого слова. Этот вид больниц, по нашим оценкам, непрактичен в долгосрочной перспективе. В многопрофильный медцентр вы пойдете, если подхватили простуду. А если у вас, например, перелом колена, то вам нужен определенный специалист и вы не пойдете в поликлинику, так как там есть только хирург широкого профиля, а не ортопед или детский ортопед, которого можно найти только в специализированной клинике. Точно так же с онкологом, нефрологом и так далее. А чтобы получить специализированную клинику, нужно ограничиться специалистами трех‑четырех направлений в одном медучреждении. То же самое с медпомощью детям. В DHCC мы открыли единственную на Ближнем Востоке специализированную детскую больницу Al Jalila Children’s Speciality Hospital. На нашей территории также расположено крупнейшее в ОАЭ онкологическое медучреждение Mediclinic, в арсенале которого есть даже робот DaVinci. И с особой гордостью хочу сообщить: нам первым в Дубае удалось добиться страхового покрытия лечения большинства видов рака, как раз в Mediclinic.

Замечу, что основная часть клиник и госпитальных структур была создана в DHCC при открытии СЭЗ, сейчас в пул резидентов приходит все больше профилактических центров, чья аудитория – здоровые люди. В дальнейшем мы планируем строить торговые центры, парки и другие сопутствующие понятию «комфорт» объекты. Нельзя оказывать медуслуги в чистом поле, надо вкладывать средства и в инфраструктуру, поэтому мы привлекаем не только медицинских инвесторов. Сейчас в DHCC более 250 заведений и компаний, не связанных со здравоохранением, – отели, школы, банки, ритейл. Есть и международные бренды, например, 5-звездочный Hyatt Regency, Marriott, Швейцарская научная международная школа, о которой я уже говорил, и другие. Так что теперь у нас есть все что нужно – не только для медицинского обслуживания, но и для жизни сотрудников, пациентов и просто туристов.


дубай, оаэ, сэз, ммк, сколково, югай, кластер, шейх
Источник Vademecum №3, 2019
Поделиться в соц.сетях
ФФОМС: в первой половине 2019 года медицинскую реабилитацию прошли 43,5 тысячи детей
18 Сентября 2019, 19:17
Заразившихся гепатитом С онкопациентов АОДКБ снабдили лекарствами на 16,4 млн рублей
18 Сентября 2019, 18:44
В НМИЦ Мешалкина начали проводить лучевую терапию детям
18 Сентября 2019, 17:15
«Ангиолайн» открыл промплощадку в биотехнопарке «Кольцово» за 500 млн рублей
18 Сентября 2019, 15:53
«Нацимбио» завершила КИ пятивалентной вакцины для профилактики ротавируса
17 Сентября 2019, 15:32
УК фонда «Р-Фарма» и РВК может стать управляющей компанией венчурного фонда Минпромторга
Компания «РусБио Венчурс» подала заявку на конкурс по отбору управляющей компании Венчурного фонда Минпромторга РФ и РВК для финансирования проектов в медицине и фармацевтике на ранних стадиях. В ближайшие три года фонд будет распоряжаться 4,5 млрд рублей бюджетных средств. Заявки подали также менеджер Skolkovo Ventures и компания Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (Университет ИТМО).
12 Сентября 2019, 19:38
Японская Ship Healthcare Group и НМИЦ радиологии построят центр тяжелой ионной терапии
5 Сентября 2019, 16:28
В Казани за 2,5 млрд рублей создадут производство приборов для генетической диагностики
ООО «ФармМедПолис Республики Татарстан» и японская Mirai Genomics подписали на Восточном экономическом форуме соглашение о создании в регионе производства приборов Lifering, предназначенных для быстрой генетической диагностики инфекционных заболеваний. Заявленный объем инвестиций в проект – порядка 2,5 млрд рублей.
4 Сентября 2019, 14:08
«Моторика» получит от РФПИ 200 млн рублей на разработку высокотехнологичных протезов
Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) вложил 200 млн рублей в компанию – разработчика медизделий «Моторика». В результате сделки РФПИ получит долю не менее 25% от капитала компании, а представители фонда войдут в ее совет директоров.
30 Августа 2019, 23:07
Участникам ММК разрешат использовать не зарегистрированные в РФ препараты
30 Августа 2019, 13:41
Больницы Арктической зоны Карелии объединили в кластер
23 Августа 2019, 18:31
Владислав Шерстобоев стал зампредом правления ГК «Эксперт»
19 Августа 2019, 18:14
New Retail Forum состоится 14-15 ноября в технопарке «Сколково»
19 Августа 2019, 11:39
В базу пилотного проекта «Национального биомедицинского оператора» вошли данные о 298 тысячах пациентов
13 Августа 2019, 12:21
ММК анонсировал переговоры с несколькими иностранными клиниками
12 Августа 2019, 15:41
Разработчики представили ИИ, определяющий болезнь Альцгеймера по МРТ-снимкам
Научный руководитель Центра информационных технологий в проектировании (ЦИПТ) РАН Владимир Гридин заявил, что ученые ЦИПТ совместно с коллегами из Первого МГМУ им. И.М. Сеченова создали программное обеспечение на основе нейросетей, способное выявлять признаки ранней стадии болезни Альцгеймера по МРТ-снимкам. Финансировалась разработка за счет гранта Российского научного фонда порядка 12 млн рублей.
7 Августа 2019, 20:16
Сбербанк запускает медицинский сервис SberHealth
Управляющий директор дирекции по развитию экосистемы Сбербанка Антон Собе-Панек 3 августа 2019 года на своей странице в Facebook анонсировал запуск медицинского сервиса SberHealth, опубликовав вакансии руководящих должностей для проекта. Новое подразделение банка будет заниматься телемедициной, ДНК-тестами и развитием искусственного интеллекта в здравоохранении.
6 Августа 2019, 21:14
В Челябинской области почтальоны займутся сбором данных для скрининга
Правительство Челябинской области ведет переговоры с Почтой России о совместной реализации программы первичного скрининга заболеваний. Предлагается выдать почтальонам планшеты с программой-опросником, с помощью которой можно будет анализировать риски и передавать данные о состоянии здоровья жителей региона в медучреждения.
6 Августа 2019, 12:09
УК медкластера на острове Русский потребует более 500 млн рублей инвестиций
31 Июля 2019, 20:04
«РТМ Диагностика» разработает датчик для профилактики инсультов
30 Июля 2019, 18:08
Бостонский госпиталь экономит $10 тысяч в год благодаря ферме на крыше
26 Июля 2019, 14:48
Опрос: только 23% отраслевых управленцев видят перспективу использования ИИ в здравоохранении
Ассоциация «Национальная база медицинских знаний» (НМБЗ), Центр подготовки руководителей цифровой трансформации РАНХиГС и Минздрав РФ провели опрос среди управленцев отрасли здравоохранения в регионах на предмет их осведомленности об искусственном интеллекте (ИИ) и перспективах применения этой технологии в медицине. Выяснилось, что 51% опрошенных об ИИ слышали, но «слабо представляют, что это такое».
17 Июля 2019, 17:33
Как за 4 года сформировать рынок генетических тестов для клинической практики и быть его новатором: опыт Basis Genotech Group
Превентивная медицина считается новым вектором развития мировой индустрии здравоохранения. Россия также следует данным курсом. В апреле 2018 года Министерство здравоохранения РФ издало приказ №186 «Об утверждении концепции предиктивной, превентивной и персонализированной медицины», закрепляющий эти принципы, в частности индивидуальный подход к пациенту, в качестве приоритетной задачи государственной политики в области здравоохранения.
13 Июля 2019, 21:23
Яндекс.Метрика