18 Ноября, 21:43

Балтология

Софья Лопаева
2 Ноября 2015, 12:06
5162
Как Литва и Латвия продвигают на экспорт свои медицинские компетенции.
Медицинская индустрия маленьких, но гордых Прибалтийских республик соткана из противоречий. Как Литва, так и Латвия со скрипом тратятся на медобслуживание собственных граждан, но в то же время усердно зазывают к себе оздоравливаться и лечиться иностранцев. Принимающий медтуризм развивается в Прибалтике не только благодаря богатой курортной традиции, но и за счет предложения стандартных лечебно‐диагностических услуг. В «свежеиспеченную» Европу едут за чекапом и получением «второго мнения», вспомогательными репродуктивными технологиями и глазными протезами, флебологическими процедурами и чисткой зубного камня.

Бальзам на душу населения

Европейский уровень медицины и неевропейские цены – к этой простой формуле можно привести все промолозунги прибалтийских клиник и медтурагентов. Прием иностранцев, главным образом, ведут частники, государственная медицина призвана заботиться о здоровье местных жителей.

В Латвии, насчитывающей 2 млн граждан, обязательного медицинского страхования пока нет, плановая дата внедрения – 1 января 2017 года. Правда, как считают многие, соблюсти этот дедлайн будет невозможно. По словам руководителя Латвийской ассоциации семейных врачей Сармите Вейде, обсуждать введение ОМС в стране можно будет только тогда, когда государство начнет выделять на здравоохранение как минимум 4,5% ВВП. Страны Евросоюза в среднем тратят на эти цели примерно по 7,3% ВВП, те, кто присоединился к ЕС одновременно с Прибалтийскими республиками в 2004‑м, – в среднем около 5%.

Пока же госфинансирование отрасли в Латвии не превышает 3% ВВП. Власти страны, конечно же, не оставляют попыток увеличить доступность и повысить качество медицинской помощи, но, поскольку восполнить дефицит здравоохранительного бюджета нечем, занимаются его бесконечным перераспределением, что ни к каким заметным успехам пока не привело.

В год государство способно возместить клиникам затраты на лечение лишь определенного числа граждан – речь идет о знакомом россиянам квотировании. Сам больной делает невеликий пациентский взнос: 1,42 евро, например, за посещение семейного врача, 4,27 евро – за консультацию специалиста, столько же – за каждую операцию, сделанную амбулаторно или в дневном стационаре. Государственные квоты равномерно распределяются по месяцам, но их так мало, что врач может, работая полдня, принять двух‑трех пациентов, хотя готов обслужить и десятерых. Квоты, выделенные на весь 2015 год, закончились в ряде больниц уже в сентябре, и очередники, не готовые обратиться в коммерческие медзаведения, попадут к специалисту только в 2016‑м. От нехватки квот госсектор и его пациентов не спасают и те деньги, которые выделяются в середине года при пересмотре бюджета.

Министр здравоохранения Латвии Гунтис Белевич недавно при журналистах неосторожно выразился в том смысле, что если у пациентов находятся собственные средства на лечение, то они не должны претендовать на медпомощь за счет государства. Гасить возмущение сограждан чиновнику пришлось многословными и многократными заявлениями, что «его неправильно поняли» и он «совсем не это имел в виду». Но по сути‑то министр Белевич прав: у всякого латвийского пациента всегда есть выбор – дожидаться квоты или получить помощь за деньги. Либо в частной клинике, либо в государственной, оказывающей коммерческие услуги.

По словам Геннадия Севастьянова, члена правления Первой Рижской городской больницы, если бы в это муниципальное медучреждение не обращались коммерческие пациенты, то неоткуда было бы взять более 1 млн евро, ежегодно требующихся для развития. Муниципалитет помогает горбольнице в основном с приобретением аппаратуры.

Например, компьютерный томограф здесь частично оплачен рижским бюджетом, частично – самим учреждением. А 2,5 млн евро на магнитно‑резонансный томограф полностью направил город в качестве транша на модернизацию больницы, притом что по закону муниципальные власти не имеют права напрямую тратить средства на оказание медпомощи. Но как быть, если местные власти ограничены в полномочиях, а республиканские – в средствах? Ответ неоригинален: 60% всех затрат на здравоохранение в Латвии принимают на себя пациенты.

В Литве, где проживают 3 млн человек, с государственным здравоохранением дела обстоят получше. В конце 1997 года республика наладила систему обязательного медицинского страхования, охватившего большую часть населения. Расценки на медуслуги определяет Минздрав, оплата проходит через больничные кассы, которые могут заключать контракты как с государственными, так и с частными медучреждениями. Коммерческие цены не могут превышать государственные более чем на 60%.

В 2016 году бюджет литовского фонда ОМС увеличится на 4,1%, достигнув 1,44 млрд евро. И это естественным образом сократит финансовое участие граждан в получении ими медицинской помощи. По словам литовских врачей и представителей клиник, государственная доля в общем объеме затрат на здравоохранение достигает сегодня 70–80%.

«Есть у нас в Литве довольно большой средний слой, который живет неплохо, – говорит главный хирург частной клиники «Кардиолита» Гедрюс Уждавинис. – Тот, кто имеет деньги, может покрывать расходы на свою операцию или часть операции, тем самым облегчая нагрузку на бюджет. Тем, кто не может позволить себе эти расходы, государство помогает».

Тем не менее говорить о том, что страховая система позволяет отрасли стабильно функционировать, пока не приходится. Достаточно заметить, что из‑за низких зарплат многие литовские врачи вынуждены искать лучшей доли у состоятельных европейских соседей – в клиниках Швеции, Норвегии. В 2011 году отток медицинских кадров из Прибалтики заметно усилился, поскольку Австрия и Германия открыли свои рынки труда для граждан присоединившихся к ЕС стран, в том числе латвийцев и литовцев. Квалифицированные кадры продемонстрировали такую эмиграционную активность, что тогдашний министр здравоохранения Литвы Раймондас Шукис выступил перед коллегами с официальным предупреждением: если уезжающими будет превышен барьер в 3% действующих в стране медицинских специалистов, работать в отрасли будет некому.

Тем же, кто не решился двигаться на Запад, приходится совмещать работу в государственных и частных клиниках. И большинство врачей, уже заработавших пенсию от государства, продолжают практику как раз в частных медучреждениях. «В независимых клиниках для тех, кто еще способен работать, нет возрастного ограничения, – говорит Уждавинис. – И для врачей, которые в течение 50 лет продвигали в Литве сердечно‑сосудистую хирургию, наша «Кардиолита» – то самое место, где можно еще послужить людям, заработать, передать опыт молодым специалистам».

Айболиты без переплаты

Частный сектор в медицине Прибалтийских стран начал развиваться еще в 90‑е, когда из‑за недофинансирования и общего упадка государственная система медпомощи не могла ответить на неснижающийся спрос. Поначалу частники и не думали о привлечении медицинских туристов, им хватало платежеспособных сограждан. «Лет восемь назад внутреннее потребление медуслуг было очень высоким, – рассказывает глава Латвийской ассоциации экспорта медуслуг Олаф Слутиньш, – а потом врачам дали возможность получать кредиты под хорошие проценты. Все бросились покупать самое передовое оборудование – поток пациентов позволял такие траты, и курс лата в то время был очень высокий. Каменщик у нас получал $2 тысячи в месяц, сыновья хорошего автослесаря на джипах ездили.

Но в 2009 году, после кризиса, все это исчезло, экономика ушла вниз, у населения не осталось денег даже на собственное здоровье, а кредиты‑то медицинским предпринимателям надо было отдавать. Так клиники и задумались об экспорте своих услуг».

Пациентов из‑за рубежа научились заманивать нехитрым уравнением: оснащение и обслуживание в клиниках Прибалтийских республик – по стандартам ЕС, образование врачей тоже европейское, а цены заметно ниже. «Не каждый может лечиться в Германии, доплачивая за немецкий бренд в медицине. Но если нужно, чтобы было хорошо, и не переплачивать за это, то это Латвия», – уверенно заявляет Слутиньш.

Операции на сердце, неврологические вмешательства, онкологическая помощь – эти компетенции сосредоточены в крупных государственных университетских клиниках. Однако встречаются и частные операторы, нарастившие клинические мощности, например, в той же кардиохирургии. «У нас по квотам оперируются 15–20 пациентов, – рассказывает Гедрюс Уждавинис из «Кардиолиты». – Да и те деньги, что выделяются государством на сердечно‑сосудистую хирургию, еле‑еле компенсируют затраты на операцию. Но к нам приходят пациенты с деньгами – кто‑то скопил, кому‑то лечение оплачивают дети, есть пациенты из посольств».

Вильнюсскую «Кардиолиту» Гедрюс Уждавинис основал в партнерстве со своим именитым коллегой, профессором Витаутасом Сирвидисом. Сам Уждавинис окончил аспирантуру в Новосибирске у легендарного академика Ев‑ гения Мешалкина. К слову, первую операцию на открытом сердце в Литве Мешалкин сделал в 1964 году как раз в Вильнюсе, да и потом долгое время сотрудничал с литовскими кардиохирургами.

Сегодня в «Кардиолите» есть пациенты из Москвы, Калининграда, Перми, Уфы, Красноярска. На вопрос, почему в Вильнюс едут россияне, если вся сердечно‑сосудистая хирургия, которую предлагает литовская клиника, есть и в России, Уждавинис отвечает вполне уверенно: «У нас полувековой опыт в кардиохирургии и европейское качество обслуживания, мы, в отличие от медиков в Австрии и Германии, говорим с пациентами по‑русски и берем за услуги меньшие деньги».

Впрочем, кардиохирургию вряд ли можно назвать приоритетным медтуристическим направлением Прибалтики, да и сложную онкологическую помощь иностранцам здесь тоже не предлагают, единственное исключение – продвигаемый рижскими врачами метод виротерапии для лечения меланомы (подробнее – в материале «Штамм‑капитан»).

Чаще в Прибалтику едут из‑за рубежа на чекапы и специальную диагностику. В Литве, например, с иностранцами уже больше 10 лет работает Медицинский центр диагностики и лечения – одно из самых крупных частных медпредприятий региона. Здесь по 53 медицинским направлениям практикуют более 180 врачей.

В Латвии туристов привечает Capital Clinic Riga, где без госпитализации можно за два‑три дня сделать полный чекап. Стоимость пакета диагностических услуг в этой рижской клинике начинается от 210 евро. В 1 500 евро обойдется самый дорогой набор: лабораторные анализы, ЭКГ, УЗИ нескольких органов, консультации основных специалистов, МРТ и так далее. За последние три месяца на диагностике в Capital Clinic Riga побывали около 300 иностранцев, примерно треть из них – россияне. Capital Clinic Riga входит в медицинский кластер Veselības centrs 4 (VC4), объединяющий 17 частных медучреждений. Среди них выделяется Балтийская клиника вен, открывшаяся еще в 1999 году, а сегодня активно развивающая экспорт всех видов флебологических вмешательств – минифлебэктомию, лазерную и радиочастотную хирургию, операции с микроимпульсами пара, закрытие вен биологическим клеем. Последний метод представители клиники всячески нахваливают, но похвастаться конкурентоспособными ценами не могут: если лазерное вмешательство на венах обойдется в среднем в 580 евро, операция с клеем – свыше 2 200 евро.

Пользуется популярностью у медтуристов набор услуг по глазному протезированию от компании Valtera protēžu laboratorija, основанной Валдисом Валтерсом в 1991 году, сразу после выхода закона о частном предпринимательстве. До этого Валтерс два года успел поработать в самой крупной медорганизации Латвии – Университетской клинической больнице им. Пaула Страдиня. «Я тогда уже хорошо знал, на каком уровне находится глазное протезирование в Советском Союзе, все его плюсы и минусы, – рассказывает доктор Валтерс. – В государственной больнице у меня была норма – четыре пациента в месяц – и очередь примерно на два года вперед, а сейчас мы принимаем в месяц по 50 чело‑ век. Сначала материалы для протезирования поступали из Центральной московской лаборатории, но после 1991 года мне довольно быстро дали понять, что на продолжение сотрудничества я могу не рассчитывать. И это было очень хорошо: мы постепенно начали работать с немецкой компанией – абсолютным мировым лидером в этой области».

Срок службы немецких протезов из криолитового стекла – от 10 лет и больше, говорит Валтерс: «В отличие от российских, которые и сейчас можно носить не дольше года». В Valtera protēžu laboratorija протез стоит 350–450 евро в зависимости от сложности анатомии глазницы, и за каждую пробу с коррекцией пациент доплачивает еще по 50 евро. По словам доктора Валтерса, в Германии пациент платит 400 евро, но если нужна коррекция, то за каждую придется заплатить еще по 400 евро: «И когда он понимает, что ему грозит, то приезжает к нам. Часто к нам из Германии едут русские иммигранты, которым, например, еще не полагается страховка. У нас получается дешевле, а качество такое же».

И все же высокотехнологичные лечебно‑диагностические услуги продаются прибалтийскими медиками с гораздо большими сложностями, чем традиционное оздоровительное направление. По словам директора кластера медицинского туризма LitCare Гражвидаса Моркуса, в клиниках Литвы по‑прежнему доминирующая пациентская аудитория – местное население – приносит коммерсантам более 90% выручки, тогда как в санаторно‑курортном сегменте этот показатель уже заметно ниже – 70–75%. Оставшуюся долю оборота обеспечивают туристы, до недавнего времени преимущественно из России. Последние цифры ориентированных на Восток местных туроператоров не порадуют: спад российской клиентуры в сегменте оздоровления за 2013‑2014 годы составил 30%, в медицинском – на 40%. Зато на 10–15% в год растет число пациентов из стран Скандинавии и даже из Великобритании.

Полностью переключаться на западный фронт прибалтийские медики не намерены. Литва, например, ради удержания российских пациентов развивает эндопротезирование, а вкупе с ним – серьезную, «несанаторную» реабилитацию. Латвия по ортопедическому профилю от соседей не отстает. По словам главы альянса медучреждений Baltic Care Кетии Фогеле, российские спортсмены довольно часто обращаются в местную клинику «Орто», выступающую партнером Латвийского олимпийского комитета и обслуживающую многие национальные спортклубы.

Набирают популярность у туристов ЭКО и роды в Латвии. В 2015 году в клинике лечения бесплодия и ЭКО iVF открылся Центр репродуктивной генетики, первый и единственный в североевропейских странах: тут занимаются генетической диагностикой бесплодия. И это, как считают в альянсе Baltic Care, – еще одно перспективное направление принимающего медицинского туризма. 

литва, латвия, медицинские услуги, медицинский туризм
Поделиться в соц.сетях
Экс-министру здравоохранения Челябинской области в шесть раз сократили назначенный за взятки штраф
Сегодня, 18:23
Центр здоровья детей опроверг закрытие программы трансплантации почки
Сегодня, 17:57
Roche за $1,4 млрд покупает разработчика средства от идиопатического легочного фиброза Promedior
Сегодня, 15:23
Медицинский налог для прибывающих в Британию мигрантов поднимут с £400 до £625
Сегодня, 14:52
Кто будет на Vademecum MedDay 5 декабря 2019 года
12 Ноября 2019, 12:49
Расходы на здравоохранение в странах ОЭСР достигнут 10,2% ВВП к 2030 году
11 Ноября 2019, 8:27
Минфин готов ввести налоговый вычет за приобретенные фитнес-услуги уже летом 2020 года
7 Ноября 2019, 18:39
Инспекторы Росздравнадзора станут «тайными пациентами»
6 Ноября 2019, 15:06
Новгородская сеть «Полимедика» пожаловалась на урезание финансирования по ОМС на 93%
Новгородские власти с сентября 2019 года отозвали у поликлинической сети «Полимедика» финансирование на оплату лечения пациентов по программе ОМС, проживающих на территории, закрепленной за медучреждениями, но не прикрепленных к ним. Как утверждают представители сети, объем финансирования был урезан на 93%. В Минздраве региона обосновали свое решение низким числом прикрепленных пациентов – 3,7 тысячи жителей вместо планируемых 57 тысяч, подчеркнув, что «жители сделали свой выбор в пользу государственных учреждений».
30 Октября 2019, 12:29
Опрос Vademecum: что российские клиники могут предложить иностранцам
29 Октября 2019, 11:44
Единственная в штате Миссури клиника прерывания беременности оспаривает отзыв лицензии в суде
Государственный судья штата Миссури 29 октября проведет слушания по иску от Planned Parenthood к правительству штата, грозящему закрытием единственной в регионе клиники, оказывающей услуги по прерыванию беременности.
28 Октября 2019, 19:13
Ксения Ловцова
Совладелец Medeqi
«А если аппарат единственный в клинике и вся деятельность завязана на нем?»
18 Октября 2019, 8:43
Таможенники пресекли ввоз филлеров на 85 млн рублей
Сотрудники Волоколамского таможенного пункта в Московской области задержали партию из 33 тысяч «ампул гиалуроновой кислоты». Стоимость груза, по оценкам таможенников, превышает 85 млн рублей. Продукцию пытались ввезти из Литвы под видом не инъекционных средств, а для поверхностного применения.
11 Октября 2019, 16:06
ЕМС запустит в своих клиниках систему распознавания лиц
9 Октября 2019, 16:46
Росздравнадзор не нашел нарушений в работе павильонов «Здоровая Москва»
3 Октября 2019, 19:40
Генпрокуратура рекомендовала НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина сменить партнера по экспорту медуслуг
30 Сентября 2019, 14:47
Мединдустрия
Гонка при следователях: что не устроило Генпрокуратуру в экспорте медуслуг от НМИЦ Блохина и турагента «Русский доктор»
5349
Медтуризм в Севастополе будут развивать по программе госгарантий
30 Сентября 2019, 9:32
Исследование: программы ДМС с франшизой набирают популярность в России
20 Сентября 2019, 11:42
Минздрав предложил предварять лицензирование частных медорганизаций проверкой штатного расписания
Минздрав РФ подготовил проект правительственного постановления о внесении изменений в Положение о лицензировании медицинской деятельности, утвержденное в 2012 году ПП №291. Согласно проекту, среди прочих прочих поправок – введение единого для государственных и частных медицинских организаций требования о соответствии «структуры и штатного расписания соискателя лицензии» заявляемым работам или услугам.
16 Сентября 2019, 18:43
Удмуртские больницы заработали на платных услугах 2,7 млрд рублей в 2018 году
16 Сентября 2019, 11:04
«Выжечь поляну частных клиник»: зачем Минздрав предложил ввести двойное лицензирование медицинских проектов
4 Сентября 2019, 12:47
Яндекс.Метрика