28 Мая 2024 Вторник

Армянского ради
Александр Братерский Фарминдустрия
28 января 2014, 17:13
4786

За фармнаследие бывшей советской республики велась нешуточная борьба

В 90-е годы страницы таблоидов по всему СНГ запестрели сенсационными сообщениями о новом «секретном» препарате от СПИДа, который разработавшие его армянские ученые патриотично назвали Арменикум. Эффективность препарата подтвердить так и не удалось, однако о настоящей армянской фармацевтике советского периода забывать не стоит: она отмечена бесспорными достижениями известных ученых.

Развитие древней армянской медицины и фармацевтики связано с именем жившего в XV веке Амирдовлата Амасиаци, личного врача султана Мехмеда Завоевателя и главного придворного хирурга-окулиста Османской империи. Амасиаци написал несколько трудов по развитию медицины и фармацевтики, самый известный среди них – ≪Ненужное для неучей≫, изданный в 1478–1482 годах в Константинополе. Книга является древней фармакопеей и включает в себя подробное описание примерно 1400 лекарственных средств растительного, животного и минерального происхождения. ≪Для того чтобы свободно манипулировать огромным количеством лекарств природного происхождения из арсенала средневековой армянской аптеки, требовались не только опыт и интуиция врача-фармакогноста, но и знания ботаника, зоолога и минеролога-химика≫, – написал в книге ≪Амирдовлат Амасиаци – армянский естествоиспытатель и врач XV века≫ историк Сен Аревшатян.

Однако несмотря на древние традиции, в начале XX века фармацевтическое производство на территории Армении было в зачаточном состоянии. По данным историков, в 1914 году в стране было всего семь аптек. Фармацевтическая промышленность в Армении возникла после установления в республике советской власти, что произошло в конце 1920 года. Как и во многих других странах, фармотрасль Армении развивалась одновременно с химической промышленностью (частью которой считалась в XX веке).

≪Советская Армения является республикой большой химии≫, – писал в 1970 году в статье ≪Годы больших свершений≫ доктор исторических наук Константин Худавердян. По данным статьи, к 1970 году химическое производство составляло 16% промышленности республики, на территории Армении было построено 10 крупных заводов, в числе которых были и химико-фармацевтические предприятия. Основой для фармацевтической промышленности республики стали расположенные в столице Ереванская химико-фармацевтическая фабрика и Ереванский витаминный завод, который выпускал не только витамины, но и широкий ассортимент антибиотиков. Как и соседняя Грузия, Армения имела большие запасы минеральных вод, в составе которых было немало бора, брома и йода. Армянский курорт минеральных вод в селе Арзни, конечно, уступал по известности грузинскому Боржоми, но тоже пользовался большой популярностью – сюда со всего СССР приезжали лечить заболевания сердечно-сосудистой и пищеварительной систем.

С историей фармацевтики Армянской ССР тесно связана история пробиотика Нарине – штамма молочнокислых бактерий, который применяли для закваски полезных молочнокислых продуктов, использовавшихся в детском питании. ≪Штамм Lactobacillus acidophilus N. V. EP 317/402 Наринэ, исходная культура выделена из фекалий новорожденного здорового ребенка. Штамм идентифицирован и получен Левоном Ерзинкяном в Институте микробиологии АН Армении≫, – говорится в научной статье 1964 года. Созданный с помощью штамма Наринэ одноименный молочнокислый продукт обладал соотношением белков и жиров, подобным соотношению в грудном молоке, и поэтому являлся хорошим заменителем материнского молока. Вскармливать им рекомендовалось и недоношенных новорожденных, перенесших гемолитическую болезнь.

Накануне развала СССР в 1991 году с Наринэ приключилась практически детективная история. Как утверждается в статье, опубликованной на сайте Армянского инновационного центра, одна из учениц Ерзинкяна похитила из института примерно 50 штаммов молочнокислых бактерий, в том числе и Наринэ. Стоимость этих штаммов, по данным авторов статьи, на международном рынке составляла более $2 млн. ≪В советских учреждениях, да и теперь, как ни смешно, инвентаризировали стол, стул, ручку, но не ценные культуры микроорганизмов≫, – говорится в статье. Препарат Наринэ и различные его модификации начали производить многочисленные фирмы на просторах СНГ. Одна из них принадлежала новосибирской предпринимательнице Таисии Анисимовой. В интервью новосибирскому журналу ≪Здоровье и красота≫ в 2002 году она рассказывала, что чудодейственный пробиотик полезен не только детям, но и животным: ≪Животные к Наринэ просто неравнодушны, это помогает им избегать даже неизлечимых недугов. И самое важное: когда пролечивают животных с помощью Наринэ, то и хозяева перестают болеть≫. В 2004 году Анисимова стала подавать иски в российские арбитражные суды против других российских производителей Наринэ, требуя от них прекратить выпуск аналогичных препаратов. Общий объем рынка препарата оценивался тогда деловой газетой ≪Ведомости≫ в $800 тысяч в год. Добиться монополии Анисимовой не удалось, но бизнес она не бросила, и сейчас она производит препарат под названием Наринэ Радужный, утверждая, что это и есть тот самый оригинальный армянский Наринэ. На сайте компании размещено фото самой Анисимовой с подписью ≪патентообладатель музейного штамма Lactobacillus acidophilus n.v.≫.

Большой вклад в фармацевтическую науку внес и другой армянский ученый – Арменак Мнджоян, советский химик-органик, в 1955–1970 годах директор Института тонкой органической химии Академии наук Армянской ССР. Он опубликовал десятки работ в области химии и фармацевтики, активно работал в Академии наук Армянской ССР и был лоббистом фармацевтики на союзном уровне – помогали связи со всесильным председателем советского Совета министров Анастасом Микояном. Мнджоян создал десяток новых фармацевтических препаратов, получивших всесоюзное и международное признание. Среди них был, например, препарат Сукцинилхолин, который использовался при операциях как нервно-мышечный релаксант. Еще одним хорошо известным в СССР лекарством, созданным армянскими учеными, был препарат Ганглерон, который применялся для лечения различных вегетативных синдромов, в том числе стенокардии. Препарат получил авторское свидетельство в 1958 году и успешно выпускается до сих пор.

Армянские фармацевты во времена СССР сохраняли и связи с армянской диаспорой по всему миру – ученые армянского происхождения активно делились с коллегами новостями о фармацевтической науке. Эти связи очень помогли в 1988 году, когда произошло разрушительное землетрясение в Спитаке и в Армению отправились лучшие врачи со всего мира, а также хлынуло 5 тысяч тонн западных лекарств в виде гуманитарной помощи.

Нужда в иностранных лекарствах возросла не только из-за землетрясения – во время перестройки в Армении, как и в других республиках СССР, возник дефицит лекарственных препаратов. Согласно обнародованному в 2001 году докладу Европейской комиссии по вопросам здравоохранения, ≪в Армении в начале 90-х годов многие медикаменты попросту отсутствовали и уровень их потребления был низким≫.

В 1991 году в Армении появилась первая частная фармацевтическая компания Liqvor Pharmaceuticals, которая занимает сегодня 37% рынка лекарственных препаратов местного производства. Впрочем, это не так много, как кажется: объем армянского рынка невелик, около $125 млн в год в оптовых ценах, причем, по данным главы Союза производителей и импортеров лекарственных препаратов Армении Самвела Закаряна, национальная фармпромышленность страны обеспечивает его только на 10%, все остальное составляют импортные закупки.

Это положение не устраивает армянских ученых из Института тонкой органической химии, который сегодня носит имя Арменака Мнджояна. Его сотрудники по-прежнему занимаются производством собственных фармсубстанций, но оно носит ограниченный, экспериментальный характер – без помощи государства ничего не получится, утверждают они. По мнению врача-исследователя Артура Мелконяна, которое он изложил на армянском новостном портале ≪Аравот≫ в марте 2013 года, главным сдерживающим фактором служит отсутствие в стране национального регламента проведения клинических испытаний. ≪Без клинических испытаний медицина из науки превращается в ремесло≫, – написал он.

история

«С уходом итальянцев рынок маркировки в России ожидает ренессанс»

Платформа и содержание: как минимизировать риски профвыгорания медиков

Нормативная лексика. Отраслевые правовые акты апреля 2024 года

Стоп, колоссы. Куда разгоняются участники ТОП200 аптечных сетей по выручке в 2023 году

О чем говорили на форуме «Индустрия здравоохранения: модели опережающего развития»

Первый межотраслевой форум «Индустрия здравоохранения: модели опережающего развития». Текстовая трансляция