29 Октября 2020
Кто будет на Vademecum MedDay 1 декабря 2020 года
28 Октября 2020, 20:40
Регионы получат 15 млрд рублей на закупку СИЗ, тестов и лекарств для борьбы с коронавирусом
28 Октября 2020, 19:10
Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг
28 Октября 2020, 18:12
Европейская клиника открыла круглосуточный стационар в Санкт-Петербурге
28 Октября 2020, 17:49
29 Октября, 2:18

Суд не удовлетворил иск к Генпрокуратуре о блокировке сайта Vademecum. Что сказали стороны на заседании

Сергей Галаянц
7 Сентября 2020, 21:11
Фото: dumatv.ru
В понедельник, 7 сентября, в Тверском районном суде состоялось заседание по иску Vademecum к Генпрокуратуре РФ с требованием признать незаконным решение о блокировке новости, посвященной особенностям оплаты лечения острой пневмонии и новой коронавирусной инфекции в московских медучреждениях. В удовлетворении иска суд отказал. В ожидании решения с мотивировкой и подготовки апелляционной жалобы предлагаем читателям ознакомиться с представленными в суде позициями сторон.

Александр Попелюк, партнер юридической компании Lidings, представляющей интересы редакции Vademecum в суде:

– Наша позиция не изменилась с учетом тех возражений, которые мы получили от ответчика. Мы считаем требование Генпрокуратуры незаконным. Публикация, которую мы разместили, не содержала недостоверных сведений. Недостоверность сведений ответчиком не была доказана. Как я понимаю из возражений, она [недостоверность] заключалась в том, что наша статья была искажена другими СМИ.

Мы, следуя принципу «не навреди», публиковали информацию из официального источника. Таким источником явилось то самое информационное письмо МГФОМС, в котором он, соответственно, извещал лечебные учреждения о том, в каком порядке будут возмещаться расходы на лечение пациентов. В частности, в этом письме прямо указывалось, что расходы на лечение пациентов, которые поступают не посредством скорой помощи, не будут оплачиваться. Это прямое содержание письма. В нашей статье информация была переработана, но не искажена. Мы не указывали, что расходы в принципе на лечение не будут возмещаться. На самом деле на этом можно было бы и закончить.

Вторым элементом состава является то, что эта информация могла причинить какой-либо общественный ущерб в том смысле, что распространение ее могло вызвать панику, как на это указывает административный ответчик. Мы с этим не согласны, так как информация достоверная. И даже если представить, что она могла вызвать панику, то нельзя привлекать к ответственности за это СМИ, которое ее разместило, поскольку эта информация была размещена фондом.

Действительно, мы добровольно исполнили требование Роскомнадзора [об удалении новости]. Мы получили разъяснение от провайдеров о причине блокировки всего сайта, а не страницы.

Мы могли бы смириться с блокировкой страницы и продолжать защищать наши интересы в суде. Но поскольку оказался заблокирован весь сайт, а наше СМИ не субсидируется из бюджета и зарабатывает на публикациях рекламного характера, мы не могли позволить себе такой спор, в котором вынуждены были бы оставить сайт заблокированным все время, пока продолжается судебное разбирательство.

Технически провайдеры не могут заблокировать порталы, которые находятся в зоне https, то есть в отношении таких сайтов требование о блокировке конкретных страниц невозможно. По этой причине мы добровольно исполнили требование, оставаясь не согласными с ним.

Наш интерес состоит в том, чтобы признать требование незаконным и необоснованным, сохраняется до сих пор и продиктован тем, что, будучи популярным интернет-изданием, направленным на популяризацию среди профессиональной медицинской публики сведений профессионального характера, подобного рода требование Генпрокуратуры наносит ущерб нашей репутации, в том числе среди рекламодателей.

Кроме того, мы хотим по результатам разбирательства вернуть публикацию. Пока этого сделать мы не можем, так как повторная публикация могла быть истолкована как повод для административного либо даже уголовного дела, как злостное распространение недостоверных сведений.

Тимур Абрегов, представитель Генеральной прокуратуры РФ:

– С позицией истца мы не согласны. Наша позиция достаточно подробно изложена в возражении, которое есть в материалах дела. В частности, в публикации интернет-издания Vademecum был искажен смысл письма фонда, из чего складывалось мнение, что оплачиваться будет медпомощь только тем лицам, которые будут доставлены скорой помощью. Эта информация была опровергнута Департаментом здравоохранения Москвы, которым сообщалось, что, если необходимости в госпитализации не окажется, им [пациентам] будут выданы лекарства и рекомендации для лечения на дому. О том, что информация могла спровоцировать панику и негативные последствия, также сказано в возражении достаточно подробно, со ссылкой на документы. В том, что в тех условиях распространение любой искаженной информации реально могло повлечь негативные последствия, никаких сомнений нет.

Я также прочитал письменные пояснения к нашим возражениям, где говорится, что Генпрокуратура якобы вменяет изданию то, что другие интернет-издания стали распространять информацию. Ссылки на публикации других СМИ есть и в самом иске, в возражении мы пытались продемонстрировать то, что информация широко цитировалась.

Не вдаваясь в подробности возражения, хочу ответить еще на два довода. Первое – это то, что интернет-издание хотело бы вернуть публикацию на свой сайт и что это будет расценено как злостное распространение недостоверной информации. Из чего складывается мера прокурорского реагирования – кроме того, что информация должна быть недостоверной, общественно значимой, она должна создавать угрозу негативных последствий. Если бы эта статья была размещена сейчас или через месяц после блокировки, то она не создавала бы той угрозы, которую несла изначально.

Генпрокуратура не чинит препятствий. Мы не цензурируем то, что публикует интернет-издание. Наша задача – дать оценку, и, если есть признаки нарушения, мы реагируем.

Относительно того, что издание является авторитетным медицинским изданием, у нас сомнений нет, но опять же было сказано представителем истца, что такая реакция Генпрокуратуры отпугивает читателей. Достаточно оценочное суждение, но раз так, то я изучал статистику этого сайта: в марте 590 тысяч уникальных пользователей, а в апреле – 720 тысяч [статистика посещаемости сайта Vademecum]. Я не говорю, что блокировка благотворно повлияла, но упадка посещаемости не случилось. Сайт как функционировал, так и продолжает достаточно успешно.

Получив 28 апреля уведомление Роскомнадзора (РКН), истец самостоятельно удалил статью, не стал оспаривать требование госорганов, несмотря на то что такое право предусмотрено законом. Довод истца, что он был вынужден исполнить требование, является несостоятельным. Надо сказать, что доступ был возобновлен на следующий день. В мае текущего года представители СМИ просили признать требование незаконным, но мы не можем, потому что на основании этого требования информация была удалена и в правовом смысле требования уже не существует. 

Что произошло

«Спорная» новость была опубликована на сайте Vademecum 22 апреля. В ней говорилось о том, что МГФОМС разослал медучреждениям и страховым компаниям письмо № 08-09-04/8401. Фонд сообщал об оплате медицинских услуг с кодами «коронавирусная инфекция типа 2019-nCov», «острая очаговая пневмония неосложненная», «дыхательная недостаточность 1-2-й степени с тяжелым течением» только в случае, если пациента доставила бригада скорой и неотложной помощи. Подлинность письма Vademecum подтвердили в нескольких медорганизациях, факт его существования позже подтвердил и сам МГФОМС.

Однако 28 апреля РКН уведомил редакцию Vademecum об ограничении доступа к новости и необходимости незамедлительно удалить ее с сайта. В ведомстве сослались на требование Генпрокуратуры № 27-31-2020/Ид4822-20 от 27 апреля 2020 года, однако сам документ не предоставили.

В теле письма РКН «спорный» материал характеризовался как содержащий «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка». Впоследствии в Генпрокуратуре признали, что новость не содержала подобных призывов.

В прилагавшемся к письму документе отмечалось, что новость «содержит недостоверную общественно значимую информацию, распространяемую под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи».

Сайт Vademecum был разблокирован только после деактивации новости. В связи с тем, что редакция не сомневается в ее достоверности, Генпрокуратуре было предложено отозвать требование о блокировке, на что ведомство ответило отказом.

Подробнее о случившемся – в сюжете.


Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях

Самые читаемые новости за все время

Коронавирус и COVID-19. Мониторинг
5 Июня 2020, 23:47
Умер известный эксперт-криминалист Виктор Колкутин
24 Сентября 2018, 17:23
Путин утвердил параметры нового национального проекта в здравоохранении
7 Мая 2018, 18:51
Московская полиция нашла Калетру в свободной продаже в аптеках
28 Марта 2020, 14:50
ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

Яндекс.Метрика