ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

12 Декабря, 7:26
12 Декабря, 7:26
59,23 руб
69,80 руб

О чем говорили на конгрессе «Vademecum MedDay. Здравые решения для медицинского бизнеса»

Служба новостей
7 Декабря 2017, 11:20
Фото: Vademecum
ИД «ФФ Медиа» и журнал Vademecum проводят на площадке Международного научно-практического форума «Российская неделя здравоохранения» первый конгресс Vademecum MedDay. Участники рынка коммерческой медицины собрались в «Экспоцентре», чтобы сопоставить опыт развития российской индустрии здравоохранения с мировыми практиками, узнать, как привлекать новых клиентов и избежать лишних расходов, как эффективно управлять кадрами и получить в свою команду лучших специалистов, а также попытаться разобраться в многообразии IT-решений для медицинского бизнеса. Следите за текстовой трансляцией (новость обновляется).

Первая сессия «Рентабельность»: как изготовить и продать качественную медицинскую услугу

Константин Лядов, директор «Стационарного кластера Медси»:

– Найти платного пациента на высокотехнологичную помощь трудно. Прежде всего за счет того, что у нас рынок сейчас – это рынок ОМС. ОМС все больше и больше включает видов помощи. И мы не можем это не учитывать. Когда мы предлагаем пациенту некий вид лечения, он все равно пытается понять, где он может сделать его в рамках ОМС. И на самом деле находят, пациенты сейчас мобильны, они готовы приезжать из Якутска, из Кемерова, мы отправляем пациентов в Тюмень... Сейчас в стационаре у «Медси» до 65% от выручки составляет ОМС – острокоронарный синдром, онкология, эндопротезирование – то, что называется высокотехнологичная медпомощь (ВМП) ОМС... Без дополнительных методов диагностики и лечения, восстановления с одной стороны и большого гарантированного потока (но гарантированный поток, я считаю, сейчас может дать только ОМС) с другой стороны, думаю, строить реалистичную бизнес-модель развития высокотехнологичной помощи просто невозможно.

В платной части мы начинали с 20 коек терапии, сейчас у нас 60 коек терапии. И терапия заполнена физическими лицами полностью. Потому что собственно терапевтическая помощь в Москве несколько уменьшилась в связи с развитием высокотехнологичной помощи, а все равно лечить свои пневмонии и гастриты где-то нужно. Если считать тупо, то терапия работает в ноль. Если мы считаем, что терапия работает, плюс еще что-то по лучевой диагностике, что-то по реабилитации, то она становится не очень высоко, но маржинальной. Все равно поточная хирургия, конечно, выгоднее. Но как получить поток?

Владимир Александровский, генеральный директор Dental Fantasy:

– Мы занимаемся образованием пациентов, делаем это очень широко, с помощью офлайн-технологий и, конечно, использования онлайн-инструментов. Мы много экспериментируем, и вы можете посмотреть на нашу Facebook-страницу, Instagram-страницу. У многих врачей есть Instagram-страницы, Telegram-каналы, мы пытаемся поддерживать их в этом. И даже я собираюсь завести персональную Instagram-страничку для того, чтобы привлекать пациентов. Это очень хорошо работает. 

Не существует конкуренции за пациентов, существует конкуренция за врачей... Два месяца назад открыли клинику, сидят два терапевта в одном и том же кабинете, один и тот же поток. У одной уже запись до конца января, у другой – дырки в расписании. Я бы сказал, что мы, конечно, создаем условия для того, чтобы привлечь лучших врачей, хорошо знаем их психологию, что для них важно, и применяем все методы материальной и нематериальной компенсации, мотивации.

Билаль Демирлер, координатор по инвестициям и развитию в регионе СНГ международной сети клиник Acibadem:

– Последние данные по итогам прошлой недели показывают, что удовлетворенность наших пациентов – на уровне 98%. А пациенты, которые прилетают к нам на лечение из бывшего Советского Союза, – наши гости. У нас есть уже налаженная система, по которой мы сопровождаем пациента уже с момента его прибытия в аэропорт. Сначала – специальные шаттлы до гостиницы, из гостиницы в больницу, из больницы – до аэропорта. И когда пациент заходит в клинику, его уже встречает переводчик, в зависимости от страны, откуда он приехал. У нас есть переводчики с грузинского и даже с туркменского языков.

Елена Жидкова, глава дирекции здравоохранения ОАО «РЖД»:

– Мы развиваем услуги, которые интересны субъектам, мы пытаемся их спрашивать: что вам было бы интересно видеть в рамках вашего города, субъекта, может быть, республики? И есть определенные результаты – и хорошие, и не очень. Соответственно, мы подстраиваемся в регионах. Нам, например, говорят, что нам нужно открывать онкологическое отделение. Мы говорим: хорошо, мы будем открывать онкологическое отделение, химиотерапию на 80 коек в рамках системы обязательного медицинского страхования. Мы его открываем, вкладываем 180 млн рублей, начинаем работать. И через полгода нам говорят: вы знаете, все-таки мы думаем, что надо отделение перевести в городскую больницу. Мы понимаем, что условия там сарайные, но все-таки химиотерапия должна быть в государственном учреждении. Эти нюансы, мы считаем, надо как-то узаконивать и выводить на русло масштабного изменения во всей системе.

Насчет тарифов и создания стоимости услуг в частных клиниках. Константин [Лядов, директор «Стационарного кластера Медси». – Vademecum] говорил, что это приблизительно то, что у нас прописано в тарифах ОМС. Для нас это, честно, не так. Потому что, когда мы говорим про Москву, приблизительно, да, мы где-то 15–20% прибавляем к стоимости тарифов, которые у нас в ОМС, а если мы говорим про субъекты, то это уже 30% мы прибавляем к стоимости тарифов в ОМС. Пример – Курский регион, там тарифы на 20% ниже себестоимости в нашей больнице. Каким образом мы можем оказывать платные услуги по тем же тарифам ОМС?

Мониш Арора, вице-президент Sphera Global Health Care (Испания):

– Сама система оплаты меняется. Меняется от оплаты за оказание определенных медицинских услуг к оплате за достижение результата. А это уже и есть определение соотношения цены и качества... Для аналогии я бы сказал так. Когда мы приходим в ресторан, нам же дают счет за блюдо – я из Индии, я могу сказать о chicken curry. Вам же не говорят, что там есть курица, специи, кешью, работа повара и так далее. Вы платите за блюдо. Вы получаете удовольствие от этого блюда. Ваши ожидания, которые были от этого ресторана, от этого блюда, вы получили – и вы готовы платить за это.

Илья Тупицын, генеральный директор Национальной медицинской сети:

– Ситуация в регионах кардинально отличается от Москвы... Поэтому в Москве избыток врачей, избыток клиник, избыток всего. И здесь конкурент, конечно, – государство в лице московского бюджета... В регионах все по-другому. Поэтому вы каждый месяц, каждую бюджетную кампанию встречаете вызовы, на которые вам нужно ответить, потому что у вас есть собственники, вы должны перед ними отвечать... И окупаемость пусть пять – семь лет – это сейчас приемлемо. 

В регионах основной доход – это первичный прием, 70%. Это данность... К вам пришел пациент. Он к вам приходит 3,5–4 раза в год. Он чаще к вам не ходит. Он приходит, когда он заболел. Никакие профилактические программы – это ноль после запятой. Вы можете вкладывать в маркетинг миллионы, он к вам чаще не придет. Жестокая ситуация, но самое лучшее – это эпидемия гриппа: вот они все к вам пришли.

(О работе в регионах.) Задача менеджмента – сделать так, чтобы врач пришел. Вы смотрите по рынку адекватную заработную плату, начинаете торговаться с врачом. После этого, конечно, эволюционным путем мы проходим несколько этапов. Сначала это сдельщина, это процент от выручки. Кто бы что ни говорил, другого пути нет. У нас врачи сами по себе индивидуальные предприниматели без образования какого-либо юридического лица. Он сразу понимает, сколько он хочет зарабатывать. Он к вам приходит – он выставляет свои условия.

Вторая сессия «IT»: как интегрировать клинику в цифровое здравоохранение

Искендер Нурбеков, заместитель директора ФРИИ по правовым вопросам:

– Закон [о телемедицине. – Vademecum] не оправдал ожиданий IT-компаний, по сути, он частично легализовал то, что врачи и так делают.  При этом мы попадаем в парадоксальную ситуацию: если раньше все находились в рисковой зоне, то сейчас в рисковой зоне находится врач, он идентифицируется и больше не может сказать, что это был не его телефон. Это повышает уровень ответственности: пациент получает качество, но это добавляет риски.

Георгий Лебедев, завкафедрой информационных и интернет-технологий Первого МГМУ им. И.М. Сеченова:

– Меня тут однажды спросили: что телемедицина дает врачу? Я задумался. Первое – врач не может заразиться от пациента, как происходит, когда пациент приходит в больницу. Второе – врач может не нервничать, когда куча народа сидит в очереди и все требуют дополнительного внимания. И третье – брутальный случай: надоел пациент – выключил компьютер и спишь спокойно. И когда я это подумал, то понял, что нельзя учить телемедицине. Врач опытный должен уметь работать с пациентом. Если врач сразу из института пошел в телемедицинскую клинику, он никогда не поймет, как общаться с пациентом, какие вопросы задавать. Мое мнение, что надо учить врачей телемедицинским технологиям.

Денис Швецов, директор по развитию сети клиник «Доктор рядом»:

– Мы пользуемся где-то десятью разными информационными системами сейчас – это отдельные информационные системы и модули для сквозной аналитики. Мы разрабатываем совместно с нашими коллегами свое телемедицинское решение, которое позволяет проводить телемедицинские консультации. Мы интегрируем это все с нашей текущей медицинской информационной системой, на которой работают все наши клиники, занимаемся внедрением платформы, чтобы покрыть пласт задач... Идеальной являлась бы IT-система, которая закрывала бы полностью весь наш цикл – от привлечения клиентов до их сопровождения и последующей аналитики. Ни один из текущих наших партнеров пока такого решения не обеспечивает.

Владимир Гераскин, генеральный директор Telemed Help:

– Вопрос с идентификацией должен подниматься тогда, когда когда нужно выписать лекарство, заплатить, передать анализы. Телемедицина не должна ставить барьеры в простых случаях и должна устанавливать эти барьеры для лечения сложных случаев.

 Воркшоп «Упаковка»: чего не хватает вашему бизнесу для привлечения инвестиций

Опрос:

Владельцы большинства частных клиник, представители которых сегодня участвуют в третьей сессии Vademecum MedDay, собираются вкладываться в развитие своих компаний в ближайшие один – три года, следует из результатов опроса, проведенного в ходе конгресса. При этом в основном – за счет средств частных  инвесторов. Если бы средства привлекались за счет инвестиционных фондов, то, скорее всего, через мезонинные инвестиции. Но большинству участников не приходилось представлять проекты таким фондам. А для тех, кто к ним обращался, самой большой проблемой стали трудности в обосновании прогноза возврата инвестиций.

Деловая игра:

Виртуальный инвесткомитет, состоящий из ведущих инвестиционных аналитиков, в ходе третьей сессии Vademecum MedDay рассмотрел несколько условных инвестпроектов – новых или разработанных на основе уже существующего бизнеса в медицинской сфере. По итогам своей презентации и ответов на вопросы каждый из заявителей выслушал вердикт: заслуживает его  проект инвестиций или нет и почему. 

Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях
Темур Шакая и Игорь Жибаровский покинут совет директоров «36,6»
11 Декабря 2017, 20:06
Медведев обновил программу госгарантий медпомощи
11 Декабря 2017, 19:51
13 декабря «Гранд Капитал» проведет конференцию для партнеров
11 Декабря 2017, 19:29
Сергей Амбросов покинул «Инвитро»
11 Декабря 2017, 19:07
Как попасть на конгресс Vademecum MedDay 7 декабря
Конгресс «Vademecum MedDay. Здравые решения для медицинского бизнеса» пройдет 7 декабря 2017 года в Синем зале ЦВК «Экспоцентр». Ознакомьтесь со схемой центра, которая поможет не заблудиться и попасть на мероприятие вовремя.
7 Декабря 2017, 8:00
Продолжается регистрация на Европейский конгресс по эстетической и лазерной медицине ECALM 2018
6 Декабря 2017, 17:40
Мединдустрия
Примите участие в опросе «Как интегрировать IT-продукты в клинику?»
392
Примите участие в опросе «Что дают клиникам IT-решения?»

Аналитический центр Vademecum приглашает топ-менеджеров, управленцев, главных врачей, директоров по IT частных и государственных клиник России принять участие в опросе, посвященном применению IT-сервисов в медицинской практике. 

22 Ноября 2017, 16:25
Подключение больниц к интернету обойдется бюджету в 14,6 млрд рублей
2 Ноября 2017, 8:37
В госклиниках Казахстана вырос объем платных медуслуг

Объем платных медуслуг, оказанных в 2016 году государственными медорганизациями Казахстана, вырос на 33% по сравнению с аналогичным показателем 2015 года и достиг $162,3 млн. Это самый значительный рост за последние пять лет.

30 Мая 2017, 13:07
Фармбизнес
В Москве прошел Vademecum Pharm Day
1994
ФАС: почти 14% всех нарушений пришлись на рекламу лекарств и медуслуг
В 2016 году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России выписала штрафов за нарушение закона о рекламе на общую сумму 129 млн рублей. Наибольшее количество нарушений выявлено в рекламе финансовых услуг, лекарств, медуслуг и БАДов, сообщает пресс-служба ведомства.
28 Марта 2017, 20:12
Японская JGC может инвестировать в рынок медуслуг Хабаровского края
21 Марта 2017, 12:25
I Европейский конгресс по эстетической и лазерной медицине (ECALM 2017) состоится в Москве 3-4 марта
13 Февраля 2017, 18:42
Ассоциация развития медицинских информационных технологий приглашает принять участие в 13-м Международном форуме MedSoft-2017
9 Февраля 2017, 18:55
Производитель контактных линз для диабетиков получил $800 млн инвестиций

Компания Verily (бывшая Google Life Sciences) – разработчик инновационных медицинских устройств и технологий в сфере здравоохранения – получила $800 млн от сингапурской инвестиционной компании Temasek. Инвестор, в свою очередь, получит миноритарный пакет акций компании. Размер пакета не разглашается. 

30 Января 2017, 16:54
Яндекс.Метрика