ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
23 Января, 11:34
23 Января, 11:34
59,67 руб
63,73 руб

Рекреация распада

Дарья Шубина, Софья Лопаева
9 Сентября 2016, 14:39
1363
Фото: jalita.com
Как Россия распорядилась советским санаторным наследием

Рожденная в СССР санаторно‑курортная отрасль долгое время была основным инструментом профилак­тики и оздоровления трудящихся, а значит – укрепления промышленного потенциала страны. Тогда же, в советские времена, санатории органично встроились в систему медицинской помощи – занялись реаби­литацией и плановым лечением пациентов стационаров и поликлиник. В 90‑е некогда единая и эффек­тивная структура развалилась: здравницы, борясь за выживание, принялись играть без правил, сконцен­трировавшись на реализации коммерческих услуг. Почти не взаимодействующие с клиническим звеном и разрывающиеся между медициной и туризмом, государственные, ведомственные, корпоративные и частные санатории образовали незрелый, фрагментированный, но все же рынок. Vademecum посчитал важным проследить историю отрасли – от начала прошлого века до наших дней.

 ДВОРЦОВЫЙ ОБОРОТ

«Курорт – это такое место, где сама природа ле­чит. В старое время курорты служили местом ве­селого времяпрепровождения богатой буржуазии и верхних слоев бюрократии. Владимир Ильич из мест разгула и разврата превратил курорты в места лечения. Придал курортам характер ремонтных мастерских здоровья трудящихся», – пояснял на страницах «Огонька» в 1927 году первый наркомздрав РСФСР Николай Семашко. После революции санаторно‑курортное лечение приобретает новое содержание, определившее развитие отрасли до самых 90‑х: восстановление сил и здоровья трудящихся (рабочих и крестьян), чтобы они продолжали активно работать на благо страны. Отдых и оздоровление были обречены стать массовыми.

В начале XX века в стране существовало при­мерно 35 курортов – лечебных местностей с выведенными на поверхность минеральными водами, грязями, прекрасным климатом, куда приезжали лечиться народившаяся буржуазия и состоятельные помещики, которым не удава­лось вырваться в европейские Баден‑Баден или Карловы Вары. Открытые в России санатории предназначались главным образом для лечения детей и больных туберкулезом; предприятия эти существовали на частные средства или пожертвования. О массовом оздоровлении не было и речи – число санаторных учреждений пациентского трафика не предполагало. В Кры­му, например, в 1913‑м функционировали всего 12 санаториев и пансионатов общей мощностью 305 мест.

Istoria.jpg

Положение о социальном обеспечении тру­дящихся, принятое Совнаркомом в октябре 1918 года, впервые утвердило санаторно‑курорт­ное лечение как вид врачебной помощи. Курорты стали собственностью государства и охранными зонами, а все их «земли, парки, степные и водные пространства» перешли из ведения Народного ко­миссариата земледелия к Народному комиссари­ату здравоохранения. К 1919 году статус курортов общегосударственного значения получили Старая Русса, Липецк, Сергиевские минеральные воды, Эльтон и Кашин. Через год курортами счита­лись уже 20 местностей, в том числе Кавказские Минеральные Воды, Одесские лиманы, курорты Сибири и Черноморского побережья.

ялта.jpg

Фото: crimea-forever.livejournal.com

Для организации санаториев на этих территори­ях надлежало освободить все пригодные здания. «Прекрасные дачи и особняки, которыми поль­зовались раньше крупные помещики и капита­листы, дворцы бывших царей и великих князей должны быть использованы под санатории и здравницы рабочих и крестьян», – говорилось в декрете «Об использовании Крыма для лече­ния трудящихся» от декабря 1920 года. Доку­мент предписывал открытие новых санаториев на полуострове в рекордные сроки: уже в январе 1921 года – 5 тысяч новых коек, весной – уже 25 тысяч. В 1929 году все курорты СССР – обще­государственные и местные (с санаториями Нар­комздрава, страховых касс и ведомств) – приняли больше 300 тысяч человек.

Концепция всеобщего санаторно‑курортного лечения трудящихся требовала беспрецедентно­го наращивания коечного фонда, в годы первой пятилетки в рекреационных зонах развернулось масштабное строительство. С 1933‑го по 1937 год общий объем капиталовложений (включая ведомственные средства) в развитие санатор­но‑курортного дела превысил 600 млн рублей. По данным статистического сборника «Народное хозяйство СССР за 70 лет», к 1939 году в стране действовало почти 2 200 санаториев, пансионатов с лечением и санаториев‑профилакториев общей мощностью 255 тысяч коек.

В Великую Отечественную войну многие сана­тории, не попавшие под оккупацию и бомбежку, стали тыловыми госпиталями, занялись реаби­литацией раненых. После войны санаторно‑ку­рортный комплекс быстро восстанавливался, курортная география расширялась, в том числе за счет новых объектов в Сибири и на Дальнем Востоке. В 1950 году количество профильных учреждений превысило довоенный уровень. Тогда были построены похожие на дворцы санатории в Сочи – «Мацестинская долина», «Русь», Сана­торий им. Ф.Э. Дзержинского. Правда, все эти «аркады, колоннады и башни» слишком дорого обходились государству. «При строительстве санаториев, особенно в южных районах, широкое распространение получил дворцово‑показной стиль, совершенно не свойственный назначению и содержанию санаторных зданий», – объявили ЦК КПСС и Совет министров СССР в 1955 году. В Сочи стоимость строительства санатория могла достигать 200 тысяч рублей на одно новое кой­ко‑место. «Крупные излишества в архитектурном оформлении, отделке и оборудовании здания» санатория «Родина» Минлеспрома в крымском Мисхоре, отмечали советские аудиторы, увеличи­ли смету строительства на 6 млн рублей. К слову, этот санаторий до сих пор благополучно функци­онирует в формате ГУП.

В то же время советской власти показалось, что нерадивых управленцев и строителей в санатор­но‑курортной отрасли стало слишком много. Санатории и дома отдыха «расхватали» мини­стерства, ведомства и предприятия. В Крыму санатории находились в ведении 64 организаций, на Рижском взморье – 49. «Управленческий ап­парат курортно‑санаторных организаций крайне громоздок, – говорилось в постановлении Сов­мина «Об улучшении работы санаториев и домов отдыха» от марта 1956 года. – Распыленность санаториев между многими министерствами и ве­домствами не позволяет провести необходимую специализацию санаториев по видам заболеваний и приводит к неправильному их использованию». Для наведения порядка было решено передать управление ведомственными санаториями мини­стерствам здравоохранения союзных республик.

ПРОФСОЮЗ НЕРУШИМЫЙ

В 1960 году власть над индустрией курортного оз­доровления трудящихся практически полностью перешла в руки профсоюзов: они получили в свое ведение большую часть санаториев, а кроме того, домов отдыха и пансионатов. Тем не менее Госплану СССР предписывалось закладывать в бюджет финансирование расходов по обслужи­ванию этих объектов. Профкомы разного уровня распределяли часть путевок бесплатно, часть – за 30% стоимости.

С конца 60‑х по распоряжению Совмина СССР начала развиваться сеть здравниц для обслу­живания работников промпредприятий – про­филакториев. К 1970 году государственные и кооперативные организации ввели в действие больше 42 тысяч новых коек, а до 1985‑го – еще 215 тысяч. Большая часть санаторных мощностей приходилась на РСФСР. Ведомства, промышлен­ные предприятия, колхозы и совхозы, по согла­сованию с Центральным советом по управлению курортами профсоюзов, участвовали в развитии здравниц в качестве застройщиков, дольщи­ков, за что им тоже выделялись путевки. Всего на строительство, благоустройство и оснащение курортных объектов в 1976–1980 годах было из­расходовано около 1 млрд рублей.

мацеста.jpg

Фото: landmarks.ru

В 70‑е на санатории была возложена новая функция – долечивание. В качестве экспери­мента с 1967 года несколько московских НИИ и кафедр мединститутов получали санаторные места для своих пациентов, перенесших острые заболевания, например, инфаркт миокарда. Условия в здравницах прекрасно подходили для проведения завершающего этапа реабилитации. В итоге в 1978 году больницам за счет средств соцстрахования выделили 15 тысяч путевок для долечивания «инфарктников». Первые 30 таких специализированных коек появились в Санато­рии им. В.П. Чкалова в Самаре. Здравница эта, кстати, работает и сегодня как ОАО и по‑прежне­му занимается кардиореабилитацией. С 1981 года больницы ежегодно получали уже 50 тысяч таких 24‑дневных путевок на санаторное долечивание.

Pertfel.jpg

В конце 80‑х в список показаний к реабилитации вошли «оперативное лечение некоторых заболе­ваний сердца, сосудов и органов пищеварения». В 1988‑1989 годах было предусмотрено 7 тысяч путевок для долечивания больных, перенесших операции по поводу язвенной болезни желудка, двенадцатиперстной кишки и удаления желч­ного пузыря, а начиная с 1990‑го – по 10 тысяч направлений ежегодно.

В 90‑е, по данным сборника «Народное хозяйство за 70 лет», в стране действовали 5 853 санатория, предоставлявших услуги отдыха‑оздоровления, профилактики профзаболеваний и долечивания. После распада СССР почти 2,5 тысячи объектов отошли бывшим союзным республикам, а теперь независимым государствам. России досталось больше половины санаторно‑курортного ком­плекса СССР. Как новая страна распорядилась этим наследством?

Развитие санаторно‑курортного комплекса перестало волновать государство, финанси­рование снизилось. Прямые продажи путевок из‑за обнищания населения оказались невозмож­ны, а опустевшие санатории потенциальным ин­весторам – первым российским капиталистам – были неинтересны. Индустрию, по большому счету, сохранили дальновидные энтузиасты – со­трудники санаториев, решившиеся приватизиро­вать разрушающиеся курортные объекты. На­верное, поэтому сейчас среди санаториев самый распространенный юридический статус – акцио­нерное общество. Часть санаторных предприятий осталась на балансе ведомств и Росимущества, департаментов на местах, часть – перешла к но­вым владельцам промпредприятий как довесок к профильным активам.

Однако основным наследником санаторно‑ку­рортной индустрии оказалась организованная в 1990 году Федерация независимых профсою­зов России (ФНПР), получившая большинство оздоровительных мощностей ВЦСПС. Что это было за имущество, в самой ФНПР не говорят. По данным РБК, федерации тогда досталось 678 объектов, аналитики Института сравнитель­ных исследований трудовых отношений и Уни­верситета Уорика оценили их общую стоимость в 2,9 млрд рублей (в ценах на 1 января 1992 года). Часть санаторно‑курортного комплекса профсо­юзов – предположительно 68% – перешла под контроль региональных профобъединений. Неко­торые объекты, оказавшиеся у ФНПР, были сразу приватизированы. В частные руки тогда попал, например, санаторий «Русь» в Сочи, правда, через 10 лет по решению суда актив вернулся в феде­ральную собственность, на баланс Управделами Президента РФ.

Кризис 1998 года вызвал всплеск спроса на вну­тренний туризм, и спустя какое‑то время сана­торным направлением, особенно в привлека­тельных приморских зонах, стали интересоваться частные инвесторы. Волнением капитала не пре­минули воспользоваться профсоюзы. В начале 2000‑х пансионат «Приморье» в Геленджике был передан московской УК «Гостиничные техно­логии», подконтрольной компании «Финансо­вые системы», которую СМИ считают близкой к руководителю Минпромторга Денису Манту­рову. Профсоюзы продали санаторий «Красная Талка» в том же Геленджике, ряд предприятий в курортной Белокурихе (подробнее – в материа­ле «Кремниевая с доливом»). По разным оценкам, на сегодняшний день ФНПР освобо­дилась чуть ли не от половины своих санатор­ных активов. Сейчас, как свидетельствует сайт туроператора «Профкурорт», в распоряжении ФНПР остались 374 санатория. Тематический запрос Vademecum в ФНПР проигнорировали. Президент Национальной курортной ассоциации Александр Разумов, впрочем, не сомневается, что ФНПР по‑прежнему остается самым крупным игроком санаторного рынка с миллиардными оборотами.

В «нулевые» начали развиваться первые сана­торно‑курортные предприятия, не зависящие от профсоюзов, ведомств и крупных промышлен­ных компаний. В 2005 году построил собствен­ный санаторий Джонсон Хагажеев, за несколь­ко лет до этого покинувший пост гендиректора «Норильского никеля». Генерировать выручку в более чем 1,2 млрд рублей санаторию помогает собственный аквапарк. Чуть позже курортным активом обзавелся предприниматель Игорь Кеса­ев: осенью 2006 года его фонд «Монолит» купил на аукционе Росимущества сочинский Санаторий им. М.В. Фрунзе.

В середине 2000‑х в индустрию пришли ино­странцы, например, компания AFI Development израильского миллиардера Льва Леваева вло­жилась в санаторий Plaza SPA Hotels в Кисло­водске. «До прихода инвесторов здания старых здравниц стояли законсервированные, затем капитально перестраивались, на территории появлялись новые корпуса, переходы, – расска­зывает Марина Азарова, генеральный директор Plaza SPA Hotels. – В декабре 2005 года открылся наш первый санаторий – в Кисловодске, летом 2012 года – второй, в Железноводске». Несмотря на название, утверждает Муртазов, основная деятельность Plaza SPA Hotels – санаторно‑ку­рортное лечение. Кстати, один из корпусов в Кисловодске AFI Development купила у ФНПР, а Plaza SPA в Железноводске не что иное, как принадлежавший ранее профсоюзам Санаторий им. М.И. Калинина.

Финансовый кризис 2008 года несколько затор­мозил инвестиционную активность, но это было затишье перед новой волной приобретений. От профсоюзов и частников старались не отста­вать состоятельные или влиятельные ведомства: в 2010‑м году, например, Управление делами Пре­зидента РФ (УПД) получило от Росимущества Санаторий им. Г.К. Орджоникидзе в Сочи, год спустя этот объект был передан частным инве­сторам, но недавно по решению суда вернулся во владение УДП.

Советское санаторное наследие, доставшееся пром­предприятиям, частично живо и даже процветает, среди наиболее рачительных хозяев – «Сургутне­фтегаз», «Норникель», «Татнефть», НЛМК. Однако в целом оздоровление трудящихся перестало быть приоритетом для владельцев заводов: за последние 25 лет именно сегмент профилакториев истощился более прочих (подробнее – в инфографике «Исто­рия оздоровлений»)

КУРСОВКИ ДЛЯ РАЗБЕГА

«В современной России санаторно-курорт­ная отрасль чрезмерно фрагментирована. Она представлена учреждениями различных форм собственности и ведомственной принадлеж­ности, – рассказывает руководитель центра организации санаторно-курортного дела РНЦ МРиК Павел Тоц. – В каждой отдельно взятой системе сложился свой порядок работы, свои особенности эксплуатации объектов, более того каждая из них выполняет, как правило, свои локальные задачи».

Принадлежность здравницы к какому‑либо ведомству или компании уже мало влияет на ее деятельность в силу активной коммерциализа­ции отрасли. Государство включается в оплату санаторно‑курортного лечения, только если речь идет о реабилитации в санатории (ОМС) или о льготниках – инвалидах, участниках ВОВ и ветеранах боевых действий и еще несколь­ких категориях (соцстрахование). В 2015 году в системе ОМС были задействованы 104 са­наторно‑курортные организации, ответили на запрос Vademecum в ФФОМС. Фонд соцстрахова­ния направил своих подопечных в 470 сана­торно‑курортных учреждений, потратив на это 3,9 млрд рублей, но обеспечить путевками удалось лишь 27,4% льготников, и те, кто ездил в этом году, снова попадут в санаторий лишь через три‑четыре года. На рынке, оцененном Росстатом в 2015 году в 119 млрд рублей, соци­альные бюджеты погоды не делают.

Заработать только с помощью ОМС и соцстра­хования нельзя, говорят игроки санаторной индустрии, так что без коммерческих путевок не обходится никто. «В Сочи все санатории, кроме «Правды» и «Дзержинского», занимаются коммерческой деятельностью, даже ведомствен­ные, все – наши прямые конкуренты», – заявили VM в одной из местных частных профильных компаний. Первый принадлежит Службе внеш­ней разведки, второй – ФСБ, и продавать путев­ки на сторону там не принято. Остальные ведом­ственные санатории реализуют коммерческие путевки, но в разном объеме: в санаториях МВД, например, в свободном обращении 2,5% путевок, в здравницах Минобороны – 20%, на предпри­ятиях УДП – 80% (подробнее – в инфографике «Министерские портфели»).

ванна.jpg

Фото: pravitelstvo.kbr.ru

Санатории профсоюзов от целевых клиентов совсем отказаться не могут, но стараются свести эту нагрузку к минимуму. «У нас есть установлен­ная квота на профсоюзных пациентов, они имеют 20‑процентную скидку – говорит Миляуша Муртазина, начальник отдела качества санато­рия «Бакирово», принадлежащего Федерации профсоюзов Республики Татарстан. – Основной поток пациентов в «Бакирово» все же формируют коммерческие продажи, порядка 30% мощно­стей обслуживает заказы крупных предприятий, таких, например, как АВТОВАЗ и «Лукойл».

Здравницы, входящие в структуры промышлен­ных групп, заработать только на путевках для служащих тоже не могут. «Материнские компа­нии сокращают расходы на содержание своих курортных объектов. Так что помимо оздоровления работников санатории активно стремятся работать со сторонними пациентами», – свидетельствует со­учредитель НП «Национальное общество промыш­ленной медицины» Василий Нисиченко.

Корпорации порой избавляются от санаторных активов, так как им дешевле покупать путевки со­трудникам, замечает специалист Алтайского центра экспертизы и развития Максим Скобов. Например, в 2014‑м «Черномортранснефть» (дочка «Транснеф­ти») продала компании «АрЖен» за 240 млн рублей геленджикский санаторий «Русь». В прошлом году нижнетагильское подразделение «ЕВРАЗ» отдало всего за 60 млн рублей компании «Металлинвест» пансионат с лечением «Аист».

На фоне отказа предприятий от санаторных ак­тивов основными игроками становятся ведом­ства, частные инвесторы и акционерные обще­ства. Среди независимых компаний лидерство по обороту в 2015 году продемонстрировали сети AMAKS Hotels & Resorts и «Курорт Белоку­риха», выручившие 1,9 млрд и 1,5 млрд рублей соответственно (подробнее – в инфографике «Природопользователи» на стр. 26). Правда, опередить доходностью корпоративные санато­рии «РЖД‑Здоровья» им все же не удалось.

«Любой ведомственный санаторий всегда на­ходится в подвешенном состоянии, зависит от финансирования головной компанией. Мы же смотрим только на рынок и на конкурен­тов. Вот сделал что‑то новое сосед – бассейн построил или новый аппарат приобрел, значит, и нам нужны эти новшества, иначе уже в следую­щем году мы потеряем свои позиции», – объяс­няет тактику частников заместитель гендиректора по маркетингу компании «Алтай‑West» Сергей Криворученко.

Санаторная «дочка» ОАО «РЖД» объединя­ет 19 здравниц, совокупная выручка которых в 2015 году составила 3,4 млрд рублей. По данным «РЖД‑Здоровье», только 45% коек заселяется железнодорожниками, членами их семей и пенсионерами, а остальной по­ток дают коммерческие продажи. «Поэтому в последние годы мы предпринимаем много усилий, чтобы сделать наши здравницы кон­курентоспособными. Хорошо себя показывает с точки зрения оборотов модель «санаторий плюс специализированный центр», – говорит Гаджи Абдурахманов, медицинский директор «РЖД‑Здоровье». – В сочинском «Черноморье» у нас есть центр эстетической медицины, в Во­ронежской области – радонолечебница, в под­московном «Буране» – Центр сибирского здо­ровья, специализирующийся на пантолечении, а калининградский «Янтарь», находящийся неподалеку от Федерального сердечно‑сосуди­стого центра, принимает пациентов на кардио­реабилитацию, преимущественно по ОМС».

На Юге России игроки рынка больше ориенти­руются на туристов и работают сезонно, «просе­дая» в зимнее время. Оттого, наверное, на этих территориях заметна ротация собственников (подробнее – в Vademecum #10 (121) от 30 мая 2016 года). Сохранять позиции удается тем санаториям, управленцы которых умело сочетают преиму­щества туристического объекта и медицинские компетенции. Недаром успешные игроки кон­центрируются не столько в южных регионах, сколько в Сибири (подробнее – в рейтинге «Области комфорта»). «Покупая сана­торий, частник может отходить от медицинской составляющей этого объекта в пользу туристи­ческой направленности. Статус санатория при этом является конкурентным преимуществом – санаторно‑курортные услуги не облагаются НДС, в отличие от гостиничных, и в целом люди относятся к санаториям по‑особенному, потому что надеются не только отдохнуть, но и оздоро­виться», – констатирует директор профильного департамента ГК «Медси» Елена Гусакова.

Polzovateli.jpg

Отдельный специфический сегмент в отрасли – санаторий как часть медицинского холдинга – пока развивается фрагментарно: свои санатории в Подмосковье и Крыму есть у ГК «Медси», собственным санаторием располагает омская мно­гопрофильная клиника «Евромед», санаторием и одновременно клиникой является санкт‑петер­бургская «Черная речка». Эти структуры зани­маются и реабилитацией, в том числе по ОМС: «Евромед» выполняет госзаказ по онкологическим пациентам, «Черная речка» работает в кардио­логии, а подмосковный санаторий «Отрадное» ГК «Медси» работает сразу по нескольким направ­лениям – нейро- и кардиореабилитация, восста­новление при заболеваниях опорно‑двигательного аппарата и после травм. «Не могу сказать, что ра­бота по ОМС нам очень выгодна, если взять струк­туру коек, то под эти цели мы отдаем не более 20% фонда. Зато за счет ОМС нам удается «догрузить» наши мощности. Основной поток составляют, конечно, коммерческие пациенты из разных реги­онов страны», – поясняет Гусакова.

Санаторий в составе сети клиник позволяет обе­спечить преемственность – между стационаром и санаторием, лечащим врачом и реабилитологом, которой справедливо гордилось советское здра­воохранение. С появлением большого количества игроков и отказом от идеи «ремонтной мастерской здоровья трудящихся» эта горизонтальная связь нарушилась. Подобное взаимодействие сегодня большая редкость. По словам бывшего сотрудни­ка военного санатория, пожелавшего сохранить анонимность, еще недавно в Минобороны были санаторно-отборочные комиссии, они изучали истории болезни военнослужащих и подбирали для каждого курорт: «Сейчас такого нет. Какая-то преемственность в оказании медпомощи сохрани­лась в УДП, но она ориентирована на очень узкий ведомственный контингент».

омс, санаторно-курортное лечение, санаторий
Источник Vademecum № 15-16, 2016
Поделиться в соц.сетях
У 3,5 тысяч детей в России ежегодно диагностируют рак
Сегодня, 9:00
Санитара курганского наркодиспансера приговорили к 7 годам за смерть пациента
Сегодня, 8:06
Новосибирская область в 2016 году потратила на ЭКО 58 млн рублей
Сегодня, 7:03
Трамп отменил реформу системы здравоохранения в США
21 Января 2017, 17:01
Новосибирская область в 2016 году потратила на ЭКО 58 млн рублей
Сегодня, 7:03
Детский санаторий Минобороны назван в честь Елизаветы Глинки

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение от 16 января о присвоении Евпаторийскому военному детскому клиническому санаторию имени председателя фонда «Справедливая помощь» Елизаветы Глинки, больше известной как Доктор Лиза.

18 Января 2017, 7:00
Белорусский бизнесмен вложит 600 млн рублей в клинику в Карелии

Основатель сети клиник «Новое зрение» белорусский предприниматель Олег Ковригин приобрел здание в Петрозаводске. В нем он планирует организовать офтальмологическую клинику. Общий объем инвестиций в проект превысит 600 млн рублей.


17 Января 2017, 17:56
560
Инвестиции: шесть ошибок при взаимодействии с государством в медицине
Финансовый консультант – о том, что мешает государственно-частному партнерству в здравоохранении
1151
Минтруд намерен заставить безработных платить взносы в фонд ОМС
Региональные бюджеты за каждого неработающего россиянина ежегодно платят по 10 тысяч рублей взносов в Фонд обязательного медицинского страхования. Планируется, что в 2017 году Министерство труда разработает схему, при которой жители страны, трудоустроенные неофициально (в теневом секторе экономики) будут сами за себя платить взносы в Пенсионный фонд и фонд ОМС, сообщил в интервью «Российской газете» министр труда и социальной защиты России Максим Топилин.
17 Января 2017, 11:57
Трамп пообещал обеспечить медстраховкой всех американцев
Избранный президент США Дональд Трамп пообещал обеспечить всех жителей страны медицинскими страховыми полисами. По словам Трампа, такую меру предусматривает программа страхования, которая сменит введенную его предшественником – президентом США Бараком Обамой – реформу здравоохранения (Affordable Care Act – закон о доступной медицинской помощи, или Obamacare).
16 Января 2017, 12:11
181
Топилин предложил Минздраву заняться реформой ОМС
Минздрав РФ, предложивший увеличить рабочий день курильщиков на время, потраченное на перекуры, должен заниматься реформой системы обязательного медицинского страхования (ОМС), а не трудового законодательства, заявил министр труда и социальной защиты Максим Топилин.
12 Января 2017, 14:01
В Дагестане мошенники присвоили 70 млн рублей средств ТФОМС
11 Января 2017, 8:50
«Согласие» ушло с рынка ОМС

Страховая компания «Согласие», принадлежащая миллиардеру Михаилу Прохорову, объявила о своем уходе с рынка обязательного медицинского страхования (ОМС). С 1 января 2017 года в течение двух месяцев функции страховщика для граждан, имеющих полисы ОМС-подразделения страховщика ЗАО «СК «Согласие-М» в Москве и Самарской области, будут выполнять Московский городской фонд ОМС и ТФОМС Самарской области.

10 Января 2017, 15:25
Магаданская область привлечет инвестора для восстановления санатория «Талая»
9 Января 2017, 12:15
Управделами президента заработало на продаже путевок в санатории

Решение Управления делами президента (УДП) РФ пустить в продажу 60% путевок в ведомственные здравницы Крыма позволило повысить их доходы. Дополнительно заработанные в 2016 году средства  планируется направить на модернизацию санаториев – закупку оборудования и обучение персонала. 

 

30 Декабря 2016, 15:22
Алкоголиков и курильщиков могут обязать платить за лечение
29 Декабря 2016, 17:42
За повторный вызов «скорой» врачей могут лишить выплат
29 Декабря 2016, 17:01
Главврача смоленского онкодиспансера уволили за долги
Однако это не решает проблему недофинансирования регионального здравоохранения
2595
Яндекс.Метрика